Максим Солохин (palaman) wrote,
Максим Солохин
palaman

Categories:

Как на самом деле (можно ли проковырять дырочку в объективной реальности)

Цикл "Как на самом деле" даётся мне с большим трудом. И это кажется странным.
Вот наконец-то я нащупал нужный дискурс, который помог мне связать воедино все основные темы моих размышлений. Казалось бы, теперь просто садись и пиши. Но нет, я ощущаю всё нарастающее сопротивление. И мне уже кажется даже, что задуманное выше моих сил. Но я ещё побарахтаюсь.

Оглавление цикла:
Как на самом деле

Контекст такой.
Приквел:
Очарование свободы
Сиквел:
Материализм на пороге смерти


Каждую заметку этого цикла я начинаю самоцитатой:

Всякий человек, который начинает рассказывать Вам, как на самом деле устроена реальность, в действительности рассказывает Вам о том, как на самом деле устроена его психика. И я, конечно же, ни в коем случае не являюсь исключением из этого общего правила. На самом деле, рассказывая Вам о том, как устроена моя реальность, я всего лишь рассказываю Вам о том, как устроена моя психика.

Это самоцитирование -- не простое самолюбование.
Этой повторяющейся вновь и вновь самоцитатой я напоминаю сам себе правила игры, которую я веду с читателем. Если я начну навязывать кому-то моё представление о том, как на самом деле, то я немедленно разрушу очарование этой игры. И труднее всего мне избежать такого нарушения вот сейчас, говоря о материализме. Слишком дорогую цену заплатил я, чтобы вырваться из оков объективной реальности, данной нам в ощущении.

В предыдущих заметках этого цикла я постарался, насколько возможно, обосновать мнение, что на самом деле, если тебе кажется, что ты живёшь в "объективной реальности", то ты просто-напросто являешься пленником в чужой реальности. Потому что хозяин реальности никогда не ощущает свою реальность как "объективную". Но с моей стороны было бы слишком опрометчивым позабыть, что говоря все эти слова, я всего лишь описываю моему дорогому читателю, как устроена моя личная реальность. И если бы мне удалось навязать кому-то подобное представление, это означало бы всего лишь, что мне удалось магически пленить этого человека, очаровать его красотой этой реальности.

Красота этой концепции в том и состоит, что я последовательно отрицаю "объективность" какой бы то ни было реальности, в том числе и моей собственной. Я не пытаюсь доказать моему читателю, будто открываю ему некую истину, существующую независимо от меня, объективно. Более того, я без колебаний оставляю за ним право оставаться в привычной для него "объективной реальности", не принимая мои слова слова слишком близко к сердцу. Почему? Да именно потому, что согласно моему же собственному убеждению, каждый человек в конечном итоге сам избирает себе реальность, чтобы в ней жить.

Потому задача этого текста -- не разрушить иллюзию "объективной реальности" материализма, а всего лишь подсказать моему дорогому читателю, где у неё родимой болевая точка, слабое место, которым можно при желании воспользоваться, чтобы пробить себе выход или хотя бы проковырять дырочку, чтобы выглянуть наружу.

Только при желании! Прочитав этот текст, материалист имеет полное право остаться материалистом. В мои словах нет силы доказательного принуждения. Я всего лишь рассуждаю, размышляю вслух, вспоминая историю возникновения материалистической объективной реальности. Ведь она возникла не так уж давно -- во Франции XVIII века,  получила распространение у нас в России в XIX веке, более всего в революционных кругах -- и в начале XX века наконец изнасиловала Россию, нагрянув в кожаной куртке с револьвером.

Материализм многим представляется самым безобидным следствием (анти)русской революции. Галковский даже считает его полезным. Но с точки зрения обсуждаемой здесь философии он является едва ли не самым страшным и необратимым последствием деятельности "комиссаров в пыльных шлемах". Дискурс, то есть, привычка рассуждать и воспринимать вещи определенным образом, это страшно въедливая штука. Любая "объективная реальность" устроена так: вход копейка, выход "кошелёк или жизнь". Однажды попав в неё, выбраться очень трудно. И бороться с нею трудно... да и не нужно.

Я думаю, это вовсе не самый лучший -- не самый остроумный и эффективный -- вариант взаимодействия с материализмом: бороться с ним. Ведь всякий борец с "объективной реальностью" де-факто укрепляет саму эту концепцию, пусть и заменяя одну "объективную реальность" на другую. Допустим, я опровергну материализм каким-нибудь объективным аргументом. Что толку? Это будет лишь означать, что я предложил моему дорогому читателю новую клетку вместо старой. По сути ведь между разными "объективностями" ведь нет принципиальной разницы: все они равно порабощают человеческий разум, все они чужие для него.

Нет-нет, бороться против "объективной истины" бесполезно, потому что победа в подобной борьбе не приведёт к желательному результату, как в древнем сюжете, где всякий рыцарь, побеждавший дракона, сам превращался в нового дракона.

Хуже того: против "объективной реальности" бессильна даже и ирония.

Ирония может быть вполне эффективной против "идеалов" и "героев" революции.

Горький. На дне. (Дмитрий Локтионов)



Похоронить Ленина -- вовсе не лучший вариант развязки истории Мавзолея. Его надо вернуть на родину, в Симбирск.
Все памятники Ленину тоже нужно собрать там же, в одном месте, на большой площади вокруг его мумии. Терракотовая армия Революции!


> Ульяновск очень хороший город. Там многое сохранили именно с дореволюционной поры. Не надо везти туда истуканов. Cимбирцы не виноваты!

Да им же самим это выгодно. Не надо портить весь город. Надо просто выделить место. Лучше где-нибудь на окраине, где окажется достаточно места для перфоманса. Арт-объект "fields of lenins", билеты на облёт, на эксурсию, квест-лабиринт и т.д. И проводить косплей-фестивали на русский хелоуин (7 ноября). Туристы будут съезжаться со всего мира. Миллиард китайцев приедет!

Но против объективной реальности как таковой ирония, увы, в конечном итоге тоже бесполезна.

И вот почему.

Вольтер был великим ироником, может быть, величайшим в истории человечества. При этом он же был и самым великим атеистом. От Вольтера, именно от него атеисты усвоили этот инструмент духовной войны: ироническое отстранение от объективной реальности. Иронический дискурс, ставший в их руках страшным оружием против религии. Если бы я всего лишь высмеивал материализм, я бы не смог выйти за рамки созданного Вольтером дискурса, не выбрался бы за рамки построенной им изящной темницы для поклонников его блистательного слова. Таким способом ничего добиться нельзя: "Гроб заколочен." И я сделаю нечто иное.

Прежде всего, я уже объективирую сам этот дискурс, рассуждая о нём, и тем самым де-факто начиная его деконструкцию. Это первый необходимый шаг.

Ироническая вольтеровская отстранённость это очень мощный литературный приём.
Отстраненность это вообще очень сильный метод, и очень естественный для писателей и художников. Искусство без него и не может обойтись. Ведь художник находится вне создаваемого им образа. Именно этим он и отличается от простого фантазёра. Здесь грань между фантазией и искусством. Когда передо мной стоит задача обучить кого-то основам писательского ремесла, я всегда начинаю именно с этого: с дистанции, с отстраненности. Фантазировать могут все. Но чтобы стать автором фантазии, надо прежде всего перестать быть её героем. Надо поглядеть на героев фантазии извне, отстранённо. Как потом будет смотреть на них твой читатель. Тут мудрость, вонмем.

Писатель находится вне сюжета, он смотрит на реальность своих героев извне, и может иронизировать над ней сколько угодно, ничего не опасаясь и привлекая читателя разделить его веселье. В том же самом положении находится и обитающий в вольтеровской реальности материалист. Парадокс Вольтера в том и состоит, что блистательная ирония материалиста это ирония духа, возвышающегося над материей.

Да, у материалистического дискурса тоже есть Хозяин, и этот Хозяин -- бесплотный дух. Иронию Вольтера самому Вольтеру открыл не Вольтер, а некто, проявивший себя через Вольтера. Назовём ли его богом материализма? Нет, не решимся: чрезмерная парадоксальность тоже дурной вкус. Лучше обозначить его, оставаясь в рамках материалистического дискурса -- так, как я это обычно и делаю: как вольтеровский архетип бессознательного. Материалист может помышлять о нём не как об объективно существующем духе или боге, а как о некоем содержании своего собственного бессознательного (см. Фундамент Бессознательного).

Как его понять или ощутить? А вот например так.

Прекрасным вариантом биографии для любого материалиста было бы достичь взять и достичь физического бессмертия. Не так ли?
Но даже это не самый оптимальный вариант! Ещё лучше, надёжнее было бы -- перенести своё "я" на какой-нибудь более прочный носитель, чем это недолговечный и вечно страждущий организм.
А самое идеальное решение -- сделаться как-нибудь и вовсе независимым от этой непрочной и изменчивой материи. Однако! вот как раз вот это-то и запрещено самой концепцией материализма. "Каждый сверчок, знай свой шесток" (см. по этому поводу заметки цикла Молчание Вселенной и шёпот бессознательного).

В этом и состоит главный внутренний, интимный парадокс материалистического дискурса. Он иллюстрирует  изложенный мною общий принцип: всякий обитатель "объективной реальности" это чей-то пленник. В частности, материалист -- пленник некоего бесплотного духа, с высот своей неуязвимости с вольтеровской иронией взирающего на нас, ползающих в слизи червей-однодневок.

Материалисты постигли (через Вольтера) секрет этого дискурса, обрели в нём источник своей духовной силы. Эта сила велика. Но опять-таки: я не собираюсь бороться с нею, я просто фиксирую, осознаю его -- в чём и состоит суть деконструкции. Не бороться, а просто осознать.


Была ли Вольтеровская ирония достоянием само Вольтера? Или иначе: всегда ли он имел власть над нею?

Сестра милосердия, француженка, провела несколько часов при смертном одре Вольтера. Позднее ее пригласили помочь англичанину, который находился в тяжелом положении, при смерти. Она сразу же спросила:

— А этот англичанин — христианин?

— О, да! — ответили ей. — Он христианин, живший в страхе Божьем. Но почему вы спрашиваете об этом?

Она ответила:

— Сударь, я служила медсестрой у смертного одра Вольтера, и я вам говорю, что за все богатства Европы я не хочу видеть другого умирающего безбожника. Это было нечто ужасное.


Увы, непобедимая ирония Вольтера изменила ему в последние дни, предательски покинув пред лицом смерти. Заметьте! Сама ирония осталась при этом непобеждённой. Более того: последние часы Вольтера заставляют нас вспомнить словосочетание ирония судьбы. Мы можем даже иронически взирать на самого Вольтера, получившего наконец возможность замерить глубину иронии своей судьбы и сравнить её с глубиной своего дискурса. Как Вы думаете, каким был результат этого замера?

Но это не мой метод. Я, повторюсь, (умею, но) не собираюсь бороться с материализмом при помощи иронического отстарнения. Это было бы с моей стороны опрометчивым искушением судьбы, очередной попыткой очередного рыцаря победить очередного дракона для того только, чтобы занять его место.

Да, чего уж там. Перед лицом смерти философия материализма обязательно бледнеет, потому что именно в момент освобождения от оков материи перед ним открывается беспощадная нагота её собственного духа, до момента смерти скрытого за кулисами этой философии. Происходит её естественная семантическая деконструкция, органически связанная с физической деконструкцией умирающего организма. Разложение.



Ленин перед смертью просил прощения, но не у Бога и не у людей, а у неживых предметов -- стола, стульев, стен. Повествователи объясняют это предсмертным помешательством Ильича. Но поскольку я тоже сумасшедший, лично для меня тут всё понятно и предельно логично. Ведь Ленин был материалистом, вот он и просил прощения у матери-материи. Я бы на его месте действовал точно так же.

> Простила?

Нет. Материя беспощадна.

> Судя фотографии, Лениным овладела апокалиптическая паника:
"О, горы! На нас упадите!
Ущелья, окутайте нас!"


Религиозность в природе человека. Она отличает его от животных. Маленький ребенок пытается говорить с животными и ожидает ответа. На грани смерти человек возвращается к основам. И если он верит лишь в материю, то пытается говорить с материей.

> Действительно, религиозность отличает человека от животных, но не только религиозность.

Разум вообще. Словесный разум. Язык. Знаки и символы.
Религиозность это следствие разума. Именно словесного ума. Кто обладает даром слова, рано или поздно начинает говорить со своей Судьбой. А это и есть самая что ни на есть религия.

> Мне кажется, речь идет о способности воспринимать сюжеты. Религиозность и способность плакать при просмотре сериала это очень близкие вещи: способность воспринимать сюжет и жить внутри него. Отличие в интенсивности, безусловно, в самом сюжете, но животные в той же степени не способны воспринимать религию, в какой и сериалы.

Культура рождается из культа. Древнегреческий театр это рафинированная мистерия. Где грань между искусством и религией? Мне кажется, эта грань -- в позиции зрителя. Если мы участвуем в мистерии лишь как свидетели (зрители, слушатели), то для нас эта мистерия лишь искусство. Если искусство заставляет нас выйти за рамки роли просто свидетеля, то оно становится мистерией.
Пока Вольтер отстранялся от материи, наблюдая её изне, с высот своего духа, он имел все возможности с удобством оставаться в своём блистательном ироническом дискурсе -- и оставался материалистом. Но это стало невозможным, когда совершалась мистерия его собственной смерти.

> А что по поводу такого покаяния Ильич писал в своём "Материализме и эмпириокритицизме"?

Тогда он был глуп. Таинство смерти волей-неволей заставляет человека стать немного мудрее.

> Внутренняя метафизика стола и стула гораздо выше всех прописных истин?

Конечно. Не только стула или стола, но каждой элементарной частицы.
В измененном состоянии сознания и сам я одно время ощущал себя простейшим квантовым объектом, неопределенность которого соответствовала моей свободной воле. Ленин немного не дожил до момента возникновения квантовой теории, а то бы порадовался вместе со мной.

Планируя этот текст, я несколько раз пытался включить в его состав краткое изложение сути квантовой теории. Но текст в результате разрастался до невозможности, и план приходилось менять. Как ни старался я сократить эту тему, выделяя главное, я так и не преуспел.

Но совсем без квантовой теории нам тут никак не обойтись.

Потому что было так. Исследуя самые основы устройства материи, физики в XX веке сделали несколько совершенно неожиданных и поразительных открытий, необратимо поколебавших здание материализма. Оказалось, что в основе материи заложены принципы, с философией материализма очень трудно совместимые. Реакция со стороны Советской власти была вполне однозначной: квантовую теорию попытались объявить реакционной и буржуазной. Но бомбу-то делать всё равно было необходимо.

А в основе бомбы лежит ни что иное, как квантовая теория. По этому поводу анекдот.

После войны знаменитый американский джазист, основатель исполнительского стиля на традициях блюза Луи Армстронг (1900–1971) был после своего концерта представлен знаменитому датскому физику, одному из создателей современной физики Нильсу Бору (1885–1965).
Прославленный трубач продемонстрировал всемирно известному физику лихие джазовые пассажи, а тот, в свою очередь, преисполненный благодарности, попытался объяснить своему новому знакомому кое-какие детали расщепления атомного ядра.
– Это была незабываемая встреча, – важно рассказывал через много лет Армстронг своему биографу. – Убежден, что я научил мистера Бора разбираться в искусстве джаза, а он посвятил меня в сокровенные атомные секреты, которые, конечно же, я унесу с собой в могилу…


Ирония судьбы в отношении материализма -- он всегда опирался на науку, но самое величественное и страшное достижение науки (ядерная энергия) оказалось возможным лишь благодаря теории, которая поколебала основания материализма.

Подчеркну и повторюсь: в квантовой теории нет принуждающей доказательной силы, как нет её и во всём этом тексте. Квантовая механика не разрушает темницу материализма, и очень многие материалисты, даже хорошенько изучив
и поняв её основы, всё-таки остаются материалистами. Имеют право. Ведь (снова повторюсь!) каждый человек выбирает себе реальность на свой вкус. Если бы квантовая механика действительно разрушила материализм, то мы бы оказались в новой, теперь уже квановой темнице, сменив одного сторожевого дракона на другого. И что толку?

Потому я не собираюсь силой отнимать у материалиста его любимую философскую игрушку. Я всего лишь хотел бы предоставить ему возможность проковырять ма-а-аленькую дырочку в его мировоззрении, и убедиться, что возможен, действительно возможен иной взгляд на вещи -- ничуть не менее научный, внутренне согласованный и убедительный.

Увы, изложение этого материала всё-таки невозможно без рисунков, причём желательны движущиеся рисунки.
И тут ну никак не обойтись без формул, потому что математика является языком физики. Как нельзя нарисовать картину без красок (хотя бы белой и черной, как минимум), так нельзя изложить физику без математики. Поэтому, довольно долго помучившись, я пришёл к выводу, что наилучший для всех выход -- это предложить вниманию моего дорогого читателя великолепный курс квантовой механики в youtube. Я назвал этот курс великолепным потому, что он великолепен. Это жемчужина -- поверьте человеку, изучавшему квантовую теорию в МГУ. Он сочетает в себе простоту и наглядность с глубиной изложения -- редкостное сочетание. Всего 50 лекций по 10 минут (или меньше). Стартовый уровень: старшие классы средней школы. В итоге слушателю на простых примерах излагают все основные идеи квантовой теории и плавно подводят к вопросам, которые неизбежно встают перед каждым, до кого по-настоящему дошло, с чем столкнулась наука, углубившись в самый что ни есть фундамент материального бытия.


А столкнулась она со свободой. С реальностью, где нет принуждения.
Если хочешь, можешь оставаться материалистом. А если хочешь, можешь поглядеть на мир иначе.

Главная идея, которую я хотел бы донести до моего дорогого читателя, излагается в 26-й лекции. Суть дела: квантовая теория приводит к выводам, которые (как кажется) противоречат здравому смыслу. Однако они полностью подтверждаются экспериментально. Самое забавное, что придуманный Эйнштейном метод экспериментального опровержения квантовой теории (при помощи спутанных частиц) в конечном итоге привел к экспериментальному подтверждению этой теории и опровержению возражений самого Эйнштейна. Если кто-то достаточно подготовлен в плане образования, можно начать прямо с этой лекции:

И проблема тут не в квантовой теории, а в здравом смысле. Дело в том, что когда мы начинаем рассуждать о материи, наш здравый смысл естественным образом "плавает" в материалистическом дискурсе, в дискурсе "объективной реальности". Но вот, оказалось, что физики, ковыряясь в самых основах устройства материальной "объективной реальности", докопались до смыслового слоя, где "объективной реальности" нет. Если кому-то лень разбираться в нюансах, можно послушать вот эту лекцию, где излагаются основные итоги всего курса:

Итак, не имея возможности изложить весь этот материал -- страшно интересный и поучительный! -- на страницах своего ЖЖ, я отсылаю моего дорогого читателя к лекциям по этой теме. Наличие вот этих вот бесплатных лекций на русском языке -- ценность, которой (на мой взгляд) стоит воспользоваться.

Есть очень неплохое изложение основ квантовой теории и здесь в ЖЖ, в цикле статей уважаемого eslitak.

Если кому-то из мои читателей совсем некогда разбираться в этой важнейшей для любого материалиста теме, то послушайте хотя бы только одну вот эту лекцию, которая рассеивает популярные заблуждения относительно квантовой теории:

Хотя бы только это.

В следующей заметке этого цикла я постараюсь по мере возможности своими словами изложить то, что мне самому кажется главным в квантовой теории. А главное там -- в самой её основе, с которой неизбежно начинает знакомство всякий, желающий по-настоящему разобраться в деле. Далеко и ходить-то не надо. И многие создатели квантовой теории сразу поняли, с чем они имеют дело. Иное дело, что наша привычка мыслить категориями "объективной реальности" заставляет нас изо всех сил сопротивляться подобного рода открытиям. И потому великий Эйнштейн по последнего дня сопротивлялся и искал выхода, искал какого-то способа остаться в границах "объективной реальности". Но так и не нашёл, а вместо этого оставил нам подсказку, которая и легла в основание эксперимента, экспериментально подтвердившего нарушение неравенств Белла (о них же здесь в ЖЖ). На сегодня уже никто из людей, действительно разбирающихся в теме, не сомневается, что Эйнштейн ошибся со своим "Бог не играет в кости". Но значит ли это, будто бы Бог играет в кости?

Продолжение:

Как на самом деле (материализм на пороге смерти)



В тему -- как проковырять дырочку в объективной реальности -- также посты
Лекарство от наивности
Сон и явь. "Темница материального"

И может быть отчасти Магия животных


[Вместо постскриптума: доказательство, что Я НЕ ВЕРБЛЮД]
Тут я ощущаю необходимость снова обсудить вопрос о материи вот именно как "объективной реальности". Если принять ленинское определение "материя есть объективная реальность", то выйдет, будто бы я отрицаю существование материи! И тогда мы попадаем во французскую реальность английского епископа Беркли (см. заметку Конец постмодерна: магия Рождества).

В реальности Беркли вовсе нет материального мира, а есть лишь духовный мир и Ты, его Творец. Но если нет материи, то нет и Твоего тела, а тогда и Твоё воплощение иллюзорно. Значит, иллюзорно и наше Причастие. Понятно, что я не могу быть последователем этой философии, оставаясь православным. Разрешается это противоречие просто: я верю в материю именно как элемент субъективной реальности Господа Иисуса Христа. Материальный мир это Его мир. Я отрицаю объектность в пользу Его субъектности. Вот почему среди миров, в которых мы странствуем, материальный мир так выделен (см.заметку Превосходство материального)

Мы возвращаемся в него всякий раз, просыпаясь, и потому связь с ним крепка. Но она не абсолютна. Смерть разрывает связь нашего духа с материальным телом, после чего мы начинаем новое бытие, вообще говоря, независимое от Иисуса Христа.
Именно поэтому православная Церковь учит, что после смерти нет покаяния. Дух человеческий отрывается от материи, и если ты при жизни не установил связь со Христом, то по смерти уже и не сможешь этого сделать -- до того дня, как Он воскресит мёртвых. Так устроена моя реальность. Чем-то она может напоминать берклианство, но это не берклианство.

Если сравнивать, моя философия в отношении вопроса о материи располагается где-то между берклианским "чисто духовным" бытием и грязной ленинской "материей как объективной реальностью". Материя у меня всё-таки существует, но она существует не "объективно", не независимо от нас: её существование обусловлено волей одного конкретного человека, Иисуса Христа. А Он ведь не просто Бог, но и человек, а значит один из нас.

Вот уже несколько дней я "плыву" как боксёр в нокдауне, не могу собраться с силами и закончить этот текст. Я не могу даже вспомнить, что собирался написать и как работать с приготовленным уже материалом. И это хорошо. Это значит, что я пишу не от себя, и написать этот текст не в моих силах. Чтобы закончить начатое, мне необходима Твоя помощь и Твоё вдохновение, потому что именно на Тебя я и пытаюсь указать моему дорогому читателю.

Понятно, очень понятно, что это невозможно без Твоей помощи, потому что никто не может писать, говорить и даже думать о Тебе, не прибегая к Твоему содействию. Ведь Ты выше нашего разумения, да и всякого сотворённого разума. Никто не может даже и вспомнить о Тебе, если Ты Сам не прикоснёшься его уму. Я снова и снова допускаю одну и ту же ошибку, пытаясь писать о вещах, касающихся Тебя, своими силами. И Ты снова и снова даёшь мне понять, что это возможно только если Ты Сам захочешь помочь.

А моя реальность устроена так: там вообще нет места для какой-либо "объективной реальности", потому что Ты по Своему Божеству вообще не являешься "объектом", и Твое существование это нечто совсем иное, чем моё или наше существование (см. заметку Уровни онтологии). Лев Толстой или Фёдор Достоевский "существует" в ином смысле, чем придуманные ими князь Андрей Болконский или Родион Раскольников. Как учат студентов в православных семинариях,

"Если Бог существует, то я не существую. Если я существую, то Бог не существует."

Смысл этой игры слов в том, что слово "существовать" имеет разный смысл в приложении к нам и к Тебе. Потому-то моё обращение к Тебе это дело невозможное, немыслимое. Никто не может обратиться к Тебе иначе как чудом, иначе как Твоим содействием.


И ещё дополнение, из комментариев:

> deus ex machina отрицает научный метод в принципе, потому что так можно объяснить все, что угодно.

Возможность объяснить что угодно при помощи deus ex machina не означает необходимости всё объяснять таким образом.
Задача науки -- объяснить естественными механизмами всё, что только получится объяснить. А что не получится, то и не нужно объяснять, через силу натягивая сову на глобус. Это и есть разумный научный подход. Который полностью согласован с Богословием, ведь мы богословы желаем того же самого: четко отделить то, что от Бога, от того, что НЕ от Бога. Путаница тут для нас смертельно опасна.
Tags: философия
Subscribe

Posts from This Journal “философия” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

Posts from This Journal “философия” Tag