Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Теория Власти как основа теории Коалиций

Текст написан в соавторстве с arcessio

Напомню основные положения "Теории Власти" Хазина и Щеглова, выделяющей в качестве основного субъекта политики "властные группировки" - особого рода неформальные организации, спонтанно возникающие внутри всякой организации и всякого социума, берущие их под контроль и сражающиеся между собой за этот контроль. Строго говоря, неверно называть властную группировку "организацией", поскольку её члены могут даже не быть знакомы между собой. "Властная группировка", подобно шпионской сети, состоит от отдельных пар, члены которых условно именуются в теории "вассал" и "сюзерен". "Властные группировки" никто не выстраивает, они возникают сами собой, "от сырости". "Сюзерен" в глазах своего "вассала" - это человек, имеющий огромные возможности. "Вассал" всячески доказывает "сюзерену" свою личную преданность, чтобы пользоваться покровительством "сюзерена", потому что это покровительство дает ему возможность, в свою очередь, стать обладателем таких же колоссальных возможностей. Пользуясь связью со своим "сюзереном", "вассал" со временем и сам становится "сюзереном" для своего собственного "вассала", нового члена "властной группировки" - и это опять-таки расширяет его возможности. При этом "вассал моего вассала - не мой вассал" - даже более того, вассал вассала может даже не знать о существовании сюзерена у своего сюзерена.

Таким образом, со временем властная группировка разрастается в мощную социальную сеть. Очень важно, что эту сеть никто не организовывает, она возникает сама по себе, как "нарост" на неформальных отношениях людей. Согласно теории власти, именно и только "властные группировки" движут политикой, организуют и поддерживают все остальные формы социальной организации. Властная группировка как целое слепа и неразумна, поскольку она создана не разумом человеческим, а всего лишь страстями - жаждой власти, преданности и повиновения. Однако она обладает способностью действовать как единое целое, как кулак, сокрушающий любого противника - кроме разве лишь другой, более сильной и разветвленной властной группировки. Вассал и сюзерен равно заинтересованы в усилении сюзерена, в расширении его возможностей, потому что усиление сюзерена означает и усиление самого вассала. И вот что важно понимать.

Вассал не может "занять место" своего сюзерена внутри властной группировки, потому что это "место" - абстракция, существующая лишь в уме исследователя. "Место" во властной группировке - это личные отношения доверия и преданности. Можно убить короля и занять его трон - но невозможно подобным образом завоевать ни преданность бывших вассалов убитого сюзерена, ни тем более доверие его собственного сюзерена. "Место" во властной группировке уникально, оно не передается по наследству и не может быть "захвачено" силой. Оно вырастает, органически формируется из неформальных человеческих отношений, из "связей", и на это уходят годы. Властная группировка идет наверх, к власти, как единое целое. Невозможно "сделать карьеру" внутри группировки, занять в ней более высокое положение. Зато можно сделать отличную карьеру при помощи своей властной группировки, занимая все более и более высокое положение в обществе или организации, которыми данная властная группировка овладевает, продвигая своих людей на высокие посты.

Эта стройная теория возникла буквально на наших глазах, и она кажется почти безупречным основанием для основательных и убедительных рассуждений, она задает некую логику, позволяющую более строго и точно рассуждать о человеческой истории. Вместо смутных и аморфных "классов" марксизма мы наконец имеем дело с чем-то конкретным, весомым и ощутимым. Класс сам по себе ничто - такое же ничто, как и любая другая неорганизованная масса или толпа людей. Масса обретает политическую силу только в том случае, если ей придает импульс некая организация. Но любая организация и любое общество - лишь питательный планктон для обитающих внутри них властных группировок. В теории Власти властная группировка кратко именуется Власть. И Власть может противостать лишь другая Власть. Вот борьба Властей между собой и составляет реальное содержание политической истории, конкретную физику исторического процесса.

В теории Власти имеется, однако, важный пробел, слабое место. Это вопрос о верховном сюзерене. Если всякая властная группировка есть некая неформальная "пирамида", состоящая из отдельных пар вассал/сюзерен, то на вершине этой пирамиды не может находиться одиночка, не имеющий своего собственного сюзерена. Глава властной группировки - это суверен. В теории Власти его условно именуют "королем". Король - это суверен, не имеющий сюзерена. Но если он не имеет сюзерена, то что он может предложить своим вассалам?! Что он имеет такого, чего его вассалы не имели бы и без него? Получается, что суверен - это слабое место как любой властной группировки, так и теории Власти в целом. Всё, что он имеет - это его собственные вассалы, и он не может дать каждому из них ничего такого, чего они не могли бы иметь, просто договорившись между собой о совместных действиях. Вассалы "короля" условно именуются "герцогами". Из теории Власти вытекает, что единственная опора "короля" - это конкурентная вражда "герцогов" между собой, их борьба за доверие короля. Они не могут договориться без его посредничества, потому что они друг другу не доверяют. Но для чего герцогам так уж нужно доверие короля, если король ничего не может дать им кроме них же самих? Здесь в логике теории Власти возникает порочный круг, логическая проблема, и она требует разрешения.

Мы обнаруживаем разрешение этого парадокса в так называемой математической Конфликтологии - теории, появившейся практически одновременно с теорией Власти, но пока не нашедшей путей к публикации на бумаге. Конфликт - это состояние или процесс, предполагающий наличие двух противостоящих друг другу сторон. Математическая конфликтология занимается исследованием многосторонних конфликтов, распадающихся на множество конфликтующих пар. Если в теории Власти главный элемент, "атом" Власти - это пара вассал/сюзерен, то в Конфликтологии это пара противостоящих друг другу сил. С точки зрения математики неважно, будут ли это отдельные люди или целые государства. Важно, что сама логика конфликта подталкивает попарно враждующие силы, если их более двух, к заключению между собой союза, направленного против общего противника. Логика многостороннего конфликта такова, что общая вражда вынуждает к дружбе, подталкивает к союзу против общего противника. Таком образом возникают "коалиции" - временные объединения враждующих сторон для борьбы с общим противником.

Теперь объединим идею теории Власти с выводами математической Конфликтологии. Предположим, что на вершинах власти всегда пребывает не один "король", а несколько "королей", образовавших "коалицию", то есть заключивших между собой союз для борьбы с другой коалицией. Каждому из этих "королей" есть что предъявить своим вассалам! Это признание и поддержка со стороны других "королей" - участников той же коалиции. Таким образом разрешается загадка верховной Власти. Оказывается, не один-единственный "король"-одиночка, но всегда союз "королей" - вот устойчивая социальная структура власти. И реальная власть всегда представляет собой не одиночную властную группировку (атом), но коалицию нескольких властных группировок, на вершине которых находятся "короли" - суверенные в отношении друг друга в смысле вассалитета, но не суверенные в том смысле, что положение каждого из них внутри своей собственной властной группировки в известной мере зависит от его признания со стороны других членов "коалиции". Если "король" теряет признание других королей, если он оказывается несостоятельным как член своей коалиции, то он вместе с тем утрачивает и свое значение "короля" в глазах своих вассалов.

Что будет с ним в таком случае? Два варианта.

Либо один из "герцогов" вступит в коалицию с соседними "королями" и таким образом сам сделается "королем". Тут надо на всякий случай подчеркнуть, что мы говорим сейчас не о престоле и короне и не о президентском кресле, а о реальной власти - то есть, "королем" называем "серого кардинала", а не персону, формально занимающую трон согласно местной традиции престолонаследия. Надеюсь, читатель хорошо понимает этот важный нюанс. То есть, речь современно не обязательно идет о "госперевороте", отравленной чаше, отрубленных головах и прочем в этом духе. Речь идет о тихой смене ролей. Вчерашний "герцог" может стать реальным "королем" тихо, без всяких ужасов из "игры престолов".

Либо - если никому из "герцогов" не удается добиться признания со стороны соседних "королей" - "король" по факту просто перестает быть королем, а "герцоги" - "герцогами". Тогда властная группировка разваливается и превращается в коалицию, внутри которой нет явно выраженного лидера, но участников объединяет лишь наличие общего противника в лице непримиримых соседей. На место одной властной группировки появляется несколько, каждую из которых возглавляет один из прежних "герцогов".

В том и в другом случае финальное устойчивое состояние верховной власти - это не монархия, а коалиция. В этом и заключается основной тезис новой теории, предлагаемой уважаемому читателю - теории Политических Союзов. И суть этой теории в том, что устойчивая верховная власть - это всегда союз равных или почти равных.

Важно подчеркнуть, что мы не спорим с теорией Власти, согласно которой всякая властная группировка устроена монархически. Мы лишь настоиваем на том, что верховная власть - это не отдельно взятый "король", но союз "королей". И этот союз всегда направлен против другого такого же союза. Такая структура верховной власти вытекает из теории Власти, выводится из неё, а вовсе не является некоей альтернативной теорией. Мы лишь продолжаем развивать теорию Власти, а не отталкиваемся от неё.

См. развитие этой идеи в статье arcessio
Теория политических союзов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments