Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Рациональное мышление и рационализация

В ЖЖ внезапно проснулся живейший интерес к религии. Я ждал такого случая и не могу упустить возможности сказать несколько слов по этой важной теме.

Вот уважаемый asterrot пытается осмыслить, зачем нужна религия:

Мистицизм и, шире, мифопоэтический взгляд на мир - это важно. Большая часть головного мозга - специализированная. А большая часть специализированных зон специализирована на разных аспектах человеческого: на распознавании лиц, на чтении эмоций, на понимании мотиваций поступков, на угадывании генеральных линий (присоединения к толпе) и те пе. Мифопоэтическое мышление способно задействовать резервы мозга для усиления его вычмощностей посредством метафорического приравнивания неживых объектов к живым, а всех живых - к людям. Отсюда древние богозвери и зверобоги...

И ему вторит не менее уважаемый jim_garrison, в своей заметке Ученый и его враги создающий целый паноптикум богозверей и зверобогов:

[Текст jim_garrison]Помимо "общих" бэконовских идолов, мешающих человеку что-то понимать, интеллектуалу противостоят специфические.
К науке сначала нужно прорваться сквозь толпу мелкой, но злой нечисти.
Первый демон это Синдром утенка. Первая книга, учение, концепция, вырывающая человека из обыденного мира, стремится навсегда его при себе и оставить. Многие, многие не вырвались.
Следом идет ведьмочка Теория всего. Эта очаровашка может долго морочить голову юному уму, подсовывая универсальный ответ на все вопросы.
Своя выстраданная теория - это даже более сильная нечисть, способна полностью поглотить. Худший вариант, когда Теория всего и Своя выстраданная теория - это одно и тоже.
Где-то рядом ползает многоголовая гидра Официальнаянаукалжет.
Ну, а дальше ученому до конца жизни противостоит почтенный, древний и бессмертный трехглавый дракон Халтура_Самодовольство_Догматизм.
Границу между естественными и общественными науками охраняет зверюга Гуманитарииничегоненепонимаютсейчасявсебыстрообъясню.
Преимущественно в гуманитарной сфере, но не только, обитают древние гарпии Соцзаказ и Убеждения, но в последнее время появилась новое чудище Политкорректность.
Есть еще редкая, преимущественно водящаяся в русской ноосфере, нечисть, Методологизм - это хищная тварь, которая требует предварительного приложения сверхусилий в методологии, чтобы иметь право написать хоть строчку предметно. Мол, воскреснет ГП или Поппер, благословит, тогда можно, а так ни-ни.
И все мы видим, как эти твари, чавкая и облизываясь, жрут многих вокруг. И не только вокруг!


Что я на это скажу? Это очень трогательные и остроумные, но довольно поверхностные суждения. Суждения новичков в духовном мире, которые пока ещё не осознали, жертвой КАКОГО хищника де-факто уже стали они сами.

Рационально мыслящий человек - это человек, вполне контролирующий сам себя. Между тем, кто из нас может, положив руку на сердце, может похвастаться полным самоконтролем? Мы просто прячем свои слабости друг от друга, да и от самих себя - и деликатно не вспоминаем их, поднимаясь на высокую трибуну, чтобы вещать с позиций рационального мышления.

Иррационализм нашей реальной повседневной жизни остается при этом лежать дома в шкафу вместе с прочим грязным бельём. Поднимаясь на трибуну, маленький слабый человечек подобно Папе Римскому обретает на пару минут право на рационализм, чтобы ex  cathedra произнести несколько непогрешимых мыслей, прежде чем вернется в свой шкаф к своему грязному белью, для публики как бы неинтересному и несущественному.

Между тем, как раз религия, как и искусство - это такая область, в которой грязное бельё - штука существенно важная, а в чем-то и определяющая.

Уважаемый schegloff весьма остроумно заметил по поводу вчерашнего спора о религии (см. комментарии к заметке О ненужности Русского Православия):
К Галковскому стоит обращаться в единственной области знаний, где он компетентен: в анализе грязного белья конкретных физических лиц. А что его мнение о Православии кого-то интересует, стало для меня неприятным сюрпризом.

На что я немедленно возразил:

Анализ грязного белья - это очень важная область. По сути ключевая не только для политики, но и для религии. И со мной согласится любой верующий. Грязное бельё - это как раз то, что изучают комиссии по канонизации святых. А святые - это единственно-надежные "опорные точки" при оценке чего угодно. Потому что они не лгут.

Что в данном случае подразумевается под "грязным бельем"? Для рационального человека это любая потеря контроля. Любая слабость, уязвимость, делающая его смешным и нелепым на высокой трибуне. Естественно, любая тайная страстишка вроде неодолимой привязанности к компьютерным играм, к бутылочке или к порнушке. Тут уже у кого что. Но подобные вещи яснее ясного обнажают живущую в глубине души у каждого из нас иррациональность.

Однако для внимательного взгляда эта иррациональность достаточно ясно обнаруживается и в более тонких вещах, которые невозможно скрыть в шкафу, которые мы постоянно таскаем с собой.
Это всякого рода ошибки: оговорки, очитки, описки, минутная забывчивость, внезапное изменение темы или намерений и проч., и проч. - словом, всё то, о чем с непревзойденной ясностью и конкретикой поведал миру ещё дедушка Фрейд в своей знаменитой классической книге "Психопатология обыденной жизни".

Как тут быть? А очень просто. Есть простой приём, который знает и постоянно использует любой поэт/писатель/художник. Он называется рационализацией. Суть его в том, что, допустив ошибочное, ненамеренное действие, надо вести себя так, будто действие было частью твоего плана. Более того, художник знает, что такие вещи являются чуть ли не главным условием успешного творчества. Почему? Потому что в них проявляется действие Бессознательного - того пресловутого Бессознательного, которому посвящена значительная часть моего ЖЖурнала.

Вот например, мэтр Галковский - великий мастер рационализации. На том стоит. Этот мудрый человек ещё в детстве просек фишку, понял, что любую слабость, любую бытовую психопатологию можно, перекувырнувшись, использовать в созидательных целях. Да что там! Если умеючи, на ней можно построить целое тайное общество. Сделать карьеру, написать роман, войти в историю.

"Высказав все, что ему было приказано, Балашев сказал, что император Александр желает мира, но не приступит к переговорам иначе, как с тем условием, чтобы... Тут Балашев замялся: он вспомнил те слова, которые император Александр не написал в письме, но которые непременно приказал вставить в рескрипт Салтыкову и которые приказал Балашеву передать Наполеону. Балашев помнил про эти слова: «пока ни один вооруженный неприятель не останется на земле русской», но какое-то сложное чувство удержало его. Он не мог сказать этих слов, хотя и хотел это сделать. Он замялся и сказал: с условием, чтобы французские войска отступили за Неман.

Наполеон заметил смущение Балашева при высказывании последних слов; лицо его дрогнуло, левая икра ноги начала мерно дрожать. Не сходя с места, он голосом, более высоким и поспешным, чем прежде, начал говорить. Во время доследующей речи Балашев, не раз опуская глаза, невольно наблюдал дрожание икры в левой ноге Наполеона, которое тем более усиливалось, чем более он возвышал голос.

— Я желаю мира не менее императора Александра, — начал он. — Не я ли осьмнадцать месяцев делаю все, чтобы получить его? Я осьмнадцать месяцев жду объяснений. Но для того, чтобы начать переговоры, чего же требуют от меня? — сказал он, нахмурившись и делая энергически вопросительный жест своей маленькой белой и пухлой рукой.

— Отступления войск за Неман, государь, — сказал Балашев.

— За Неман? — повторил Наполеон. — Так теперь вы хотите, чтобы отступили за Неман — только за Неман? — повторил Наполеон, прямо взглянув на Балашева.

Балашев почтительно наклонил голову.

Вместо требования четыре месяца тому назад отступить из Померании, теперь требовали отступить только за Неман. Наполеон быстро повернулся и стал ходить по комнате.

— Вы говорите, что от меня требуют отступления за Неман для начатия переговоров; но от меня требовали точно так же два месяца тому назад отступления за Одер и Вислу, и, несмотря на то, вы согласны вести переговоры.

Он молча прошел от одного угла комнаты до другого и опять остановился против Балашева. Лицо его как будто окаменело в своем строгом выражении, и левая нога дрожала еще быстрее, чем прежде. Это дрожанье левой икры Наполеон знал за собой. La vibration de mon mollet gauche est un grand signe chez moi, — говорил он впоследствии."

(Лев Толстой, "Война и мир")

Дрожание моей левой икры есть великий признак - говорил единственный в мировой истории человек, которому удалось на протяжении одной жизни пройти весь путь от социального низа до самых вершин Власти.
Отчего же?
Оттого, что это контакт, информационный канал, прямая связь с богозверями Бессознательного, серьезными тварями, способными при благоприятных условиях вознести человека из грязи в князи.

Астеррот предпочитает думать, что очеловечивание безличных сил - это такой хитрый приём рационального мышления, позволяющий нам подчинить рациональному контролю таящиеся в бессознательном иррациональные силы. Но на самом деле Астеррот таким образом рационализирует свой собственный способ контакта с Бессознательным. Притворяется, что у него всё под контролем. И это нормально.

Рационализация - это нормальный подход любого адепта рационального мышления. Притвориться, что всё под контролем - это само по себе уже в какой-то мере взять ситуацию под контроль. Это работающий приём.  А что это немного нечестно по отношению к почтеннейшей публике - ну так ведь у адептов и должны быть какие-то секреты мастерства, иначе чем они лучше тех, кто внимает им, пока они вещают ex cathedra?! Зрители там внизу должны верить адепту, что он и вправду с самого начала так и задумал, что дрожание его икры является частью его собственного великого Хитрого Плана.

Искусство быть гением заключается в том, чтобы присвоить себе, своему рациональному уму ту честь и те заслуги, которые в действительности (как знает любой гений) ему совсем не принадлежат, а являются даром судьбы, даром богов, гениев или демонов Бессознательного, по какой-то таинственной причине выбравших икру данного конкретного человека в качестве канала связи со здешним миром.

Древние греки были честнее. Сократ не говорил "я гений", он говорил "у меня гений".
Иррациональность эпохи рационализма состоит в том, что люди этой эпохи боятся быть честными даже с собой, не говоря уже о публике. И это плохо. Потому что искусство быть художником заключается в предельной - нет, беспредельной честности. Резать правду матку, какой бы она ни была. Отказавшись от этой беспредельности, художник передает быть художником и становится лидером какого-нибудь движения. Стоит ли оно того? Не знаю, не уверен. Да и не моё это дело.

Tags: бессознательное, психология, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 96 comments