Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Category:

Начало конца

Эта заметка относится к циклу "История русской революции"
Оглавление цикла:
История русской (антирусской) революции в двух словах.
История Русской революции в свете теории Власти
Реальная история Февральского переворота
От Февраля к Октябрю 1917 года
Начало конца
Пожалуй, немцы (1)
Пожалуй, немцы (2)
Вскрыть Вену Октябрьской революции
Попытка осмыслить 1917-й в общем контексте русский и всемирной истории

В этой заметке я фиксирую критический момент, точку невозврата, после которой русская революция перестала быть фарсом и превратилась в настоящую трагедию.

В предыдущих заметках этого цикла я говорил о том, как обычный дворцовый переворот, устроенный в Феврале 1917 года кое-кем из Романовых с целью изменений порядка престолонаследия, мало-помалу перерос в революцию, которая грозила превратить Российскую Империю в Республику. Причиной такого неожиданного и, конечно, нежелательного для Фамилии изменения стало влияние Франции, которая была заинтересована в ослаблении позиции Романовых на мирных переговорах после завершения Первой мировой войны. Франция была заинтересована в максимально возможном ослаблении или даже расчленении Германии, а для России было выгодно Германию сохранить, а то и усилить за счёт Австро-Венгрии.

И, конечно, Франция была всячески заинтересована в том, чтобы как можно эффективнее использовать Февральский перворот в своих интересах. Я даже думаю, что этот переворот с самого начала был согласован с французами, а то и вовсе был спланирован ими. Это предположение не должно казаться невероятным, и вот почему.

Дело в том, что к 1917 году Россия была насквозь пронизана французской агентурой. Достаточно сказать, что регулярное русского масонство того времени имело именно французское происхождение и подчинялось Великому Востоку Франции. А сближение Франции с Россией произошло вследствие брака Александра III и датской принцессы Дагмар, известной в истории русской революции как вдовствующая Императрица Мария Феодровна. (См. о ней в заметке Реальная история Февральского переворота.) Казалось бы, какая связь между Данией и Францией? А самая прямая!

Дело в том, что Дания и Франция обе страшно пострадали от стремительно усилившейся Германии во второй половине XIX века. И союз между этими государствами против общего набирающего силу врага был глубоким и искренним. Женившись на принцессе Дагмар, Александр III женился не только на Дании, он отчасти и на Франции. И для истории России это имело, как мы теперь понимаем, самые печальные, роковые последствия.

Началось  все тихо и мирно: В 1890-е годы, на волне французско-русского союза, Александр III и Мария Фёдоровна собирались просватать Елену Орлеанскую своему сыну цесаревичу Николаю (1892 г.), однако будущий Николай II был твёрд в намерении жениться на Алисе Гессенской, и планы эти не получили серьёзного развития.
[Справка по Елене Орлеанской]
Елена Орлеанская - дочь наследника французского престола, внучка Луи Филиппа, старшего сына Луи-Филиппа I, короля Франции (1830 — 1848)...Во время своих путешествий Елена, по воспоминаниям её сестры, каждое новолуние практиковала оккультные пассы перед египетской агатовой статуэткой кошки....
Сам Луи-Филипп I - сын того самого Филиппа Эгалите, который по-видимому и устроил Французскую революцию. Филипп Эгалите - в 1771 году стал великим мастером масонской ложи Великий восток Франции. Во время Великой французской революции примкнул к революционерам, отказался от титула, стал «гражданином» и принял фамилию Эгалите (равенство). В Конвенте голосовал за казнь своего родственника Людовика XVI. Но в 1793 году "гражданин Эгалите" погиб сам: во время Революционных войн его сын Луи-Филипп оказался замешанным в заговор генерала Дюмурье и изменил революции, покинув страну, что привело к аресту, осуждению и казни Эгалите-отца. Перед гильотиной Филипп потребовал две бутылки шампанского и взошёл на эшафот с совершенным бесстрашием. Когда палач Сансон собирался снять с него сапоги, Филипп сказал: «Оставьте; они лучше снимутся после, а теперь поспешим». Ненавидевшие его роялисты отметили: «Жил как собака, а умер, как подобает потомку Генриха IV».


Между прочим, эти последствия ещё в 1887 году предвидел Николай Лесков, который так оценивал сближение России с Францией ("На смерть Каткова")

Катков ... стал работать на многоплодной для себя стезе франко-русского союза. Но и тут шоры личных пристрастий скрыли от него опасность общения неограниченного монарха с самым открытым и победным воплощением республиканской власти. Но «скрытое великим уявися малым», и этим еще летом один пастор в беседе с нами сравнил русского царя, заключающего союз с французским президентом, с семейной дамой, отдающей свою дочь в пансион содержательницы непотребного дома. Похвалы, расточаемые сего случая ради катковскими курантами по адресу весьма щедрой на оплату таковых республиканской власти, — это, конечно, очень сильный удар по зданию монархии, внушающий мысль, что, стало быть, республика вовсе не столь гнусное зло, коль скоро по нужде и русский царь принимает от нее руку помощи. Герцен и Миртов со своими женевскими подголосками сделали, пожалуй, меньше для примирения русской мысли с приемлемостью республиканского строя, чем столь искренне оплаканный государем Катков. Союз этот, подрубая внутри страны с корнем дерево ее исконного уклада, подводит нас под неисчислимые беды европейской войны, на которую, конечно, вынуждены будут пойти наши соседи немцы, коль скоро мы так тесно связались с их врагом, и сами французы, которые только потому и берут себе на повод казацкого медведя, что ждут его помощи в час того реванша, без мечты о котором ни один француз и не ляжет и не встанет.

За 27 лет до начала Первой мировой и за 30 лет до Революции мудрый Лесков ясно провидел и то, и другое. Это не может не поражать, конечно.

Благодаря Галковскому мы осознали связь между красными и Англией. Но на сегодня это уже всего лишь самый очевидный, лежащий на поверхности смысловой слой. Пришло время осознать следующий, более глубокий:
Если красные - это Англия, то белые - это Франция.
Причем, формула "красные - это Англия" является очень грубой и приближенной. Она вполне верна лишь начиная с 37-го года, до того красные были намного сложнее и многосоставнее. А вот что белые - это Франция, это почти совсем точное утверждение. Картину немного осложняет Улыбка Колчака, но это вторичное явление. У англичан не было в России своей агентуры и они сколотили свое собственное "белое движение" на скорую руку. А вот французы для Белых - это "наше все".

Неслучайно в Белом движении почти не было монархистов. Неслучайно там преобладали республиканцы и масоны - то есть, люди, ориентирующиеся на Францию. Ещё при жизни Александра III в России начала закладываться основа Белого движения:

  • 1891 год — оформлено соглашение между Российской империей и Французской республикой о создании Франко-русского союза.

  • 1892 год — подписание секретной военной конвенции между Россией и Францией.

  • 1893 год — заключение оборонительного союза России с Францией.

Заключив эти судьбоносные для дальнейшей судьбы России соглашения, Александр III заболел и умер (1894). И хотя я не имею никаких подтверждающих фактов, у меня постоянно возникает ощущение, что умер он как раз потому, что уже сделал все, что от него требовалось.

Николай II унаследовал Россию, уже насквозь пронизанную французской агентурой. Россию, господствующую властную группировку в которой возглавляла его овдовевшая мать - Мария Федоровна (Дагмар), теснейшим образом связанная с антигерманским крылом европейской аристократии.

Между тем, спустя всего три недели после смерти Александра III (20 октября), 14 ноября 1894 года Николай Александрович сочетался браком со своей возлюбленной Александрой, принцессой из Германии. Очевидно, при жизни Александра III заключить этот брак у Николая просто не было возможности. С этого момента Вдовствующая Императрица и всё будущее "белое движение" становится в оппозицию к Императору и начинает систематически разрушать русскую систему Управления, подрывая авторитет Царя и сам принцип Самодержавия повсеместно, даже внутри Православной Церкви.

Самодержавная власть Императора Всероссийского была огромной, и чтобы лишить его престола безумцам понадобилось долгих двадцать лет. Все это время Николай II употребил на стремительное развитие России по европейскому пути, и достиг в этом направлении огромного прогресса. Чтобы успешно противостоять Николаю II, чтобы перепилить толстенный сук, на котором они сидели, безумцам из Дома Романовых необходима была мощная точка опоры вне страны, каковой и выступила Франция. Именно Франция (прежде всего, французское масонство) и подготовила Россию к революции. Франция - это начало, детская колыбель, идеология, политическая крыша и финальное место эмиграции Белого движения, где большинство из них умерли и были похоронены. И люди, по-настоящему влюбленные в Белых, не могут не любить Францию. (Например, Елена Чудинова.)

При нормальном развитии событий, если бы Дом Романовых действовал исходя из своих внутренних интересов, русскому Императору следовало постепенно уйти в тень, оставив на сцене политических шоуменов, которые бы потешали русскую публику, как поступили в XVIII веке английские короли. Монарх в этом случае сохранял авторитет в глазах народа и выступал гарантом единства государства и стабильности политической системы, оставляя за собой право брать штурвал в свои руки в критических ситуациях. Пример Британии был перед глазами, выгода этого изменения была ясной и несомненной. Но Франция мало-помалу навязывала России свой идеал - идеал республики, в которой реальная Власть вообще прячется за кулисами. На сцене при этом творится бесконечный демократический беспредел, утомительный цирк с клоунами, сумасшедший дом без докторов. Францию эта система весьма ослабляет, и французская Власть глубоко заинтересована в том, чтобы навязать её по возможности всем остальным государствам - просто чтобы всем было одинаково плохо, и никто не имел преимущества.

Вот почему в решающий момент, в конце февраля и начале марта 1917 года, власть неожиданно начала уплывать из рук Романовых всё дальше и дальше. Французы с удовольствием помогли Романовым сломать свою собственную монархическую систему Управления, и не собирались останавливаться на достигнутом. Единственное, что их останавливало - это собственно Мировая Война, в которой Россия всё ещё нужна была в роли союзника, связывающего силы немцев на Восточном фронте. Профранцузское Временное правительство таки собиралось довести войну до победного конца. И довело бы, и ничего особенно страшного с русскими бы не случилось. В конце концов, можно ведь жить и в республике - вот ведь французы живут и почти не жалуются. Но здесь случилось нечто ужасное.

Я не только считаю, что устранение Николая II от власти само по себе ещё не было катастрофой, но даже республиканские планы русского/французского масонства 1917 года мне не кажутся фатальной глупостью. Российская империя могла бы стать и республикой - подобно тому как республикой является Французская Империя. Да в конце концов, Римская Империя до Цезаря была именно республикой (а формально оставалась республикой ещё триста лет после Цезаря). Республика - это не обязательно конец Империи. Катастрофой для нас стал приход к власти Керенского, бурная деятельность которого может казаться хаотичной, но послужила де-факто большевикам, подготовив почву для Октябрьского переворота.
И именно возвышение Керенского было настоящим началом конца российской Империи.

Чтобы понять логику русской катастрофы, надо начинать с Керенского.

И здесь нам может оказать большую услугу биография одного человека. Человек, который был личным секретарем у Керенского. Прелюбопытнейшая биография!

Давид Вольфович Соскис родился в 1866 году в Бердичеве, недоучившись, в 1893 году эмигрировал в Швейцарию, откуда в 1898 году переехал в Англию. Здесь, закончив местную разведшколу, натурализовался и женился на внучке прерафаэлита Форда Медокса Брауна. Интересно, что сестра её была замужем за потомком прерафаэлитской семьи Россетти.

Прерафаэлиты были отчасти талантливой, отчасти анекдотической группой художников, живущей на английские дотации и используемой для повышения культурного престижа капиталистической Великобритании. Кроме того, группа использовалась для вредительской инспирации революционного движения на «континенте». Собственно это сочетание и порождало необыкновенный комизм. Когда прерафаэлиты говорили о бесконечно милой Англии, раздавались причмокивания и присюсюкивания, сравнимые с пищевым оргазмом млекопитаемого младенца. Когда же речь заходила о «континенте», начинались вздохи и заплачки о бедных европейцах, будто бы страдающих от чудовищнейших режимов варварской Франции, Германии или Италии. А о России и упоминать было страшно, так там мучился бедный народ.

Нетрудно заметить, что подобное сочетание есть ОДНОВРЕМЕННО национал-социализм и интернационал-социализм. «Национал» – для внутреннего употребления и «интернационал» – для внешнего. Поэтому все английские социалисты были одновременно местными «погромщиками» и «черносотенцами», а живущим в Англии интернационал-эмигрантам местное правительство аккуратно выплачивало жалование, справедливо полагая, что бесплатно ненавидеть свою родину никто не будет.

Описанная выше натурализация европейского еврея-эмигранта, роднящегося с английской интеллигенцией, а иногда и аристократией, есть типовой ход механизма островной инспирации. Такая же операция была проведена над Максом Литвиновым, Яковом Петерсом и тому подобными обер-шпионами, а ещё раньше - над самим Карлом Марксом. Для страны предыдущего обитания такие люди всё ещё выглядели своими, но из-за особенностей бытовой английской культуры (страны-гегемона, резко вырвавшейся вперёд), а также из-за НЕСЛЫХАННЫХ льгот и комплиментов, изливаемых на растерянных европейских париев, эти люди объективно превращались в преданнейших прозелитов английского империализма. Главное, что обработанные люди вели себя в Англии как свои и, как правило, своими и являлись, показывая это НА ДЕЛЕ. Потому что обработку англичане вели на уровне даже не прямых выплат (это само собой), а в спальне. Прикормленная шавка становилась членом семьи.

Соскис принял деятельнейшее участие в изготовлении безумной подрывной литературы, вываливаемой Англией на идеологически наивное российское государство. Именно на его деньги был переиздан на русском «Манифест коммунистической партии». Работал он под несколькими псевдонимами, в том числе как «Сатурин», «Альбионов» и «Форд» (последнее в честь Форда Брауна).

В 1905 году Соскис принял в Лондоне беглого попа Гапона и поселил в своей квартире. За полуграмотного и полусумасшедшего Гапона английский шпион написал «мемуары», сразу и изданные на английском языке (чего стесняться-то).

В 1905 году Соскис под прикрытием журналиста английской газеты «The Tribune» приехал в Россию - шпионить и совершать диверсионные акты. После нормализации англо-российских отношений уехал обратно в Лондон.

На следующий виток неизбывное соскинское сострадание к несчастной России вышло в 1917 году, когда наш герой на подкидной доске оказался в революционном Петербурге и стал личным куратором секретарём Александра Керенского.

Сейчас интеллигентные русские считают, что Керенский был сознательным вредителем, провокатором и шпионом. В определённой степени это так, но, как и в случае Гапона, следует учитывать, что у бедняги были большие проблемы с головой. Добрый доктор Соскис и здесь оказал умственному инвалиду посильную и совершенно бескорыстную помощь.

Совершив акт добра, Соскис уплыл обратно в Великобританию, где в 1924 году за заслуги получил полноценное гражданство (это большая честь) и благополучно умер в 1941 году.

О деятельности этого человека известно удивительно мало, фактические на многие аспекты и периоды его биографии наложен мораторий.

Его сына, Фрэнк Соскис, с 1966 года носит титул барона Стоу Хилла. Мистер Соскис-младший в 43 года занял пост генерального прокурора Англии и Уэллса, а в правительстве Гарольда Вильсона стал министром внутренних дел. Видимо, большую, можно сказать, исключительную пользу Великобритании принесла альтруистическая деятельность его папаши. Такие должности в феодальной империи, как правило, занимают люди с хорошей родословной.


Вот так вот! начать жизнь сыном еврея в городе Бердичеве, а окончить отцом барона в городе Лондоне. Неплохо поднялся товарищ.

Вот таким вот человеком был личный секретарь господина Керенского. А кем же был в таком случае сам господин Керенский? На тайну его личности проливают два обстоятельства.

Во-первых, тот начало его биографии: оказывается, Керенский был с самого детства связан не с кем-нибудь, но с самим Лениным. Я не буду тут повторяться, желающих подробностей отсылаю к заметке Знакомства Ленина в свете теории Власти.

Во-вторых, конец его биографии. В июне 1918 года Керенский под видом сербского офицера в сопровождении Сиднея Рейли через север России выехал за пределы бывшей Российской империи. Прибыв в Лондон, он встретился с британским премьер-министром Ллойд Джорджем и выступил на конференции лейбористской партии. В феврале 1920 года отправился на Кавказ на английском корабле, чтобы обратиться за поддержкой российского населения к российской демократической партии, был арестован в Баку, но благополучно избежал...в Париже пытался продолжить активную политическую деятельность, в 1922—1932 годах редактировал газету «Дни».... В 1939 году женился на австралийской журналистке Лидии Триттон. Когда Гитлер в 1940 году оккупировал Францию, он уехал в США. Когда в 1945 году неизлечимо заболела жена, он поехал к ней в Брисбен в Австралию, и жил с её семьёй до её смерти в феврале 1946 года, после чего вернулся в США и осел в Нью-Йорке... В 1968 году Керенский попытался получить разрешение на приезд в СССР. Благоприятное разрешение этого вопроса зависело от выполнения им ряда политических условий, и об этом прямо указывалось в проекте документа, представленном работниками аппарата ЦК 13 августа 1968 года. По воспоминаниям священника Русской православной церкви в Лондоне А. П. Беликова, через которого и начались эти переговоры, «Керенский признал, что те события, которые произошли в октябре 1917 года, являются логическим завершением общественного развития России. Он нисколько не сожалеет, что произошло именно так, как было и к чему это привело спустя 50 лет».

Ну, и развязка трагедии. Около 1970 года Керенский тяжело заболел. Решив никому не быть в тягость, он отказался от приёма пищи. Врачи нью-йоркской клиники вводили питательный раствор через капельницу, Керенский вырывал иглу из вены. Умер 11 июня 1970 года в Нью-Йорке. Местные русская и сербская православные церкви отказались отпевать его, сочтя виновником падения России. Тело было переправлено в Лондон, где проживал его сын, и похоронено на кладбище Putney Vale Cemetery, не принадлежащем какой-либо конфессии.

Этот родился в Симбирске, не в Бердичеве, однако же похоронен опять-таки в Лондоне.

Ну, и в-третьих, середина его биографии. В 19151917 — генеральный секретарь Верховного совета Великого востока народов Россиипарамасонской организации, члены-основатели которой в 1910—1912 годах вышли из ложи «Возрождение» Великого востока Франции. Кроме Керенского в Верховный совет ВВНР входили такие политические деятели, как Н. С. Чхеидзе, А. И. Браудо, С. Д. Масловский-Мстиславский, Н. В. Некрасов, С. Д. Урусов и другие.

Первые масонские ложи в России после их запрета в 1822 году вновь начали появляться в 1905 году. Как пишет Виктор Брачёв, в 1910 году от лож Великого востока Франции начали учреждаться ложи, которые вскоре составили основу новой организации, получившей в 1912 году название — Великий восток народов России (ВВНР).

Великий восток народов России был создан на учредительном съезде в Москве летом 1912 года. Характерным отличием лож ВВНР от лож ВВФ являлась отмена ряда обязательных пунктов в работе: упразднение степени подмастерья, упрощение ритуалов, написание политических программ вместо зодческих работ, обсуждение политических вопросов на собраниях, работа не «во имя Прогресса», как в ложах Великого востока Франции, а политическая активность в Государственной думе. Ложи Великого востока народов России, носившие название «масонские», таковыми не признавались другими масонскими организациями, а считались политическими кружками. Великий восток народов России не признавался другими масонскими великими ложами как масонская организация. Многих представителей ВВНР это непризнание масонами привело в будущем, когда они после Октябрьской революции 1917 года покинули Россию, к повторному прохождению ритуала масонского посвящения. Тем самым подтверждалось участие членов ВВНР в немасонской организации. Великий восток народов России прекратил свою деятельность в 1918 году.

Эта мутная организация отпочковалась от Великого Востока Франции, однако остается открытым вопрос о том, в какой степени можно признать её профранцузской. Она возникла после 1907 года, когда Россия заключила союз с Британией (=возникла собственно Антанта) и у Англии уже были все условия, чтобы принять участие в этом движении. Окончательно прояснить вопрос в ВВНР я пока так и не смог. Выяснил, что этой организации покровительствовал Воронцов-Дашков, однако он умер в начале 1916 года. Роль этого человека пока неясна. Он как-то связан с Николаем Николаевичем, который связан с Францией. Кто что может подсказать - буду благодарен.

Но как бы там ни обстояло дело с Великим Востоком Народов России,
Керенский - это Англия.
Судя по его таинственной связи с Лениным и по тому, что для безопасного перехода границы ему дали в сопровождение целого Сиднея Рейли, он не простой агент, а либо очень ценный агент, либо вообще полноценный член группировки, куда входил и Ленин.[Однако...]Правда, судя по скромному завершению биографии, он потерял связь со своей Властью. Умер сюзерен?
Символичненько, что его должность внутри Великого Востока народов России именовалась, хе-хе, Генеральный секретарь совета народов России.

В отличие от Франции, по мере приближения к концу Войны, главной целью Англии становилась полная ликвидация Дома Романовых, так как сложившийся за время правления Александра III стратегический союз Франции и России был для Англии опасным. Англии совершенно не нужна была не только Императорская Россия, но даже и республиканская "белая" Россия. Если бы "белые" победили в Гражданской войне, то Вторая мировая война происходила бы с таким раскладом: Франция+Россия+США vs Великобритании. И шансов у Британии в этом случае бы просто не было.

Именно поэтому приход Керенского к власти и знаменовал по-настоящему трагический поворот событий Февральской революции, открывавший возможность "перерастания буржуазной революции в социалистическую" - если выражаться на марксистском речекряке. А если говорить на нормальном языке, приход Керенского открывал возможность захвата власти в России англичанами. На это ушло у Англии долгих 20 лет (1917-1937). Можно даже было бы считать, что личный секретарь Керенского Давид Владимирович Соскис был первым настоящим Генеральным Секретарем нашей страны. Вроде Андропова при Брежневе :)

PS:

memento_iv_mo:
Надо понимать, вероятно, что у деятеля уровня Керенского было несколько секретарей, одновременно или в разное время, погуглил "секретарь Керенкого", вот что попалось.
1. Летом 1917 года личным секретарём Керенского был молодой малоизвестный поэт Л. Каннегисер, будущий убийца М. Урицкого.
2. Питирим Сорокин – революционер и личный секретарь Керенского
Эсер, есть работа Ленина "Ценные признания Питирима Сорокина", позднее стал известным социологом в США.

Еврей Каннегисер не производит впечатление серьезного человека. Едва ли, зацепившись за него, можно выйти на настоящую Власть. Скорее, это агент агента, и едва ли человек Власти.

А Питирим Сорокин интересная фигура, это да. Тут можно покопать. Самый любопытный эпизод его биографии связан как раз с этим письмом Ленина:

В июне — октябре 1918 по заданию «Союза возрождения России» руководил подготовкой восстания против большевиков в районе Великий Устюг — Котлас — Архангельск. 30 октября в Великом Устюге сдался ЧК. Чекисты намеревались его расстрелять, но Сорокин попросил разрешения послать телеграмму В. И. Ленину с раскаянием. Сорокин написал открытое письмо в газету Северо-Двинского губисполкома «Крестьянские и Рабочие Думы» с отказом от членства в партии эсеров и решением отойти от политической деятельности, в том числе о выходе из Учредительного собрания. 20 ноября 1918 года письмо было перепечатано газетой «Правда». 21 ноября в «Правде» опубликована статья Ленина «Ценные признания Питирима Сорокина», в которой было сказано, что это не только «открытое и честное признание своей политической ошибки», но и демонстрация начавшегося поворота мелкой буржуазии и эсеров от враждебности к нейтральности в отношении большевиков. В декабре Сорокин под конвоем был привезён в Москву и помилован.

Круто ведь? Человек руководил восстанием против большевиков, однако же помилован лично Лениным. Причем Ильич, подлец и перевертыш, накатал целую статью для того, чтобы оправдать свой шаг перед прочими партайгеноссами. Это наводит на мысль, что Сорокин принадлежал к той же группировке, что и Ленин, и Керенский.


Tags: 1917, Англия, Габсбурги, Франция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 53 comments