?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Facebook - кладбище идей. Там невозможно найти то, что опубликовано тобою какое-то время назад.
Сегодня я с ужасом обнаружил, что не могу найти там свою заметку о связи между судьбой Маркс-Энгельса и глобальным конфликте между Россией и Британией, который развернулся в Европе (и во всем мире) XIX века. Мне пришлось пролистывать все, что было написано мною. Поисковики почему-то не помогли. Опять-таки, вот в моём ЖЖ Гугль и Яндекс ориентируются прекрасно, но только не в facebook и не ВКонтакте. Какой злодей и с каким злым умыслом создал эти социальные сети?!

Итак, дублирую тут в ЖЖ текст из Facebook по означенной теме. И заодно расширяю его тематику.
В Facebook я говорил только о Марксе. А теперь расскажу заодно и о более серьезной человеке той же эпохи - об Отто Бисмарке. Правда, в одну заметку этот текст уже не поместится. Ну, пусть будет две.

Итак, прошу любить и жаловать -

Предыстория русской революции.
Меня в детстве всегда удивляло,
что Маркс жил и творил в Англии,
а революции там так и не устроил. )))
(Дмитрий Яранцев)
Необыкновенное возвышение России в Петровские и послепетровские времена объясняется дипломатической поддержкой, которую оказали ей европейские страны и в первую очередь Британия. В конце XVII и начале XVIII века Россия находилась в отношении Британии в вассальном положении, выступая в качестве её "континентальной шпаги" и "младшего сюзника". Политический вес и военная мощь России на протяжении этого периода непрестанно росли, хотя во внутренней политике страну била лихорадка. В это время в России и было насаждено регулярное масонство (1731 год).
Однако дворцовый переворот 1741 года, в результате которого к власти пришла Елизавета Петровна, в корне изменил эти отношения. Россия стала союзницей Франции и Австрии, что едва не привело эти страны к решительной победе в ходе Семилетней войны, когда Пруссия была практически разгромлена русскими. Однако случилось "чудо Бранденбургского дома": Елизавета Петровна "внезапно умерла" и Россия вышла из войны, что привело её союзников к поражению. Следствия этого поворота для мировой истории были колоссальными. Французские колонии в Америке были захвачены Англией, на что Франция ответила восстанием Колоний и образованием Соединенных Штатов Америки, спустя два века ставших мировым гегемоном.
Между тем, отношения России и Британии были сложными и запутанными. Россия то традиционно союзничала с Британией, то пыталась её атаковать, как, например, при Павле I, который даже устроил поход на британскую Индию (неудачный), за что и был убит своим сыном, Александром I. Но в ходе войны 1812 года роль России настолько возросла, что Александр решился порвать с Англией и заключил Священный Союз с Австрией и Пруссией, что и послужило началом Большой Игры, финалом которой стали Сталинские репрессии 30-х годов, в результате которых Британия наконец полностью взяла события в России под свой контроль.
Прежде всего, Александр I запретил в России масонство (1822) - впрочем, только регулярное (консервативное проанглийское), в то время как либеральное (французское) масонство продолжало у нас свою деятельность, завершившуюся Февральской революцией.
Началась Большая Игра.
Первым сражением «Большой игры» можно считать уже Битву при Асландузе (1812), поскольку сражающуюся против России персидскую армию тогда инструктировали британские офицеры.
Парадоксальная ситуация. В то время как русские войска спасали Британию от Наполеона в Европе, они же фактически уже начали сражаться с Британией в Персии. Далее последовали известные всем события. В 1829 году в Тегеране был растерзан разъярённой толпой русский посол А. С. Грибоедов. В ходе Персидской войны Великобритания и начала разжигать против России кавказских горцев (1816). Именно в те времена слово "Кавказ" приобрело в русском языке своё современное значение. Но первая серьезная, прямая стычка России и Британии в ходе Большой Игры состоялась в ноябре 1836 года, когда русский военный бриг «Аякс» задержал британскую шхуну «Виксен»[Подробности]в районе порта Суджук-Кале (Северный Кавказ, Новороссийск). На момент задержания с её борта уже было выгружено 8 орудий, 800 пудов пороха и значительное количество оружия.Это была провокация, организованная первым секретарём британского посольства в Константинополе Дэвидом Урквартом. Кроме него в организации провокации участвовала польская эмиграция в лице Адама Чарторыйского. Экипаж, которым руководил британский агент Джеймс Станислав Белл, получил инструкции отправляться в Суджук-Кале, где встреча с русским крейсером была почти неминуема. Владельцу шхуны предписывалось не избегать её, но, наоборот, всячески искать этой встречи. Как и рассчитывали организаторы провокации, реакция Лондона была резкой. Консерваторы подняли в парламенте вопрос о законности пребывания Черкесии под юрисдикцией Российской империи. Звучали требования угрожать России войной, ввести британский флот в Чёрное море. После гневных заявлений из Лондона Николай I приказал привести в состояние повышенной боеготовности армию и флот. Шхуна «Виксен», в соответствии с инструкцией, была конфискована, а её экипаж выслан в Константинополь. Конфликт угрожал перерасти в войну между Российской и Британской империями, но к апрелю 1837 года был замят. Уркварт был отозван в Лондон. Британия не смогла найти континентального союзника для войны с Россией. В официальном ответе правительства и либеральной партии на запрос консерваторов отмечалось, что Россия владеет Черкесией законно, по Адрианопольскому мирному договору. Россия продолжила блокаду восточного побережья Чёрного моря.Этот конфликт стал одним из значительных эпизодов русско-британского соперничества 30—40-х годов XIX века, повлёкшего за собой Крымскую войну.
Замечу в скообках, что как раз во время разборок с "Виксеном" и был убит на дуэли великий Пушкин (1837), однокашник знаменитого Горчакова, о котором пойдет речь ниже.

С этого времени Британия начинает и открытую "холодную войну" против России,[А при чем тут Карл Маркс? Нажмите, чтобы осознать связь между Марксом и Большой Игрой]в ходе которой выдвигаются все ныне ставшие общеизвестными и едва ли не общепризнанными русофобские концепции, которые я перечислять не буду.
Но главное - в 1842 году молодой Фридрих Энгельс приезжает в Манчестер, чтобы закончить своё коммерческое образование на местной хлопкопрядильной фабрике, которой владел его отец вместе со своим партнёром по бизнесу — Эрменом. Пребывание Энгельса в Англии длилось почти два года. Как отмечает Эрнест Белфорт Бакс, «благодаря своему пребыванию в Манчестере Энгельс с юных лет приобрёл основательное знакомство с английской жизнью, нравами и мировоззрением», а главное - становится входит во властную группировку английского лорда Пальмерстона (1784-1865).
Сразу после этого в 1843 году в Лондоне Энгельс вступает в контакт с тайной революционной рабочей организацией — «Союзом справедливых», а также с английскими чартистами в Лидсе.
А в октябре 1843 года под угрозой ареста из Бонна и Кёльна в Париж переехал молодой бунтарь Карл Маркс. Здесь 28 августа 1844 года он и подружился с "немецким" социалистом Фридрихом Энгельсом. Именно Энгельс обратил внимание Маркса на положение рабочего класса, поставив его на основные рельсы всей его дальнейшей литературной деятельности. Карл Маркс стал работать на Энгельса, и кто бы мог тогда предугадать, что именно это-то сотрудничество и окажется роковым для истории России Романовых?
В начале февраля 1845 г. Маркс был выслан из Парижа и переехал в Брюссель. В июле 1845 года Энгельс приглашает Карла Маркса в Англию. В Англии они встретились со многими чартистами и деятелями «Союза справедливых». В январе 1846 года оба возвратились в Брюссель, где они основывали «Коммунистический корреспондентский комитет» — виртуальный орган для почтовой связи социалистов из всех стран Европы. В начале 1847 года «Союз справедливых» предложил Марксу и Энгельсу вступить в свои ряды. Они приняли приглашение и способствовали в дальнейшем переименованию организации в «Союз коммунистов». По поручению общества Маркс и Энгельс составили программу коммунистической организации — знаменитый «Манифест коммунистической партии», опубликованный 21 февраля 1848 года в Лондоне.
После начала февральской революции 1848 г. Маркс был выслан из Бельгии. Он вернулся в Париж, а после мартовской революции переехал в Германию, в Кёльн, откуда был выслан 16 мая 1849 года и сначала отправился в Париж, но после демонстрации 13 июня 1849 года был выслан и оттуда. В конечном счете Маркс с семьей переехал в Лондон, где жил до самой смерти (1883) и создал свои главные экономические произведения, включая «Капитал».


Главным результатом подрывной деятельности англичан на континенте в целом стала революционная эпидемия 1848 года.

А главным успехом Британии в борьбе конкретно с Россией в первой половине XIX века стала злосчастная Крымская война 1853 года, ради победы в которой Британия вступила в союз с Францией, каким-то (невыясненным пока) образом добившись при этом нейтралитета Австрии. Кто бы мне объяснил, что это было, и почему Австрия предала Россию, которая вот только что спасла саму Австрию от разгрома в ходе мятежа 1848 года?

Сверстником ничтожного Карла Маркса был великий Бисмарк (1815-1898), объединивший Германию.

Для нашей истории важно то, что объединенная Германия немедленно выступила на международной арене непримиримым врагом Франции. В 1870 году немцы вторглись во Францию и разбили наголову французскую армию. Франция и Германия стали непримиримыми врагами, тем самым надолго определив основной дипломатический расклад в Европе.

Бисмарк - одна из самых интересных фигур официальной истории второй половины XIX века, бесспорно одна из ключевых её фигур. Но лично для меня эта фигура до сих пор остается загадкой, потому что я не могу применить основной метод моего исторического следствия, именуемый QUI PRODEST. Дело в том, что объединение Германии изначально было выгодным для России, так как Пруссия была нашим младшим партнером, "немецкой шпагой" России. И если предположить, что Бисмарк был "нашим человеком", то вроде бы все стыкуется. Во-первых, Бисмарк три года (1859-1862) прожил в Санкт-Петербурге и был учеником великого русского дипломата Горчакова.
[Детали]Горчаков пророчил Бисмарку великое будущее. В России Бисмарк изучил русский язык, очень прилично на нём изъяснялся и понял суть свойственного русским образа мысли. Он принимал участие в русской царской забаве — медвежьей охоте, и даже убил двух медведей. В одной из этих охот он так сильно обморозил ноги, что стоял вопрос об ампутации. О Бисмарке очень интересно и проникновенно рассказывает Галковский, при недостатке времени смотрите вот отсюда.Вдвоем с Горчаковым они организовали Союз Трех Императоров (Александра II, Франца Иосифа I и Вильгельма I - 1873 год), который фактически возродил Священный Союз начала XIX века, о котором говорилось выше. Заключение этого союза было тяжёлым дипломатическим поражением Британии, и последней победой России на европейском фронте Большой Игры.

Однако вскоре после события приняли дурной оборот. Бисмарк вдруг сделался врагом России и лично Горчакова, и начал действовать в интересах Британии и/или Австровенгрии. Я пытаюсь понять, как и почему это произошло.
[Как и почему Бисмарк поссорился с Горчаковым - нажмите, чтобы узнать подробности. Острожно! Очень много букв!]Почти одновременно с заключением союза трёх императоров, после ухода Тьера, в отставку во Франции к власти пришло правительство монархистов, ярых сторонников реванша. Бисмарк мог опасался, что с приходом к власти монархистов Франция станет более «союзоспособной» — как ортодоксальные католики они сумеют сблизиться с клерикальным австрийским двором, а в качестве политических единомышленников могут войти и в доверие российского императора.

Ещё в 1872 году Франция приняла систему всеобщей воинской повинности и начала быстро восстанавливать свою армию. А в сентябре 1873 года германские оккупационные войска покинули территорию Франции. Благодаря этому обстоятельству Франция получила возможность проявлять большую независимость в своей внешней политике. Это тревожило Бисмарка.

Тотчас же представился повод для нового конфликта. Ещё в августе 1873 года епископ Нанси (город на оставшейся у Франции части Лотарингии) прочитал на церковной кафедре свое «пастырское послание», в котором призвал верующих молиться за возвращение Эльзас-Лотарингии Франции. В епархию епископа Нанси входила и часть германской Лотарингии. Послание было прочитано с церковных кафедр и опубликовано в католической печати на немецкой территории. Бисмарк решил использовать этот повод для дипломатического наступления против Франции. Он потребовал от французского правительства сурово наказать епископа, якобы призывавшего германских подданных к отделению от своего государства.

Французское правительство осознало опасность. 26 декабря 1873 года французский посол Гонто-Бирон отправил из Берлина доклад, в котором выражал серьёзное опасение, что Бисмарк готовит новую войну. Пользуясь тем, что ни Вена, ни Петербург, ни Лондон не желали в то время дальнейшего усиления Германии, Деказ обратился к Австро-Венгрии, России и Великобритании с заявлением, что Германия намерена начать войну против Франции, и попросил у них защиты. При обращении к правительству Австро-Венгрии Деказ сделал особый акцент на истории с епископом, затронув религиозные чувства императора-католика Франца-Иосифа и могущественных клерикальных кругов. Во всех трёх странах ноты французского правительства не остались без ответа. Французский демарш как раз совпал с визитом Франца-Иосифа в Петербург, куда император прибыл 13 февраля 1874 года в сопровождении австро-венгерского министра иностранных дел графа Андраши. Здесь, в российской столице, Горчаков и Андраши совместно посетили французского посла и заверили его, что осуждают действия Бисмарка. Помимо этого, британская королева написала личное письмо германскому императору Вильгельму I. Королева Виктория предупреждала императора, что если бы Германия начала новую войну против Франции, это могло бы привести к плачевным последствия.

Осознав, что международная обстановка складывается неподходящая, Бисмарк отступил. 17 февраля он дал распоряжение приостановить дальнейшее развитие конфликта.

Потерпев неудачу, Бисмарк решил предпринять более действенные меры для изоляции Франции. И Бисмарк решил начать с переговоров с наиболее опасным из её защитников — Россией. Он планировал завлечь Россию возможностью германских уступок по Ближнему Востоку. Германия не имела там своих интересов: экономическое проникновение Германии в эту область в то время было ещё очень малым.

В начале февраля 1875 года Бисмарк направил в Петербург с специальной миссией одного из своих дипломатов, Радовица, который пользовался особым доверием канцлера. Первые беседы Радовица в Петербурге отличались чрезвычайной туманностью, ведь он пока лишь осторожно зондировал обстановку. Императору Александру II и Горчакову посланник сказал, что его цель — установить путём обмена мнений единство политической линии России и Германии. Царь же выразил радость по поводу согласия, существующего между тремя императорскими дворами, и заявил о своём намерении поддерживать статус-кво на Востоке. Затем царь стал уверять Радовица, что Россия не собирается захватывать Константинополь. Однако тут же он поставил вопрос, кому достанется Константинополь в случае распада Турции и кто будет тогда контролировать те народы, которые живут сейчас под властью Порты. В ответ Радовиц лишь туманно и одновременно многозначительно намекнул на возможность русско-германского политического сотрудничества. В последующие дни он принялся за урегулирование спровоцированных Бисмарком незначительных балканских политических трений, что являлось официальной целью его визита. Эти трения были устроены Бисмарком специально, чтобы дать Радовицу формальный повод приехать в Петербург.

Через несколько дней Радовиц снова заговорил о более значимых делах. Он заявил Горчакову, что «Германия стремится быть полезной для русской политики и расположена присоединиться к русской точке зрения на большие вопросы, то есть на те вопросы, которые для России являются большими». Иначе говоря, Радовиц намекал на то, что поддержка Германией устремлений российского правительства на Ближнем Востоке вполне реальна. Горчаков же заверил Радовица в непоколебимости русско-германской дружбы.

После этого Бисмарк решил, что почва достаточно подготовлена. Тогда он позволил своему посланнику наконец открыть истинную цель миссии. Радовиц прямо попросил Горчакова оказать такое воздействие на Францию, чтобы она лишилась надежд на поддержку России. Как пояснял Бисмарк в инструкции, посланной Радовицу, «Мы чувствительны не в Сербии и даже не в Польше, а там, откуда Европе грозит настоящая опасность, а именно с запада».

И вот тут Горчаков совершил очень важное - и как показало будущее, роковое действие: он уклонился от обсуждения французских дел.

21 апреля 1875 года Радовиц, уже вернувшийся в Берлин, сказал французскому послу, что в Германии многие политические деятели ввиду военных приготовлений Франции считают необходимой превентивную войну. Узнав об этом, Деказ призвал к себе парижского корреспондента «Times» Генриха Бловица. Результатом их беседы явилась алармистская статья в «Times» и вслед за ней — резкая антигерманская кампания в большей части британской прессы. Затем Деказ разослал французским представителям за границей копию донесения Гонто-Бирона о беседе с Радовицем, предлагая обратить внимание держав на германскую военную угрозу. Призыв Деказа снова не остался без ответа: французский посол в Петербурге получил от царя и Горчакова обещание дипломатической поддержки в случае нападения Германии на Францию.

В Лондоне французский демарш совпал с поступлением тревожных сведений относительно планов германского вторжения в Бельгию. Премьер-министр Дизраэли был явно обеспокоен возможностью появления Германии у побережья Ла-Манша и ещё больше — перспективой нового разгрома Франции: наличие в Западной Европе двух соперничающих великих держав было безусловно выгодно Великобритании. Великобритания всегда стремилась к поддержанию «европейского равновесия» и к предотвращению гегемонии той или иной державы на европейском континенте.

Подобно тому как Великобритания когда-то боролась вместе с Россией против Наполеона, так и теперь Дизраэли выступил против Бисмарка совместно с российским правительством. Дизраэли по этому поводу публично сравнил Бисмарка с Наполеоном и заявил о необходимости союза с Россией для сдерживания германской экспансии в Европе.

Министр иностранных дел в кабинете Дизраэли лорд Дерби поручил британскому послу в Берлине лорду Одо Расселлу «употребить все усилия», чтобы положить конец «недоразумениям» между Францией и Германией. Дерби писал Расселлу:
«Полагают, что русский император будет говорить в этом же смысле во время своего пребывания в Берлине. Если он сделает это, вы должны его всемерно поддержать в интересах сохранения мира»

Во время очередного визита царя в Берлин разыгрался финал дипломатического поединка Горчакова и Бисмарка. При встрече обоих канцлеров Бисмарк всячески уверял Горчакова, что не собирается нападать на Францию. Инспирированные им самим слухи он приписывал махинациям биржевых брокеров, играющих на понижение, и в частности интригам герцога Деказа, «заинтересованного в биржевых операциях». Бисмарк заявил, что Мольтке в политике неопытен и что его заявления о превентивной войне не имеют никакого политического значения. Обвинять же самого Бисмарка в намерении вызвать войну — значит считать его неадекватным.

Вечером того же дня лорд Одо Расселл ужинал у Бисмарка. За столом он сообщил канцлеру то, что поручил ему передать лорд Дерби. Бисмарк же повторил и английскому послу всё то, что уже сказал Горчакову.

Перед отъездом из Берлина Горчаков послал всем российским посольствам и миссиям следующую телеграмму: «Император покидает Берлин, уверенный в господствующих здесь миролюбивых намерениях. Сохранение мира обеспечено». Эта телеграмма была послана шифром, но вскоре стала достоянием гласности. Она создавала впечатление, что лишь воздействие России предотвратило вторичный разгром Франции. Такое впечатление ещё усиливалось благодаря тому, что в печать телеграмма попала в искажённом виде: вместо «сохранение мира обеспечено» было напечатано: «теперь (то есть после приезда царя) мир обеспечен». У Бисмарка эта телеграмма вызвала гнев. По свидетельству самого Бисмарка, он жаловался и царю на «нечестный» поступок Горчакова. В ответ же царь хладнокровно заметил, что не следует принимать серьёзно всякое проявление «старческого тщеславия».

Как писали ведущие парижские газеты, «Европа никогда не забудет, что она обязана в настоящее время миром России». Демократическая французская общественность соглашалась во мнении, что «именно Россия сохранила мир между Францией и Германией».


Бисмарк так и не простил Горчакову его выступления в защиту Франции в 1875 г. Поскольку же Германия продолжала считать разгром Франции задачей № 1 своей внешней политики, Бисмарк перестал заискивать перед Россией и взял курс на сближение с Австро-Венгрией. Теперь он считал, что для Германии выгодно сохранять в лице Австро-Венгрии постоянный и сильный противовес России на Балканах. Иначе, если бы австро-венгерская монархия погибла (от войны извне или от революции изнутри), из-под ее развалин выделились бы национальные славянские государства, которые по логике истории ориентировались бы на славянскую Россию. В этом случае Россия могла чрезмерно (с точки зрения Германии) усилить свои международные позиции. Такого оборота событий Бисмарк теперь уже никак не хотел допустить.


Продолжение этой печальной истории читайте в следующей заметке:

Предыстория революции (2): Отто Бисмарк и европейский театр Большой Игры

Comments

( 13 comments — Leave a comment )
anunnak
Jan. 16th, 2019 09:30 am (UTC)
Добрый день! Познавательно, но подкорректируйте в посте даты - цифры веков 18-19 скачут.
palaman
Jan. 16th, 2019 10:16 am (UTC)
Спасибо! Исправил.
patentat
Jan. 16th, 2019 10:04 am (UTC)
То, что Россия перестала быть вассалом Британии и стала вести независимую игру - это вполне естественно. Так и появляются субгегемоны, которые могут стать (при правильной политике и удаче) гегемонами.

Неестественно то, что Германии дали объединиться. Пока она была раздроблена, у Франции и России не было сильного конкурента под боком.

То, что в России не осознавали рисков - еще можно понять, все-таки в Игре не так давно, значительное влияние иностранных масонов и иллюзии управляемости Пруссии, которая долгое время была союзником.

Но во Франции про необходимость удержания Германии в раздробленном состоянии знали еще со времен Ришелье. И Наполеон III мог не допустить победы Пруссии над Австрией, после которой она стала ядром германского объединения. Каждый раз, когда читаю про Наполеона III, появляется впечатление, что это самый неудачный правитель для Франции.

Что касается конфликта Бисмарка и Горчакова, то он был неизбежен. Бисмарк последовательно проводил политику в интересах Германии, которые не могли не сталкиваться (рано или поздно) с интересами России. Германия после объединения оказалась сильным государством, ее надо было сдерживать - вот Горчаков и выстраивал противовесы. Так что первопричиной всего последующего развития событий является не ссора Бисмарка и Горчакова, а объединение Германии.

Edited at 2019-01-16 10:06 am (UTC)
palaman
Jan. 16th, 2019 10:33 am (UTC)
Сильная Германия была полезна России как противовес Англии и Франции, а также Австровенгии. Потому само по себе объединение Германии не кажется мне "роковой ошибкой". Но даже если бы я так думал, у меня сразу появилось бы ещё больше вопросов к Горчакову: Германию объединил Бисмарк, который Горчакова очень уважал (может быть, даже благоговел перед ним) и к которому прислушивался.
Если Бисмарк действовал тут против воли Горчакова, то почему они поссорились так поздно?! А если он действовал согласно его воле, то Горчаков получается (по Вашей логике, заметьте!) едва ли не главным вредителем России.
Так далеко я в своих обвинениях зайти не решаюсь.
И потому предпочитаю думать, что объединение Германии как таковое не было вредно России. Оно было вредно Франции. Что было по-настоящему вредным - это сближаться с Францией после того, как объединение Германии совершилось.

Что касается Наполеона III, этот человек заслуживает отдельной заметки. Вы ведь знаете, есть умные люди, которые вообще считают его агентом Англии.

Edited at 2019-01-16 10:34 am (UTC)
patentat
Jan. 16th, 2019 11:37 am (UTC)
1. "Нероковая ошибка" слишком дорого стоила России: 1914, 17 и 41 года. Позволить возникнуть под боком сильному государству - это ошибка дилетанта (неудивительно, что после этого исключили из высшей лиги), поскольку рано или поздно случится конфликт, который в таком случае придется вести с сильным соперником, а не кучкой слабых "союзников", жмущихся к сильному соседу. Естественными союзниками могут быть только те страны, с которыми нет общих границ - Франция, Англия (до выхода РИ в Ср. Азию), Дания, США и т.д.

2. Польза Германии как противовеса Англии и Франции не должна перевешивать рисков соседства с мощным противником. Для Франции и Англии естественными противовесами являются они сами, и высокий класс для России был бы в использовании этого противостояния - все-таки они "где-то там". А создание под боком для баланса еще одного немецкого государства в дополнение к уже имеющемуся выглядит как минимум недальновидно. Если одно из них поглотит другое (что и произошло, хоть и не в явном виде), то сосед станет в два раза сильнее.

3. Вопросов относительно деятельности Горчакова много и без совместных действий с Бисмарком (кстати, Ваше упоминание дуэли Пушкина наводит на разные мысли ввиду окончания им вместе с Горчаковым одного и того же учебного заведения). Но Бисмарк вообще представляется очень хитрым политиком, который прикидывался другом даже тогда, когда его истинные намерения были уже очевидны. Поэтому он, скорее всего, играл на слабостях Горчакова и ссора произошла тогда, когда Бисмарку видимость сотрудничества уже не требовалась.

4. Сближение с Францией после объединения Германии - неизбежный шаг, и хотя бы это действие Горчакова говорит о том, что он все-таки профессиональный дипломат. Германию так или иначе пришлось бы сдерживать. И проще всего это сделать когда она раздроблена. Но раз уж дали ей объединиться, то как ее сдерживать по-другому? Союзничество?

Германия в лице Бисмарка понимала союзничество как полную поддержку действий Германии. То есть, по сути, потерю Россией суверенитета - она же больше не смогла бы быть по своему усмотрению союзником Франции или Англии, если это противоречило бы интересам Германии. Даже без учета дипломатии Россия теряла независимость из-за бурного технологического развития Германии - Россия постепенно входила в технологическую зону Германии и та рано или поздно стала бы диктовать "союзнику" что и как делать.

Таким образом, вопрос вредности или не вредности объединения Германии для России сводится к вопросу "как контролировать объединенную Германию?" (с учетом того, что в объединенную Германию так или иначе войдет и Австровенгрия)

Edited at 2019-01-17 12:00 pm (UTC)
bigod67
Jan. 16th, 2019 12:21 pm (UTC)
Александр III лишь довершил разрушение Российскко-Германского Союза. А само дело это было начато ещё при Александре II. Нет? Это итог деятельности Горчакова. Понять политику МИДа при Горчакове попросту невозможно. Поражение в Крымской Войне, сдача Аляски и Курилл, сдача всех выгод от победы в Русско-Турецкой войне, потворство созданию Германской империи, и раскармливание Бисмарка на начальном этапе а потом превращение его и Германии в злейшего врага России.
Всё это не Александр III. а Александре II и Горчаков.
По делам судите их.
palaman
Jan. 16th, 2019 12:24 pm (UTC)
Мне кажется, Вы доводите правильную в основе мысль до абсурда. И я даже догадываюсь, почему.
Но давайте по пунктам:
1) Поражение в Крымской Войне. Это Николай I. Александр тогда был лишь на подхвате. Что касается роли Горчакова - пока не знаю, надо изучать этот вопрос.
2)сдача Аляски. Не было никакой сдачи. Была выгодная сделка. Не забывайте, что Восставшие Королнии (США) были нашим надежнейшим союзником в Большой Игре против Англии.
3)сдача Аляски и Курилл. Не в курсе. Надо разбираться.
4) Сдача всех выгод от победы в Русско-Турецкой войне. Вот тут да - не поспоришь. Но это все-таки дело Бисмарка, а не Горчакова, если только не представлять Горчакова как прямого предателя. Что мне кажется перегибом.
5) потворство созданию Германской империи, и раскармливание Бисмарка на начальном этапе. Спорно! Нам нужен был таран в Европе против Франции и Англии. Запад был слишком серьезным противником, чтобы Россия могла позволить себе биться с ним в одиночку. А на Балканах нам мешала Австрия, а не Германия. Идеальный вариант - поделить империю Габстургов между Россией и Геманией. Им немцев - нам славян.
И главное - не надо было ссориться с немцами. Надо было спокойно идти у них в кильватере, постоянно намекая, что мы ведь можем и сменить курс. Но сам курс - не менять.
bigod67
Jan. 16th, 2019 02:42 pm (UTC)
1) Николай I никогда бы не остановился на полпути, пока не вступил с русскими войсками в Лондон, как его брат Александр I в Париж в 1814 году. Образец той войны стоял у Николая I перед глазами. Он хотел поглубже и побольше заманить англичан в Россию, как в 1812 году. А потом пойти за ними в Лондон. Непременно в Лондон, не останавливаясь. Александру ведь в итоге так и так пришлось идти в Париж чтобы добить Наполеона, а не останавливаться. Остановка в таких войнах, грозит большими бедами для государства неискушённого в дипломатических интригах, такого как Россия. В 1917 не пошли в Берлин, сразу получили революцию у себя. В 1945 пошли в Берлин, получили долгосрочный стабильный мир. Жаль что загадочная скоропостижная смерть Николая I привела к поражению в войне в итоге и к резкому возвышению Горчакова, подписанию Парижского трактата 1856 года. Мне так это видится.
2) При продаже Аляски я исхожу из простой логики, а не с точки зрения Большой Игры.
3) Продажа Аляски и позднее сдача Курилл произошла из-за одной интриги. Подрыва и торпедирования Горчаковым по непонятным причинам интересов Российско-Американской компании. РАК была против обмена Курилл на Южный Сахалин.
4) А что если Александр Горчаков масон? Это означает что простые и ясные интересы России для него вторичны. Вот поэтому то и его внешнюю политику никто понять не может, представляя его патриотом.
5) Конечно естественный союзник России Германия а не Франция с Великобританией. Однако германофил Горчаков умудрился упустить своего друга Бисмарка. Сделать его противником России.

В общем мне непонятны тонкости Большой Игры. А вижу я лишь итогом гораздо больший ряд дипломатических поражений у Александра II, нежели у Александра III. При нём Россия даже не воевала ни с кем за 12,5 лет царствования. Россия стала не только европейской и христианской страной, но и русской. Всё это отобразилось в архитектуре и искусстве.
mmnt
Jan. 16th, 2019 03:50 pm (UTC)
Меня в детстве всегда удивляло, что Маркс жил и творил в Англии, а революции там так и не устроил.

Размышление над этим вопросом неизбежно приводит к чтению ЖЖ Галковского, а в тяжелых случаях - и к галковскомании...-)
palaman
Jan. 16th, 2019 06:31 pm (UTC)
Я за чтение ЖЖ Галковского. Но против галковскомании - как позитивной, так и негативной.
Галковский просто есть. И это хорошо. Надо его читать/слушать и принимать к сведению. Не надо ему верить или тем более не верить, не надо его поддерживать или тем более с ним бороться. Его надо просто ценить как великого писателя и мыслителя. Великие люди часто ошибаются, потому верить им нельзя. Но и из их ошибок можно извлечь много пользы, если подходить умеючи.

Edited at 2019-01-16 06:32 pm (UTC)
mmnt
Jan. 16th, 2019 07:10 pm (UTC)
Аналогично в этом вопросе.
avin
Jan. 17th, 2019 08:12 am (UTC)
Не совсем понятно: "В это время в России и было насаждено регулярное масонство (1831 год).", чуть ниже: "Александр I запретил в России масонство (1822) - впрочем, только регулярное (консервативное проанглийское), в то время как либеральное (французское) масонство продолжало у нас свою деятельность, завершившуюся Февральской революцией." В 1822 запретили регулярное, а в 1831 оно вновь насаждено? Наверное просто опечатка.
palaman
Jan. 17th, 2019 08:20 am (UTC)
Вах! Насаждено в 1731 ! Очепятка :(

Приношу извинения и благодарность за поправку. Сейчас исправлю.
( 13 comments — Leave a comment )