Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Дмитрий Запольский: "Вечная мразота" (окончание)

Продолжение. Начало см. Дмитрий Запольский: "Вечная мразота"

[Много букв!]

Первый год у Александра ушел на работу с архивами агентуры. Перебирая карточки и читая литерные дела, он отсеивал зерна от навоза, накопившегося за тридцать летом. Девяносто процентов агентов были туфтой. Половина из них существовала практически просто на бумаге: оперативники встречались с ними в гостиницах, писали донесения, высосанные из пальца, повторяли совершенно несущественные факты, проверяли, подтверждали, списывали друг у друга или вообще «гоняли по кругу» истории про некие «собрания» на квартирах иностранцев или «возвращенцев» в Советский Союз из-за рубежа, бесконечно вербовали прихожан-баптистов, соседей советских сотрудников иностранных представительств и фирм, водителей и обслугу каких-то фирмачей, не представлявших ни интереса, ни угроз. По сути вся работа 5-й линии дублировала контрразведку, а «сионисты» либо работали совершенно открыто, либо были агентами, либо давно отбыли из страны. Тысячи карточек и сотни оперативных дел списал Александр Борщяков в 1986-м году, пока не выбрал двести агентов, представлявших для него интерес в рамках задания Бобкова. И весь следующий год он провел в вербовочных встречах и восстановительных контактах. Ему ныжны были реальные люди. Будущие лидеры мнений. Он по заданию Филиппа Денисовича поехал в свою альма-матерь, в Раменки, на Мичуринский, 70. Просматривал личные дела четверокурсников, выбирая себе кадры. Добился командировки в Польшу, где в советской резидентуре изучал методы работы с лидерами «Солидарности» и взаимодействие с польской разведкой. В Дрездене встречался с земляком-сотрудиком резидентуры по взаимодействию со Штази, но основное время тратил на вербовку в самом Ленинграде. К 1987-му году он смог создать первые три центра «перестройки» - в ДК Ленсовета, в ДК работников пищевой промышленности и ДК имени Ильича. Параллельно его коллега Павел Кошелев через свою агентуру создавал молодежный музыкальный клуб в Доме народного творчества на улице Рубинштейна. Самым трудным делом было пробить помещения для этих объединений: арендой занимались тупорылые тетки в райисполкомах, руководительницы отделов культуры. И вербовать их в качестве агентов КГБ было бессмысленно и опасно: они во-первых, были трепливыми и подлыми, при любом выходе сотрудников сразу бежали к начальству и болтали. А начальство, то есть председатели исполкомов бежали в райкомы, там секретари мчались в Смольный, где базировался горком. А секретарь по идеологии звонил начальнику УКГБ: «Ваши утверждают, что надо выделить помещение какому-то антисоветскому кружку во Дворце Культуры. Это правда?» В общем, задача была у Борщякова нетривиальная: каждая «прописка» очередного дискуссионного клуба в конкретном месте давалась большой кровью - через агентуру, агентуру и еще раз агентуру. Первым делом пришлось завербовать половину директоров ДК Ленинграда. В основном, через компромат: все залы тогда сдавались через кооперативы. И за «черный нал». Директоров пас ОБХСС, приходилось вербовать сотрудников милиции, причем самых коррумпированных и циничных сволочей. На это уходили огромные силы: Бобков высылал в Ленинград каждый месяц группы подкрепления, включающие генералов-начальников и сотни офицеров. Даже создал постоянный отдел на Каменном острове для помощи молодому капитану Борщякову. И да, наш Саша командовал московскими генералами. Так было надо. К 1988-му первый этап задачи был выполнен.

На Рубиншейна развернулся рок-клуб, резидентами которого стали «Аквариум», «Алиса», «ДДТ» и «Кино». В данном случае этот термин употребим в обоих его значениях. Конечно, рядовые музыканты в сложной операции е участвовали, но БГ, Кинчев, Цой и остальные лидеры получали от Павла Кошелева гарантии, что им ничего не будет, кроме славы, денег и успеха на сценах. Был случай, когда «личный состав» рок-клуба взбунтовался и не поверил директору Коле Михайлову. И Кошелев отвез музыкантов на Литейный, в кабинет Борщякова, где маленький начальник восседал за черным столом времен Лаврентия Палыча Берии с правительственными телефонами-вертушками цвета слоновой кости и портретом Дзержинского за спиной. Говорят, после этого поверили. Может быть врут. Я не был свидетелем, зуб не дам.

Александр Владимирович вербовал сам. Встречался с журналистами-газетчиками, с фотокорами и телережиссерами, с дикторами и администраторами, актерами, преподавателями и аспирантами. К 1989-му году все было готово. Группа защитников старой городской архитектуры, умеющая проводить пикеты и демонстрации против сноса старых зданий и пятеро корреспондентов городских газет, сочувствующих этой группе. Клуб молодых способных экономистов в ДК на «Петроградской», съездивших на короткие курсы в американский университет и готовящих некую программу политико-экономических реформ СССР.
Центр молодежной печати и информации при горкоме комсомола, в котором за неплохие деньги работали талантливые журналисты-антисоветчики и даже прибывший из США психолог-консультант по проблемам тинейджеров, но уверявший всех, что просто съездил поработать дворником в Израиль, плюнул и вернулся назад.
На Чапыгина, 6 в здании городского телевидения возникли три новых редакции, рубившие правду-матку и иногда страдавшие ее бешенством. В библиотеке государственного университета возник клуб поддержки Прибалтийских движений за отделение от СССР. Филипп Денисович Бобков однажды весной инкогнито прибыл в Ленинград и пешочком за неделю обошел все точки. Саше доложили, но он не отреагировал. Знал, что генералу понравится. Бобков в пятницу приехал на Литейный, зашел к начальнику, вызвали Сашу, вручили майорские погоны и первый орден: «За личное мужество». Первому, кстати офицеру КГБ СССР. А потом и ключи от новой квартиры в Невском районе: у Саши уже было две дочки и старик-отец на иждивении, профессор технологического института, бывший заведующий кафедрой машиностроения.

Перестройка шла полным ходом. Впереди были трудные выборы. Из тысяч ленинградских кандидатов в советы всех уровней депутатские мандаты получили две трети Сашиной агентуры. Бобков докладывал Горбачеву. Он хлопал в ладоши и выписал Филиппу Денисовичу тоже какой-то орденок. Кстати, сам Бобков народным стал депутатом РСФСР. Того самого, легендарного последнего созыва, который сперва избрал Ельцина, а потом был расстрелян им из танков.
На изображении может находиться: 4 человека, люди стоят и костюм
на фото девяностолетие генерала армии Ф.Д. Бобкова в 2015-м, Москва, Министерство обороны РФ

Девяностые Александр Борщяков встретил уже начальником службы «З» - так стыдливо переименовали 5-ю линию после распада СССР. Это сокращение от словосочетания «защита конституциионного строя страны». Кадры разбегались, как тараканы на коммунальной кухне, когда отодвигали старый холодильник. Саше наперебой предлагали «выгодные» места: там в банке нужен начальник службы безопасности, там - требуется заместитель гендиректора крупной нефтяной компании. Ну как у Пушкина: «…бывало, он еще в постелЕ, ему записочки несут…». Но наш проказник не поскакал ровным счетом никуда: он уверовал в свой личный Путь Воина: быть государевым слугой.

Я, грешным делом, был знаком и с Филиппом Денисычем, и с Пашей Кошелевым, даже с Сашей Борщяковым: а как иначе? Я же летописец поневоле. Нет, стукачом, секретным сотрудником и агентом КГБ мне быть не довелось. И пруфов не надо - при моей судьбе это выплыло бы неминуемо. Но вот общаться приходилось, причем много и конкретно: все-таки я был не только журналистом, но и депутатом Ленсовета, зампредом комиссии по правам человека, курировал сначала Ленинградское УКГБ, а потом всякие его реинкарнации типа УФСК, УМГБ, УАБ, их перееименовывали каждый год, попутно ликвидируя агентурные архивы и уничтожая дела. А Саша оставался на своей должности, потихоньку подрастая - сначала до зама начальника управления, потом до начальника службы в центральном аппарате, а сейчас уже и до заместителя директора. Нужный он кадр. Нет, не коммерческий чувак, не продался гангстерам, не купил мерседес и квартиру за миллион долларов - а зачем, если есть служебная в двести метров на набережной Москва-реки, дача на Новой Риге и служебный джип с водителем. Он - государев слуга. Что пожалует ему царь со своего плеча, тем и рад. Неприхотлив. Правда, пьет. И когда примет на грудь свой литр, бывает забыкует: крышу сносит только так. Но у них ведь принято…
Но вернемся к агентуре. Не секрет, что в СССР практически все «громкие» люди: актеры, поэты, писатели, видные диссиденты, известные музыканты и режиссеры, журналисты и ученые, имевшие выход за рубеж - все сотрудничали с КГБ. Это трудно признать, но увы… Люди слабы, государственный аппарат обучен и силен. И Березовский, и Гусинский, и все прочие «олигархи» девяностых, выходцы из комсомольских коммерческих структур - все сотрудничали: иначе бы их смели конкуренты, получающие информацию от «конторы» о том, что и где плохо лежит в позднем СССР. Все совместные предприятия, все банки и торговые кооперативы были инкорпорированы в систему перегонки средств Советского Союза в добрые ласковые руки КГБ и его наследников - российских спецслужб. Можно ли утверждать, что вся перестройка затевалась под эгидой «дедушек из КГБ» типа Филипа Бобкова? Да. Это так. Но как всегда сложнее, если зрить в корень. Не КГБ создавало постгорбачевскую империю, как не наши зубы создают наше тело, они просто жуют пищу из которой оно строится и посредством которой обновляется. Горбачеву нужна была экономическая опора для создания своей власти: коммунистическая партия в конце восьмидесятых, точнее ее аппарат страдал полной политической импотенцией. Все решали деньги, а следовательно - собственность, Приход к власти Ельцина и «демократизация» девяностых - проявление скрытой до сих пор от взгляда дураков во всем мире тенденции - абсолютное большинство людей верит в «лучшие помыслы» других. Приход «демократов» к центральной власти был всего лишь операцией единственной состоятельной силы в СССР - «внутренней партии», то бишь вооруженного отряда - КГБ. Это не криптоистория, не поиск заговоров или тайных смыслов - это реальный дискурс. В конце восьмидесятых- начале девяностых власть полностью была под контролем советской спецслужбы, точнее не всего КГБ, представлявшего собой совершенно парализованный организм, трясущийся от исторической болезни Паркинсона, а его «живой» части - 5-го управления Филиппа Бобкова.
Это трудно понять и признать. Ну как же, черт побери! Перестройка, гласность, прорабы, рынок, свобода! Я не поп и не гуру. Я просто летописец, работающий не на князей или царей, даже не на братию: я констатирую факт, с которым 99 процентов моих читателей не согласятся, потому что этот факт унизителен и страшен: Горбачев и Ельцин, Путин и его возможные преемники никак не влияют на судьбу территории, которая на картах обозначается какими-то названиями. Судьбу СССР и РФ решали такие, как Саша и его учитель Филипп Денисович. И они тоже действовали не по злому умыслу, хотя они злодеи, - но они поступали по своему глубинному убеждению: народ туп, сер и жалок. Им надо управлять, как скотиной. Пинками, хлыстом и кусочком сахара. Его требуется дрессировать. И содержать в железной клетке на заднем дворе, чтобы вонь не смущала приличных гостей. И самих дрессировщиков.

Никто из утонувших в воде не предполагал, что может потерять силы и захлебнуться. Никто из казненных не верил, что не сможет выпутаться «из временных трудностей» и никто из умерших в нищите и болезнях не верил, что ему в последний момент не «улыбнется судьба». Мысль очень простая, но вместе с тем невероятно трудная: большинство людей наивны и это не сильно зависит от культуры и воспитания. Мы живем архетипами - мама добрая, папа - строгий, но нас они любят по определению. Власть в любом обществе так или иначе ассоциируется с родителями. И очень сложно отречься от нее, даже если она бессердечная сука.

Саша это все понимал. Он ощущал кожей это Учение - заветы Дзержинского, который создавал Чрезвычайную Комиссию. Он, как и все чексисты имел внятную картину: люди не достойны жить хорошо, пока способны прозябать в говне. И еще: все вокруг дураки.

Когда в 1990-х власть оказалась у Ельцина, он сохранил КГБ. Уничтожив ненужные архивы, бросающие тень на своих сподвижников (по их настойчивой просьбе), отдав на растерзание неугодные им фигуры (типа того же Калугина), Ельцин сохранил СИСТЕМУ. А она, система, стала заполнять свободные пространства: надувать возможности гангстеров, которым подкидывала информацию, создавать их конкуренцию с традиционным кланом воров-законников, сталкивать между собой возникающие группировки, сея, как былинный крестьянин-богатырь новую поросль криминальных хоров-кордебалетов. Это и были девяностые: эпоха создания «нового класса собственников». И эпоха его канонизации: все способные хоть как-то быть услышанными медиа-персоны (журналисты, режиссеры, теледеятели) были давно завербованы и прикормлены на «вкусных темах». Значимые медиа отданы на откуп агентам, к которым были приставлены действующие офицеры (Старик Бобков возглавил службу безопасности медиаконцерна «Мост» у своего старого агента Гусинского. Там образовалась команда. Агент Пархоменко и агент Венедиктов, агент Кисилев и Малашенко, Добродеев, Уткин, Парфенов, Шендерович и имя им легион.

Вы конечно спросите меня: а как я смею марать чистые имена и светлые лики (в смысле прекрасные лица)?

Так я вам и отвечу: а вот так. Не нравится, забаньте.

А еще лучше - объявите меня агентом Кремля. Этот метод, кстати, изобрел Александр Борщяков в 1988-м, когда создавал по заданию Бобкова Ленинградский народный фронт. «Если кто-то из активистов с чем-то не согласен, - говорите прямо и громко: «имярек - агент КГБ, есть доказательства. Видели доносы, написанные его рукой, знаем пострадавших и умученных от него. Предлагаем высшую меру - бойкот негодяя!» Метод работал. И будет работать вечно.

Но Борщяков придумал еще одну мульку, понравившуюся Учителю Филиппу: конкурентный подгруз. После прихода Суркова это стало классикой. Но когда-то было удивительным изобретением: помимо одного источника информации, нужен альтернативный, другой по эстетике. Если первый - рафинированный, второй должен быть нарочито брутальный. И еще третий - совершенно независимый, альтернативный и даже андеграундный. Но во всех трех источниках некие «биты иноформации» должны быть идентичны. А еще лучще - конгруэнтны, чтобы у недоверчивой аудитории складываться в единую картину. И тогда призвали Березовского. Тоже агента. Дали ему «зеленый свет» для большого хапка, но с условием: он создаст свою медиа-империю. С агентами. Листьевым, Ворошиловым, Пельшем, Клейменовым, Кисилевым, Доренко, Разбашем и другими.

На изображении может находиться: 1 человек, часть тела крупным планом

На фото Филипп Бобков в молодости. Чем-то похожа на старшего лейтенанта Борщякова

Есть расхожее и наивное мнение, что в начале девяностых российские спецслужбы потеряли былое влияние, офицеры были растеряны, не знали что и как делать, кому служить и испытывали огромные трудности с агентурой. Часто и мои читатели комментируют: «Вы, Дмитрий, преувеличиваете роль чекистов после развала СССР. Они подняли голову снова только к середине нулевых. Я общался с многими, мне говорили…»

В том-то и парадокс, что КГБ был объединением совершенно разных и независимых друг от друга структур-сообществ, работавший на совершенно разные «вертикали», противоречащие «идеологии» и разными «аудиториями». По сути, эффективная спецслужба так и должна строиться, но уже к середине восьмидесятых КГБ был самой неэффективной структурой государства, конечно, после аппарата КПСС: это было поле конкуренции трех сил - тупых выходцев из комсомола, отрабатывавших свои квартиры-дачи-машины-пайки и мечтающих о пенсии, «бойцов» и «спецов», задницей чувствующих скорый конец СССР и тот прискорбный факт, что начальство чуть что случится кинет их на произвол судьбы (хорошо, если не на растерзание толпы) и они должны сами найти себе места в будущем, то есть организовать пути отхода. Кооперативный движ, запущенный Горбачевым в 1987 году сразу создал «занятость» для десятков тысяч офицеров КГБ, которые знали главное - где есть сырье и где спрос. И могли в нарушение всех инструкций продавать эту информацию друг другу. Начальство (те самые «комсомольцы 70-х», выбравшие кагебешные погоны вместо партийной номенклатуры) на это закрывало глаза и в какой-то мере помогало: нужно же внедряться в возникающие процессы, чтобы иметь информацию, а то потом спросят - что там и как, а мы что ответим? «Не было команды! Не можем знать!» Нет, так недопустимо: мы - глаза и уши партии!

Но была и третья сила. Бобков построил систему тайных лож, пятерок, в которых только главный мог получать указания от члена вышестоящей пятерки о том, что требовалось делать. И система стала саморазвиваться: те, кто не спивался и не намеревался после увольнения по сокращению штатов выращивать пчелок на дачах, те нащупывали пути вхождения в этот «внутренний секретный орден» внутри самого секретного советского ордена - КГБ.

Сейчас спорят: не было ли это вообще задумкой Андропова? Не берусь судить определено. Но допускаю теоретически, хотя на практике скорее всего сама структура сложилась примерно во время прихода Горбачева в Кремль.

Система - это нечто работающее, взаимодействующее в едином механизме. А тайные общества, налаженные в масштабах государства, которое вообще-то прямым ходом летит в тупик, - это не система. Это операционная среда, в которой возникают и решаются интересы кланов, групп, «семей» и объединений. Это гораздо эффективнее и проще традиционных «вертикальных» схем, которые устойчивы только в одном случае - если увенчаны легитимным и устойчивым правителем (или незыблемым институтом, как в англосаксонском устройстве). На перепутье истории и перекрестках времен (сегодня мы называем это турбулентностью) вертикальные системы рушатся самой операционной средой. В остатке остаются «семьи», к которым примыкают «свои силовики» в погонах и без. В центре семьи - сосуд с философским камнем, в котором возникает золото. Вокруг - старейшины, носители княжеских ярлыков, пожалованных ханом или выкупленных у него. Рядом - стража и глашатаи, постельничьи и стремянные, гувернеры-ректоры для детишек, колдуны, шуты и юродивые. И жрецы.

Кошки думают, что это мы живем в их домах. И наше предназначение - их кормить и очищать лоток для какашек. Разве они не правы? Члены «пятерок» тоже уверены, что семьи, которые они обслуживают, существуют специально для этого. И это сложный вопрос - кто из них важнее. Но друг без друга они уже не могут. Этот архитектурный проект воплотился в жизнь. Здание построено и защищено от всяких стихийных бедствий. Крепкая конструкция. Надолго возведена. На века, если вовремя ремонтировать и обслуживать.

В конце восьмидесятых телевидение, радио, в газеты, журналы и издалельства оказались вне советской государственной системы. Волшебное слово «гласность» и ликвидация цензуры преобразили интеллектуальное и культурное пространство агонизирующего СССР. Партийные чиновники за считаные месяцы потеряли влияние на человеческие умы. Но операционная среда развивалась и действовала - не КГБ, как институт, а совершенно новое явление, которое я назвал «диктатура пятерки». Напомню, что идеолог Бобков, запустив систему в начале восьмидесятых, вырастив себе смену, сам начал постепенно отходить от дел, уступив свое место Борщяковым, которые ухватили суть и продолжили дело.
Надо немного отступить от сути рассказа: Первое главное управление КГБ СССР, внешняя разведка жестко конкурировала с Пятым управлением. И начальники там были не менее амбициозны, чем сам Бобков. У них были совершенно другие ориентиры и ресурсы, причем огромные финансовые потоки, выделенные на «поддержку» социализма за рубежом, по сути «Коминтерновское золото». И у них была совершенно другая идеология, более жесткая и профессиональная в силу сложности самих задач. И другие группы лидеров. Арабист Евгений Максимович Примаков вышел из тени афганиста-индолога Шебаршина в самом конце восьмидесятых. Они были ярые открытые враги Бобкова и шли другим путем - создавали не операционные среды, а свою гвардию. В «Путинбурге» я затрагивал эту тему, вскоре расскажу подробнее.

Бобков обслуживал процесс «транзита» власти от Горбачева к Ельцину, через операционную среду своих «пятерок». Концепция была проста и красива - активная часть населения России должна быть полностью втянута во «внешний» процесс, но при этом собственность и потоки контролироваться его «пятерками». И уже не важно - кадровые офицеры КГБ состоят в них, их вчерашние агенты, писавшие расписки или совершенно новые люди, осознавшие свои возможности и способности через возникшие связи: все ресурсы должны течь по прорытым каналам. И если вдруг плотину прорывает, требуется оперативно вмешаться, навалиться и либо перекрыть источник, либо построить новые арыки, ведущие к полям, где прорастает власть будущего.

Борщякву достался, как мы знаем, Ленинград. «молодой талантливый экономист-диссидент» Чубайс быстро оказался возле старого московского агента Гайдара. Тут надо сделать важное отступление: главный редактор журнала «Коммунист» Егор Тимурович по должности входил в номенклатуру идеологического отдела ЦК КПСС и регулярно участвовал в совещаниях на Старой Площади, в которых обсуждалась информация о состоянии дел в стране, поступающая от КГБ. Естественно, он имел соответствующую форму допуска и обязан был информировать своих кураторов обо «антисоветских и антикоммунистических» проявлениях, которые ему становились известны. То есть штатным агентом КГБ он, возможно, не числился, но по сути им являлся, как и все остальные сподвижники: Бурбулис, Авен, Чубайс и Гавриил Попов. Эту «ячейку-пятерку» возглавлял Анатолий Чубайс, завербованный в свое время Борщяковым.

В Ленинграде шли и другие процессы - создавались объединения гангстеров. КГБ участвовал в этом не по приказам из центрального аппарата, а по велению души: бизнесменам требовалась «управляемая защита», а регионам - отсутствие полного беспредела на улицах. «Свои» гангстеры требовались, как гарантия от «вторжения» пришлых. Причем не просто уличных банд, а организованных и управляемых традиционными ворами, имевшими «горизонтальную» и «вертикальную» систему управления и взамодействия. И с самого первого дня «Бандитского Петербурга» на полях гангстерских сражений банда Кумарина плотно сцепилась с группировкой Кости-Могилы. Я уже много раз писал, что легендарный Константин был сотрудником ГРУ, а его окружение состояло из штатных офицеров военной разведки. Формально ГРУ не имело право действовать внутри страны, поэтому для Кости-Могилы изобретались «международные операции» - в Узбекистане, Таджикистане и Финляндии. В моем архиве десятки очень интересных досье на эту тему, интервью с участниками событий и воспоминания некоторых действующих лиц с большими звездами на погонах. Когда-нибудь напишу…

Борщяков контролировал контакты тамбовских с властью и элитами. Кумарин спонсировал редакции журналов и телеканалы, оплачивал избирательные кампании депутатов и губернаторов, создавал и содержал коллегии адвокатов, продвигал «своих» тележурналистов и публицистов. При этом общался напрямую с Борщяковым и без его одобрения не предпринимал никаких «общественно-значимых» шагов. Костя-Могила не отставал, так же управляя медиа-холдингом, создавая глянцевые журналы, открывая и скупая телеканалы, но не под эгидой Борщякова, а с почти прямым выходом на самого Примуса.
Девяностые годы - это не беспредел и катастрофа. Это турбулентность была управляема и направляемы операционными средами, в которых без санкции «пятерок» не могло возникнуть ровным счетом ничего, кроме пьяного мордобоя в ночном баре пансионата «Репино», где базировалась бригада отморозков некоего гангстера Комара, который впоследствии плюнул на все и уехал жить в Таиланд.

Если все восьмидесятые годы были временем «транзита» власти от старой гвардии партийных мудаков, уверовавших в торжество марксизма-ленинизма-брежневизма, то девяностые стали «новым транзитом» - от «бобковской диктатуры пятерок», фасадом которой был Ельцин с боярами к «вертикали» Путина, а точнее правящего конгломерата из остатков «пятерок», остатков гангстерского капитала им подконтрольного» к чему-то новому и неизвестному нам пока. Нулевые и десятые путинские годы - время ухода Борщяковых, уставших и выполнивших свою миссию, которые по сути наняли Путина, чтобы он качал нефть-газ и продавал ее в пользу народившегося нового класса «внучат Денисыча».

Меня спрашивают - а ведь начали мы с главного вопроса - об оппозиции в России. И я отвечаю - ее нет. Система Борщякова - полное тотальное замещение реальной общественной жизни симулякром. Нет в России никакой оппозиции. Все, кому удалось поднять голову - продали ее еще до того, как влезли в кадр. Нет ничего, кроме агентуры. Уже не обязательно официальной, в девяноста процентах случаев - самосозданной, зародившейся в мутном бульоне мертвого вареного тела территории, на одной стороне которой Курилы, на другой - Кантоберг, сверху Новая Земля, а снизу монгольско-китайская пьяная Тыва.

Никто не признается, что работает в связке «с товарищами». Мы плаваем в информационном дерьме, где то и дело возникают сенсации в виде откровений каких-то старых чекистов, служивших с Путиным в Дрездене и знавших о том, что тот финансировал террористов. Мы слышим бесконечные разоблачения агентов в советской интеллигенции и прочую коммерческую ахинею. Ну хватит уже!
Агентами КГБ были все, кто вылезал в общественное поле в 80-х, агентами ФСБ - все, кто функционировал в 90-х. И агентами операционной среды нулевых и десятых являются все, кто сейчас на виду.

Есть вы, мои читатели в ФБ. Вы ищите причинно-следственные связи. Но операционная среда - это просто код. Он пишется, правится, усложняется, развивается.

В России нет оппозиции. Потому что вместо политики там «О/С Пятерка», первая версия которой была создана коллективом разработчиков под руководством Бобкова, Примакова, а усовершенствована их наследниками Борщяковыми. Сурков только тестер. Как и Щедровицкий, Вайно, Кириенко - операторы.
Операционная среда работает для любого пользователя, купившего лицензию. И для активистов «Единой России» или «Справедливой мироновской». И для Каспарова с Ходорковским. И для кураторов американских фондов поддержки демократии.

Она просто работает. И Путин - просто эмблема. Можно сделать ребрендинг, новый дизайн, сменить логотип или цветовую гамму, нельзя только заменить двоичный код на другой: принципы железа этого не позволяют.

Это трудно принять. Но нужно. Агентура КГБ не просто взяла под контроль все общественные процессы еще в конце восьмидестяых годов, но спроектировала новую очень подлую реальность нулевых и десятых. Все, абсолютно все (!), что может представлять интерес для жителей страны МОДЕРИРУЕТСЯ спецурой. Жириновский и Зюганов, Миронов и Касьянов - их можно смело сдавать в парижскую палату мер и весов, как эталоны политического блядства. Но тогда рядом с ними должен быть отлитый из платины Явлинский. И Хакамада, Чубайс, Немцов…

И Навальный, и Дудь, и все так называемые «независимые медиа» находятся под контролем, не потому что созданы «конторой», а потому наследуют уже существовавшим институциям. Это платное удовольствие. Раскрутка канала на Ютубе обходится в 100-200 тысяч долларов, если кто не знал. Проект Дудя обошелся намного дороже. Деньги платят кэшем или в биткоинах. Навальный платил по 50 тысяч в месяц, пока вышел на свои первые миллионы просмотров. Вы об этом не подозревали? Или думаете, я клевещу? Ну отпишитесь: я не обижусь. Навальнизм головного мозга неизлечим.

Еще в девяностых Борщяков сформулировал этот концепт: нужно оседлывать любой инфоповод, любое событие, способное вызвать ответ аудитории. Лучше всего, если это «трогает» женскую аудиторию, - мужчины-интеллектуалы зависимы от женщин, хотят им нравится и подсознательно мыслят феминными категорями. Например, в России больная тема - смерть. Мужская. Особенно видного и красивого мужчины-героя-мачо. Я не циник, я реалист. Смерть Рохлина, Федорова (окулиста-политика), Лебедя - все это отрабатывалось, но не очень удачно. А гибель Немцова стала успехом.

Смерть и тюрьма - два русских архетипа, работающих на самых глубинах бессознательного.

Давайте вспомним русские ужасы: тюрьму и суму. О нищите отдельно - сейчас о неволе. Нет, не о той современной нам каторге, где опускают, мучают и пытают: о лайтовой версии административного ареста. Навальный в изоляторе. 10 суток, 15, 30. Суд. Уголовное дело. Условный срок. Снова административный арест. Ну как не почувствовать человеку в камере.

Сесть после митинга на полмесяца в изолятор - хайп. Быть судимым и получит условно - супрхайп. А вот быть убитым - это тоже хайп, но уже не для тебя.

Я не считаю Немцова героем. Мне стыдно, что я родился и вырос в стране, где запросто убивают людей. Немцова, Старовойтову, Политковскую и сотни других, нераскрученных, неизвестных.

Мне просто противно. Но еще противнее пляски на гробах: фонды, премии, гранты имени убитых участников этого позорного театрального действа под названием «русская политика». И мне стыдно за тех, кто зарабатывает на этих плясках. Агентура состоит не из тех, кто писал расписки о сотрудничестве, это вовсе даже не обязательно по инструкциям. Агент и сотрудник, резидент и содержатель квартиры-кукушки (или соответствующего интернет-ресурса, блога, автор книги или эксперт фонда) - тот, кто играет по нотам, понимая (или не понимая) свою роль, но играет.

Мне просто как-то брезгливо жить в мире, где они - рукопожаты; я всем нутром своим ощущаю зашквар. Они приятные ребята с прекрасными лицами, я толерантен до невозможности, но как, кому и где прокричать - я не твой, Саша Борщяков!

Россия скурвилась не при Путине. Наша когорта образованцев-интеллектуалов никогда не отличалась идеологической нравственностью, но среди нас все-таки были НРАВСТВЕННЫЕ мыслители. И где они? Самоизолировались в своем алкогольном бреду, сгинули от голода и болезней, запуганы, убиты? Прозябают в нищите, всеми презираемые под усмешками сытых блядей-грантоедов, долдонящих антипутинские мантры и мечтающих о демократических выборах? Я верю: вы на них одержите победу. И даже прекратите порочную практику распила бюджетов, разгоните ФСБ и переименуете мост возле Кремля.

Но что вы сделаете с операционной средой?

Обсуждение:

Автор подробно рассказывает о Системе, не упоминая Хозяев системы. Это важное промежуточные звено от очевидной повседневной реальности к обобщающим теориям, которые без него кажутся висящими в воздухе.

Когда я занимался астрофизикой, у нас было такое же положение дел. Я был теоретиком и почти никогда не смотрел в телескоп. А большинство наблюдателей мало что понимали в наших высоких теориях.
Это нормальное разделение труда, без которого серьёзная наука невозможна.

Dmitry Zapolskiy:

Я считаю, что нет хозяев, потому что нет СИСТЕМЫ. У операционной среды есть пользователи (администраторы и программисты). Искать их не надо - они все на виду: и мертвые уже (как Бобков или Березовский, Примаков, Лужков или Черномырдин с его нефтяным окружением), и живые, но отошедшие от дела, как Гусинский и Волошин. И те, кто до сих пор при делах и ярлыках от хана.


Maksim Soloĥin:

Такая теория тоже имеет право на существование. Хозяев нет, всё крутится сам собою. Почему бы и нет?
Но я развиваю другую теорию, более интересную (на мой вкус). Мой базовый постулат: у всякой вещи есть хозяин -- вернее, целая пирамида хозяев. Детская игрушка принадлежит ребенку, но на самом деле его родителям, но на самом деле Хозяевам его родителей, но на самом деле Богу.
Нет ни одной бесхозной вещи. Даже звезды и галактики принадлежат человеку, Иисусу Христу.
Ещё раз: это просто моя теория. Теорий может быть много, они друг другу не мешают, а взаимно дополняют, давая разные взгляды на одну и ту же вещь, что делает возможным объемное зрение.


Dmitry Zapolskiy:

Теория вполне красивая и резонная. Очень яркий ракурс, позволяющий включить кантовскую оптику

Tags: Англия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Как рождаются новые миры.

    Когда рождающаяся идея выглядит страшненько, и сами роды проходят болезненно, это признак её концептуальности. Больно потому, что она ломает старый…

  • Как попадают на вершины власти

    2*2=4 Повторю для тех, кто пропустил мои рассуждения по теории Власти, на которых я основываю свои расследования по истории. Суть, кратко: на…

  • Программа дальнейших исследований (шпаргалка)

    Англия на поверхности, глубже Франция, ещё глубже Габсбурги. Здесь мы выходим на русских. С пожалуй немцев на пожалуй русских. Следующий…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • Как рождаются новые миры.

    Когда рождающаяся идея выглядит страшненько, и сами роды проходят болезненно, это признак её концептуальности. Больно потому, что она ломает старый…

  • Как попадают на вершины власти

    2*2=4 Повторю для тех, кто пропустил мои рассуждения по теории Власти, на которых я основываю свои расследования по истории. Суть, кратко: на…

  • Программа дальнейших исследований (шпаргалка)

    Англия на поверхности, глубже Франция, ещё глубже Габсбурги. Здесь мы выходим на русских. С пожалуй немцев на пожалуй русских. Следующий…