Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Что такое метаигра?

Продолжаю тему, начатую заметками:

Логика глобального метаконфликта
История исламской революции в Иране как пример метаконфликта

Очень дельный вопрос от уважаемого palmas1:

Как может идти конфликт между разными уровнями, скажем, фигурой и хозяином? Это как-то странно получается, вроде как на меня напал мой молоток.

Мой ответ:

Если на меня напал мой молоток, значит, изменились правила игры. Ведь именно правилами игры задается, кто тут игрок, а кто фигура. Но правила игры задаются хозяевами игры. Значит, ставший вдруг фигурой игрок - жертва агрессии со стороны хозяев игры.
Далее два варианта. Либо прежние хозяева потеряли власть, то есть, территория захвачена их противником. Либо хозяева просто решили поменять правила.
Приму ли я новые правила? найду ли способ нейтрализовать взбесившийся молоток, подручными средствами загнав игру в рамки старых правил?
Трудность описания метаконфликта в том и состоит, что здесь смешиваются прежние категории и не срабатывает привычный дискурс, при помощи которого мы привыкли описывать конфликты. Потому мне и приходится вводить новый термин: имеет место не просто игра, но метаигра! Однако если в ход пошёл новый дискурс, значит, не дремлют и хозяева дискурса. Именно их вмешательство и сводит нас с ума, ставит перед нами задачи, не имеющие не только решения, но даже и описания в рамках старого дискурса!
Следовательно, какие-то движение происходит не только на уровне хозяев игры, но и хозяев дискурса. Сам по себе этот помысл, пришедший Вам на ум ("взбесившийся молоток") это их продукция и постановка задачи. Значит, и мы с Вами, всего лишь рассуждающие о метаигре, тем самым уже оказываемся втянутыми с эту метаигру.
Читатель перестаёт быть читателем, становится соавтором - а завтра, глядишь, и делает автора своим героем, а потом и читателем.

"Всё смешалось в доме Облонских" - это и есть метаигра. Чертовщина. Вот пример очень хорошей, качественной метаигры:

Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже “Новое Время” нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая “Великого переселения народов”. Там была — эпоха, “два или три века”. Здесь — три дня, кажется даже два. Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Чтó же осталось-то? Странным образом — буквально ничего.
(Розанов, март 1917)

Конец цитаты.

Боюсь, что я взялся за тему, которая мне не по силам.
Я болен. Я даже не пошел на службу в храм. Ночь я провёл в каком-то полубреду, то пытаясь молиться, то опять погружаясь в странные видения на грани сна и яви где-то в районе Персии, старой и страшной.

Утром я взял себя в руки, заставил молиться, и привёл мои мысли хоть в какой-то порядок. Потом встал и записал их. Получились две указанные выше заметки. Затем мне стало хуже, я опять свалился в постель, в свой полубред, и в этом полубреду я раскаивался, что написал их. Я хотел было встать и уничтожить записи, притворившись, как будто бы их и не было. На меня напал СТЫД за написанное, потому что оно не соответствует моим стандартам. Я стараюсь, чтобы мысль была выражена ясно и чётко, а тут получился какой-то смутный бред больного человека.

Но снова помолившись, я решил не уничтожать написанного, а оставить всё как есть, присовокупив к первым двум заметкам третью, которую и предложил вниманию дорогого читателя.

Dixi

МЕНЯ НЕСЁТ. Прошу любить и жаловать, ещё одна заметка о Персии, четвертая за сегодня: Персидская метаигра: поворот оверкиль
Tags: Персия, Франция, конфликтология, психология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments