Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Category:

К вопросу о происхождении нацизма

В предыдущих двух заметках я изложил заинтриговавшие меня соображения Владимира Янчевского по поводу идеологии февралистов. (См. "Священная Дружина" Александра III и распутинский миф.)

У него возникла гипотеза, что в случае успеха Февральской революции (и в то же время неудачи Октябрьского переворота) Россию могли бы сделать фашистским государством. Речь идет о противостоявших Николаю людях из фамилии Романовых, предтечами которых стала "Священная дружина" Александра III. Пока трудно сказать, насколько прав и насколько неправ Владимир Янчевский в своих рассуждениях и предположениях.

Также неизвестно, насколько прав или неправ я сам в своих рассуждениях по поводу подготовки ко Второй мировой войне. (См. заметку Предвоенная лихорадка.)

Но если все эти гипотезы верны хотя бы наполовину, у нас возникает интересный смысловой круг, замыкающийся на Францию. А именно: Франция – Мария Федоровна – Александр III – "Священная дружина" – Черносотенцы – "Протоколы Сионских мудрецов" – Адольф Гитлер – "Странная война" – Франция. А что, если ходя по этому кругу, мы всего лишь ходим вокруг некоего смыслового центра, вокруг некоей Власти, формировавшей эту новую идеологию? В то время как Владимир Янчевский размышляет от идеологии, я сразу начинаю искать qui prodest; мне не так интересна идеология, как интересно "вычислить", кто и с какой целью эту идеологию продвигал.

В прошлый раз, размышляя о подготовке Второй мировой, я обнаружил очевидную связь между Гитлером и английским королем Эдуардом VIII, дядей нынешней Королевы, который учил её,  ещё неразумную маленькую девочку, кидать зигу.

В 1936 году в Англии происходит таинственный государственный переворот, в результате которого король Эдуард VIII отрекается от престола и его место занимает король Георг VI, отец нынешней королевы Елизаветы, и сразу после этого начинается в СССР столь знаковый 1937 год.

В Предвоенной лихорадке я зафиксировал мысль, что (самоцитата) во всем мире перед войной произошла поляризация на две "партии": за Гитлера и против Гитлера. Назовем их условно "фашисты" и "евреи". В 1932-м в США президентом становится "еврей" Рузвельт, в 1933-м вождем Германии "фашист" Гитлер. Спустя четыре года в конце 1936 года в Британии к власти приходят условные "евреи".

Тогда я употребил эти слова - "евреи" и "фашисты" - для обозначения двух противостоящих "партий" (а точнее, никаких не партий, а предполагаемых союзов закулисных "королей") условно, не придавая еврейско-антисемитскому дискурсу серьезного значения. Но если теперь оказывается, что этот дискурс всплывает у нас в ходе подготовки Февральского переворота, а изданные в России "Протоколы сионских мудрецов" стали для Гитлера одним из "пунктиков" в его мировоззрении, то этот дискурс перестает казаться чистой условностью, идеологической мифологемой, но становится неким знаком.

В биографии Эдуарда VIII Франция занимает заметное место. Отрекшись от престола, он едет в Австрию, а затем во Францию. Во Франции он наконец женится на той, ради которой он (согласно официальной версии) отказался от короны.
В июле 1940, после захвата Франции, переезжает в Португалию, где тесно общается с кругами, близкими к немецкому посольству. Ходили слухи о том, что будто бы жена Эдуарда ранее имела любовную связь с Риббентропом, в бытность его германским послом в Лондоне, и продолжала поддерживать с ним деловые контакты. После начала войны Эдуард двинул на Багамы (английская губерния, хорошо знакомая зрителям пиратского сериала Черные паруса) и стал там губернатором. Пока шла война, Гитлер обсуждал возможность реставрации Эдуарда на английском престоле в случае победы.[Кстати]Агент MI-5 Энтони Блант вывез в конце войны из замка Фридрихсхоф в Гессене документы, включавшие опасную для обнародования переписку Эдуарда с Гитлером. Сейчас они хранятся в королевских архивах.Сразу после 1945 года Эдуард вернулся во Францию, где и прожил до конца дней, ведя в богатую и эффектную жизнь, постоянно появляясь в обществе и прочее.

А что, если Эдуард VIII - это лишь один из "королей", которые выращивали Гитлера и собирались использовать его как рабочий инструмент объединения Европы? Что, если другие покровители Фюрера обретались не только Германии (что очевидно), не только в Австрии (что почти очевидно), но и во Франции? Что, если этот Союз Королей существует давно и имел своих представителей наряду с другими европейскими державами также и в Российской империи? Если так, то как минимум некоторые наши Февралисты являются отличными кандидатами на роль этих представителей.

Тут возникает парадокс. Гитлер - это Германия, в то время как мы знаем, что Германия была злейшим врагом Франции. Каким же образом высшие круги Франции могли бы вдруг оказаться связанными с Гитлером?

Но, друзья, не будем забывать, что Германия ДО и Германия ПОСЛЕ 1918 года - это две разные страны. Старая Власть Германии потепела страшное поражение в Первой мировой. И нельзя исключить, что приход к власти Гитлера был вовсе не "естественным продолжением" этой старой власти, а наоброт - рейдерским захватом Германии со стороны каких-то сил, старой Германии вполне враждебных. В биографиях некоторых представителей нашего Белого движения этот парадокс отразился ясно и отчетливо: они сражались против немцев в Первой мировой и за немцев во Второй мировой! Этот парадокс легко разрешается, если мы понимаем, что власть Сталина и власть Николая II - это далеко не одно и то же. Но так же точно власть Вильгельма и власть Гитлера - далеко не одно и то же. А что, если тут не только простое совпадение интересов по принципу "враг моего врага - мой друг", но прямая преемственность? И те же самые люди, которые устроили Февраль в России, привели к власти и Гитлера? Если бы обнаружились факты, это подтверждающие, то вышла бы очень красивая и ясная "картина маслом".

Кто-то во Франции конца XIX века сближается с частью Романовых и, используя внутренние противоречия в этом Доме, делает попытку захвата власти в России в ходе Февральского переворота. Англия, встревоженная перспективой увидеть перед собой Францию, раскинувшуюся от Атлантического океана до Тихого,  помогает немецкой и австрийской агентуре совершить Октябрьский переворот. (Подробнее обо всех этих событиях см. Начало конца и весь цикл по истории Революции.) Далее в ходе Гражданской войны и утверждения большевистской диктатуры вся французская агентура ("белые") в России уничтожается или отправляется в эмиграцию (по большей части, естественно, в ту же Францию и контролируемую Францией Серию). Но - продолжение следует! Приведя к власти нацистов, те же самые люди (и их наследники) делают новую попытку захватить Россию - теперь уже руками "поправленных" ими немцев, возглавляемых Гитлером. Если так, то 1933-й год в Германии оказывается продолжением Февраля 1917-го в России, а Великая Отечественная война оказывается продолжением Гражданской войны.

Далеко не всякая безумная идея оказывается в конце концов верной. Но красивая идея как правило обладают таким свойством, что даже если она оказывается неверной, она все же пробивает некий смысловой коридор, по которому затем следуют уже и верные идеи. Не знаю, насколько верна высказанная мною идея. Но во всяком случае она достаточно безумна и красива, чтобы высказать её - и ожидать появления верных идей через пробитый ею коридор.

UpDated:

На самом деле я хотел написать заметку не о Франции, а об Австрии. Не о "фашистах", а о "евреях". Но тут выступил Владимир Янчевский с очень интересным материалом - и мои планы переменились. Но эти два вопроса по сути неразделимы. Австрия - это евреи. Франция - антисемиты.

Но может, это и к лучшему.
А теперь несколько комментов из Facebook:

Гор Чахал: Николаю II нужен был Константинополь и проливы для развития торговли юга империи. Простая и понятная причина его союзов. Ошибка была в направлении главного удара. Но тогда армией командовала партия Ник. Ника, которая почему-то очень берегла Турцию и настаивала на необходимости сначала разворачивать Германский фронт, который России был совершенно бесполезен.
Нужно было нагло обмануть союзников и ударить по беспомощной (по признанию Кемаля Паши) Турции. Вместо этого мы увязли в позиционной войне с немцами, спасая союзников.


Maksim Soloĥin:
Если бы Власть была у Николая, то вполне вероятно, что он именно так бы и поступил. А зачем НикНик жалел Турцию?

Гор Чахал:
Единственный фронт, где у России были несомненные успехи – кавказский. И то, мы начали наступление там с огромным запозданием и уже истощённые войной. А какие были бы настроения в обществе, если бы этих успехов Россия добилась бы сразу? Может быть, это было не наруку партии Ник. Ника? Тогда бы осуществить переворот было бы куда сложнее.
А то, что переворот уже был готов до 1914-го года, это описано.

Maksim Soloĥin:
ВОТ! Вот это рассуждение в ключе теории Власти. Qui prodest. Коротко и ясно.

Смотрите, как красиво выходит: НикНик тупо долбит по Германии, но не по глупости! Он старается угодить Франции и в то же время не дать Николаю II возможности укрепиться во Власти через легкую победу над Турками и взятие Проливов. Два мотива сходятся в одно. Всё разумно и понятно.

Гор Чахал:
Царь, кстати, был единственным, кто предлагал решить вопрос радикально.
«Наконец, 21 ноября 1914 года Николай II пригласил Палеолога в Царское для неофициальной беседы об УСЛОВИЯХ мира, разумеется, победного. Выразивши заранее согласие на все, что потребуют для себя Франция и Англия, царь определил следующим образам свою собственную программу: присоединение Восточной Пруссии (до Вислы, но, может быть, и в меньшей части, соединение Познани и части Силезии с «автономной Польшей, присоединение Галиции и северной Буковины (до Карпат) и Армении (условно, «по особой просьбе армян»), и наконец, «свободный ВЫХОД через Проливы» Турки должны быть изгнаны из Европы, Константинополь должен превратиться в нейтрализованный город, под международным управлением, линия Энос-Мидия будет границей между Болгарией и Россией.

3 марта, при приеме ген. По, и царь «с серьезным видом» заговорил а part с Палеологом:
— «Я не признаю за собою права налагать на мой народ ужасные жертвы, требуемые этой войной, не давая ему в награду осуществления его вековой мечты. Поэтому мое решение принято, г. посол. Я радикально Разрешу проблему Константинополя и Проливов. Решение, на которое я Вам указывал в ноябре, — единственно возможное и осуществимое: город Константинополь и южная Фракия должны быть присоединены к моей империи. Впрочем, я допущу для управления городом особый режим, с принятием во внимание иностранных интересов».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments