Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Теория Власти об отношениях Маркса и Энгельса

Несколько цитат из работы доктора политических наук, профессора Владимира Мартыненко МАРКСИЗМ на службе ИМПЕРИАЛИЗМА.

Цитирую:

[Осторожно, много букв.]

Встреча Маркса и Энгельса состоялась в августе 1844 года. О ней известно только то, что после нескольких аперитивов в «Кафе-де-ля-Режанс»8, излюбленном месте Вольтера и Дидро, Энгельс был приглашен для продолжения разговора в гости к Марксу. Этот разговор затянулся на десять дней и ночей и был отмечен несчётным количеством выпитого красного вина. Завершился он тем, что они поклялись друг другу в вечной дружбе. И хотя, как правило, клятвы в вечной любви и дружбе, высказанные на пьяную голову, долго не живут, близкие отношения Макса с Энгельсом сохранились до конца его жизни. Лишь однажды, в начале 1863 г., их отношения оказались на грани разрыва. Тогда умерла возлюбленная Энгельса Мэри Бернс, а Маркс не только не приехал на похороны, но счел для себя возможным выразить свои «соболезнования» в письме следующим образом: «… Не лучше было бы, чтобы вместо Мэри умерла моя мать, которая в любом случае жертва различных физических недугов и уже достаточно пожила на этом свете?». Основную же часть его «письма с соболезнованиями» составляло перечисление своих материальных проблем по оплате различных долгов и нескрываемое желание скорее получить от Энгельса очередную порцию денег.9 Даже у Энгельса подобное отношение «друга» вызвало резко негативную реакцию и желание порвать с ним.10 Возможно, если бы их отношения с Марксом действительно строились только на дружеских началах, это свое желание он бы реализовал. Маркс, правда, почувствовав это, попытался позже извиниться и оправдаться перед Энгельсом.11
Однако, как бы то ни было, достаточно странным представляется тот факт, что ни Маркс, ни Энгельс так никогда ничего не написали об их легендарной встрече и их разговоре в Париже в августе 1844 года. Единственное, о чем сообщил Энгельс сорок лет спустя, так это то, что во время нее обнаружилась «полная общность взглядов на все теоретические проблемы», после чего и началась их «совместная работа» с Марксом. Это краткое резюме не позволяет понять, ни почему эту остановку Энгельса в Париже можно с полным основанием назвать десятью днями, которые потрясли мир, ни почему и чем Энгельса привлек к себе именно Маркс.

Энгельс родился 28 ноября 1820 года в набожной и трудолюбивой немецкой семье. Его предки жили в Вуппертале (два старинных города — Бармен и Элберфельд — впоследствии слились и образовали один город — Вупперталь, Рейнская провинция Пруссии) и более 200 лет зарабатывали на жизнь сельским хозяйством. Но затем занялись более доходным бизнесом — торговлей текстилем. Известно, что отец Энгельса, тоже Фридрих Энгельс, расширил данную деятельность, построив в 1837 году в партнерстве с двумя братьями Эрмен сначала текстильную фабрику в Англии, в Манчестере (1837), и только четыре года спустя (в 1841) — в Германии (в Бармене и Энгельскирхене). В год открытия текстильной фабрики в Манчестере юный Энгельс оканчивает школу (в свидетельстве об окончании которой отмечено, что он «полагает, что имеет намерение заняться бизнесом в качестве карьеры»). В 1838 г. он начал обучение бизнесом в Бремене, где отец подыскал ему место клерка без жалованья в торгово-экспортной компании. Однако биографы Энгельса полагают, что бизнес его никогда не интересовал, хотя он всегда умел скрывать свои истинные занятия и убеждения, включая раннее увлечение идеями либерализма и свою подверженность «демократической лихорадке», от родителей. Отмечается, что они даже не догадывались о том, что их сын, работая клерком, сочинял хоралы, пробовал себя в поэзии, затем в политической прозе, не говоря уже об его пристрастии к пиву. Возможно, это и правда, но ряд имеющихся фактов позволяют предположить, что его родители имели достаточно полное представление о том, чем на самом деле занимается их сын. Дело, в частности, в том, что отец Энгельса, скоре всего, был также связан с британскими спецслужбами. В противном случае маловероятно, что ему, простому немецкому торговцу, позволили бы открыть хлопчатобумажную фабрику в Манчестере. Ведь в то время хлопок был самым важным и прибыльным (после опиума) товаром для Англии, на котором расцветала британская торговля и «Британская ост-индская компания», а текстильная промышленность находилась под контролем самых богатых людей, принадлежавших к высшему обществу Лондона (в том числе — лорда Пальмерстона). Очень может быть, что именно под контролем группы лорда Пальмерстона в конечном итоге оказались оба (сын и отец) Фридриха Энгельса. Косвенным образом об этом свидетельствует и тот факт, что Энгельс, проработав два года (1842-1844 гг.) в фирме своего отца в Англии, внезапно оставил работу, но при этом не разорвал с отцом хороших отношений, а примерно через шесть лет (в конце 1850 г.) — вновь возвращается на старое место, что, как ни странно, также не вызвало никаких возражений уже со стороны партнеров Энгельса. Не решенным, однако, остается вопрос о том, почему молодой Энгельс внезапно покидает Манчестер, где к тому времени у него, кстати, появилась любовница (Мэри Бернс, к которой он, как покажет время, действительно, был сильно привязан). Ответ на этот вопрос может быть связан с известными фактами его жизни в Манчестере: он хорошо проявил себя и на хлопковой бирже, и в изучении жизни пролетарского Ланкашира, и в общении с представителями различных политических и экономических течений (чартистами, социалистами-оуэнистами и др.). Скорее всего, именно тогда он и был замечен британскими спецслужбами и политическими кругами (причем близкого Энгельсу либерального направления), с которыми он мог достигнуть взаимовыгодного соглашения. Например, о том, что британские власти будут поддерживать любые революционные начинания и порывы Энгельса, но только на континенте, а не в Англии. Возможно, они согласовали и все вопросы с отцом Энгельса6 и его партнерами, так что внезапный уход и не менее внезапное возвращение Энгельса в бизнес ни у кого не вызвало не нужных вопросов. Забегая вперед, отметим также, что в своё время Энгельс будет снабжать Маркса информацией о конфиденциальных сторонах хлопковой торговли, экспертными обзорами ситуаций на международных рынках и т.п., которые, вряд ли, могли быть доступными простому менеджеру текстильной фабрики. Очень может быть, что британские власти (на основе данных своей резидентуры в Европе) могли специально обратить особое внимание Энгельса и на молодого К. Маркса. Если предположить, что Энгельс получил от британских властей специальное задание для развития революционной деятельности в Германии и других странах континентальной Европы, то становится более понятным тот факт, что, уезжая из Англии в Германию, он предварительно наведывается в Париж к Марксу, с которым до этого едва был знаком. 7

Исследуя труды классиков марксизма, а также работы различных экономистов, социологов и политиков прошлого и современности, мы сначала не обратили особого внимания на одно утверждение американского экономиста и общественного деятеля Линдона Ларуша, младшего.3 Он, в частности, написал о том, что Ф. Энгельс принадлежал к команде могущественного представителя британской олигархии, лидера партии вигов (в последующем преобразованной в либеральную партию), «трех кратного» министра иностранных дел, «двух кратного» премьер-министра Великобритании, лорда Пальмерстона4 и выполнял функции одного из кураторов К. Маркса. Это утверждение первоначально показалось нам слишком надуманным. Как известно, большинство исследователей оценивают Энгельса как друга и соратника Маркса, хотя и отмечают, что отношения Маркса и Энгельса были непохожи на отношения Маркса со всеми остальными его друзьями (отношения учителя и учеников, с одной стороны, и отношения бывших единомышленников, ставших врагами — с другой). Не слишком большое значение мы придавали и тому факту, что после революции 1848-49 годов среди ведущих европейских стран только Англия согласилась предоставить Марксу, как и большинству других революционеров, политическое убежище. Несколько большее недоумение вызывал, конечно, тот факт, что, хотя К. Маркс более тридцати лет (с 1849 г. и до своей смерти в 1883 г.) жил в Лондоне, где и написал свой «Капитал» (1867), его первое издание на английском языке состоялось только после смерти Маркса, в конце 1886 года: через 20 лет после появления «Капитала» в Германии. К этому времени «Капитал» уже 15 лет существовал также в изданиях на французском и русском языках. Отметим и тот факт, что в предисловии к английскому изданию Ф. Энгельс написал, что теория Маркса «представляет собой результат длившегося всю его жизнь изучения экономической истории и положения Англии, … это изучение привело к выводу, что, по крайней мере в Европе, Англия является единственной страной, где неизбежная социальная революция может быть осуществлена всецело мирными и легальными средствами». Между тем из текста «Капитала» этот вывод не вытекает. Большее удивление вызвал тот факт, что и произведение Ф. Энгельса «Положение рабочего класса в Англии», написанное им во время его первого пребывания в этой стране (1842-44), было опубликовано впервые в Германии на немецком языке. Первое же его издание на английском языке состоялось только спустя 50 лет, то есть, когда те, о чьем положении писал Энгельс, отошли в мир иной. Более того, при жизни Маркса ни одно из его «классических» произведений (впрочем, как и работ Энгельса) не было опубликовано в Англии. За два года до смерти Маркса английский экономист Дж. Рай (1845-1915) в статье, опубликованной в «Contemporary Review» («Современном обозрении») заметил: «Удивительное, но весьма значимое обстоятельство заключается в том, что Карл Маркс меньшего всего был известен в стране, где жил и работал последние 30 лет. Его слово облетело весь мир и вызвало в определённых местах такие отголоски, которые правительства не могут ни допустить, чтобы они продолжали звучать, ни заглушить их; но здесь, где оно было произнесено, его голос был едва слышен».5

Эти факты, а также дальнейшее изучение работ, жизни и деятельности Маркса и Энгельса заставили нас более внимательно отнестись к заявлению Л. Ларуша. В этой связи хотелось бы также обратить внимание читателей на относительно недавно изданную в Лондоне монографию британского публициста Фрэнсиса Уина, посвященную исследованию жизни и деятельности К. Маркса (см.: Wheen Fr. Karl Marx: a life. — L.: Fourth Estate, 1999. — 431 p.). В 2003 году она была опубликована (с незначительными сокращениями) на русском языке (см.: Уин Ф. Карл Маркс. / Пер. с англ. — М.: «Издательство АСТ», 2003. — 428 с.). Особо подчеркнем, что в этой монографии автором не только не поднимается вопрос о возможной заинтересованности в деятельности К. Маркса британских властей, наоборот, Ф. Уина можно, скорее, обвинить в явной и некритичной апологетике марксизма. Однако достаточно добросовестно собранные им материалы заставляют о многом задуматься. Опираясь на указанные материалы, а также другие источники (включая работы и письма К. Маркса и Ф. Энгельса), мы и хотели бы предложить читателям собственную версию развития событий. При этом за читателями мы оставляем и окончательный ответ на вопрос: не проглядывают ли за созданием и распространением «марксистского учения» уши так порицаемого истинными марксистами-ленинцами британского империализма?

Конец цитаты

Если всё это так, то получается "картина маслом":
Фридрих Энгельс входит во властную группировку лорда Пальмерстона, а Карл Маркс работает на Энгельса - вероятнее всего, не как вассал, а просто как специалист по объегориванию идеологии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments