Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Хозяева дискурса и Господин реальности (2)

По сути своей, эта заметка повторяет уже сказанное мною в заметке Хозяева дискурса и Господин реальности(1), однако я здесь использую здесь иной, более внятный и выразительный дискурс.

Прошу любить и жаловать!


Чуть больше десяти лет назад на встрече, посвященной двадцатилетию окончания Физфака МГУ, мой однокурсник познакомил меня с концепцией метаигр. Как мне потом объяснили, сама эта концепция создана Андреем Девятовым, а может быть, основы её были заложены и кем-то ещё.

Речь идёт о некотором (скорее философском) расширении математической теории игр.
Суть концепции можно изложить в двух словах. В теории игр рассматриваются игроки, у каждого из которых есть возможность выбора из некоторого множества стратегий. В результате общего выбора и возникающей вследствие него коллизии каждый из игроков получает какой-то выигрыш. Этот набор - игроки, стратегии, выигрыши - и является темой теории игр. А сама теория - это очень интересные и глубокие рассуждения о преимуществах и недостатках того или иного выбора, о выгодности или невыгодности для игроков составлять коалиции и действовать согласованно, о возможности предательства и нарушения договора и прочее, и прочее. Одним словом, это математика.

Концепция метаигр представляет собой своего рода "физику". Физика это искусство применять математику к реальной жизни. Прежде всего, в реальной жизни далеко не все люди, участвующие в игре, являются игроками. Для того, чтобы быть игроком, надо иметь возможность выбирать стратегию, причем от твоего выбора должен зависеть не только твой выигрыш, но и выигрыш других людей - в противном случае, ты в данной игре не игрок, но находишься на более низком уровне, являешься фигурой.

Девятов выделяет три основных типа людей, участвуюших в реальной жизненной игре. Это

  1. хозяева игры

  2. игроки

  3. фигуры


Математическая теория игр, как видим, рассматривает лишь игроков - то есть, уровень (2).
Фигуры - уровень (3) - это люди, которыми играют игроки. В математическую теорию игр они входят как элемент задачи, стоящей перед игроками. Эти люди не лишены возможности выбора по жизни, однако их выбор носит тактический характер и потому от них, в конечном итоге, мало что зависит или даже вовсе ничего не зависит, и потому с точки зрения математики они неинтересны. А хозяева игры - уровень (1) - это люди, которые задают игрокам правила игры, то есть, набор допустимых стратегий и что считать выигрышем. В теории игр они не рассматриваются, так как они находятся на том уровне, где эта теория только-только начинает работать, ведь пока не поставлена конкретная и чёткая задача, математика бесполезна. Хозяева игры эту задачу и задают, и потому они находятся на уровне самой математики, которая рассматривает игру. Таким образом, сам дискурс математики так устроен, что в рамках его мы видим только игроков (2). Хозяева игры (1) находятся вовсе за рамками этого дискурса, а фигуры (3) учитываются аппаратом этого дискурса автоматически, анонимно, их просто нет нужды рассматривать.

Название "теория метаигр" придумал я. Приставка "мета" часто обозначает выход за пределы заданного набора смыслов. Например, физика изучает природу, а метафизика не только природу, но и тех, кто природу с помощью физики изучает. Также и здесь - игроки (2) выбирают стратегии из набора вариантов, заданного хозяевами игры, в то время как сами хозяева (1) совершают более фундаментальный выбор: они выбирают, какие правила игры и втекающие из них наборы стратегий следует задать. По сути, они тоже ведут свою игру, на более высоком уровне. Игроки выбирают каждый свою стратегию, а хозяева игры выбирают свою метастратегию. И тут немедленно возникает вопрос, а кто задаёт им набор вариантов различных метастратегий?

Естественно, это всего лишь игра ума. Одну и ту же реальность можно описывать при помощи математики разными способами. (Физика, как и любое искусство, допускает различные подходы.) Можно спуститься на ступеньку ниже и рассмотреть с точки зрения теории игр тактику фигуры. Ведь в реальности-то фигуре тоже приходится делать свой выбор. То есть, пусть теперь фигура будет считаться игроком, и тогда игрок станет хозяином, который задаёт ей правила игры. Но можно и наоборот, подняться на ступеньку вверх, и рассматривать хозяев игры как игроков, разные варианты задаваемых ими правил (разные метастратегии) как стратегии, а игроков как фигуры. Но кто тогда окажется на уровне (1)? Кто является хозяином метаигры?

Многоуважаемый bacr пару лет назад подсказал мне это направление мысли, сразу сформулировав и ответ на этот вопрос. Хозяева игры, задавая правила игры, используют для этого какой-то дискурс. Напомню, что дискурс это способ использования языка, образ его применения, а если копнуть глубже, то это и способ мышления, и образ мысли. Так вот, на уровень выше, чем хозяева игры, находятся

0. хозяева дискурса

то есть, те, кто задает хозяевам игры сам тот образ мысли, тропос сознания, тип мышления, саму логику, которой будут пользоваться хозяева игры, разрабатывая правила для игроков.

Естественно, переходя с одного уровня на другой, мы изменяем масштаб времени.  На коротких промежутках времени всё решают фигуры, особенно большие фигуры, банкиров и президентов, и именно они могут казаться там не только игроками, но даже и хозяевами игры для тех, кто попал в их власть. Но долгосрочная стратегия фигуры определяется игроками. При этом естественно, что сами правила игры заданы таким образом, что хозяева игры в конечном итоге обязательно получат своё; в конечном итоге, все противостоящие друг другу игроки работают на них. Тут вопрос, конечно, в том, что же считать конечным итогом и что считать хорошим результатом игры? В частности, и это тоже задается дискурсом! потому понятно, вообще-то вся система в целом работает на хозяев дискурса.

Далее, можно связать весь этот способ рассуждений (то есть, мой дискурс) с теорий Власти. Для того, чтобы задавать правила игры, надо иметь власть исключать из игры игроков, которые играют не по правилам. Потому уровень хозяев игры это уровень власти. Понятно также, что игроки управляют фигурами. Имеем:

  1. хозяева игры властвуют - Власть

  2. игроки управляют - Управление

  3. фигуры - объект управления

Отмечу ещё раз, потому что обсуждение заметки Определение Власти, к великому моему сожалению, показало, что до многих моих читателей так и не дошло: хозяева игры (Власть) могут сами вовсе не участвовать в управлении. Всё, что от них требуется - это возможность устранять из игры игроков, которые нарушают правила. При этом если игроки правил не нарушают, Власть вообще может спать спокойно. А если устроить систему Управления таким образом, чтобы нарушители выпиливались руками других игроков, то можно и вовсе отдыхать и кататься на лошади.

Хорошо, но кто же в таком случае находится на уровне хозяев дискурса? Пока никто, так как в теорию Власти мы пока не вводили эту категорию, и потому я вправе так их и обозначить: хозяева дискурса.

0. хозяева дискурса

Если найдётся более изящный термин, я с удовольствием заменю это громоздкое выражение.

Можно далее с известной долей условности разнести эти понятия по географической карте. Самыми мощными игроками на сегодня являются неизвестные Отцы, которые управляют Соединенными Штатами Америки. Это государство на сегодня - самая крупная фигура в политической игре. Естественно, если речь идет не о государственных мужах, а именно о неизвестных отцах, они не только игроки, но в какой-то мере и хозяева игры. Однако самые мощные хозяева игры на сегодня, насколько я понимаю, это закулисные владельцы Великобритании, сосредоточившие в своих руках неимоверную власть (в том числе контроль над Китаем и РФ). Естественно, они не только задают правила игры (и устраняют нарушителей этих правил), но в какой-то мере влияют и на дискурс. Однако главные хозяева дискурса сегодня витают, очевидно, где-то во Франции. Задаваемый ими дискурс настолько привлекателен и влиятелен на сегодня, что даже мы в России почти всецело подпали под его обаяние, и главный наш интеллектуал на сегодня (Дмитрий Евгеньевич Галковский) является проводником именно этого дискурса.

Именно по этой причине мы до сих пор и не осознавали важность этого уровня. "Неизвестно, кто первый открыл воду, но это явно сделали не рыбы". Мы рассуждали о Власти, но упускали из внимания дискурс, потому основное оружие французов - собственно дискурс! - оставалось за рамками заданного нам дискурса. Понятно, что на коротких дистанциях при таком раскладе сил ситуацию контролируют США, они действительно управляют значительной частью мира и оказывают огромное влияние на весь мир. Но на более долгой дистанции побеждать должна Британия, что мы сегодня и наблюдаем (хотя это вовсе не очевидно для тех, кто привык мыслить на уровне фишек). Однако в конечном итоге  сегодняшний мир медленно клонится к конечной победе Франции. Как верно заметил недавно Богемик в своей замечательной статье  Гусейнов и Оссейн (не откажу себе в удовольствии процитировать):

При описании социополитических процессов Франция - это своего рода страна-эталон. В школах мы изучаем феодальную эпоху на французском примере, ибо Франция - это страна классического феодализма. То же самое можно сказать о формировании централизованного государства, о просвещённом абсолютизме, о создании нации, о революции и реставрации, о шовинизме и антисемитизме, о колониализме и империализме, а также о многих других явлениях - во Франции все они принимали законченную, классическую форму. А уж Модерн буквально создан по французским лекалам. Нормы жизни, возобладавшие в Западном мире в последние двести с лишним лет, от национальных государств до либеральной демократии - это реализация идей нескольких французских просветителей, собиравшихся в кафе "Прокоп" в Латинском квартале Парижа - Вольтера, Дидро, Руссо, д'Аламбера, Кондорсе... Даже двухвековая гегемония англосаксонских народов, почти безраздельно господствующих в нашем мире со времён битвы у Ватерлоо, не смогла изменить того факта, что в самой своей основе этот мир - французский. Поднявшись на самый верх, англосаксы скорее приспособились к созданному французами, нежели изменили его.

Однако человеческий ум устроен таким образом, что он никогда не останавливается на достигнутом. Если бы мы спокойно оставались в рамках дискурса, которым пользуется ДЕГ, то мы не были бы людьми. Но мы от природы пытливы и постоянно стараемся выйти за положенные нам пределы. К тому же, в мир постоянно прилетают всякого рода Черные лебеди, как назвал непредсказуемые перемены один из величайших православных мыслителей нашего века Нассим Николая Талеб. Потому и запрограммированная самим нашим образом мышления победа Франции перестаёт быть чем-то неизбежным, ведь чёрных лебедей посылает в мир Бог. (К слову, однажды меня попросили придумать дискурс, пользуясь которым православный священник мог бы обратиться за помощью к богатому человеку, далекому от веры. Я предложил следующее: "Жертва Богу есть инвестиция в Непредсказуемое". И я очень горжусь тем, что написал свою Тайну грядущих перемен на три года раньше, чем Талеб своих "Чёрных лебедей".)

Поэтому мы не можем не задаться вопросом, а что находится на следующем уровне, на уровне мета-метастратегии?

Собственно, именно ответ на этот вопрос и побудил меня написать данную заметку. Вопрос задал один пытливый читатель:

Но ведь таких "уровней" можно много насоздавать по идее? Потом будет супердискурс для создающего дискурс. И так далее.

А как это, что это - супердискурс? Это вообще человеческий уровень? Я вот не вижу, как даже дискурс создать на человеческом уровне. Ведь всё, что мы делаем нашим человеческим умом, мы делаем внутри того или иного дискурса. Как же можно создать новый?!

Как я понимаю, гламур это супердискурс для дискурса.

Нет. Гламур и дискурс это две стороны одного и того же: тропоса мышления.

Я ещё не научилась легко ориентироваться в терминологии. Запуталась в уровнях абстракции. В общем То, под влиянием чего возникает дискурс это супердискурс. Хотя надо бы другое слово.

Это понятно. Только я вот думаю, что это не что, а кто.

Я написала "То". Причём с заглавной буквы получилось случайно.

Потому уже следующий уровень это выход за пределы человеческой природы. Поэтому на нём всё для нас и кончается. Дальше Тайна.

Это мы сейчас про какой уровень говорим (где Тайна) - про уровень ЗАДАЮЩЕГО дискурс или нет? У меня всё-таки никак не устабилизируется это всё((

Задают дискурс не люди. Но при этом люди могут быть в союзе с Задающими. Это и есть магия Власти.

А где об этом подробнее почитать?

Пока нигде. На этой странице - первые читатели по данной теме. Я это ещё нигде не изложил, так как тема пока не созрела.

Конец цитаты.

Теперь, как видит мой уважаемый читатель, тема созрела.

В предыдущей заметке (О значении Галковского для русской мысли) я подготовил для неё почву, обозначив дискурс, позволяющий говорить о магии с материалистами и гуманистами, то есть, с людьми, весьма далекими (как им кажется) от всякого рода религии и мистики.
Пока готовлю продолжение, прошу читателя уделить время этой (предыдущей) заметке.


Продолжение:

Хозяева дискурса и Господин реальности (3)

А также:

Идеи как инструмент манипуляции КОРОЛЯМИ (а не массой!), и немного о Египте
Tags: Франция, бессознательное, дискурс, историософия, психология, социология, теория Власти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments