Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Почему я не философ

По образованию я физик и потому должен проявлять известную скромность в отношении гуманитарных предметов: мало ли, может быть, я просто не понимаю чего-то важного, причем не понимаю до такой степени, что даже не понимаю того, что я этого не понимаю. И потому я прошу не слишком строго судить мои робкие попытки сказать какое-то собственное слово в философии.

Физика - как и литература, к примеру - плод совместных усилий десятков и сотен тысяч людей на протяжении многих поколений. Причем из этих людей сотни умнейших, которым я и в подметки не гожусь, десятки гениев и единицы полубогов вроде Ньютона или Эйнштейна. Таких как я там были многие тысячи или даже многие десятки тысяч. Но все-таки, когда я изучал физику, я для глубокого усвоения накопленного веками материала пользовался особым приемом: я старался представить себе логику некоего воображаемого Человека, который придумал физику в одиночку, прямо с нуля, аки некий божественный Ономатет. Я пытался понять логику этого воображаемого человека, мысленно общался с Ним - и старался, насколько возможно, постичь физику от Него лично, "из первых рук". И таким образом как бы немножко самому стать Ономатетом, приобщившись Его мудрости. Теперь я понимаю, что такой человек в истории человечества был лишь один, и это был не простой человек, но Богочеловек Иисус Христос. А тогда я думал, что такого человека быть просто не может, что это лишь игра ума: люди просто не бывают НАСТОЛЬКО умны.

Философия отличается от физики тем, что здесь не единый Ономатет, но КАЖДЫЙ философ как будто начинает с нуля. Конечно, он опирается на тексты предшественников или даже на опыт живого общения с ними. Но для того чтобы стать полноценным философом, философ должен, как мне кажется, поистине сделаться Ономатетом. Вот тогда он философ. А пока этого не случилось, он не мастер, а ученик или в лучшем случае подмастерье, если не вовсе профан, выражаясь на масонском языке. Потому, в отличие от физиков, философы не создают единое здание единой Философии, но каждый философ рождает свою собственную философию. Сознавая свое заведомое бессилие на этом величественнейшем из поприщ, я никогда даже и не пытался стать настоящим философом, хотя время от времени и рождал тексты на философские темы. "Каждый сверчок, знай свой шесток".

Отсюда и мой скепсис в отношении философии. Я не вижу среди философов здесь на земле ни одного, кто мог бы достичь этой великой Цели и таки создать действительно заслуживающую внимания Философию. Хуже того. В этой реальности любая серьезная Вещь проверяется лишь на практике, и только практика может дать ответ на вопрос, соответствует ли данная философия Истине - или же является лишь игрой ума, создающего свою собственную отдельную реальность. В последнем случае я предпочитаю философии литературу и искусство, которые созданием реальностей занимаются более осмысленно и, так сказать, профессионально. Если реальность, созданная философом, чем-то существенным отличается от реальной реальности, философ должен на практике обнаружить нестыковку между той и другой реальностью. А сделать это можно лишь одним способом: попытавшись жить в соответствии со своей философией.

Между тем, в отношении практики философы обычно бывают крайне слабы. И за это упрекнуть их нельзя. Хорошо физикам: они изобретают, например, самолет. Изготавливают его (физики-инженеры) и летят на нем. Вот практика. Но эта практика опирается на опыт сотен тысяч физиков, десятка поколений физиков. А представьте физика, который в одиночку создал свою личную Физику и вздумал построить самолет. Взлетит? В лучшем случае, не взлетит. В худшем - влетит, но ненадолго. А потом костей не соберешь.

Вот например, материализм. Из теории материализма напрямую вытекает эвтаназия. Если верна философия материализма, то смерти нет. Я имею в виду, нет смерти с точки зрения самого умирающего. "Если есть я, то нет моей смерти. Если есть моя смерть, то нет меня." Настоящий философ, если он материалист, должен быть абсолютно бесстрашен в отношении смерти, и доказывать свое бесстрашие применением эвтаназии по всякому поводу. Материализм - это настоящая философия Ничто и Смерти как Абсолюта, к которому естественно устремляется всякий смертный человек, в котором он упокаивается как буддист в нирване. Материалист, боящийся смерти, так же смешон, как миллиардер, экономящий на еде или бытовых удобствах. А я ещё не встречал материалиста, который бы относился к смерти материалистически. Может быть, причина тут в естественном отборе? Может быть, настоящие материалисты прибегают к эвтаназии при каждом случае плохого настроения, когда случилось встать не с той ноги? И потому так редко встречаются в среде живых людей. А может быть, причина тут в том, что материализм - это философия халтурная по самой своей природе. Она и не рассчитана на практическое применение, но является чистой воды болтологией - теорией, изначально не рассчитанной на практическое применение.

Ненамного лучше обстоит дело и с философией бессмертия. Мне случалось общаться с философами, которые следовали этой теории на практике. Чем доказывается её гораздо большая реалистичность и серьезность. Если смерти нет, если нам гарантировано бессмертие - какие отсюда можно сделать практические выводы? Самые неожиданные и интересные! Например, отсюда можно заключить, что самоубийство есть вещь невозможная. Как бы ты ни старался себя извести под корень, тебе это не удастся! А тот факт, что мы время от времени наблюдаем самоубийц, приходящих к успеху, может служить (в рамках данной философии) доказательством, что реальность наша постоянно ветвится. И если в одной ветке мы наблюдаем труп философа, успешно покончившего с собой, то в другой ветке он живёхонек и наслаждается результатами практической проверки своей теории; он уже не просто болтун Блаблабла, но настоящий философ. Он построил свой самолет, и самолет полетел!

Один из моих друзей был именно таким, настоящим философом Бессмертия. Он ложился спать, подключив к себе адскую машину собственного изобретения, которая рано утром в заданный момент автоматически должна была пропустить через его тело 220 вольт. Этакий будильник-могильник. Кто из вас, дорогие профаны от философии, смог бы преспокойно уснуть, подключившись к этакой изуверщине?! И что же Вы думаете? Мой друг был настоящим Философом. На протяжении почти двух недель он просыпался на пару минут раньше установленного срока, спокойно отключал от себя провода и шел на утренний моцион - гулять по пустынным улицам спящей Москвы. Раннее утро - самое благодатное и благословенное время в городе! Каждый раз, просыпаясь живым и невредимым, мой друг получал новую порцию некой таинственной духовной энергии, энергии Бессмертия. В этом-то и состоит отличие просто теории, от теории, подкрепленной живой практикой: живая теория позволяет человеку летать. Потому что она дает Веру, а Вера - это сила, способная и горы переставлять.

Мы общались с моим другом-Философом, но он не слушал моих уговоров. Я убеждал его остановиться на достигнутом и не искушать Бога долее. Однако он желал двигаться дальше, идти до конца, так как хотел узнать, что там в конце. Я предупреждал его, что однажды он не проснется вовремя, адская машина сработает, и мы расстанемся навсегда. Ну, так что же, сказал он, смеясь. Это означает лишь, что наши реальности разойдутся, и ты потеряешь возможность общаться со мной. Так пользуйся ею теперь! От него действительно исходила какая-то Сила, которая с каждым днём возрастала; я её ощущал почти физически. Не знаю уж, была ли это сила Бессмертия, постепенно трансформировавшая смертного человека в бессмертного и бесстрашного, неуязвимого бога - или же дьявольская энергия самоубийцы, постепенно нисходящего во ад. Та или другая интерпретация зависит от системы отсчета, которой придерживаетесь лично Вы, уважаемый читатель.

Через пару недель он пропал. Не пришел на вечеринку, где мы обычно встречались. Я немедленно опросил всех общих знакомых и выяснил, что друг мой уже второй день не появляется в обществе. Полетел к нему в берлогу, и обнаружил там разлагающееся мертвое тело. Могу ли я предположить, что наши реальности разошлись, и где-то в параллельном мире он за эти годы, оставив в различных вариантах реальности тысячи тысячи смердящих трупов, уже достиг совершенной неуязвимости и может сегодня преспокойно выпрыгивать в окна небоскребов и гулять под пулями по минному полю? Моя православная вера удерживает меня от такого хода мысли, и я склонен думать, что несчастный друг мой убедился, что и реальность была лишь одна, и тело у него было одно-единственное, что милость Божья удерживала его на краю пропасти в эти последние две недели его земного бытия. И что "Бог долго терпит, но больно бьёт".

Конечно же, из философии Бессмертия не вытекают напрямую подобные чудовищные эксперименты над собой. Потому что эта философия - лишь первый робкий шаг на пути познания мира, притом шаг в правильном направлении. Если бы сознание моего друга не было поражено глупой инфекцией идеи "параллельных миров", ему бы и в голову не пришло делать из этой невинной философии подобные практические выводы, отвратительные и развратные с точки зрения Православия.

Но это как раз то, с чего я начал свою заметку: человеческая жизнь слишком коротка, а ум наш слишком слаб, чтобы мы могли успеть в этой жизни сделать в философии более чем первый робкий самостоятельный шаг. (Большинство и этого не успевает.) А любая практическая проверка, любой реально построенный "самолет" требует сотни таких шагов, иначе не взлетит - а если и взлетит, то скоро разобьется, как разбился самолет моего несчастного друга. Потому древние философы классической Античности философствовали не в одиночку. Они создавали школы, где помимо рассуждений практиковалась и мистика. Ведь что такое мистика? Это сравнительно осторожная и аккуратная проверка философии на практике, без адских машин и эвтаназий, при помощи лакмусовой бумажки "мысленного эксперимента", на уровне медитаций, видений и сновидений. В самом деле, имеет смысл сначала запустить бумажный самолетик, потом построить модель - а если она полетит, тогда уж рисковать жизнью. И то не своей, а для начала жизнью какой-нибудь морской свинки.

Потому я не философ, а мистик. Притом религиозный мистик, принадлежащий к определенной Школе и пользующийся опытом сотни предшествующих поколений. Такой путь я избрал, стоя над трупом моего друга и обоняя его густой аромат, наглядный плод философских заблуждений. Нет ничего более дорогого, чем глупость: за неё платят жизнью. А ошибочная философия - это наиболее опасная форма глупости, так как она поражает не отдельный аспект разума, но разум в его целом. Потому я не претендую на роль Мастера, а предпочитаю навсегда остаться скромным учеником, учеником единственного в мире истинного Философа и подлинного Ономатета.
Tags: философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments