?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Механизм чуда

Вчера мне случайно удалось нащупать простую и ясную формулировку весьма нетривиальной идеи. Не могу не поделиться ею! тем более, что сам и боюсь позабыть слова, в которых она воплотилась.


Художественное творчество тем и интересно, что оно не в нашей власти или как минимум не совсем в нашей власти. "Муза" приходит и уходит, и если она ушла, её невозможно заменить каким бы то ни было усердием или титаническим усилием ума. Конечно, люди умеют "приманивать" музу, используя для этого разнообразные средства, в том числе и нехорошие (например, наркотики). Древние вообще практиковали с этой целью жертвоприношения, да по сути любое приманивание музы и есть символическое жертвоприношение. И плод любого серьезного творчества интересен именно тем, что он является плодом "любви" человека и духа.


Убери в творчестве человеческую компоненту, и оно станет непонятным и неинтересным. Убери компоненту духовную, он станет насквозь понятным и опять-таки неинтересным, банальным. Гениальное привлекает нас именно этим немыслимым сочетанием: оно и понятно, и невероятно. Человеческое сочетается в нем с нечеловеческим, образуя некий "мост", по которому можно в какой-то степени перейти "на ту сторону", заглянуть за грань постижимого человеческим умом. И там на грани зарождается всё то уникальное, на чем стоит человеческая цивилизация.



Моё положение как человека творческого по сравнению с другими творческими людьми осложняется тем, что я хочу ещё и различать духов. Я брезгую духами нечистыми и стремлюсь черпать вдохновение от Духа Святого. При этом "музы" сами ко мне упорно липнут и предлагают своё вдохновение. Мне не приходится приносить им жертвы; достаточной жертвой с их точки зрения является уже то, что я уделяю внимание им, а не Богу. Причина этого "особого отношения" в том, что им не нравится, когда я приближаюсь к Богу. Это фундаментальный механизм, работа которого и привела к возвышению Европы. Музы изо всех сил содействовали европейцам, чтобы отвлечь их от христианства. Иуда в свое время сильно продешевил, продав Христа за жалкие тридцать сребренников. Европейцы продали Христа за господство над всем миром. Впрочем, на мой вкус, они тоже продешевили, хотя и не настолько вопиющим образом.


Но каждый раз, когда я пытаюсь написать что-то по вдохновению от Бога, на меня тут же налетают музы и начинают предлагать мне свои варианты. И мой текст меняется прямо на ходу. Стоит лишь дать слабинку, как вдохновенные музами слова сыплются как их рога изобилия, только успевай записывать. Вот именно это и происходит сейчас со мной, уважаемый читатель, прямо на Ваших глазах. Я хотел написать о действии веры и молитвы, но сам не заметил, как сел на своего любимого конька и заговорил о музах и творчестве. Но на сей раз я так легко не сдамся, и все-таки скажу то, что задумал.


Каждое произведение искусства (в том числе словесного творчества) — это плод взаимодействия человека с духом. И главное его содержание — повествование об этом взаимодействии. О чем бы ни говорил писатель, на самом деле он всегда рассказывает о том, как он встретился в музой, и что она ему рассказала. И я хочу сейчас сделать то же самое, рассказать о том, что мне было сказано Духом.


Я знаю, что эти слова для любого нормального христианина как красная тряпка для быка, и сейчас меня должны заподозрить в прелести, ведь, как говорят Отцы, "святое грешному не является". Но речь идет не о "явлении". Писателю муза тоже как правило не является, он часто даже и не думает о ней и о её присутствии. Но если Бог не вкладывал в наш ум и наше сердце угодные Ему помышления, неужели мы одними своими силами смогли бы устоять в вере и благочестии?! Думать так — это и есть величайшая гордыня и прелесть. Уже сама наша вера в Бога свидетельствует о том, что нам не неведомо Его прикосновение. И всякий верующий во Христа сохраняет эту веру лишь благодаря опыту такого прикосновения!


[Здесь описан мой разговор с атеистом, в ходе которого мне на ум пришли слова, ради которых и написан весь этот текст. В сущности, читать это необязательно, хотя для кого-то и интересно. Главное - дальше. Кликните, если захотите прочитать.]

Так вот, вчера мне как раз пришлось столкнуться с человеком неверующим, который эту тонкость совсем не улавливает. Мы говорили о вере и сомнении.

Мой умный собеседник заметил:

— Строго говоря, атеисты ведь тоже верующие -- в отсутствие Бога. Но  почему-то проблемой оскорбления их чувств никто не заморачивается.

В ответ я пошутил:

— Нет проблемы! Атеистам нужно просто официально зарегистрировать  свою конфессию и начать борьбу за свои права, опираясь на действующее  законодательство. Трудность лишь в том, что среди атеистов слишком много конкурирующих сект: есть  атеисты-коммунисты и атеисты-либералы (эти грызутся меж собой как  сунниты с шиитами), где-то между ними болтаются в проруби  атеисты-социалисты. А есть еще атеисты-ученые и атеисты-олигархи (между  ними отношения вообще очень сложные). Но больше всего  атеистов-хатаскрайников! И вообще, религиозные войны в среде атеистов - это тема для диссертации. Так же, как атеистическая инквизиция в СССР. Имеет смысл задумался и о догматах атеизма. Догматы есть, но с формулировками дело  обстоит плоховато. Им бы Вселенский Собор собрать и как-то определиться.

Мой собеседник поморщился:
— Нет вот только не надо никаких Соборов. Зачем Соборы? Чтобы,  если на соборе какой-то именитый ученый ляпнет глупость, то ее тысячу лет исправить не могли?

— Какая проблема? — сказал я. — Те, кто посчитают это глупостью, могут отделиться и образовать независимую конфессию. Это нормальный рабочий процесс. Сейчас же существуют разные научные школы, конкурирующие, а порой и враждующие друг с другом.

— Устойчивое расхождение во мнениях возможно лишь в области недоказуемого, — возразил атеист, — на чем основана любая религия и от чего любая наука стремится  максимально избавиться. В конечном итоге, появляется научное открытие,  приводящее враждующие школы к консенсусу. В религии никаких новых  открытий обычно не происходит, а попытки привести две конфессии к общему  консенсусу обычно ведут к появлению третьей.

— Вы хотите сказать, что нельзя и называть наукой то, что нельзя проверить? - усмехнулся я не без коварства.

— Пока нельзя проверить, это гипотеза. — парировал атеист. — Которую в дальнейшем, возможно, либо докажут, либо опровергнут. Вообще,  о познании истины от и до речь никогда не идет — лишь о теоретической  модели, которую в дальнейшем могут усовершенствовать. Еще есть такой  критерий, как возможность существующей теории предсказывать дальнейшие  открытия. Поэтому, например, теория струн остается лишь гипотезой,  которая, хоть и позволяет описать известные науке свойства элементарных  частиц, к проверяемому открытию каких-то новых свойств материи пока не  ведет.

Этот поворот разговора мне очень понравился. Я тут же зацепился за сказанное:
— Если хотите по-настоящему понять логику религии, представьте, что данная  религия - это гипотеза. Разные религии — это разные гипотезы. Каждая конфессия - свой особенный набор гипотез. Со временем откроется, какая из гипотез верна, а какая ошибочна. Например,  есть такая гипотеза, что Христос придет на землю второй раз. Пройдет  время, и если эта гипотеза верна, мы в этом убедимся. А если она ошибочна, то убедимся в правоте какой-либо другой гипотезы.
Но в какой-то мере можно судить об истинности или ложности религий уже сейчас. Самая доказательная вещь в религии - это сбывающиеся пророчества. Способность авторитетов данной религии предсказывать ход дальнейших событий мировой истории или судьбы данного человека. Вообще, наука и религия в самой основе друг от друга не отличаются. Различие лишь в том, что к религии люди относятся более аффективно. Но  причина этого не в природе религии, а в том, что религия говорит о  вещах, жизненно важных для человека, в то время как наука как правило  занимается вещами отвлеченными. Когда же наука берется за вещи  жизненно важные, тут же начинается кипение страстей - совершенно  религиозное по своим проявлениям.

Атеисту перешел в контратаку:

— Ну, тогда узрите мое пророчество: через несколько часов будет утро, а  еще через сто лет всех, кто мне не поклонился, съедят чупакабры. Если  утро наступит, то пророчество верно, так?

Я поморщился:

— Про утро пророчество верно. Но оно банально, так как основано на экстраполяции прошлого опыта. Пророчества же религиозные небанальны. Но вот что я хочу подчеркнуть: в религии, как и в науке, нет "недоказуемых утверждений", а есть обычные гипотезы. Всё, что утверждается данной конкретной религией, рано или поздно будет либо доказано, либо опровергнуто на опыте.

— Если даже в религии нет недоказуемых утверждений, — сказал он, — однако есть недоказанные.

— Верно! — согласился я, и тут же напомнил ему его собственные слова, — но ведь и в науке то же самое. Любая нормальная научная гипотеза - это доказуемое, но не доказанное утверждение.

Мой собеседник не сдавался:
— Предположим, утверждение, что Христос придет, когда-то можно будет  доказать или опровергнуть. Но нигде не говорится, когда́ он придет.  Значит, чтобы убедиться, что он не придет, нужно дождаться конца времен?  Отлично, тогда можно такие пророчества штамповать пачками: Луна  превратится в голландский сыр, расплавится и начнет капать на Землю,  прилетит корабль, сделанный из акриловых ногтей, в нем будут Вася Пупкин  и Старуха Шапокляк, которые будут творить чудеса, превращая кефир в  молоко и тараканов в осьминогов... Не говорю, когда это будет, но  докажите, что я вру.

— А куда нам спешить? — сказал я от лица всех верующих. — Мы никуда не торопимся. Просто подождем, пока время все расставит по своим местам. Впрочем,  уже сейчас можно указать один (достаточный, хотя и не необходимый)  признак лживости этих пророчеств: Вы сами в них не верите.

— Я, конечно, могу и шутить, но вдруг именно так и произойдет, как я говорю, в назидание лжепророкам типа меня? С  другой стороны, подобный бред вполне может прийти в голову кому-то  достаточно сумасшедшему, чтобы в это поверить самому — значит, тогда его  пророчество обязательно сбудется?

— Отсутствие веры в пророчество у самого "пророка" — это верный признак лжепророчества. Но наличие веры — не обязательно признак истинности пророчества. Тут все зависит от качества этой веры. Вера ведь бывает разная. Вера сумасшедших никогда не бывает твердой, так как она основана на  подавлении сомнений. Это становится очевидно в редкие моменты  просветления, когда человек вполне сознает, что по крайней мере  некоторые элементы его бреда - именно бред. Но затем его опять охватывает энтузиазм. Боюсь, что немногие правильно понимают, что такое "вера". Для большинства это что-то из области "самовнушения". А  на самом деле вера - это то, что в обиходе называют "знанием".  Например, вот Вы "знаете", что Марс существует, хотя никогда там не  были. А значит, это не знание, а именно вера, твердая и практически  непоколебимая, основанная на множестве свидетельств от авторитетных для  Вас людей.

— Верующим никогда никаких сомнений подавлять не приходится? Но разве в христианстве подавление сомнений в вопросах веры не  считается благодетелью? Фома усомнился — хоть это и простительно, но  лучше принимать веру без сомнений и не требовать доказательств. За что тогда все троллят Фому неверующего, которому нужны были собственно доказательства?

— Что за невежество. Никто из верующих никогда не троллил Фому.

К слову, сегодняшнее воскресение посвящено его памяти. Не судите о христианстве по бабьим сплетням.


И вот тут меня коснулся Дух Святый и я сказал несколько слов, ради которых, собственно, и написана вся эта заметка. На этой моей реплике разговор и прекратился, иссяк.


— Как я уже сказал, Вы неверно понимаете, что такое вера и как верят. Вера  — это действие Духа Святого в человеке. Невозможно заставить себя  верить или внушить себе веру. Хотя можно отвергнуть Духа Святого и  принять решение "Не буду верить". Бог не насилует свободную волю  человека.
Сомнения в вере Бог попускает за грехи. Когда мы  грешим, Дух отступает от нас или ослабляет Свое действие, попуская нам  усомниться в вере. Но в этой ситуации бессмысленно и бесполезно  подавлять сомнения. Все, что можно сделать - это покаяться во грехе и  молиться Богу, чтобы Он снова подарил Свою благодать. Внушать самому  себе веру не только бесполезно, но даже и вредно. Это профанация и  самообман, фальшивая имитация Божественного действия. То есть, прелесть.
Потому неправильно притворяться перед самим собой, будто не имеешь сомнений.  Надо знать свое место и свой духовный уровень (а он у нас невысок) и  действовать соответственно, а не строить из себя "святого".

К слову, любая другая вера (в том числе и атеистическая) тоже является  действием духа в человеке. Только иного духа - не Того, Которого мы  именуем Святым Духом и Которому поклоняемся как Богу.

Вот такой вот получился разговор. Весьма продуктивный, на мой взгляд. Тем более, что я могу, опираясь на этот контекст, добавить несколько очень важных слов, касающихся правильной молитвы.

Молитвой можно творить чудеса. И делается это очень просто: если попросишь Христа и не усомнишься в сердце своем, то будет, что ни попросишь. Не усомнишься! Вот в этом-то вся и загвоздка. Как же не усомниться, когда просишь о чуде? Многие люди пытались экспериментировать с молитвой, подавляя сомнение при помощи самовнушения. Но подавить не сомнение — это совсем не то же самое, что не усомниться! Скажу больше, подавлять сомнения неправильно.

Правильный подход к сомнениям иной — их надо изливать в молитве, рассказывать о них Богу. Фактически любое сомнение есть ни что иное как "возражение" на молитву. Это возражение не обязательно исходит от Бога, оно часто исходит и от лукавого. Но только от Бога зависит, сможет ли лукавый всеять в молящегося человека сомнение. И потому разъяснять возникающие сомнения нужно с Богом, а не с лукавым.

Попытка "подавить" сомнения — тоже от лукавого, как и само сомнение. Это обычный, стандартный прием манипуляции сознанием. "Добрый следователь" и "злой следователь". Лукавый всеивает сомнения и тут же "помогает" с ними бороться, подавлять их. "Помогает" человеку молиться, извращая тем самым самую суть молитвы.

Если Бог попустил нам усомниться во время нашей молитвы — причина этого всегда одна и та же: какой-то грех или грехи, не очищенные покаянием. В прошлой заметке я писал, что покаяние — это "изменение сознания", изменение ума, при котором то, что раньше казалось нам нормальным и уместным поступком, теперь начинает казаться уже ненормальным и неуместным, безумным поступком. Если покаяние действительно произошло, то новый грех человек уже не совершит. А если грех продолжает повторяться, значит, покаяние не совершилось, изменение не произошло, ум человека по-прежнему далек от Бога. И вот этот-то ум за свою удаленность от Бога и наказывается сомнениями, приходящими в ответ на молитву.

Неверно думать, будто надо вначале подавить сомнения и таким образом "поверить", будто твоя молитва непременно исполнится, а затем уже становиться на молитву. В самом деле: если ты уже и так безо всякого сомнения веришь, что получишь то, что тебе нужно, тогда ведь и молиться уже незачем! Целью молитвы, собственно, и является разрешение всех сомнений. Молитва — это мысленная беседа человека с Богом, при которой человек не подавляет возникающие у него сомнения, но жалуется на них Богу, и процесс этот продолжается до тех пор, пока в душе уже не остается со-мнений, но остается одна лишь твердая уверенность в том, что Бог даст то, что мы у Него просим.

Тут два варианта. Если сомнения были от лукавого, то по ходу молитвы ум человека изменяется, происходит покаяние, после чего сомнения и исчезают. (И это покаяние — даже более важный плод молитвы, чем собственно просимое!) Если же приходившие сомнения были от самого Бога, то плодом молитвы является понимание. Человек начинает лучше понимать Бога и его Промысел, приходит к согласию с Ним и лучше понимает себя самого. Во время такой молитвы он успокаивается, и начинает просить уже что-то другое, более важное, осознав ограниченность и неточность прежнего прошения. Этот второй вариант развития событий выше и встречается от реже, так как чаще всего нас в молитве связывают сомнениями именно грехи. Молитва первого типа относится к покаянию, а молитва второго типа — к Богословию. При первой молитве мы приближаемся к Богу, при второй — Бог приближается к нам. При первой мы получаем от Бога просимое, при второй сами познаем Его волю.

И тут не скажешь лучше Симеона Нового Богослова: Ни богословствующему не соответствует  покаяние, ни кающемуся богословие, ибо насколько отстоит восток  от запада, настолько богословие выше покаяния.  Ибо тот, кто в покаянии и кто поистине творит дела покаяния, подобен  человеку, прозябающему в болезнях и немощах, или бедняку, одетому  в лохмотья и просящему милостыню. Богословствующий же подобен тому,  кто вращается в царских чертогах, в блеске самой царственной одежды,  кто, будучи близок к царю, всегда говорит с ним и ежечасно непосредственно  от него ясно слышит его приказания и желания.

Что к этому можно добавить?

Добавлю о главном: вообще неверно думать, будто бы наша молитва как-то "влияет" на Бога, изменяет неизменный Божественный замысел о мироздании. На самом деле наша молитва является частью этого замысла. Бог намерен сделать что-то, угодное Ему и вместе с тем полезное для нас — и он подвигает нас молиться Ему об этом. Понимать это обстоятельство очень важно для того, чтобы иметь веру, что Бог исполнит просимое: если бы у Него не было такого намерения, то Он не подвиг бы на молитву, а без Его содействия молиться просто невозможно. Если же поначалу мы просим Его не о том — сначала из-за греха, затем по простому неразумию — он вначале очищает нас от греха, затем просвещает наш ум, научая нас просить именно то, что нам на самом деле и нужно. Это и есть "механизм чуда".

Comments

( 12 comments — Leave a comment )
livejournal
Apr. 18th, 2018 08:29 am (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
slobin
Apr. 18th, 2018 11:44 am (UTC)
Чисто техническое замечание: в длинном диалоге стоит чаще (возможно, просто чисто формально "всегда", как в текстах пьес) проставлять, где чья реплика. Потому что один сбой по любой причине (от опечатки до невнимательности читателя через неочевидность нотации где-то в середине) -- и всё, чётность поехала. То есть, собеседники переставились местами. Лично мне, например, не очевидно, чья это реплика: вера - это то, что в обиходе называют "знанием". Возможно, это я дурак, но ты ведь и для дураков пишешь, правда?

P.S. И где в этом стиле предпросмотр комментария? Наплодили, понимаешь, визуальных редакторов...

... А взглянуть в лицо действительности - нечем ...

palaman
Apr. 18th, 2018 11:45 am (UTC)
Верно замечено. Надо отредактировать.
anastasiarahlis
Apr. 18th, 2018 11:49 am (UTC)
Спасибо!

Я заметила по себе, что когда появляются какие-то сомнения, но ты продолжаешь, не ослабляешь ежедневное молитвенное правило, то эти сомнения как бы отступают. Но вот были случаи раньше, как только начинаешь нерадеть в молитве, сразу по нарастающей сомнения и искушения приходят.
palaman
Apr. 18th, 2018 05:46 pm (UTC)
Да, именно так и есть. Это общий опыт.
slobin
Apr. 18th, 2018 01:35 pm (UTC)
Ну и пара комментариев по существу, от атеиста. Про веру и знание: мне кажется, вера (это я не сам придумал, это я где-то прочитал, примерил на себя и согласился) -- это тот уровень убеждённости, когда ты перестаёшь рассматривать за бессмысленностью некоторый класс возражений. Например, на сообщение соседа, что у него на чердаке завелись инопланетяне, я реагировать не буду. Причём не потому, что не верю в инопланетян "в принципе". Но вот в наличие их у соседа на чердаке -- не верю. Ровно настолько, чтобы не тратить времени на проверку. Потому что час я потеряю, а инопланетян не найду с шансами 99.999(много)%.

Далее удобно ввести понятие "символ веры" (хотя тут, скорее всего, это уже совсем не то, что под этим понимают христиане). Тут смысл в том, что в принципе не верю (или "верю в отсутствие") я почти в любую ерунду, но некоторая ерунда всё-таки выделена и достойна особого отмечания. Классический пример того, во что верят учёные -- постановление французской академии наук о том, что проекты вечных двигателей не рассматриваются. Тут именно что торжественно и вслух декларировано, что шансы, что вот именно этот ваш проект заработает (и тем самым совершит революцию в физике) мы оцениваем как заметно меньшие, чем потери нашего рабочего времени на рассмотрение очередной ерунды.

Тут, правда, есть две засады. Первая -- что в том же самом постановлении вроде бы предлагалось не рассматривать и сообщения о камнях с неба (даже если это и легенда, то суть проблемы всё равно высвечивает). Вторая не столь важна, поскольку связана с явлениями не природными, но социальными (если хочется организовать заговор, имеет смысл сознательно прятаться за всеобщее неверие в теории заговоров: "ну не могли же они на самом деле травить именно редким изотопом, явная же выдумка!"). Поэтому я её только отмечу вскользь и вернусь к первой.

Был такой итальянский достаточно известный физик -- Туллио Редже. Помимо собственно физики, он ещё занимался популяризацией, а также работал в комиссии по изучению паранормальных явлений (с целью показать, что их нет, но вот именно что не отмахиваясь, потому что "нет, потому что не бывает"). Да, а ещё он был коммунистом, но это не важно. Поэтому вопрос "до какого места имеет смысл проверять свидетельства того, чего заведомо не бывает" ("во что не веришь" по предлагаемой мной терминологии) его интересовал профессионально. И для иллюстрации он написал очень милый как бы фантастический рассказик без особых художественных достоинств.

Жанр рассказа -- как бы дневник одного физика, до которого доходят всё более и более убедительные свидетельства существования вечного двигателя. (да, автор сознательно взял "эталонный" пример невозможного). И как он от них отмахивается всё более раздражённо: "что за идиоты обращают внимание на эти слухи", "что за идиоты пишут о таком в газетах", "что за идиоты вкладывают в это заведомое фуфло деньги". Добивает его (не до смерти, зато буквально) попавший ему в лоб детский игрушечный самолётик... пропеллер при этой аварии сломался, но ось продолжает крутится как ни в чём не бывало! К сожалению, в сети этого текста нет, есть в бумажной книжке на русском. Надо будет раскопать на полках и отсканить.

Второй комментарий -- про муз как источник творчества -- потом и отдельно.

Update: есть в сети этот рассказ! Когда в прошлый раз искал, ещё не было. архив, внутри djvu, рассказ на страницах 183-189 (самый конец книги).

... Не стой где попало, а то опять попадёт! ...


Edited at 2018-04-18 01:56 pm (UTC)

palaman
Apr. 18th, 2018 05:29 pm (UTC)
Вам ответили, но немного не там, где надо - в соседней ветке (видимо, просто по ошибке):
https://palaman.livejournal.com/362854.html?thread=4115558#t4115558
slobin
Apr. 18th, 2018 08:02 pm (UTC)
Угу, спасибо. Кстати, я бы на всякий случай был бы поаккуратнее с формулировками: ``Вы "знаете", что Марс существует, хотя никогда там не были``. Ну вообще-то я Марс видел неоднократно. Если б не дождь, можно было бы сегодня утром посмотреть, просто на всякий случай :-) Хотя если заменить "знаю, что Марс -- это не звёздочка на небе, а место наподобие Земли", то да, конечно, всё так.

... Не уверен - не тормози! ...

palaman
Apr. 19th, 2018 04:37 am (UTC)
Да, хорошее уточнение. Но в данном случае я все-таки оставлю текст как есть, рассчитывая, что мой читатель способен понять, что имеется в виду.

А вот диалог я переделал так, как Вы посоветовали.
palaman
Apr. 18th, 2018 05:42 pm (UTC)
Если бы стояла задача строго определить понятие "веры", я бы ввел численную характеристику веры - например, как минус логарифм априорной вероятности, что данное утверждение неверно. Тогда минимум "веры" был бы 0 - у априорно невероятного события (вероятность, что оно не произойдет, равна 1), а максимум - бесконечность (вероятно, что данное утверждение неверно, равна нулю). И на этой шкале можно видеть все состояния - от полного неверия до непоколебимой веры.
Можно дать другое определение, при котором априориной вероятности 1/2 соответствует 0 веры, а все остальные варианты распределены от плюс бесконечности (наверняка верно) до минус бесконечности (наверняка неверно). Этот вариант мне даже больше нравится, так как активное неверие - это тоже вера. А 1/2 - это максимум нейтральности, позиция агностика.

Но какое определение ни давай, в любом случае это лучше, чем пытаться определить "веру" словесно и чисто качественно, не учитывая количественной стороны этого концепта.
jivopyra
Apr. 18th, 2018 05:02 pm (UTC)
== Про веру и знание: мне кажется

Есть очень простое функциональное определение: "Вера - это принятие косвенного доказательства вместо прямого там, где ума не хватает на принятие прямого". Когда преподаватель с кафедры утверждает студентам "основная теорема алгебры имеет доказательство, но оно слишком сложно и его приводить мы не будем" - это оно самое и есть. Преподаватель не приводит прямого доказательства потому, что оно не по уму. Зато приводит косвенное: смотри, я - преподаватель, разве я буду врать? И если студент принял это утверждение, то он тем самым "поверил".

Собственно, и автор блога именно это и утверждает:

Например, вот Вы "знаете", что Марс существует, хотя никогда там не были. А значит, это не знание, а именно вера, твердая и практически непоколебимая, основанная на множестве свидетельств от авторитетных для Вас людей.

А всё остальное - метафизика...
palaman
Apr. 19th, 2018 04:42 am (UTC)
Вы разместили ответ slobin-у в новой ветке. И чтобы он его увидел, я разместил в той ветке, где нужно. И он там уже ответил :)
В результате я играю в Вашем диалоге забавную роль, что-то вроде почтальона. Это нетрудно и по-своему поучительно.
Странно, когда всё у всех на виду, но из-за того, что это "всё" получается необъятно огромным (Интернет), люди друг друга не могут увидеть, если им не помочь. На этом простом примере начинаешь понимать, как устроен современный мир.

Edited at 2018-04-19 04:43 am (UTC)
( 12 comments — Leave a comment )