Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше прежних. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

История русской (антирусской) революции -- очень важный для меня цикл статей, в которых мне удалось нащупать логику событий, приведших русский народ в начале XX века к страшной национальной катастрофе.

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Жития - шедевры жанра

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Мистерия Власти: выход есть

Прочитав этот текст, наш читатель может добровольно стать участником мистерии, которая навсегда изменит этот мир. Может стать, а может и не стать - свободная воля для нас священна. Вход и выход до конца остаются свободными. Мистерия совершится в любом случае, и мир уже не останется прежним.

Мои слова могут казаться безумием, но они глубоко рациональны и взвешены. Я знаю, что говорю, и знаю, Кому это говорю. Слова могут изменить мир или как-то повлиять на ситуацию лишь в том случае, если они будут услышаны и если Сам Услышавший пожелает стать участником таинства. (Таинство и мистерия - синонимы.) К Нему-то, слышащему и участвующему, они и обращены, и потому не останутся бессильными.

"Мистерия начинается в тот момент, когда читатель/зритель становится героем произведения". И мистерия этого текста началась по сути дела уже очень давно, две тысячи лет назад в Палестине - в тот момент, когда Слышащий стал его героем, выйдя на сцену и открыв Себя всякому, кто пожелает участвовать в мистерии.

По сути, весь мой ЖЖ есть плавное введение в эту мистерию. Но ключом для открывающейся сегодня двери стало деяние великого флорентийца XV века Козимо Медичи, который пятьсот лет назад запустил новую мистерию, мистерию Тайной власти. Он стал первым человеком, которому удалось построить Искусственное государство. Очень любопытно, что мы имеем возможность указать, когда, где и кем оно было построено.

Деяние Козимо Медичи оказалось потрясающе эффективным. Он действительно изменил мир. Фактически, он придумал современный мир - мир, в котором мы ныне живем, и который мы намерены изменить по-своему при помощи своей ответной мистерии.

Мне кажется, задумка Козимо пришлась Тебе по вкусу, иначе ничего бы у флорентийца не вышло. Ты просто не позволил бы ему сыграть такую огромную роль и стать столь важной частью Твоей собственной мистерии. И нам, участникам этого таинства, было бы полезно понять смысл совершившегося и совершающегося, чтобы предвидеть то, чему ещё надлежит совершиться. А без Тебя это невозможно.

С великим итальянцем непросто говорить на равных, а тем более сделать великую мистерию частью какой-либо иной мистерии. Но вот как раз для Тебя-то это совсем не проблема. Потому этот текст и не может строиться никак иначе, кроме как через прямое обращение к Тебе.

Олег Насобин сильно облегчил мою задачу, сделав Козимо с его задумкой героем своего замечательного ролика, к которому я и отсылаю читателя, недостаточно знакомого с темой:

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=534

Итак, три принципа Козимо Медичи, на которых строится современный мир:

  1. Прочная власть должна быть тайной.

  2. Самое удобное для неё устройство общества есть охлократия, которую лукаво именуют демократией.

  3. Этот мир должен принадлежать "философам", которые по сути дела являются магами, управляющими настроениями охлоса.


В тот момент, когда эти принципы были осознаны и сформулированы, они должны были казаться безумно храбрыми, революционными. Однако сегодня, спустя шесть веков, невозможно не признать их потрясающую эффективность, доказанную практикой и тем самым подтвержденную ясным выражением Твоей воли: ведь всё совершающееся совершается не иначе как по Твоей воле. И раз у Козимо всё получилось, значит, он угадал Твой замысел о мире, и действовал согласно этому замыслу.

Для элегантных Людей конструкция Козимо почти идеальна. Почти. Почти - потому что она не избавляет их от смерти, а также от неизбежной взаимной конкуренции, которая приближает эту смерть. Тут у Людей имеется слабое место, Проблема с большой буквы. И тут мы видим у Элегантных глубокий внутренний разрыв и противоречие, так как по мнению самих же Элегантных, человек с Проблемой не может оставаться элегантным, как разъяснил нам Олег Насобин в другом замечательном ролике.

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=472

Этим-то противоречием мы и воспользуемся, на нем-то и сыграем, законно пользуясь тем, что Ты являешься хозяином не только Жизни, но и Смерти.

Если мы следуем за Тобой, если наша воля согласна с Твоей волей, то у нас нет и не может быть никаких проблем, потому что всё совершающееся совершается по Твоей воле. Неизбежно совершится и наша мистерия. Можно было бы сказать, что делать нам и вовсе ничего не нужно, так как Ты сделаешь всё Сам. Но это не совсем верно, потому что - опять-таки! - если наша воля согласна с Твоей волей, то и мы делаем то же, что делаешь Ты.

Проблемы у нас появляются лишь тогда, когда наша воля расходится с Твоей, когда мы начинаем воспринимать Тебя как внешнюю - а значит, потенциально враждебную нам - Силу. Но зато при правильном подходе все эти проблемы можно свести к одной-единственной - как вернуться на Путь, снова стать причастными Истине и таким образом обрести подлинную Жизнь. Вот и всё. Это альфа и омега, начало и конец. И кто сделал это, разом становится элегантнее всех Элегантных.

Но любое слишком общее решение проблемы имеет тот недостаток, что в каждом конкретном случае его нужно применять особо. И мы сейчас применим это общее решение к конкретной частной проблеме - той проблеме, которую создал для нас, "проблемных", Козимо Медичи, временно сделавшись со-автором (Твоим соавтором) современного мира.

Для нас русских концепция Козимо стала актуальной и смертельно важной в тот момент, когда венчался на царство наш последний Император Николай II. До него Россия продолжала оставаться традиционным естественным государством - то есть, таким государством, в котором власть действительно принадлежит человеку, считающемуся главой этого государства.

При Николае II власть в России стала тайной. Сам Николай был первым русским царем, который не обладал реальной властью в стране (см. История Русской революции в свете теории Власти), потому что его родители, Александр III и датчанка Мария Федоровна (Дагмарь), власть ему не передали. Всё время царствования Николая II реальная власть продолжала оставаться в руках его Матери, вдовствующей Императрицы, которая и привела Россию к злосчастной революции 1917 года, навсегда закрепившей для России данное положение вещей.

История Николая II символически повторяет историю последнего французского короля, Людовика XVI. Мария Феодоровна принесла с собою на Русь не только французскую систему тайной власти и французское масонство, но и французскую же по своей сути Февральскую революцию. И как во Франции сами же французские масоны потеряли инициативу революционного движения, уступив её якобинцам (которые работали на Англию), так и в России злосчастные февралисты уступили инициативу большевикам.
Но на этом сходство заканчивается.

Потому что в России, в отличие от Франции, так и не случилось своего Термидора. Важно понимать, что сталинский переворот 30-х годов не был русским Термидором; Россия просто перешла из одних нерусских рук в другие нерусские же руки. Элегантные французы смогли снова схватить и удержать свою власть во Франции, пусть и с огромными потерями, пусть им и пришлось для этого покувыркаться целых 80 лет, то выпуская власть из рук, то снова подхватывая её. Но вот в России им это не удалось.

Олег Насобин говорит, что высшая похвала искусству политика в закулисной Франции состоит в том, что его называют флорентийцем в честь великого флорентийца Козимо Медичи (и других членов этой Фамилии). Этот факт свидетельствует о том, что нынешняя французская Власть является прямой наследницей власти Медичи. Когда-нибудь кто-нибудь (может быть, даже я сам) расскажет нам, какими извилистыми путями флорентийская Власть стала французской Властью. Для нас пока в этой истории важно то, что в какой-то момент им пришлось для этого пожертвовать процветанием и благополучием своей собственной страны, ввергнув её в пучину бедствий и навсегда лишив мировой гегемонии (а ведь до революции 1792 Франция играла в мире такую же роль, какую сегодня играют США). И затем они ввергли в пучину таких же (и даже худших) бедствий Россию, причем даже не добились успеха, то есть, по факту поступили совсем-совсем не элегантно. Не по-флорентийски.

Важно для нас также понимать, что в за время своего фактического господства в России про-французская Власть Марии Федоровны Дагмарь подмяла под себя Русскую Церковь, подчинив себе систему церковного Управления, чем и объясняется то странное на первый взгляд обстоятельство, что церковные иерархи почти поголовно встали на сторону Февральской революции. На высшем уровне церковного Управления верным святому царю Николаю II остался лишь святой Макарий, тогдашний митрополит Московский, которого за это от церковного Управления немедленно отстранили.

Важно понимать, что со времен Александра III церковное Управление подчинено внешней закулисной Власти, точнее, нескольким различным Властям, которые за последние полтора века пару раз перехватывали друг у друга контроль над этим Управлением. И если до революции речь шла все-таки о русских Элегантных, пусть и переплетенных слишком тесно с французскими, то после революции ничего русского в этой власти нет, и корни её уходят далеко за границу, в англосаксонский мир.

Это важно понимать для того, чтобы для нас не остались тайной причины, по которым Ты позволил элегантным французам ввергнуть нашу страну в кровавую пучину революции. Мы должны ясно понимать Твои цели, чтобы мы могли действовать согласно с Тобой, преследуя те же самые цели.

Смысл совершающейся мистерии в том, что Ты желаешь владеть нами непосредственно, царствуя на престоле нашего сердца. Вот почему Тебе оказалась угодной задумка Козимо Медичи, и вот для чего Ты позволил "философам" возобладать над этим миром.

Эта мысль может показаться неожиданной или сложной. Сейчас я её поясню.

Церковная иерархия не должна становиться преградой между Тобой и нами. Они не имеют права властвовать над Твоими людьми, потому что никто кроме Тебя не является Властью в Твоей Церкви. И когда же подобное происходит, Ты сокрушаешь самозванных "посредников", разрушаешь механизмы Управления до основания, до дна. И тем самым сохраняешь Свою Церковь в первозданной простоте.

Если кто-то отождествляет понятия "Церковь" и "Церковное управление", то он должен будет сделать из моих слов неверный вывод, будто бы Ты разрушаешь саму Церковь. И если этот человек захочет освободиться от чар итальянца Козимо Медичи, ему придется осознать то, что осознал после революции русский философ Михаил Новоселов, который сумел с замечательной ясностью изложить в своих "Письмах к друзьям" несколько очень важных идей, центральная из которых состоит в том, что

В Церкви Христовой нет того кощунственного, богохульного, противохристианского и безнравственного начала, что называется авторитетом в вопросах совести и веры.

Никто, ни один человек, какую бы высокую ступень в церковной иерархии он ни занимал, не может вставать между Тобой и нами. А если подобное происходит, Ты не останавливаешься ни перед чем, Ты сокрушаешь Империи и разделяешь народы, чтобы дать тем, кто ищет, возможность восстановить прямое и непосредственное общение с Тобой лично.

Дело в том, что Ты не только Священник, но и Царь. Тебе в равной мере принадлежит и наша духовная, и наша плотская жизнь. В отношении к Тебе спиритуализм так же неуместен, как и грубая материальная выгода.

Козимо Медичи придумал, что подлинная власть должна быть тайной властью? Он догадался, что этим миром должны владеть философы? Прекрасно! Тебе понравилась эта идея. Ты принял от этого маленького смешного итальянца брошенный им Тебе вызов, и Ты изволил Сам стать этим Философом и этой Тайной Властью.

Вот в чем смысл пережитой нами революционной эпохи. Теперь она близка к завершению, все ходы уже сделаны и все загадки раскрыты, и мне остается лишь расставить точки над i, назвав все вещи своими именами.

Задумка Медичи пришлась Тебе по вкусу. Но Ты не оценил и не принял главную предпосылку Козимо,  а именно предложенную им концепцию деления людей на Элегантных и Проблемных. Проблема Элегантных в том, что они недостаточно элегантны в Твоих глазах (Откр 3):

Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды "; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю.

На самом деле от всякого человека лично зависит, кем и каким ему быть. Каждый сам для себя должен выбрать, быть ли ему человеком проблемным или человеком элегантным. По-настоящему Элегантный человек не имеет проблем, потому что всё на свете совершается согласно его воле, так как его воля согласна с Твоей волей.

Ты пришел в мир, в котором царили цари и господствовала явная власть.
Но пришел в этот мир тайно, Ты до самой смерти Твоей остался неузнанным. (см. Иисус Христос: личность и маска.) Ты родился в вертепе и лежал в скотских яслях. Мудрый философ Козимо Медичи, оказавшись в темнице, отчасти проник в тайну Твоего смирения и, ища решение вдруг возникшей перед ним страшной Проблемы, вдруг понял, что подлинная власть в этом веке должна быть тайной, подражая Твоей власти. И вот, Тебе оказалось по душе это решение великого Философа. Конечно же, Ты Сам ему и подсказал ему, умирающему от голода в темнице.

И Ты довел его идею до конца, до блеска и до совершенства. На пороге смерти Козимо Медичи познал и доказал на личным опыте, что великим человека делают не власть и не деньги, но правильная философия, которая способна вывести из мрака темницы на свет ведения. Козимо верил в Тебя и молился Тебе, и Ты не только спас его жизнь и вернул ему власть над Флоренцией, но дал его тайному учению возобладать, воцариться над этой планетой. И Ты сделал это с благой целью.

Тайно пришедшему в мир Царю и Философу подобает служить втайне.

Хорошо и правильно сделал великий император Константин, когда воцарил Тебя над своей Империей явно, сделавшись христианином. Но это великое деяние было несовершенным. Константин как бы исправил Твою "ошибку": Ты пришел в этот мир тайно и Твои ученики тайно служили Тебе три века, подвергаясь гонениям. Константин же сделал служение Тебе явным и славным, наполнив его блеском Римского величия. Именно так и должен был поступить великий Римлянин, сын своей эпохи.

Но Ты немедленно показал и обнажил недостатки такого решения.

Если бы Тебе подобало властвовать над этим падшим миром явно, Ты и пришел бы в него во славе. Но Тебе угодно было поступить иначе: Ты элегантно надел на Себя венецианскую маску, прикинувшись слабым смертным человеком, человеком с Проблемами. Этим Ты обманул дьявола, спровоцировал его убить Тебя, сравняв с прочими проблемными людьми - а значит, тем самым и их сравняв с Тобой. И с этого времени каждый желающий подражать Тебе вправе рассматривать свои проблемы как венецианскую маску, подобную Твоей маске.

Решение Константина было временным - и оно было совсем неплохим для своего времени. Надлежало на какое-то время сделать Твою власть явной и несомненной в глазах простого и грубого народа чтобы дать ему шанс заглянуть за венецианскую маску. Но оно не было совершенным, потому что Твоя игра с дьяволом не завершена. Подобно тому как он в глупой самонадеянности своей заглотил наживку Твоего смертного тела - и был смертельно ранен, внезапно наткнувшись на скрытый металл Твоего божества - подобно этому ему ещё предстоит всё в той же глупой самонадеянности заглотить теперь всю православную Церковь, чтобы довести до конца начатое Тобою дело искупления рода человеческого. И он это сделает, никуда не денется. Хотя и догадывается уже, каким будет финал, но пространство решений его всё время сужается, а Проблемы растут. И это хорошо и правильно.

Это хорошо и правильно, но болезненно переживается простыми верующими, потому что мы не разумеем тайны Твоего промысла. Между тем, это необходимо для того, чтобы разумно и сознательно участвовать в совершающейся мистерии. Это очень важно, чтобы участие было добровольным, сознательным и разумным. Потому что бессознательно, неразумно и не добровольно в ней участвуют все, и сам дьявол играет в ней важную роль - роль полезного идиота. Но Ты не награждаешь тех, кто участвует в ней не добровольно.

А для добровольного и сознательного участия нужно ясное осознание смысла мистерии, общего её плана и правил хорошего тона. Хороший тон состоит в том, чтобы не иметь проблем (тут Элегантные правы), возложив все свои проблемы на Тебя, как и учит Церковь:

Сами себя, и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Как именно это делается, об этом я надеюсь рассказать с Твоей помощью нашим читателям, отвечая на их вопросы. Общий же план мистерии и её смысл я изложил публично в этом кратком, но достаточно ёмком тексте.

Прямое продолжение этого текста -- Христианство и демократия: выход есть
См. также Мистерия русского возрождения
Стратегия русского движения

Кто крышевал Пугачёва и немного о Пыжикове

Продолжение предыдущей заметки: некоторые беседы из Телеграм-канала palaman :

[Кто крышевал Пугачёва? А также о старообрядцах и Пыжикове.]Кто крышевал Пугачёва? А также о старообрядцах и Пыжикове.

С просторов Сети:

Прочел пушкинскую "Историю пугачевского бунта". Знаете, я удивлен, но "большевики были правы", и это история русского Спартака. Вот буквально. Пушкин дает описание боевых действий именно двух армий, как в случае со Спартаком это делают античные историки. Книга не позволяет сомневаться, что перед нами была не разбойничья шайка, а возникшая как бы сама собой посредине империи без явного внешнего вмешательства армия, т.е. организованные вооруженные силы, предназначенные для борьбы с другими вооруженными силами. Разумеется, это войско было совершенно ортогонально тогдашнему представлению о регулярной армии (тут на ум приходят скорее войска, организованные на Донбасе Стрелковым), но это именно армия. У пугачевцев было единое инициативное командование, которое планировало операции на огромных территориях и осуществляло оперативное руководство, разделение на рода войск, они активно (т.е. не раз-два случайно, а постоянно) применяли мобильную артиллерию в количестве десятков стволов (это вообще меня шокировало - там бывали не редкостью артиллерийские дуэли), использовали инженерное дело (строили батареи, рыли траншеи и сапы, взрывали стены, устраивали поджоги), проводили диверсионные действия в тылу врага, вели активную и действенную пропаганду. Более того Пушкин описывает события не в терминах бунта, а в терминах войны - присутствуют многие полевые сражения (разных типов), осады городов и штурмы, проводятся рейды, устраиваются засады, перехватываются коммуникации. В результате сражений с обоих сторон появляется погибшие неприятели и пленные, которых писатель (и, очевидно, его источники) называет именно пленными.
И тут, как и в случае со Спартаком возникает главный вопрос - откуда это все? Откуда неграмотный казак взял столько специалистов? Да, разумеется, и у Спартака и у его русского двойника было какое-то количество людей, имевших кое-какие военные знания, но ведь их не могло быть много и их знания на самом деле были вовсе не теми, которое требовались для войны в описанных масштабах. Что казак т.е. легкий кавалерист, что беглый солдат, что фабричный рабочий, что полудикий башкир - сами по себе эти люди абсолютно не способны к войне, да что там войне - просто к организованному бою. Их надо было сплотить, обучить, повести в бой, руководить в ходе боя, вывести из боя... Надо было иметь опыт этой работы заранее. И если в случае со Спартаком была высказана догадка, что становой хребет его армии могли составить марианцы-конфедераты, то в случае с Пугачевым я ума не могу приложить, кто бы это мог быть.
ЗЫ - впрочем необходимо заметить, что все мои впечатления основаны только на чтении строк Пушкина, его вИдении, и если оно было ошибочно, то и мои впечатления тоже не имеют никакого отношения в действительности.


Мой комментарий:

За Пугачевым стояла Польша и, главное, Франция, остававшаяся гегемоном той эпохи. Его стратегическая задача была не допустить разгрома Турции русскими. Ценой своей жизни, да, а что такого?
(Подробнее см. Пугачев как агент Франции)


Андрей Кайманов:

> Меня затоптали толпой лет 5 назад в какой-то исторической группе, когда я выдвинул эту же идею)) За Пугачем стояли лягушатники, поляки и турки, тк в тот момент мы активно у турок землю отгрызали)

Ну, если они за спиной Пугачева не стояли, то они лоооохи. Однако же везучие. Замечу, что как минимум французы уж точно не лохи.

Интересные комментарии от Ивана Блинова:

> Почему не Павел I? Дворцовые перевороты были старой традицией, но Екатерина II подкупила гвардию и вроде как уже гвардия стала не надёжна в этом деле. 19-20 летний принц решил подвинуть maman-регентшу. Действовал как мог. Учитывая сколь мягко наказали таких вождей как Салавата и других. Главный лозунг был вполне династическим. Пётр III чудом спасся, законный царь. И сын в тени стоит.
Без Павла это бы не сработало. И в эту эпоху при первом погружении начинают теряться границы стран. Пётр III это Россия или Пруссия, революционеры это Франция или Англия, что в Речи Посполитой было. Всё как-то разделённые дома.
А так да. Русско-турецкая война. "Франция" с одной стороны поднимает восстание в Египте против турок, с другой стороны помогает Турции против России.
К 1773 в народе велась активная пропаганда о "чудом спасшемся Петре III". Первое про-Павловское восстание было в 1771 году. Организовано на Камчатке польско-австрийским авантюристом Бенёвским и сосланным туда ранее организатором провалившегося переворота Хрущёвым, сторонником Иоана Антоновича...
В 1773 Екатерина II заставляет сына отречься от титулов герцога Гольштейна и графа Ольденбурга.
У Павла любовная связь с дочерью Петербургского губернатора, от которой в 1772 рождается бастард. А сам Павел руководит адмиралтейств-коллегией...
Там очень интересный расклад.
Да и сам Пугачёв интересная личность, международный авантюрист.


Интересная идея. Придя к власти, Павел в итоге заключил союз с Францией против Англии. За что и был убит.
То есть, версия Франции и версия Павла могут сочетаться между собой.

> Павел родился в 1754 году. Руководить адмиралтейств-коллегией стал в 8 лет. А к 19 годам организовал крестьянскую войну. Способный был юноша.
Насколько помню и в советской академической науке отмечалась большая роль старообрядцев в организации и проведении восстания Пугачева.


Н-да, 19 лет как-то маловато...

Ivan Truskov:

> Ну так принц-наследник никогда не "один". Он всегда центр тяготения оппозиционной партии по умолчанию. Кто у него был в друзьях? в его "дворе"?

Да, это разумно. Павел мог быть до определенного возраста просто "знаменем" внутренней оппозиции, ориентирующейся на Францию и Австрию.

Иван Блинов ответил:

> Конечно, речь идёт о какой-то партии, в которой Павел был лишь знаменем.
Но без личного согласия сложно было бы его использовать. Если бы "маменька права, я тут кораблики буду пускать, а маменька пусть правит" знамя не поднялось. Екатерина откровенно ненавидела сына. А он её. Она проигнорировала его совершеннолетие. Она портила жизнь его людям. Она позже расколола малый двор. Приблизила внука Александра. А Павел игнорировал его бракосочетание.

Ещё прочитал одну деталь. Радищев "Путешествие" издал в 1771 году. Тоже получается как часть подготовки выступления гвардейцев Павла. И Павел после воцарения амнистировал Радищева. Похоже, что и декабристы, и социалисты по сути продолжение тех традиций.


Ivan Some:

> Связь-то как цесаревич держал с бунтовщиками? Равно тот же вопрос для версии, что пугачевский движ был запущен Францией.
Там фактически не было дворян - командного состава. Что русских, что французских.


Значит, были какие-то промежуточные ступени. Франция возглавляла большую международную коалицию, в которую входила Польша.

Дмитрий Яранцев:

Ну, начало истории было примерно таким. Приехал человек из Польши к старообрядцам в Среднее Поволжье.
А Франция с Австрией недавно подружились, как назло.


Да, Пугачёв пришёл из Польши...
Связь между Австрией и старообрядцами я давно замечаю...

А какими временными рамками ограничена эта эпоха (союз Франции и Австрии, сначала закулисный, а потом и официальный)?

Дмитрий Яранцев:

> Дипломатические революция - это 1756 год. И до французской революции.

Вопрос более тонкий. Ведь заключение договоров венчало закулисный процесс, который начался наверняка раньше. Важной его частью был приход к власти Елизаветы Петровны, явно и очевидно связанной с Францией.
А это 1740-й год, если я не путаю.
Да и после революции... Д'Австрийцы отдали за Наполеона свою принцессу. Значит, революция не прервала их закулисной связи?
Да, понятно, что якобинцы это Англия и период их господства это Игил и ужас-ужас. От них и сама д'Франция пострадала. Но это совсем недолго.

Дмитрий Яранцев:

> В 1748 году закончилась война за австрийское наследство. Наверно тогда и начались закулисные переговоры.
Ну, а брак Наполеона - это 1810-1814 год. По факту этот брак ничего не дал.


Хорошая дата. 48-й год вообще знаковый:

1648 -- конец 30-летней войны, начало французской гегемонии
1748 -- конец войны за Австрийское наследство, начало сближения Франции и Австрии
1848 -- "весна народов" в Европе, выход Манифеста компартии.
1948 -- образование Израиля, начало Холодной войны.

Ну, а говоря о старообрядцах, невозможно не вспомнить о Пыжикове!

У меня в комментариях в facebook как-то состоялось краткое обсуждение концепции Пыжикова, до которой у меня никак руки не дойдут. Я благодарен оппоненту, Anatoly Kuznetsov, за краткое изложение сути сего учения! Это огромная экономия времени и сил.

Цитирую:

> А.В. Пыжиков провел много лет в архивах, прежде чем доказал, что Россия является крипто-колонией не 100, а уже 400 лет. С учётом "трехсотлетнего польско-романовского ига".

-- Невольно спрашиваешь себя: какую же пользу (по Пыжикову) получила Польша, подчинив Россию своему игу?

> Пользу в результате получила не Польша, а клика Романовых, принявшая польскую (русофобскую!) модель (и польские управляющие кадры) управления страной, в т. ч. крепостное право. Благодаря чему для России был отрезан западный путь индустриального развития. Отсюда же культурный раскол нижних сословий и дворянства.

-- А Польша тут при чём? Романовы использовали поляков в своих целях? Хорошо, но это не значит, что поляки использовали Романовых в своих целях.

> Романовы, по Пыжикову, первые власовцы. Активное сотрудничество с польско-казацкими оккупантами. Это исходные, базисные факты. Пыжиков утверждал, что Романовы осуществляли крипто Ватиканскую политику, в т.ч. задуманное в Риме Никонианство было направлено на уничтожение местных церковных и культурных традиций.

-- Итак, уже не малороссийское иго, и даже не польское, но ватиканское? Я правильно понял логику развития Вашей идеи?
Если так, то это учение -- квинтэссенция английской пропаганды. Если верить Пыжикову, главные противники русских это Польша (сиречь Франция) и Ватикан. В целом же смысл нашей жизни в противостоянии с "Западом".
При этом для Англии и протестантов нет места в списке сил "Запада".
На мой взгляд, изначальная связь Романовых именно с протестантами лежит на поверхности, конкретно с англичанами и потом немцами. Пыжиков этого не видит в упор. Видать, пересидел в архивах, ослеп.

> Ну, Пыжиков был старообрядец...

Тогда ищи связь с Австрией. Впрочем, Англия и Австрия естественные союзники против Франции. Так что одно с другим неплохо сочетается в истории. Старообрядчество это изначально австрийская тема, позже подхваченная англичанами. То же можно сказать и об еврейской теме. Кстати, и казаки сюда же -- австрийская тема (борьба с Турцией).

> К евреям Пыжиков довольно благодушен.

Что логично. Пазл складывается. Но если бы Пыжиков работал на Австрию, то к Ватикану он бы тоже относился благодушно.
Итого, на выходе имеем: Пыжиков это английский ответ Галковскому.
Ты что, Дмитрий Евгеньевич?! Какие такие англичане?! Русских испокон века мучают Украина, Польша и Ватикан, трехсотлетнее романовское иго, от которого мы русских наконец-то благополучно избавили.
Если же говорить серьёзно, Романовы понимали, что противостоять европейским Фамилиями они могут лишь имея европейских специалистов по управлению и технологиям. Откуда было взять их? Первое решение: из Польши, как самой близкой европейской державы. Это решение было не слишком удачным. Польша це не эуропа. Пётр сделал ставку на голландцев, и не ошибся. Что Пыжиков говорит об эксплуатации русского населения немцами?

> Он говорит об общей линии раздела и закабаления России Западом, где Романовы играли роль посредников. Хотя иногда их роль могла усиливаются до относительной независимости. Но развитие России всегда было ограничено жёсткими рамками, примерно, как сейчас. В борьбе против Швеции Петр также был марионеткой Папы, емнип.
Впрочем, сейчас я не берусь излагать его концепцию полностью.


-- В борьбе против Швеции (собственно, Франции) Пётр выступал на стороне протестантской коалиции (собственно,Англии) -- папе, естественно, враждебной. Пётр -- и папа?! Если Пыжиков такое написал, то с ним усё ясно.
Сама по себе концепция "Запада", который "издавна" пытается "закабалить Россию" -- это детский лепет.
Во-первых, "Запад" это фикция. Там несколько противостоящих друг другу сил. Все они пытаются друг друга "закабалить", и Россия активно поучаствовала в этой игре на правах одной из сил Запада. Проиграла. Но это не значит, будто она с самого начала была жертвой "Запада".

> ‌Мир зыбок и постоянно меняется. Коалиции государств могут возникать и исчезать снова. Но есть некоторые постоянно действующие духовные факторы, так сказать, эгрегоры наций, которые сохраняют свое значение из века в век. Похоже, что противостояние с Западом, о котором писали все думающие русские, предопределено уже из геополитических соображений с учётом менталитета. Ясно, что о России спокойно думать на Западе не могли никогда, и начиная со средних веков нас пытались приручить силой или хитростью. И иногда это удавалось, с тяжёлыми для нас последствиями.

‌- Но в целом вижу, что мы смотрим на вещи сильно по-разному, и, видимо, к общему знаменателю никогда не придем.
‌ На данный момент мы ознакомились с идейными предпочтениями друг друга, и будем считать, что этого пока достаточно. Ну, и завершу комментарием Bek Bek:

> Понимающие люди всегда из этого исходят говоря о советских истоках. Пыжиков потомок людей древлего благочестия. Так что подобные залепухи в его случае естественны вне зависимости насколько он сам в них верил и не осознавал их неадекватность. Кстати насчет отсутствия Англии в списке врагов. Похоже Путин не может назвать не только слово "Навальный", но и "МИ-6". Навальный у него берлинский пациент, а МИ-6 - это ЦРУ. Да и путинская пропаганда сразу стала говорить о Беллингкэте как о прикрытии МИ 6 и ЦРУ, а затем МИ-6 куда-то исчезло, осталось только ЦРУ. Хотя все эти шпионские истории с отравлениями крутятся вокруг Англии. Но всё равно ЦРУ.

Так получилось, что обсуждая Навального, обсуждали и Пыжикова. это не случайно. Между ними есть связь: Австрия. И разговор с поклонником Пыжикова о Навальном закончился весьма символично:

Вы что же это — намекаете мне, что Навального прославляет Сам Бог? — спросил я.

Важен результат, — ответил он. — Выходит, что Бог.

Ах да! — воскликнул я, хлопнув себя по лбу! — Вы же за Пыжикова, за старообрядцев, а следовательно, за Австрию. Потому Ваша финальная цель -- помазать карНавального кронпринца на царство. Всё логично.

(Суть дела: безумная идея Феникса)

Андрей Кайманов:

> Помню, запала мне в сердце эта новость))
Осталось только выяснить, сколько новиопов из перечисленных в статье являются старообрядцами (потомками старообрядцев, как Собянин)))


de N:

> Но последняя (к сожалению) книга Пыжикова — про реформы Николая II — просто замечательная. Сам же себя исправляет (и по поводу раскольников). «Взлёт над пропастью»

Я:

Тоже характерно. Я не раз наблюдал, как движение в правильную сторону внезапно увенчивается смертью.
Прежний дух не желает отпускать человека, не позволяет ему познать Истину.
А вот свежий пример: Крылов.

de N:

> Возможно.
А возможно, что Пыжиков раскопал что-то серьёзное. Так как историк он был первоклассный.


А это то же самое.

> Понял Вас.
Так или иначе, работы у него важные и очень интересные.


Я не против. Но кому-то придётся переосмыслить их с "никонианской" точки зрения — то есть, с точки зрения Православия. Это большая работа.

Ключ к разгадке "трубы" Тёмных веков

Эта заметка -- введение в новую большую тему, в которой сам я лишь начал разбираться. Я хочу зафиксировать здесь сырую пока идею, даже не идею, а лишь структуру, скелет идеи -- относительно которой моя интуиция кричит во весь голос "Это оно!" и "Эврика".
На страницах этого ЖЖурнала уже кое-что говорилось о Персии. (См. заметку Новая и интересная тема: ПЕРСИЯ, старая и страшная)
Так вот, это продолжение и расширение важнейшей для русской истории темы Персии, которой я посвятил даже специальный тег Персия (а на теги я скуп).

Итак, ЭВРИКА!

У меня вдруг родился дискурс, при помощи которого можно объяснить причину падения Византии (сиречь падения Римской империи). Если Вас спросят, когда и кто разрушил Римскую империю, сразу отвечайте: венецианцы руками французов в 1204 году, в ходе IV Крестового похода! И не верьте тем, кто рассказывает про готов и 453 год: это дезинформация. Большинство граждан Рима никакого "крушения империи" в V веке не заметили. Продолжали себе жить, как жили.

Но всё-таки, всё-таки -- как же вышло, что великая Римская империя пала? Я нашёл ключ к ответу на этот вопрос. И ключом тут оказалась ДЕГовская "труба".

Напомню: трубой Галковский именует время между Античностью и Новым Временем.

Целая выдуманная эпоха, по его мнению, злокозненно вставленная в историю. А "на самом деле" (по ДЕГу) Новое время следует сразу за Античностью, и никаких "тёмных веков" вовсе не было, как не было и Византии! Многих людей на подобные мысли людей невольно наталкивают нестыковки и странности "официальной" истории. Так устроена реальность Галковского.

Но как известно, всякий человек, который рассказывает вам, как на самом деле устроена реальность, на самом деле всего лишь обнажает перед нами тайны своей психики.

А раз так... что же было на самом деле по моему скромному мнению? (То есть, как устроена моя психика?)

"На самом деле" пресловутая "труба" это всего лишь время, когда Европа потеряла гегемонию, уступив её Исламу ("арабам", а затем "тюркам"). Когда центр мировой цивилизации вдруг оказался совсем не там, где мы привыкли его видеть: не в Европе, а на Востоке!

Унизительная эпоха для гордых потомков римлян. Эпоха, которая не должна была случиться! Потому и врут они об этой эпохе как сапожники — так врут, что местами завираются.

Ну, так почему же пала Византия? А потому, что увы, она просто-напросто упустила пальму мирового первенства, и внешние враги мало-помалу, век за веком довели её до полной катастрофы. Впрочем, надо сказать, что Европа как целое продолжала оставаться несокрушимой, и чтобы опрокинуть Царьград, условной "Персии" пришлось взорвать её изнутри, используя силу итальянских городов, в первую очередь Пизы, а потом и Венеции.

И вот суть моей идеи.

Мусульмане сокрушили сердце Рима — Царьград — руками европейцев!

Мы привыкли к тому, что европейцы загребают жар руками варваров. Но было, было страшное время, когда варвары загребали жар руками европейцев!
Вот почему с того времени европейская религия, христианство, и оказалась безнадежно отравленной ересями. И до сих пор мыслящие в персидском дискурсе европейцы вроде ДЕГа подсознательно отрицают убитый ими Рим, объявляя эту главу мировой истории баснословной "трубой". Такая вот штука.

Читатель замечает:

> Османы, захватив Константинополь, в 15-16 веке называли свою империю Рум, то есть Римской и считали себя продолжателями Римской и Восточно-Римской Империи.

Мой ответ:

Верно-верно. А французы с османами дружили, потому и Галковский унаследовал от турок (через французов) эту идею. Сейчас он проповедует, что никакой Византии вовсе не было, а... что же было? А были там мусульмане изначально, говорит ДЕГ! Византию придумали, чтобы отнять у мусульман их исконные земли на Востоке Европы.

> На западных познавательных каналах видел достаточное количество док. фильмов, в которых говорилось об упадке Европы и гегемонии ислама в то время. Мало того, зачастую об этом времени рассказывалось в превосходных степенях. Ах, расцвет науки! И все такое.

Современные "французы" по-видимому прямые продолжатели духовных традиций Востока. (Об этом можно догадываться, присматриваясь к масонству как религиозно-философской системе.) Вполне понятно, почему они говорят об этой эпохе с придыханием!

Но речь не о том. Хоть кто-нибудь когда-нибудь пробовал, например, осмыслить крестовые походы как использование европейцев мусульманами против мусульман во внутренних разборках мусульман?

Мы привыкли, что наоборот, это европейцы всех используют. А ведь если гегемония была у Ислама, то просто по логике вещей должно было наблюдаться обратное.

> Конкретно с крестовыми походами ситуация ещё хуже. Самые первые никак не объясняются вообще. И кстати, роль Франции, французских феодалов, в Крестовых походах несопоставима с реальной силой Франции в то время.
И главное — если Мусульмане когда-то умели манипулировать европейцами, то почему разучились?


В XIII веке монголы прокатились по всей Азии до Египта. Поход на Русь можно подвергать сомнению — как они там бедные тонули в снегах. Но следы монголов на Ближнем Востоке гораздо яснее и отчётливее. Если я правильно понимаю монгольское нашествие как интригу венецианцев (помянем Марко Поло), то основной её целью была, конечно, не бедная заснеженная Россия, а именно Ближний Восток. Там было что пограбить и главное! там была очень мощная политическая цель.

Венецианцы руками монголов сокрушили там кого-то очень для них вредного (тюрок?) и этим на долгий срок обеспечили себе (и всей Италии) спокойную жизнь.

Монгольская авантюра Венеции оказалась фантастически успешной и стала материальной предпосылкой Эпохи Возрождения. Потом — уже в XVI веке! — турки поднялись из пепла в виде Османской империи и ещё задали жару европейцам. Но поезд уже ушёл. Началось Новое время, время новой европейской гегемонии, а время Ислама осталось позади. И Османы лишь след "былой роскоши". Теперь они уже не были ведущей силой истории, но уже новые европейцы (всё те же французы, замечу!) использовали турок в своих разборках (Бурбоны против Габсбургов).

> Даже если верить в Марко Поло, он родился в 1254 году.

Речь не о Марко Поло персонально. Марко Поло, конечно, не организатор монгольского нашествия, а всего лишь видимый исторический след связей Венеции с Дальним Востоком. Я думаю, в реале таких Марко были десятки или сотни. Венецианцы купцы же, торговцы. Путешественники. Я уже писал о таинственной связи между Венецией и монголами (см. Монгольское нашествие на Европу).

> Ну хорошо. Византия погибла, потому что она (и вся Европа) утратила гегемонию. Ну, а почему же Византия утратила гегемонию?

А вот на этот вопрос я ответил уже давно. См. заметку Краткое изложение истории христианского мира

К сожалению, я пока не готов предоставить моему дорогому читателю цельную картину происшедшего. Пока прояснились лишь самые общие черты этой картины. И я очень надеюсь, что среди моих читателей найдутся люди, которые восполнят недостающее!

Увы, теперь нам придётся копнуть историю Ислама, разобраться во всех этих Омейядах, Аббасидах и Хорезмшахах с Исмаилитами. Кто там был против кого и кто за кого. Почему? Потому что именно поворотные исторические события в судьбе гегемона и являются определяющими факторами истории для всех прочих участников.

Априори понятно, что внутри Ислама должно было произойти разделение. Кто-то против кого-то. Должны были образоваться как минимум два противостоящих центра Власти (как они образовались в Риме: Восток и Запад), и логика их противостояния определила как историю Ислама VII-XIII веков, так и историю христианской Европы, которая в это время, увы, плелась в хвосте. Что это были за центры?

Для меня понятно и очевидно теперь, что пресловутое Великое переселение народов было ни чем иным как ударами, которые прицельно наносил кто-то по христианской Европе, и этот кто-то сидел именно на Востоке, в каком-нибудь там Багдаде или Александрии.
И пошатнулось положение Ислама, когда очередной удар "переселяющихся народов" мусульмане нанесли по своим конкурентам из мусульман же! Речь идёт о нашествии турок-сельджуков (XI век), которым и завершился, насколько я понимаю, золотой век Ислама. Вопрос: по кому ударили турки-сельджуки? и кому на Востоке они принесли профит?

Ответом на нашествие тюрок стали, между прочим, Крестовые походы. Они были пагубны для мусульман... но не для всех мусульман! кто-то в мире Ислама лишь выиграл от крестовых походов! вот этот кто-то мне и нужен. Нужно назвать его по имени. Кто же этот кто-то, подвигший европейцев нанести удар по его конкурентам?

Я уже понял, что в Европе от нашествия сельджуков очень выиграла Пиза и очень проиграли Византия и Венеция. Византия из одиннадцатого века вышла настолько потрёпанной, что в XII веке она -- объект разборок между Пизой и Венецией. Наконец пизанцы в конце XII века захватывают Византию под контроль и устраивают там резню венецианцев. А венецианцы в ответ приводят с Запада целый Крестовый поход, которым и кончается (фактически) история Римской империи. С этого времени она уже "криптоколония" сначала Венеции, потом Генуи и так далее, пока её не завоевали турки-османы в 1453 году.

Но могли ли пизанцы сами организовать нашествие тюрок-сельджуков, столь радикально изменившее ход мировой истории? Не думаю. Вполне понятно, что нашествие норманнов на Англию и на Сицилию в XI веке это их рук дело, и связи тут угадываются. Но тюрки это уже слишком далеко. Значит, пизанцы в данном случае выступили как часть какой-то огромной международной коалиции. Пизанцы работали в связке с кем-то из мусульман. С кем и против кого? Это надо выяснить.

А уже после этого и в ответ на это венецианцы приводят на тюрок иное страшное бедствие с Востока -- монголов. Могли ли Венецианцы сами справиться с такой задачей, или им помог кто-то с Востока? кто-то, для кого разгром тюрок монголами был страшно выгоден! Наверняка! Но вот с этого момента мир Ислама как целое ослабевает, и начинается новая эпоха истории, вершина которой -- итальянское Возрождение.

Потому для нас, друзья, сейчас очень важно выяснить, кто именно скрывается под многочисленными "кто-то". Тут ключ к разгадке европейской истории.

Итак, прошу содействия! Мне нужны подсказки. Когда-то я набросал такую же абстрактную схему для Европы, и уважаемый phoenix2100 дал мне целый ряд ключевых намёков, позволивших мне понять логику истории XX века. Теперь я прошу моих дорогих читателей дать мне подсказку по истории Востока VII-XIII веков. Несчастных для христианского мира ШЕСТИ веков доминирования Ислама, которые ДЕГ называет "трубой". И в общем правильно называет: для христиан это была самая настоящая ТРУБА.

С имперским Новым годом!


Поздравляю православных с имперским Новым Годом!
Завтра праздник наречения Имени новорождённому Царю.

Праздник всех, кто молится молитвой Иисусовой.

Все уже устали, отгуляли своё, отстреляли...
Пусть уходят годы и века, нам спешить незачем и некуда. Часы работают на нас, и мы своё возьмём последними, когда уже ни у кого не останется ни надежд, ни иллюзий, ни времени.

[Краткая справочка относительно русских традиций для желающих разобраться в смысле праздника Нового года. Прежде всего, полезно понимать, что этих смысла -- ТРИ, как и Новых года у нас три (а на самом деле даже ЧЕТЫРЕ)]
Мне вдруг захотелось написать краткую справочку для любопытствующих относительно русских традиций и желающих разобраться в смысле праздника Нового года.

Прежде всего, полезно понимать, что этих смысла -- ТРИ, как и Новых года у нас три. А на самом деле даже ЧЕТЫРЕ.

Но давайте по порядку.

Новый год 1 января по новому календарному стилю это административный праздник криптоколонии!

До революции 1917 года Россия имела свой собственный календарь. Почему и зачем? Никто не смел спрашивать, потому что Империя имеет право на причуды. Свой особенный календарь и свой особенный Новый год был привилегией русской Империи. Естественно, после революции это стало нам не по чину, и нас заставили праздновать Новый год вместе с Хозяевами. "Надеть кольцо в нос и радоваться". В принципе, я ничего не имею против человеческих радостей, но Новый год 1-го января я не праздную уже давно, почти 30 лет -- и мне хорошо. Я просто ложусь как обычно и хорошо высыпаюсь, а потом не без превосходства ощущаю себя единственным белым человеком посреди страдающих от поноса и похмелья аборигенов.

А вот имперский Новый год на 1 января юлианского календаря (14 по григорианскому, то есть завтра!) это мой праздник. И дело не только в том, что это скорбный праздник независимой русской Империи, ныне погибшей. Это ещё и дата Обрезания, когда моему бессмертному Царю, Младенцу в восьмой день по Рождестве было наречено имя Иисус, данное в откровении Его приёмному отцу Иосифу. Имя Иисус это великая святыня для всякого, кто молится Иисусовой молитвой, и потому старый Новый год для меня это прекрасная дата и поистине день торжества.

Что же касается третьего Нового года... Византийский Новый год праздновался 1 сентября по юлианскому календарю (14 сентября по григорианскому). Религиозного смысла в этом празднике было немного; это была дата подведения итогов, расчёта налогов и проч. Короче, имперская административная дата Римской империи.[Спойлер немножко не в тему: моё частное мнение о ранней русской истории.]Тут я выскажу мысль непопулярную и неприятную, но всё-таки скажу (шёпотом)... с принятием христианства Россия сделалась Византийской криптоколонией. И совсем не случайно, что после завоевания Константинополя венецианцами в 1204 году Русь в 1237 году тоже была захвачена итальянцами (по официальной версии, завоевана великими завоевателями-монголами по водительством Батыя). Конец Византии стал и концом русских княжеств, вассальных в отношении Кесаря. В русской историографии всё это подаётся под другим углом, но я "еже писах, писах".В 1492 году вместе с идеологией "Третьего Рима" в набирающем силы Московском княжестве ввели Византийский Новый год 1 сентября по Юлианскому и 14 по Византийскому календарю. Это было сделано с целью вовлечения Москвы в европейскую политику. Потому я отношусь к 1/14 сентября без особого патриотического восторга, но всё-таки позитивно. Ведь этот день был праздником Нового года в Московском великом княжестве, а потом и царстве. Пусть оно и не было независимым от Европы, однако же было православным и русским. Идея Москвы как Третьего Рима вызывает у меня скепсис, потому что вообще не люблю иделогию и идеологические методы осмысления реальности, тем более под маской религии.

Настоящую независимость русские цари получили лишь в эпоху Романовых, и на достаточно короткий срок, в XIX веке -- между 1812 и 1881 годом, когда был убит террористами последний русский Суверен, Александр II. Александр III полноценным сувереном уже не был, имхо. Вот этот-то короткий период наивысшего взлёта русской истории мы и будем отмечать завтра, в славный имперский Старый Новый год.

Ну, а чисто религиозный Новый год это, конечно, весна! Это весеннее Равноденствие, настоящее Начало. Именно 1 марта и считали на Руси настоящим началом Нового года. Но... не праздновали. Ведь у нас православных этот Новый год приходится на время Поста, потому что вскоре после Равноденствия был распят Иисус Христос. Вот причина, по которой христиане не празднуют Новый год весной. И самым-самым настоящим праздником Нового года у нас православных является, конечно, Пасха -- светлое Христово воскресение. Праздник, с которого и начинается отсчёт нового Богослужебного круга нашей Церкви.

Вот такое вот сложности. Ну, а что вы хотели? Тысячелетняя история и культура простой не бывает!

Как на самом деле (можно ли проковырять дырочку в объективной реальности)

Цикл "Как на самом деле" даётся мне с большим трудом. И это кажется странным.
Вот наконец-то я нащупал нужный дискурс, который помог мне связать воедино все основные темы моих размышлений. Казалось бы, теперь просто садись и пиши. Но нет, я ощущаю всё нарастающее сопротивление. И мне уже кажется даже, что задуманное выше моих сил. Но я ещё побарахтаюсь.

Оглавление цикла:
Как на самом деле

Контекст такой.
Приквел:
Очарование свободы
Сиквел:
Материализм на пороге смерти


Каждую заметку этого цикла я начинаю самоцитатой:

Всякий человек, который начинает рассказывать Вам, как на самом деле устроена реальность, в действительности рассказывает Вам о том, как на самом деле устроена его психика. И я, конечно же, ни в коем случае не являюсь исключением из этого общего правила. На самом деле, рассказывая Вам о том, как устроена моя реальность, я всего лишь рассказываю Вам о том, как устроена моя психика.

Это самоцитирование -- не простое самолюбование.
Этой повторяющейся вновь и вновь самоцитатой я напоминаю сам себе правила игры, которую я веду с читателем. Если я начну навязывать кому-то моё представление о том, как на самом деле, то я немедленно разрушу очарование этой игры. И труднее всего мне избежать такого нарушения вот сейчас, говоря о материализме. Слишком дорогую цену заплатил я, чтобы вырваться из оков объективной реальности, данной нам в ощущении.

В предыдущих заметках этого цикла я постарался, насколько возможно, обосновать мнение, что на самом деле, если тебе кажется, что ты живёшь в "объективной реальности", то ты просто-напросто являешься пленником в чужой реальности. Потому что хозяин реальности никогда не ощущает свою реальность как "объективную". Но с моей стороны было бы слишком опрометчивым позабыть, что говоря все эти слова, я всего лишь описываю моему дорогому читателю, как устроена моя личная реальность. И если бы мне удалось навязать кому-то подобное представление, это означало бы всего лишь, что мне удалось магически пленить этого человека, очаровать его красотой этой реальности.

Красота этой концепции в том и состоит, что я последовательно отрицаю "объективность" какой бы то ни было реальности, в том числе и моей собственной. Я не пытаюсь доказать моему читателю, будто открываю ему некую истину, существующую независимо от меня, объективно. Более того, я без колебаний оставляю за ним право оставаться в привычной для него "объективной реальности", не принимая мои слова слова слишком близко к сердцу. Почему? Да именно потому, что согласно моему же собственному убеждению, каждый человек в конечном итоге сам избирает себе реальность, чтобы в ней жить.

Потому задача этого текста -- не разрушить иллюзию "объективной реальности" материализма, а всего лишь подсказать моему дорогому читателю, где у неё родимой болевая точка, слабое место, которым можно при желании воспользоваться, чтобы пробить себе выход или хотя бы проковырять дырочку, чтобы выглянуть наружу.

Только при желании! Прочитав этот текст, материалист имеет полное право остаться материалистом. В мои словах нет силы доказательного принуждения. Я всего лишь рассуждаю, размышляю вслух, вспоминая историю возникновения материалистической объективной реальности. Ведь она возникла не так уж давно -- во Франции XVIII века,  получила распространение у нас в России в XIX веке, более всего в революционных кругах -- и в начале XX века наконец изнасиловала Россию, нагрянув в кожаной куртке с револьвером.

Материализм многим представляется самым безобидным следствием (анти)русской революции. Галковский даже считает его полезным. Но с точки зрения обсуждаемой здесь философии он является едва ли не самым страшным и необратимым последствием деятельности "комиссаров в пыльных шлемах". Дискурс, то есть, привычка рассуждать и воспринимать вещи определенным образом, это страшно въедливая штука. Любая "объективная реальность" устроена так: вход копейка, выход "кошелёк или жизнь". Однажды попав в неё, выбраться очень трудно. И бороться с нею трудно... да и не нужно.

Я думаю, это вовсе не самый лучший -- не самый остроумный и эффективный -- вариант взаимодействия с материализмом: бороться с ним. Ведь всякий борец с "объективной реальностью" де-факто укрепляет саму эту концепцию, пусть и заменяя одну "объективную реальность" на другую. Допустим, я опровергну материализм каким-нибудь объективным аргументом. Что толку? Это будет лишь означать, что я предложил моему дорогому читателю новую клетку вместо старой. По сути ведь между разными "объективностями" ведь нет принципиальной разницы: все они равно порабощают человеческий разум, все они чужие для него.

Нет-нет, бороться против "объективной истины" бесполезно, потому что победа в подобной борьбе не приведёт к желательному результату, как в древнем сюжете, где всякий рыцарь, побеждавший дракона, сам превращался в нового дракона.

Хуже того: против "объективной реальности" бессильна даже и ирония.

Ирония может быть вполне эффективной против "идеалов" и "героев" революции.

Горький. На дне. (Дмитрий Локтионов)



Похоронить Ленина -- вовсе не лучший вариант развязки истории Мавзолея. Его надо вернуть на родину, в Симбирск.
Все памятники Ленину тоже нужно собрать там же, в одном месте, на большой площади вокруг его мумии. Терракотовая армия Революции!


> Ульяновск очень хороший город. Там многое сохранили именно с дореволюционной поры. Не надо везти туда истуканов. Cимбирцы не виноваты!

Да им же самим это выгодно. Не надо портить весь город. Надо просто выделить место. Лучше где-нибудь на окраине, где окажется достаточно места для перфоманса. Арт-объект "fields of lenins", билеты на облёт, на эксурсию, квест-лабиринт и т.д. И проводить косплей-фестивали на русский хелоуин (7 ноября). Туристы будут съезжаться со всего мира. Миллиард китайцев приедет!

Но против объективной реальности как таковой ирония, увы, в конечном итоге тоже бесполезна.

И вот почему.

Вольтер был великим ироником, может быть, величайшим в истории человечества. При этом он же был и самым великим атеистом. От Вольтера, именно от него атеисты усвоили этот инструмент духовной войны: ироническое отстранение от объективной реальности. Иронический дискурс, ставший в их руках страшным оружием против религии. Если бы я всего лишь высмеивал материализм, я бы не смог выйти за рамки созданного Вольтером дискурса, не выбрался бы за рамки построенной им изящной темницы для поклонников его блистательного слова. Таким способом ничего добиться нельзя: "Гроб заколочен." И я сделаю нечто иное.

Прежде всего, я уже объективирую сам этот дискурс, рассуждая о нём, и тем самым де-факто начиная его деконструкцию. Это первый необходимый шаг.

Ироническая вольтеровская отстранённость это очень мощный литературный приём.
Отстраненность это вообще очень сильный метод, и очень естественный для писателей и художников. Искусство без него и не может обойтись. Ведь художник находится вне создаваемого им образа. Именно этим он и отличается от простого фантазёра. Здесь грань между фантазией и искусством. Когда передо мной стоит задача обучить кого-то основам писательского ремесла, я всегда начинаю именно с этого: с дистанции, с отстраненности. Фантазировать могут все. Но чтобы стать автором фантазии, надо прежде всего перестать быть её героем. Надо поглядеть на героев фантазии извне, отстранённо. Как потом будет смотреть на них твой читатель. Тут мудрость, вонмем.

Писатель находится вне сюжета, он смотрит на реальность своих героев извне, и может иронизировать над ней сколько угодно, ничего не опасаясь и привлекая читателя разделить его веселье. В том же самом положении находится и обитающий в вольтеровской реальности материалист. Парадокс Вольтера в том и состоит, что блистательная ирония материалиста это ирония духа, возвышающегося над материей.

Да, у материалистического дискурса тоже есть Хозяин, и этот Хозяин -- бесплотный дух. Иронию Вольтера самому Вольтеру открыл не Вольтер, а некто, проявивший себя через Вольтера. Назовём ли его богом материализма? Нет, не решимся: чрезмерная парадоксальность тоже дурной вкус. Лучше обозначить его, оставаясь в рамках материалистического дискурса -- так, как я это обычно и делаю: как вольтеровский архетип бессознательного. Материалист может помышлять о нём не как об объективно существующем духе или боге, а как о некоем содержании своего собственного бессознательного (см. Фундамент Бессознательного).

Как его понять или ощутить? А вот например так.

Прекрасным вариантом биографии для любого материалиста было бы достичь взять и достичь физического бессмертия. Не так ли?
Но даже это не самый оптимальный вариант! Ещё лучше, надёжнее было бы -- перенести своё "я" на какой-нибудь более прочный носитель, чем это недолговечный и вечно страждущий организм.
А самое идеальное решение -- сделаться как-нибудь и вовсе независимым от этой непрочной и изменчивой материи. Однако! вот как раз вот это-то и запрещено самой концепцией материализма. "Каждый сверчок, знай свой шесток" (см. по этому поводу заметки цикла Молчание Вселенной и шёпот бессознательного).

В этом и состоит главный внутренний, интимный парадокс материалистического дискурса. Он иллюстрирует  изложенный мною общий принцип: всякий обитатель "объективной реальности" это чей-то пленник. В частности, материалист -- пленник некоего бесплотного духа, с высот своей неуязвимости с вольтеровской иронией взирающего на нас, ползающих в слизи червей-однодневок.

Материалисты постигли (через Вольтера) секрет этого дискурса, обрели в нём источник своей духовной силы. Эта сила велика. Но опять-таки: я не собираюсь бороться с нею, я просто фиксирую, осознаю его -- в чём и состоит суть деконструкции. Не бороться, а просто осознать.


Была ли Вольтеровская ирония достоянием само Вольтера? Или иначе: всегда ли он имел власть над нею?

Сестра милосердия, француженка, провела несколько часов при смертном одре Вольтера. Позднее ее пригласили помочь англичанину, который находился в тяжелом положении, при смерти. Она сразу же спросила:

— А этот англичанин — христианин?

— О, да! — ответили ей. — Он христианин, живший в страхе Божьем. Но почему вы спрашиваете об этом?

Она ответила:

— Сударь, я служила медсестрой у смертного одра Вольтера, и я вам говорю, что за все богатства Европы я не хочу видеть другого умирающего безбожника. Это было нечто ужасное.


Увы, непобедимая ирония Вольтера изменила ему в последние дни, предательски покинув пред лицом смерти. Заметьте! Сама ирония осталась при этом непобеждённой. Более того: последние часы Вольтера заставляют нас вспомнить словосочетание ирония судьбы. Мы можем даже иронически взирать на самого Вольтера, получившего наконец возможность замерить глубину иронии своей судьбы и сравнить её с глубиной своего дискурса. Как Вы думаете, каким был результат этого замера?

Но это не мой метод. Я, повторюсь, (умею, но) не собираюсь бороться с материализмом при помощи иронического отстарнения. Это было бы с моей стороны опрометчивым искушением судьбы, очередной попыткой очередного рыцаря победить очередного дракона для того только, чтобы занять его место.

Да, чего уж там. Перед лицом смерти философия материализма обязательно бледнеет, потому что именно в момент освобождения от оков материи перед ним открывается беспощадная нагота её собственного духа, до момента смерти скрытого за кулисами этой философии. Происходит её естественная семантическая деконструкция, органически связанная с физической деконструкцией умирающего организма. Разложение.



Ленин перед смертью просил прощения, но не у Бога и не у людей, а у неживых предметов -- стола, стульев, стен. Повествователи объясняют это предсмертным помешательством Ильича. Но поскольку я тоже сумасшедший, лично для меня тут всё понятно и предельно логично. Ведь Ленин был материалистом, вот он и просил прощения у матери-материи. Я бы на его месте действовал точно так же.

> Простила?

Нет. Материя беспощадна.

> Судя фотографии, Лениным овладела апокалиптическая паника:
"О, горы! На нас упадите!
Ущелья, окутайте нас!"


Религиозность в природе человека. Она отличает его от животных. Маленький ребенок пытается говорить с животными и ожидает ответа. На грани смерти человек возвращается к основам. И если он верит лишь в материю, то пытается говорить с материей.

> Действительно, религиозность отличает человека от животных, но не только религиозность.

Разум вообще. Словесный разум. Язык. Знаки и символы.
Религиозность это следствие разума. Именно словесного ума. Кто обладает даром слова, рано или поздно начинает говорить со своей Судьбой. А это и есть самая что ни на есть религия.

> Мне кажется, речь идет о способности воспринимать сюжеты. Религиозность и способность плакать при просмотре сериала это очень близкие вещи: способность воспринимать сюжет и жить внутри него. Отличие в интенсивности, безусловно, в самом сюжете, но животные в той же степени не способны воспринимать религию, в какой и сериалы.

Культура рождается из культа. Древнегреческий театр это рафинированная мистерия. Где грань между искусством и религией? Мне кажется, эта грань -- в позиции зрителя. Если мы участвуем в мистерии лишь как свидетели (зрители, слушатели), то для нас эта мистерия лишь искусство. Если искусство заставляет нас выйти за рамки роли просто свидетеля, то оно становится мистерией.
Пока Вольтер отстранялся от материи, наблюдая её изне, с высот своего духа, он имел все возможности с удобством оставаться в своём блистательном ироническом дискурсе -- и оставался материалистом. Но это стало невозможным, когда совершалась мистерия его собственной смерти.

> А что по поводу такого покаяния Ильич писал в своём "Материализме и эмпириокритицизме"?

Тогда он был глуп. Таинство смерти волей-неволей заставляет человека стать немного мудрее.

> Внутренняя метафизика стола и стула гораздо выше всех прописных истин?

Конечно. Не только стула или стола, но каждой элементарной частицы.
В измененном состоянии сознания и сам я одно время ощущал себя простейшим квантовым объектом, неопределенность которого соответствовала моей свободной воле. Ленин немного не дожил до момента возникновения квантовой теории, а то бы порадовался вместе со мной.

Планируя этот текст, я несколько раз пытался включить в его состав краткое изложение сути квантовой теории. Но текст в результате разрастался до невозможности, и план приходилось менять. Как ни старался я сократить эту тему, выделяя главное, я так и не преуспел.

Но совсем без квантовой теории нам тут никак не обойтись.

Потому что было так. Исследуя самые основы устройства материи, физики в XX веке сделали несколько совершенно неожиданных и поразительных открытий, необратимо поколебавших здание материализма. Оказалось, что в основе материи заложены принципы, с философией материализма очень трудно совместимые. Реакция со стороны Советской власти была вполне однозначной: квантовую теорию попытались объявить реакционной и буржуазной. Но бомбу-то делать всё равно было необходимо.

А в основе бомбы лежит ни что иное, как квантовая теория. По этому поводу анекдот.

После войны знаменитый американский джазист, основатель исполнительского стиля на традициях блюза Луи Армстронг (1900–1971) был после своего концерта представлен знаменитому датскому физику, одному из создателей современной физики Нильсу Бору (1885–1965).
Прославленный трубач продемонстрировал всемирно известному физику лихие джазовые пассажи, а тот, в свою очередь, преисполненный благодарности, попытался объяснить своему новому знакомому кое-какие детали расщепления атомного ядра.
– Это была незабываемая встреча, – важно рассказывал через много лет Армстронг своему биографу. – Убежден, что я научил мистера Бора разбираться в искусстве джаза, а он посвятил меня в сокровенные атомные секреты, которые, конечно же, я унесу с собой в могилу…


Ирония судьбы в отношении материализма -- он всегда опирался на науку, но самое величественное и страшное достижение науки (ядерная энергия) оказалось возможным лишь благодаря теории, которая поколебала основания материализма.

Подчеркну и повторюсь: в квантовой теории нет принуждающей доказательной силы, как нет её и во всём этом тексте. Квантовая механика не разрушает темницу материализма, и очень многие материалисты, даже хорошенько изучив
и поняв её основы, всё-таки остаются материалистами. Имеют право. Ведь (снова повторюсь!) каждый человек выбирает себе реальность на свой вкус. Если бы квантовая механика действительно разрушила материализм, то мы бы оказались в новой, теперь уже квановой темнице, сменив одного сторожевого дракона на другого. И что толку?

Потому я не собираюсь силой отнимать у материалиста его любимую философскую игрушку. Я всего лишь хотел бы предоставить ему возможность проковырять ма-а-аленькую дырочку в его мировоззрении, и убедиться, что возможен, действительно возможен иной взгляд на вещи -- ничуть не менее научный, внутренне согласованный и убедительный.

Увы, изложение этого материала всё-таки невозможно без рисунков, причём желательны движущиеся рисунки.
И тут ну никак не обойтись без формул, потому что математика является языком физики. Как нельзя нарисовать картину без красок (хотя бы белой и черной, как минимум), так нельзя изложить физику без математики. Поэтому, довольно долго помучившись, я пришёл к выводу, что наилучший для всех выход -- это предложить вниманию моего дорогого читателя великолепный курс квантовой механики в youtube. Я назвал этот курс великолепным потому, что он великолепен. Это жемчужина -- поверьте человеку, изучавшему квантовую теорию в МГУ. Он сочетает в себе простоту и наглядность с глубиной изложения -- редкостное сочетание. Всего 50 лекций по 10 минут (или меньше). Стартовый уровень: старшие классы средней школы. В итоге слушателю на простых примерах излагают все основные идеи квантовой теории и плавно подводят к вопросам, которые неизбежно встают перед каждым, до кого по-настоящему дошло, с чем столкнулась наука, углубившись в самый что ни есть фундамент материального бытия.


А столкнулась она со свободой. С реальностью, где нет принуждения.
Если хочешь, можешь оставаться материалистом. А если хочешь, можешь поглядеть на мир иначе.

Главная идея, которую я хотел бы донести до моего дорогого читателя, излагается в 26-й лекции. Суть дела: квантовая теория приводит к выводам, которые (как кажется) противоречат здравому смыслу. Однако они полностью подтверждаются экспериментально. Самое забавное, что придуманный Эйнштейном метод экспериментального опровержения квантовой теории (при помощи спутанных частиц) в конечном итоге привел к экспериментальному подтверждению этой теории и опровержению возражений самого Эйнштейна. Если кто-то достаточно подготовлен в плане образования, можно начать прямо с этой лекции:

И проблема тут не в квантовой теории, а в здравом смысле. Дело в том, что когда мы начинаем рассуждать о материи, наш здравый смысл естественным образом "плавает" в материалистическом дискурсе, в дискурсе "объективной реальности". Но вот, оказалось, что физики, ковыряясь в самых основах устройства материальной "объективной реальности", докопались до смыслового слоя, где "объективной реальности" нет. Если кому-то лень разбираться в нюансах, можно послушать вот эту лекцию, где излагаются основные итоги всего курса:

Итак, не имея возможности изложить весь этот материал -- страшно интересный и поучительный! -- на страницах своего ЖЖ, я отсылаю моего дорогого читателя к лекциям по этой теме. Наличие вот этих вот бесплатных лекций на русском языке -- ценность, которой (на мой взгляд) стоит воспользоваться.

Есть очень неплохое изложение основ квантовой теории и здесь в ЖЖ, в цикле статей уважаемого eslitak.

Если кому-то из мои читателей совсем некогда разбираться в этой важнейшей для любого материалиста теме, то послушайте хотя бы только одну вот эту лекцию, которая рассеивает популярные заблуждения относительно квантовой теории:

Хотя бы только это.

В следующей заметке этого цикла я постараюсь по мере возможности своими словами изложить то, что мне самому кажется главным в квантовой теории. А главное там -- в самой её основе, с которой неизбежно начинает знакомство всякий, желающий по-настоящему разобраться в деле. Далеко и ходить-то не надо. И многие создатели квантовой теории сразу поняли, с чем они имеют дело. Иное дело, что наша привычка мыслить категориями "объективной реальности" заставляет нас изо всех сил сопротивляться подобного рода открытиям. И потому великий Эйнштейн по последнего дня сопротивлялся и искал выхода, искал какого-то способа остаться в границах "объективной реальности". Но так и не нашёл, а вместо этого оставил нам подсказку, которая и легла в основание эксперимента, экспериментально подтвердившего нарушение неравенств Белла (о них же здесь в ЖЖ). На сегодня уже никто из людей, действительно разбирающихся в теме, не сомневается, что Эйнштейн ошибся со своим "Бог не играет в кости". Но значит ли это, будто бы Бог играет в кости?

Продолжение:

Как на самом деле (материализм на пороге смерти)



В тему -- как проковырять дырочку в объективной реальности -- также посты
Лекарство от наивности
Сон и явь. "Темница материального"

И может быть отчасти Магия животных


[Вместо постскриптума: доказательство, что Я НЕ ВЕРБЛЮД]
Тут я ощущаю необходимость снова обсудить вопрос о материи вот именно как "объективной реальности". Если принять ленинское определение "материя есть объективная реальность", то выйдет, будто бы я отрицаю существование материи! И тогда мы попадаем во французскую реальность английского епископа Беркли (см. заметку Конец постмодерна: магия Рождества).

В реальности Беркли вовсе нет материального мира, а есть лишь духовный мир и Ты, его Творец. Но если нет материи, то нет и Твоего тела, а тогда и Твоё воплощение иллюзорно. Значит, иллюзорно и наше Причастие. Понятно, что я не могу быть последователем этой философии, оставаясь православным. Разрешается это противоречие просто: я верю в материю именно как элемент субъективной реальности Господа Иисуса Христа. Материальный мир это Его мир. Я отрицаю объектность в пользу Его субъектности. Вот почему среди миров, в которых мы странствуем, материальный мир так выделен (см.заметку Превосходство материального)

Мы возвращаемся в него всякий раз, просыпаясь, и потому связь с ним крепка. Но она не абсолютна. Смерть разрывает связь нашего духа с материальным телом, после чего мы начинаем новое бытие, вообще говоря, независимое от Иисуса Христа.
Именно поэтому православная Церковь учит, что после смерти нет покаяния. Дух человеческий отрывается от материи, и если ты при жизни не установил связь со Христом, то по смерти уже и не сможешь этого сделать -- до того дня, как Он воскресит мёртвых. Так устроена моя реальность. Чем-то она может напоминать берклианство, но это не берклианство.

Если сравнивать, моя философия в отношении вопроса о материи располагается где-то между берклианским "чисто духовным" бытием и грязной ленинской "материей как объективной реальностью". Материя у меня всё-таки существует, но она существует не "объективно", не независимо от нас: её существование обусловлено волей одного конкретного человека, Иисуса Христа. А Он ведь не просто Бог, но и человек, а значит один из нас.

Вот уже несколько дней я "плыву" как боксёр в нокдауне, не могу собраться с силами и закончить этот текст. Я не могу даже вспомнить, что собирался написать и как работать с приготовленным уже материалом. И это хорошо. Это значит, что я пишу не от себя, и написать этот текст не в моих силах. Чтобы закончить начатое, мне необходима Твоя помощь и Твоё вдохновение, потому что именно на Тебя я и пытаюсь указать моему дорогому читателю.

Понятно, очень понятно, что это невозможно без Твоей помощи, потому что никто не может писать, говорить и даже думать о Тебе, не прибегая к Твоему содействию. Ведь Ты выше нашего разумения, да и всякого сотворённого разума. Никто не может даже и вспомнить о Тебе, если Ты Сам не прикоснёшься его уму. Я снова и снова допускаю одну и ту же ошибку, пытаясь писать о вещах, касающихся Тебя, своими силами. И Ты снова и снова даёшь мне понять, что это возможно только если Ты Сам захочешь помочь.

А моя реальность устроена так: там вообще нет места для какой-либо "объективной реальности", потому что Ты по Своему Божеству вообще не являешься "объектом", и Твое существование это нечто совсем иное, чем моё или наше существование (см. заметку Уровни онтологии). Лев Толстой или Фёдор Достоевский "существует" в ином смысле, чем придуманные ими князь Андрей Болконский или Родион Раскольников. Как учат студентов в православных семинариях,

"Если Бог существует, то я не существую. Если я существую, то Бог не существует."

Смысл этой игры слов в том, что слово "существовать" имеет разный смысл в приложении к нам и к Тебе. Потому-то моё обращение к Тебе это дело невозможное, немыслимое. Никто не может обратиться к Тебе иначе как чудом, иначе как Твоим содействием.


И ещё дополнение, из комментариев:

> deus ex machina отрицает научный метод в принципе, потому что так можно объяснить все, что угодно.

Возможность объяснить что угодно при помощи deus ex machina не означает необходимости всё объяснять таким образом.
Задача науки -- объяснить естественными механизмами всё, что только получится объяснить. А что не получится, то и не нужно объяснять, через силу натягивая сову на глобус. Это и есть разумный научный подход. Который полностью согласован с Богословием, ведь мы богословы желаем того же самого: четко отделить то, что от Бога, от того, что НЕ от Бога. Путаница тут для нас смертельно опасна.

Как на самом деле (очарование свободы)

Война — это когда империя усмиряет варваров.
Мир — это когда варвары воюют между собой.


Королева Мария имела странную привычку.
Каждый раз, интересуясь делами
одного из своих подданных,
она спрашивала:
— Как дела у вашей бедной матушки?
Или:
— Как дела у вашей бедной дочери?
Она часто произносила слово «бедная»,
и при дворе гадали, что именно она имела в виду.
А все обстояло очень просто: бедным,
по мнению королевы Марии, был всякий,
кто не имел королевского происхождения.

(с)

Эту заметку мне пришлось отделить от предыдущей по техническим причинам: ЖЖ ограничивает объем публикуемого текста. И мне кажется, читать её имеет смысл лишь ПОСЛЕ предыдущей:

Как на самом деле (магия Власти)




Я начал с тезиса:

Всякий человек, который начинает рассказывать, как на самом деле устроена реальность, на самом деле рассказывает о том, как устроена его психика. И сам я, конечно же, не исключение из этого общего правила. На самом деле, рассказывая о том, как на самом деле, я всего лишь рассказываю о том, как устроена моя субъективная реальность.

Один из моих читателей задал вопрос:

 > Но если «на самом деле никакой объективной истины нет вообще. И если» Максим Солохин «начинает» мне «рассказывать, как устроена реальность на самом деле..., что» Максим Солохин «всего лишь приглашает» меня «прописаться в его личной» Солохин«-ской реальности. Если» я ему поверю, «если» усвою «его взгляд на вещи, то его реальность станет» моей «реальностью» — то почему он надеется, что я, некий абстрактный читатель его журнала, приму его приглашение? Чем его реальность лучше моей?

Это уже чисто магическая постановка вопроса.
Действительно, если нет ничего "объективного", и каждый из нас сам выстраивает свою реальность, то теперь уже вопрос стоит о выяснении не несуществующей "объективной истины", но всего лишь наших предпочтений. В какой реальности мы хотели бы жить. (См. также Лекарство от наивности) Какую реальность мы предпочитаем, а из какой хотели бы поскорее выбраться. Чем вообще одна реальность бывает лучше другой. По идее, оптимальная стратегия в такой ситуации состоит в том, чтобы как-то выбраться из текущей реальности в лучшую, а в идеале и в наилучшую.

Конечно, в реале всё не так просто: Власть активно вмешивается в этот процесс, навязывая нам свою реальность, о чём подробно и говорилось в прошлой заметке Магия Власти. Потому-то возможность подобного маневра закрыта от нас, пока мы живём внутри чужой реальности, причём неведомо чьей. "Объективная истина" это и есть признак пленения внутри чужой реальности. Если для тебя твоя реальность "объективна", то она просто-напросто не твоя. А чья? "Объективность" реальности означает всего лишь, что ты не знаешь её хозяина. Пока мы находимся в плену "объективной истины", ставить вопрос о её "изменении" просто глупо. Она дана, и всё. С этим ничего сделать нельзя.

Иное дело -- если мы уже приняли, что никакой "объективной истины" на самом деле нет. Тогда первым делом срабатывает принцип маятника. Человек склонен бросаться из крайности в крайность, и потому осознав, что он в плену, невольно становится одержимым идеей свободы. На время ему даже не так уж и важно, насколько хороша реальность. "Лишь бы она была моя." Должно пройти какое-то время и накопиться какой-то опыт, прежде чем человек поймёт, что наилучшая вот именно для меня реальность вовсе не обязательно должна бы моей. Вообще говоря, это два разных качества: моя и лучшая. Поначалу, когда человек осознал себя пленником, отделить одно от другого почти невозможно, и свобода становится главным критерием, по которому человек оценивает ту или иную реальность. На этом-то этапе и возникает увлечение магией.

Один проницательный человек, прочитав прошлую заметку, поставил другой вопрос:

> Получается, что такому человеку одна дорога – стать магом-одиночкой. Но могут ли в принципе существовать в нашей системе власти (вернее, рядом с ней) маги-одиночки?

Излагая любую сложную мысль, приходится выстраивать некий сюжет. Как бы мне ни хотелось сразу повести моего читателя сразу дальше, прямо к Тебе, идя вот этой дорогой, мимо этого вопроса пройти никак не удастся, и эту заметку мне придётся посвятить вопросу о магах-одиночках. Но начну я с конца. С того, что по самому большому счёту там не бывает одиночек, и магический прорыв к свободе неизбежно завершается осознанием неких новых границ, границ Другого.

В первой половине этого текста, начавши описывать реальность магов, я быстро сбился на теорию Власти. Как ни крути, всякая реальность -- чья-то собственность. При чтении первой заметки у читателя могло даже сложиться (неправильное) представление, будто любая реальность требует человеческого коллектива. К этому ходу мысли подталкивает и само слово "дискурс", которое буквально означает "болтовня". Болтовня ведь подразумевает наличие собеседников? Короли выстраивают нашу "объективную реальность", болтая между собой. Но на самом деле главная часть нашего дискурса это не болтовня людей между собой, а та мысленная болтовня с помыслами, которую каждый из нас непрестанно ведёт у себя в уме. И новый дискурс лишь тогда можно считать усвоенным, когда он интериоризуется, переходит из внешней болтовни с другими во внутреннюю болтовню (по сути, болтовню с Бессознательным), становится образом мысли (см. Язык и дискурс).

Действительно, любая реальность это коллективное явление. Но надо учитывать, что этот "коллектив" не обязательно составляют люди. Есть и другой вариант. По своему капризу боги могут избрать какого-то отдельного человека (на роль трикстера). Они делают его носителем особой, отдельной реальности, внутри которой он ощущает себя хозяином игры. Как раз такого человека я и назваю "магом". С известной долей условности, можно сказать, что маг это Власть в одном лице.

Возможно, термин "маг" неудачный. Просто лично я привык таких людей называть магами, но я сознаю, что это условное название. Вообще-то изначально магами назывались персидские священники, хозяева персидского дискурса (см.), вовсе не индивидуального, а такого же коллективного, как и все прочие. Просто внутри европейской греко-римской реальности, где Персия была извечным врагом и конкурентом, персидские "маги" играли роль "пятой колонны". Восточные, персидские культы (вроде Sol Invictus) в конце концов ведь и разрушили Рим. Для грека и римлянина "маг" это носитель конкурирующей религии, проводник вражеского дискурса. Потому-то слово "маг" в европейском контексте издавна несёт очень глубокий оппозиционный, негативный, индивидуалистический оттенок. И вот в этом-то производном индивидуалистическом смысле ("носитель отдельной реальности") я его и употребляю.

Какой-то оттенок магии можно отследить почти на любом человеке, который "сам себя сделал". Как и на любом художнике и вообще креативном человеке. Пусть там нет полноценной "отдельной реальности", но индивидуальная реальность такого человека всегда бывает необычной, неординарной. Она в чём-то обязательно отличается от серого "общежития", в котором обитает большинство. Пусть это ещё не настоящая магия -- зато на этом наглядном примере с удобством можно представить, что я подразумеваю под "магией" и под "отдельной реальностью", потому что такие люди обычно заметны, и примеры у каждого перед глазами. Остатся лишь мысленно усилить эту тенденцию, довести её до логического завершения.

Меня в молодости привлекала магия именно в вышеуказанном смысле. Меня не интересовали частные силы и возможности магии. Я всегда ставил вопрос более радикально. Мне не хотелось жить внутри чужой реальности, а я с детства подозревал, что реальность вокруг меня -- чужая. Меня тянуло выйти за её пределы и увидеть иное. И мне это удалось.

Что именно я увидел -- об этом можно рассказывать, без преувеличения, буквально годами. Но рассказать об этом непросто -- так же непросто, как вспомнить сон спустя долгое время после пробуждения. Какие-то вещи из той реальности настолько чужды и непонятны с позиций этой, что непонятно вообще, каким образом, как их описывать. Для их описания приходится придумывать новые и новые КАК. Дискурс это и есть КАК. Дискурс это способ использования языка. (См. Язык и дискурс) Собственно, с тех пор я всю жизнь именно этим и занимаюсь -- изобретаю новые и новые способы рассказать о том, что я там видел. Я изобретаю дискурсы для того, чтобы рассказать то, что не очень-то укладывается в слова.

Когда я там оказался, следующим ожидаемым шагом было бы выстроить там свою собственную реальность, и жить в ней. Но мне это не удалось. Боги почему-то позавидовали мне, и я стал жертвой конкурентной борьбы (о чём ниже), а не победителем в ней. Тогда я переживал это как катастрофу, неудачу всей моей жизни. Самурай на моём месте сделал бы харакири. Но я не самурай, и это хорошо. Потому что теперь я понимаю, что пережитая мной неудача заключала в себе очень важный и, может быть, даже уникальный шанс: шанс вовсе выйти из безумной "войны миров", частью которой является не только моя индивидуальная неудача, но и эпическая неудача, пережитая в XX веке русским народом в целом.

Ну, подробнее. Повторюсь, этот текст -- лишь продолжение, и вряд ли его можно понять без первой части.

Каждый маг -- самостоятельная единица Большой Игры. Потому прежде всего он должен оставаться невидимым для Власти, не привлекать внимание Власти, ибо по сути дела он -- её конкурент. Ведь если он засветится, ему придётся как-то вписаться в дискурс этой Власти, или... навязать ей свой? но одному человеку не под силу навязать свою реальность целой властной группировке. Если такое несчастье с магом случилось, то наилучшый выход для него -- по мере возможности стать Хозяином дискурса, вступить с Власть в симбиоз, расширив реальность "королей", обогатив её новым содержанием, почёрпнутым из Бессознательного. Получится это у него или нет -- это дело богов. Может и получиться, недаром же боги предали его Власти. Боги используют магов как канал связи с королями, когда хотят изменить их реальность. Между магами и королями отношения сложны. Дело в том, что короли сами -- хозяева своей реальности, и вообще-то у них нет интереса в столь глобальных переменах. Однако по ходу Большой Игры короли тоже плачут, и иногда оказываются перед острой необходимостью расширить свою реальность -- например, для того, чтобы обратить своё поражение в победу. С точки зрения королей, в этом и состоит самая суть и польза магии: маг это человек, который меняет дискурс таким образом, что поражение превращается в победу. А победа конкурента становится его поражением.

В одной из книг Паршева приводится пример такого магического действия. Когда-то неприхотливые индусы предлагали дешёвую рабочую силу, так что контрабанда дешёвых тканей из Индии разоряла английских ткачей и грозила экономической катастрофой. Тогда англичане изобрели ткацкий станок и повезли в Индию настолько дешёвые ткани, что несколько миллионов индийских ткачей умерли с голоду. Вот ткацкий станок и был элементом нового дискурса и новой реальности, невиданной прежде -- но в которой все мы сегодня обитаем.
Другой пример приведён выше -- как пресловутая американская свобода слова вдруг трагически превратилась в собственную противоположность. Таким бывает действие вредоносного дискурса, и тут, конечно, тоже не обошлось без магии -- ну вспомним хоть того же Кастанеду.
Впрочем, когда на меня нападает дух иронии, мне по поводу "как поражение превратить в победу" вспоминается классическое:
-- Писался по ночам, пошёл к психотерапевту.
-- И что? Перестал?
-- Нет, но теперь горжусь этим.

Бывает и так. Тут уж всё зависит от качества мага и -- от вкуса короля.

Использование в политике мага, попавшегося на крючок Власти, это хотя и неизбежный, но редкий случай, экзотика и эксцесс. Но зато эти редкие случаи оставляют большой след в истории. Когда маг становится служителем Власти, он перестаёт быть магом и становится хозяином королевского дискурса. Для мага как мага это скорее трагедия, чем успех. Вообще-то ведь магами становятся те, кто ищет свободы от Власти, а не служения Власти. Но короли -- народ такой... с ними не забалуешь.

Поэтому -- повторюсь -- маги предпочитают держаться подальше от Власти, захватывая области тени -- те пространства бытия, где официальный дискурс вовсе не работает или просто даёт сбой. Области на границе "официальной" реальности. Посетив Москву, мессир Воланд так и не соизволил вступить в контакт со Властью, он прошёл по границе тени, лишь однажды показавшись на сцене. Этот художественный образ хорошо иллюстрирует мою мысль. (Подробнее см. Пожалуй, немцы)

Маг это человек, который хочет быть сам по себе королём, королём-одиночной, бродячим королём.
Но увы -- Большая Игра и тут диктует свой неумолимый закон. Боги завистливы, и маги тоже плачут. Потому и там, в мире магов, тоже идёт непрерывная война, война за мир. И причина этого очевидна.

Каждый маг -- волк-одиночка, хозяин своего собственного мира. Вообще говоря, маг магу волк. Ведь если у одной реальности обнаружилось два разных хозяина, если реальности двух магов действительно совпадают, то мы имеем дело с зародышем полноценной Власти (см. заметку Как рождаются властные группировки). Это совершенно особая история, и такое случается редко. К чему это может привести -- это смоделировано в сериале "Черные паруса" (см. толкование). Впрочем, и там в финале Сильвер с Флинтом рассорились, что не удивительно. Об этом же повествует и знаменитый сериал "Во все тяжкие", на который я никак не соберусь написать толкование. Совсем, совсем не случайно, что там не один, а два главных героя. Об этом и история!

Чуть выше я назвал мага образно королем-одиночной, но по сути это неудачное название. Ведь "короли водятся стайками", "короли" это коллективные существа. Это-то и даёт королям такую невероятную силу, возможность выстраивать собственные властные группировки и навязывать свою реальность миллиардам людей. Даже два человека, реальность которых совпала, это уже огромная сила и всегда отдельная интересная история, оставляющая след. Но чаще бывает иначе. Ведь выстроить свою Власть значит стать на тропу войны с существующей Властью. Между тем, война это по сути уже диалог. Это уже выстраивание общего дискурса, общей реальности. Есть ли у небольшой группы шанс силой навязать свою реальность королям? Об этом смешно и говорить.

Чтобы мои рассуждения не повисали в воздухе, я приведу дорогому читателю ещё несколько ярких, образных примеров из киноискусства, позволяющих при надлежащем понимании наглядно понять и ощутить, о чём я тут толкую.

Дух мага-одиночки в форме яркого художественного образа: Лорн Малво из первого сезона Фарго (см. заметку Фарго/Fargo). А вот пример мага, которого ещё в детстве Власть поймала и припахала к своему государственному делу: Меглин (Сериал Метод). А вот женщина-маг (Идеальное убийство), которая производит обманчивое впечатление наивной "блондинки", жертвы обстоятельств. Война двух магов в юмористической, шуточной форме нарисована Бунюэлем в фильме "Скромное обаяние буржуазии" (посол Миранды vs епископа-садовника; посол легко выкручивается и побеждает).

Не нужно на основании этого краткого перечня делать поспешный вывод, будто бы все маги промышляют каким-то криминалом. Вовсе нет. Просто, как я уже сказал, если понимать магию как искусство создавать новую реальность, то маг это человек, для Власти заведомо неугодный, конкурент. И потому на официальной сцене ("из всех искусств важнейшим для нас является кино" -- сказал главный чёрный маг Российской Империи), магов как правило представляют в криминальном виде. А если нет, то в виде детской сказки (
Кики).

Хотя между магами идёт непрерывная война, снаружи всё может и даже должно выглядеть вполне прилично. Почему там идёт война? Да просто "боги завистливы". Каждый маг (как и каждая Власть) желает быть хозяином своей собственной реальности. Два мага, если их пути пересеклись -- это два паука в одной банке. Каждый из них -- хозяин своей реальности, и им лучше не встречаться. Отлично понимая это, Отважный самурай бежал от Камергера (см. заметку Кого боится Отважный Самурай?), а вот Ханбэя ему пришлось убить, хотя он видел в нём брата, обитателя той же реальности. Но этого потребовал дух Камергера.

Вот и меня эта война зацепила. Зацепила лишь самым кончиком ножа -- и я оказался в психушке. Причём это далеко не худший вариант. Мой друг в итоге оказался в могиле. (Когда-нибудь, может, и об этом расскажу.) Но криминал здесь ни при чём. Снаружи хорошая, качественная магическая война выглядит как простая цепочка случайностей. "Упал с лошади", "захромал", "простудился и умер", "зарезал жену", "сгорел в пожаре". Не повезло. Потому внимание властей эти военные действия не привлекают. А если и привлекают, то действия магов как криминал не рассматриваются, и на скамье подсудимых оказываются как правило совсем не те. Потому что это иная реальность.

После долгих сомнений я всё-таки решился описать здесь технологию, каким способом изменяется реальность. Это естественная техника, без применения наркотиков, и чего бы то ни было запрещённого.

Но сразу должен предупредить: тут важны нюасны (о чём ниже). Если пренебречь этим предупреждением, легко оказаться совсем-совсем не там, куда собирались попасть. Главный из этих нюансов я выделю специально.

Дорога длиною в тысячу миль начинается под ногами. Любое, самое глубокое изменение начинается с мелочей. Внутри любой данной реальности есть существенные элементы, а есть мелочи. Существенные элементы важны для дискурса, а мелочи несущественны, они не описываются дискурсом или описываются формально, для отмазки, потому что их вроде как и незачем описывать. Ерунда. Вот ерунда-то как раз и является областью тени, где разные миры, разные реальности соприкасаются между собой. Пока ты, как винтик, вкручен в реальность, ты на какие-то вещи просто не обращаешь внимания, потому что в данной реальности подобные мелочи не играют роли. Так вот, чтобы изменить реальность, нужно для начала обратить большое внимание на некую мелочь.

Количество нашего внимания ограничено, и чем больше внимания ты уделяешь мелочи, тем меньше внимания ты уделяешь важным с точки зрения текущего дискурса вещам. Вот тут-то и происходит первое, почти незаметное изменение. По мере того, как ты питаешь несущественную прежде мелочь своим вниманием, её значение начинает расти, а значение других вещей, прежде важных, начинает уменьшаться. Изменяются приоритеты.


(Если в качестве иллюстрации использовать политику, то это немного похоже на "окно Овертона". Вот за последние 20 лет, буквально на наших глазах, такие вещи как гомосексуализм, права женщин и негров или, например, исламский терроризм, которые совсем недавно были никому не интересны, вдруг сделались мировой проблемой, от которой погибает Америка. Это иллюстрация того, как работает магия. Порой она превращает какую-ниюудь ерундовую мелочь в самый настоящий смертельный яд.)

В этом пока нет никакой магии, сплошная психология. Это тот самый "первый шаг", который прямо у тебя под ногами. Но со временем это приводит к реальному изменению восприятия. Мир становится иным. Важное становится неважным, а неважное -- важным. Это вроде даже и магией-то не назовёшь... но это и есть магия, самое её начало.

И собственно уже магия, в узком смысле этого слова, тоже начинается незаметно. С момента, когда
в новой реальности, в этом ином изменившемся мире, сдвигаются вероятности. Те события, которые прежде случались редко, вдруг учащаются. А другие, напротив, становятся редкими. Дело в том, что наша априорная оценка вероятности зависит от нашей реальности -- то есть, от состояния сознания. А сознание это ни что иное как модель реальности. На самом деле ведь у событий нет никакой "вероятности". Они либо происходят, либо нет. (См. Философия случайности) И потому всякое маловероятное событие это стук в дверь твоей реальности из другой реальности.

Вот случилось событие не то чтобы невозможное, просто маловероятное. По правилам твоей привычной реальности, оно вообще-то скорее всего вообще не должно было случиться. А вот же ж случилось. Держась за прежнюю реальность, мы таким случайностям просто не уделяем внимания, потому что они несущественны для этой реальности. Ну, не повезло (или повезло). А вот с точки зрения другой, новой реальности, при данном раскладе именно это и должно было случиться. (Какова вероятность, что машина полетит по воздуху, с точки зрения человека XVI века, если он, конечно, не Леонардо?) Однако другой способ описания мира может объяснить, почему это случилось именно вот в этот момент. В другой реальности так и должно было произойти.

Попытаюсь описать связь связь между важностью-неважностью и (мало)вероятностью событий. (См. также полушуточную заметку
Теория Вероятности.)

Вообще-то с точки зрения теории информации чем маловероятнее событие, тем оно информативнее. Тот факт, что оно вот произошло, показывает, что в нашем описании реальности упущено из виду что-то очень важное. То, что отличает данную ситуацию от тысячи вроде бы таких же точно, но в которых данное событие не произошло. С точки зрения прежней реальности, все эти ситуации вроде бы одинаковые, разница между ними неважна. Однако тот факт, что данное событие произошло именно в данной ситуации, показывает что на самом деле эта разница важна. "На самом деле" -- ака в новой реальности.

Прежняя модель реальности подталкивает нас к мысли, что маловероятное событие является неважным, потому что оно редкое, а значит, на него нет смысла ориентироваться. Ну, бывает. В изменённой же реальности у данного события обнаруживаются причины, по которым оно произошло именно в этот раз, и эти причины -- важны именно потому, что вызвали такое редкое событие.
Обращая внимание на эти нюансы, можно научиться целенаправленно вызывать события, маловероятные и потому неважные с точки зрения прежней модели реальности... Уф... кажется, разжевал.

Целенаправленно работая в этом направлении, начинающий маг шаг за шагом и оказывается в другой реальности, с другими законами бытия, в которой обычным, обыденным является то, что в прежней реальности казалось маловероятным, а в пределе и невозможным. (Частный пример применения этой общей техники: Магия животных) Если наконец началось что-то, что в прежней реальности было и впрямь невозможным -- значит тысяча миль осталась позади, и имеет место уже вполне себе настоящая, зрелая магия. Иная реальность. Дикарь в джунглях не наступит на змею, зато легко подпадёт под машину в городе. Магия превращает город в джунгли, полные ядовитых змей, на одну из которых обязательно наступит конкурент. Ну, не повезло. Случайность, если анализировать, исходя из прежней реальности, но закономерно, исходя из реальности изменённой.

И теперь самое главное -- тот самый нюанс, пренебрежение которым может стоить и жизни.

Очень, очень важно правильно выбрать ту мелочь, которая станет для тебя ключом в иную реальность. Потому что со временем эта мелочь станет уже не мелочью, но основой бытия. И если ты сдуру выберешь какую-нибудь вредную дрянь, то и реальность выйдет дрянная. Проверено горьким опытом.

Кастанеда шутит, когда советует завязывать ботинки всегда сначала на левой ноге, а потом на правой, придавая этому значение. Хотите жить в реальности, внутри которой ритуал завязывания ботинок является основой бытия?

Я предлагаю моему дорогому читателю в качестве ключа и точки входа совсем другую мелочь -- Твоё святое имя. Я знаю, что это безошибочный выбор, и кто пройдёт этим путём, никогда не пожалеет.

Кто-нибудь скажет: для меня имя Господа это вовсе не мелочь. Очень хорошо! Значит, у тебя очень неплохая реальность. Но ты даже не представляешь себе ту силу, которая на самом деле заключена в этом Имени. И никто не представляет, потому что сила эта не имеет никакого предела. Сравнительно с тем, как подобало бы относиться к этому Имени, мы относимся к нему именно что как к мелочи. Более того, именно такое отношение к Твоему имени было де-факто узаконено Священным Синодом Российской Империи в 1913 году (см. заметки Черная рука и Парижское богословие и Как дьявол борется с имяславием) -- что и стало магической подготовкой революции 1917 года, без которой эта революция и не стала бы возможной. Наша реальность изменилась, и изменилась страшно. И, кажется, необратимо. Но это лишь кажется.

Внутри данной реальности -- да, мы проиграли, и у нас нет никаких шансов. Но это только внутри данной реальности, потому что эта реальность принадлежит не нам. Мы здесь пленники. Довольно значительная часть моего ЖЖурнала посвящена воспросу о том, как мы здесь оказались (см. цикла заметок История русской (антирусской) революции). Как мы это вышло -- действительно интересный вопрос с очень поучительным ответом. Но главное не это.

Главный вопрос -- что нам делать теперь, после того, как эта история завершилась, и мы здесь уже оказались. Первое, что необходимо понять -- что внутри данной реальности выхода у нас нет. Но никто не мешает нам изменить эту реальность вновь. Не какие-либо частные обстоятельства внутри реальности, а саму реальность.

Изменение реальности как таковой это задача магическая. Это мне было понятно с самого начала, можно сказать, с детства. Поэтому я так любил волшебные сказки. Поэтому меня увлекла магия. Я тогда ничего ещё не понимал. Не знал, где верх и где низ. Я не осознавал, что именно мне не нравится в этой реальности, просто без слов чуял как собака: что-то не то, совсем не то. Я в ловушке, и все в ловушке. Я не понимал, но интуитивно ощущал, что никакими полумерами вроде изменения государственного строя тут обойтись нельзя. Революция, демократия, нация -- всё это блаблабла. Менять надо саму основу бытия, саму реальность. Не больше, не меньше. И я попытался её изменить.

Кончилось это плохо, потому что тогда я совсем не понимал, в какую сторону надо двигаться. Я смог лишь понять, как вообще, в принципе надо действовать, чтобы хоть как-то изменить реальность. И да, мне-таки удалось её изменить, но куда-то совсем не туда. Из скучного и плохого советского мира я попал в совсем не скучный, но едва ли не худший мир магов, пауком в банку с пауками. Потерпев эту обескураживающую неудачу, я оказался на грани гибели, и Ты спас меня Сам. И только здесь, в Церкви, я наконец начал потихоньку что-то осознавать по-настоящему. Осознавать и мало-помалу изменять реальность осмысленно, в нужную сторону.

Вопрос в том, в какую именно сторону. Если мы уже осознали, что "объективная реальность" это ловушка, если у нас уже появилась пока пусть число логическая возможность выйти из-под контроля этой мнимой "объективности", то главный вопрос теперь -- куда идти. Я по своему опыту знаю, что невозможно избежать очарования свободой, вырвавшись из плена. Зная это, я набросал какие-то самые общие черты мира магов, что там бывает в принципе.

  • Это во-первых Власть. Именно наличие Власти вынуждает мага защищать свою реальность при помощи сталкинга, скрадывания, о чём подробно пишет в своих книгах Кастанеда. Магу приходится вести двойную жизнь (иллюстрация: Бюро легенд или Сказки о Силе). У него есть официальное лицо (=маска), есть некая легенда -- и есть своя реальность, скрытая от посторонних.

  • Это во-вторых другие маги. Боги шутят, стакивая между собою королей. Но так же шутят они и сталкивая между собою магов. Чтобы лишний раз не плакать, магам лучше держаться подальше друг от друга.

  • И это в-третьих собственно боги. Самым неприятным открытием там, в мире магов, оказались именно они. Это открытие было до такой степени неприятным, что прошло много лет, прежде чем я понял, что собственно я увидел (см. заметки Мой личный опыт), до такой степени это неприятное открытие не хотело укладываться в голове. Мне не хотелось верить, что стремление к независимости и свободе это тоже форма плена.

Этот последний пункт действительно нетривиален. Настолько нетривиален, что я даже сомневаюсь, удастся ли мне донести его до моего дорогого читателя.
Дело в том, что сама концепция, сама идея реальности, в которой ты хозяин, король-одиночка -- сама эта концепция приходит тебе на ум от кого-то. Ты не первый, кому пришла эта идея. И вообще, создал эту идею не человек, но древний дух, дух мятежа и безграничной свободы, который создал эту концепция, когда восхотел свободы от Самого Бога. И увы, как это всегда бывает, созданная им концепция работает в конечном итоге на него самого.

Для русского человека, пережившего похмелье революции, должно быть очень понятно, что всякий, кто зовёт тебя к свободе, на самом деле хочет освободить тебя от хозяина лишь для того, чтобы самому стать твоим хозяином. Магия очаровывает свободой, но это очарование не вечно. Каждый желающий может пройти этим путём самостоятельно, и если останется жив, убедиться в этом на личном горьком опыте. Отговаривать от этого бесполезно. Увы, мы недостаточно умны, чтобы учиться на чужих ошибках.

Но я поступил бы неправильно, если бы остановлся на уже сказанном и не сделал следующий шаг.

Пожив какое-то время в мире магов и осмыслив полученный опыт, я с полной ясностью понял, что всякая реальность это плод коллективного творчества. Реальность Власти создаётся людьми, а реальность Магии создаётся духами. Это два варианта в чём-то противоположны, а в чём-то почти идентичны. Различие между ними по сути -- количественное. Власть это обязательно группа людей, а маг это один человек -- вот и всё. Суть же дела там и там одна.

Кто более свободен -- маг или король? Это зависит от глубины взгляда. Свобода короля ограничена свободой других королей. Свобода мага, на первый взгляд, не ограничена никем. По сути же маг -- игрушка в руках богов, и он ограничен задаваемым ими дискурсом. В то время как короли вольны сами выбирать дискурс, который им кажется удобнее. Парадокс в том, что маги служат королям, а не наоборот (см.).

Как это осмыслить? Если говорить о богах с маленькой буквы, человеческая Власть богоподобна: Власть это бог с маленькой буквы, она находится с богами на одном онтологическом уровне. В то время как маг-одиночка это всего лишь служитель богов -- вопрос лишь в том, осознал он это уже прискорбное обстоятельство, или ещё нет. У меня на это осознание ушли годы.

Маг на ступеньку ниже королей, и это справедливо: он один, а их всегда группа. Потому-то он вынужден таиться, вести двойную жизнь, держаться подальше от Власти (и от других магов), если не хочет оказаться перед выбором: служить Власти или погибнуть в неравной борьбе. Картину запутывает то обстоятельство, что сегодня короли сами предпочитают таиться, уподобившись магам. Мы живём в эпоху королей, играющих в магию. (См. заметку Естественное и искусственное государство: главная мистификация) Только таким способом в эпоху революций и можно защититься от конкурентов.

В тот день, когда я понял, что маг не бывает по-настоящему свободным, что свобода мага это иллюзия, концепция магии померкла в моих глазах. Если бы я был немного поумнее, я бы понял это ещё в начале пути. Но увы, "дураки учатся на своих ошибках, а умные — на чужих". Причина этого ограничения проста, фундаментальна и потому неустранима: человек мыслит при помощи дискурса, и потому он не способен создавать новые дискурсы. Новый дискурс мы всегда получаем как данность -- либо извне, от других людей, либо из Бессознательного, от богов. Вот и всё.

Отправляясь в магическое путешествие, человек всегда следует за кем-то. Этот кто-то может быть другим человеком (Учитель), а может быть неизвестно кем, от кого тебе пришла в голову и сам идея такого путешествия, и конкретный ключ ("мелочь") от двери, через которую можно выйти за пределы привычной реальности. Но если задаться вопросом, а кто же  научил учителя или учителя учителя, мы в конечном итоге обязательно упрёмся в неизвестно кого, в какого-нибудь духа или бога. И пользуясь подаренным им ключом, держась указанным им ориентиров, ты придёшь туда, куда он тебя приведёт. А приведёт он тебя в свою реальность.

И потому, если уж ставить вопрос совсем-совсем по-взрослому, вопрос выбора той или иной реальности это выбор своего бога, автора этой реальности. Хозяина дискурса. (См.заметку Хозяева дискурса и Господин реальности).

Когда после катастрофы моя реальность лежала в руинах, один добрый друг дал мне добрый совет:

-- Заведи себе бога.

Мне очень понравилась тогда эта формулировка. Меня позабавило, что бога можно "завести", как заводят собачку или кошечку. Но в этой формулировке таилась какая-то своя большая правда. В то время я ещё верил, что маг ни от кого не зависит, что он сам по себе. Я ещё не сознавал, а лишь ощущал, что на самом деле вся моя проблема в том-то и заключалась, что я уже завёл себе бога, да только какого-то не того бога. Что тот бог, которого я уже завёл, оказался не Помощником и Покровителем, но жестоким шутником.

Продолжение: Как на самом деле: зеркальный шар

Продолжение о магииМожно ли проковырять дырочку в объективной реальности

О том, что ЗА магией: Как отличить истину от иллюзии? (Сон и явь)

Снова о французской магии

Очень любопытный диспут в комментариях по поводу роли Франции во Второй мировой, сохраняю для памяти.
[Начало разговора. Нажмите, чтобы посмотреть]
Поводом для разговора послужил пост в facebook о французских военнопленных, которые сгинули в советских концлагерях, цитирую:

В основном - военнопленных, французов на германской службе времен Второй мировой... Вермахт, войска СС... Невинные жертвы Сталина и Берии...
Замечу, что в 1941-42 годах немцы набирали добровольцев на Восточный фронт из числа жителей оккупированной части Франции. Так вот, этих добровольцев было так много, что вскоре немцы были вынуждены прекратить набор.
Так Франция боролась с Гитлером...


Началось с вопроса:

"Как Франция оказалась в числе победителей и вошла в Совет безопасности ООН"

Alexander Goryn :

> Потому что синархи сделали двойную (точнее, даже тройную, но это уже к убийству адмирала флота Дарлана, смерти Экзюпери и далее) ставку. Они сохранили французов. (Апропо, деГолль в 1943 году территории присоединял к франц. колониям - от итальянских). Кроме того, Франция была великой державой, несмотря на союзнические бомбардировки, террор внутри (немецкий, гамма-милиции, но - в первую очередь "резизстанса" во время войны и после + диверсантов, потом была и охота нквд за русскими эмигрантами, ещё один её этап, так что даже Деникин предпочел под старость лет перебраться через океан), золото в сасш, гибель многих и многих кораблей флота. И осталась ею - ведь остались люди, кадры, осталась элита, остались мощности, ну, некоторая разруха, ну, упущено некоторое время, но это дело наживное. Франция была очень и очень важна, битву за Францию выиграла Британия (и Францию не в качестве вассала или "фолловера", а в качестве партнера, партнера для себя) - началась война в индокитае. Естественно, что Франция была в числе победителей.

Maksim Soloĥin :

Англия боролась за Францию как за партнёра? В смысле, партнера против США?

Alexander Goryn:

> Ну да, корявый у меня язык, косный, сам знаю и страдаю от этого. Свой партнер, а не чужой. А уж контрамериканский - это, как бы, следует и включается. Но это потом и по обстоятельствам.
> Смотрите, большая пятерка-1945: Британская империя (та что начала войну с 3-им рейхом, с гальванизированной Германией, и вела в ней, по крайней мере, политически предводила - большинство правительств в изгнании где "столовались"?). САСШ - их ещё 50 лет до того не было в клубе великих держав, только входили, только маргиналией. Поэтому, во многом, их и предпочли в 1917. СовьетЮнион, совьет пипл - вуду пипл, во главе с гениальным генералиссимусом и тамадой - зайкой с мечом, чей зайка?, чей меч?, понятно. На чьих моторах миги с сейбрами в корее сражались. СовьетЮниона и тридцать лет до того не было, а тут есть. Затем ёщё один гениальный генералиссимус, зайка, только уже не при охотничьем замке, а при "индейском"-холле. И Франция.
> При этом господа Версаля-1919 уступили места, даже не те кресла, а новосколоченные стулья "сверхдержав" - кому?

Максим Солохин:

В 1919 году договаривались США, Британия, Франция, Италия, Япония, Германия.
В Ялте 1945 -- США,
Британия, СССР.

Alexander Goryn:

> Японию ухайдокали во вторую серию - в Вашингтоне (Версальско-вашингтонская система), сказали, шуба не по чину. А Италии за все её жертвы дали столько (Истрия без Далмации, Тренто, эвентуальные права в Албании) и ещё таким тоном, что мол, вы тут требовать ничего не будете, воевали вы плохо, кто это сказал?, мы это сказали, сами воевали не ахти?, ну и что, нам можно, а вот вы тут ничего не решаете, кто как воевал, и кому что положено. Вы не в том положении. А мы в том. И вообще, идите и подумайте, кто может быть следующим после России на ..? И они подумали, Династия и двор Муссолини изобрели.

Максим Солохин :

А у меня картинка такая.

В Крыму в 1945 не представлены те, кто ПРОИГРАЛ войну.
Кто же это?
Это Франция, Италия, Япония, Германия.
Да, сей скорбный список возглавляет Франция, формально "держава победительница". По факту она во главе списка проигравших. Почему? А вот как раз ПОТОМУ. Потому что именно Франция-то Вторую мировую войну и проиграла. В этом, так сказать, главный секрет полишинеля-45.

[Обсуждение этого тезиса]Alexander Goryn:

> Ну, прекрасно, постоянный член совета безопасности оон с момента основания - проигравший. А Китай (5-ый пчсб, по воле сасш место было передано от кр кнр, даже без изменения записи), ну вот те, кто для советскаго человека определенной поры хуже фофыстов - чанкайшисты (потом их сменили маоисты-хунвейбинцы и полпотчеги) вообще за скобкаме.

Максим Солохин:

Проигравший, но из-за стола не выброшенный. В отличие от России и Австрии, которых нет даже в списке проигравших Первую мировую на Версале-19. Россия и Австрия не проиграли, они с 1918 просто более не существуют. Не учитываются.
А Франция существует и на переговорах в Ялте-45 очень даже учитывается, но в списке проигравших. Всё логично.
Зона её влияния после 1945 поделена пополам, на два значится лагеря. Лагерь НАТО (где рулят США, обеспечившие Лендлиз) и социалистический лагерь (где рулит Британия, предоставившая Марксу место для творчества).
И это безобразное разделение законной французской (по итогам Версаля-19) добычи продолжается вплоть до развала СССР и создания Евросоюза. То есть, до реванша Франции, которая в Евросоюзе и будет рулить.

Akexander Goryn:

> польша - даже под господством пилсудски и его "ворошиловых" была важна для франции в качестве престижа и рычага давления "на тех и на этих", присутствия и доминирования на континенте. В польше было также и некоторое американское участие - в 1920 франция и сасш поддерживали советских "белополяков", пока британцы устраивали забастовки и германский саботаж - в поддержку ильича. На деле это оказался даже не "чумадан без ручки", а колода навешанная на - тем более в комплекте с остальным зоопарком новой остэйропы, дирижировать которым напрямую, даже через всякие малые и балканские антанты было очень затруднительно: великорумыния сюда, королевство югославян туда, вдруг всем понадобившаяся новая турция в третью сторону. Тут Италия со своими планами и набираемым размахом, там версальские и трианонские "парии", греция, военпром чехословакии. Это было наказание, а не триумф. Вот на ссср половину этого зверинца перевесили, пусть он их контрибутирует, вывозит, раскулачивает, пролетаризирует, навешивает евреев, потом "антисемитствует", их давит, но им же и платит, их содержит за свой счет, на полу-зоциализме, полу-нэпе, а они считают, что из них все соки пьют, все при деле - "величие, ненависть, рынки". А там ещё тито-фашист, потом снова антифашист и дорогой друг, там энвер ходжа, громящий ревизионистов, чаушеску, только номинально признающий велико-могучий.
> Для примера вспоминается 1923 год, одно событие из него, бывшее на периферии французской сферы влияния. Когда германия опять взбрыкнула, литовцам, у которых поляки столицу с третью уездов оттягали в 1920, дали отмашку занять Мемель.

Максим Солохин :

Да, зачем Франции быть империей. Хлопотное это дело.
Друзья англичане подсобили, позаботились. И американцев потом подключили.

И впрямь ведь "партнёры", теперь смысл Вашего неожиданного словечка стал понятнее.

Alexander Goryn:

> что они получили от польши, что от королевства югославян и далее по спиську?, особенно, когда - после "ревущих двадцатых" - начали ставки подыматься, пошла накачка, накормка бройлеров.

Максим Солохин :

Так ведь и сказано "Рули Британия".
Нечего французишкам лезть в большие дела. Не умеют, так и не брались бы.

Вот Вам не нравится, когда я тычу во французскую магию. А смотрите, как оно красиво работает. Люди проиграли, а вроде как и наоборот, даже лучше стало.

Прямо как в анекдоте:

- Я ходил к психоаналитику. Писаюсь по начам.
- И как, перестал?
- Нет, но теперь горжусь этим.

В этом сила французской магии 😁

Кстати, психологию ведь тоже французы придумали.
Фрейд учился у Шарко.

Синархия!

Alexander Goryn:

> мне не нравится, что вы с этим, с этой хорошей вещью (с частью модели для сборки магического шара, не знаю как лучше сказать) обращаетесь ч. как, то ею гвозди забиваете, то груши околачиваете, то стены оклеиваете, то носитесь "как со списанной торбой". Вместо того чтобы... Ну и так далее, сил уже нет чтоб снова-здорово, потом вернемся к этому

Максим Солохин :

Да мы ж самого Христа, и то распяли. Тело съели, а Кровь выпили.
Что нам после этого магические шары. Так, детишек позабавить.

Со смешанными чувствами говорю сие.

См. также заметки
Французская магия
Слои и уровни дискурса

Фурсов о Венеции (для памяти)

Цитирую телеграм Фурсова:https://t.me/govoritfursov/291

Для этого региона было характерно смешение различных этносов, культов и традиций, религиозных и магических верований, причем нередко магия оказывалась сильнее религии, наряжаясь в ее одежды, будь то христианство (гностики) или позднее ислам (псевдоислам течения «Донмё», из которого в конце XIX в. вышли лидеры младотурок).

В Венеции оказались представители родов, которые были псевдохристианами или даже криптохристианами, придерживавшимся на самом деле либо традиций гностицизма, либо традиций древневосточных религиозных и магических культов – финикийских и особенно вавилонских. Показательно и символично, что символ Венеции – крылатый лев, весьма распространенный на древнем Ближнем Востоке. Кстати, крылатый лев св. Марка, расположившийся на одной из колонн Пьяцетты, по-видимому, персидского происхождения (IV в. н.э.)

Таким образом, за формально христианским, католическим фасадом Венеции/собора св. Марка пряталась иная традиция, скрытно противостоящая христианству или, как минимум, альтернативная ему. В связи с этим отношение Венеции к Ромейской империи, с одной стороны, и к католическому миру, Ватикану, с другой, определялось не только финансово-экономическими резонами, но и идейно-религиозными: и в этом плане, а не только в финансовом Венеция выступала по отношению к христианской Европе в качестве «чужого».

Казалось, перед Венецией открываются радужные перспективы, особенно после того, как турки не без помощи венецианцев и с помощью генуэзцев захватили Константинополь (1453 г.), и венецианцы в благодарность получили свои «бочку варенья и корзину печенья» – по сути Османы передали в их руки кураторство дипломатией и разведкой Османской империи. Однако ситуация начала работать против Венеции.

Во-первых, Османская империя была намного сильнее приходящей в упадок Ромейской, у нее были свои торговые интересы на Востоке и она объективно если не перекрывала, то затрудняла венецианцам торговлю с Востоком. Венеция исходно была восточно-ориентированным городом: в то время как все остальные города-коммуны Северной Италии смотрели либо на север, в сторону императора, либо на юг, в сторону папы, Венеция повернулась ко всему этому и даже к Италии спиной и смотрела на восток. И вот эта ориентация ставилась под угрозу. Как заметил Р. Краули, Османы грозили разрушить брак Венеции с морем – Средиземным, разумеется.

Во-вторых, португальцы (Вашку да Гама) проложили новый путь в Азию – вокруг Африки, оставив венецианцев в «геоторговом офсайде». Посол Венеции в Каире сказал, что открытие пути на Восток вокруг Африки – это «causa de grande ruina del stato Veneto» («причина огромного ущерба государству Венеции»).

В-третьих, в 1509 г. против венецианцев в Камбрейской лиге объединились почти все крупные европейские государства (кроме Англии), включая Священный престол, и в 1511 г. Венеция потерпела поражение. Полного стирания из Истории венецианской олигархии удалось избежать только путем подкупа папы Юлия II (первый римский первосвященник, труп которого забальзамировали).

Таким образом, в начале XVI в. Венеция оказалась в весьма трудном положении, и ее верхушка стремилась сделать все, чтобы больше не оказаться один на один со всей Европой.

Для этого нужно было, во-первых, заручиться поддержкой какой-либо из европейских держав, плотно привязав ее в финансовом плане; во-вторых, сделать так, чтобы Европе было не до Венеции, т.е. разжечь в ней конфликт. Внешнеполитическая ставка была сделана на Габсбургов. Здесь венецианцы перехватили эстафету у генуэзцев.

Последние, контролируя в финансовом плане Бургундию (XV в. в истории Франции именуется «бургундским» – по роли и значению этого герцогства) и франкоговорящие швейцарские кантоны, весьма поспособствовали брачному союзу бургундского дома и Габсбургов.

Результат – контроль над Испанией, а следовательно и Португалией (недаром Дж. Арриги первый цикл накопления капитала назвал генуэзско-иберийским, подчеркивая его симбиотический характер). Теперь нужно было протолкнуть Габсбурга на трон Священной Римской империи, и венецианцы этим активно занялись.

Их серебро, пришедшее через немецких ростовщиков (с середины XVI в. шло активное освоение венецианцами юга Германии: в Нюрнберге и Аугсбурге возникли «венецианские кварталы», в тесном контакте с венецианцами работали Фуггеры), помогло Карлу IГабсбургу стать императором Священной Римской империи Карлом V; у его конкурента французского короля Франциска I не хватило денег на подкуп выборщиков.

Франциск I готов был заплатить курфюрстам-выборщикам 3 млн крон золотом. У внука Максимилиана I Карла Iтаких денег не было, и тогда за дело взялись венецианцы, призвав Фуггера, который обеспечил сумму большую, чем та, что располагал французский король.

К 1515 г. скупка голосов достигла цели – Карл стал императором. Один нюанс: поддержка избрания Карла против Франциска не помешала венецианцам буквально через несколько лет профинансировать Франциска I в войне с Карлом V, которого, в свою очередь, финансировали генуэзцы. А вместе они делали одно общеитальянское дело, разжигая и поддерживая конфликт, суливший хороший гешефт и отвлекавший внимание от их городов.

В 1523 г. Якоб Фуггер Богатый (1459–1525) писал Карлу V, что без его, Фуггера, помощи «его величество не получили бы римскую корону», но он, естественно, умолчал о том, что значительную часть суммы предоставили венецианцы – то была их политическая игра, направлявшая экономическую игру Фуггеров. Остается сказать лишь то, что результатом этой венецианской игры были итальянские войны между Испанией и Францией, продолжавшиеся почти всю первую половину XVI в.

Эти войны были не единственным европейским конфликтом, к которому в своих политических и финансовых интересах приложили руку венецианцы. Сразу же после поражения от Камбрейской лиги венецианцы, еще недавно подкупившие папу, начали спонсировать критиков и противников католической церкви Рима, обеспечивая финансовую поддержку Реформации. Ну а когда реформационный «процесс пошел» и набрал скорость, они решили «уравновесить» его и начали поддерживать Контрреформацию – финансировать ее, способствуя борьбе с Реформацией.

В частности, именно Венеция активно работала на создание ордена иезуитов. Крещеного еврея Игнатия Лойолу, основателя ордена иезуитов, рекомендовала для решения этой задачи одна из старейших и знатнейших венецианских семей – Контарини.

В результате – «два шара в лузу»: католики-контрреформаторы получили грозное оргоружие, само наличие которого углубляло и ужесточало религиозный конфликт в Европе, а семья Контарини и вместе с ней венецианская олигархия получали в свои руки разведку, если угодно, спецслужбу общеевропейского масштаба.

К середине XVI в. Итальянские войны закончились, и венецианцам понадобился новый конфликт. Именно они подстрекали Филиппа II (сын Карла V, сменивший его на престоле) начать «крестовый поход» против голландских протестантов, разворачивающих антииспанское движение. У этого движения несколько причин, причем обычно подчеркиваются испанский гнет и т.п. Но была и другая сторона медали.

В 1557 г. Вальядолидским декретом Филипп II приостановил платежи и запретил вывоз золота из Испании, поскольку наживались на этом золоте кто угодно, включая голландских купцов, но только не испанцы.

Фуггеров декрет подкосил раз и навсегда, Антверпен и антверпенская биржа получили удар, от которого не смогли оправиться (центр североевропейской торговли на короткий отрезок времени переместился в Гамбург, а затем вернулся в Голландию – в Амстердам, и оставался там почти сто лет).


Итальянские, немецкие и английские банкиры покинули Антверпен, и это отсечение от испанского золота стало одним из факторов, подхлестнувших так называемую «нидерландскую революцию».

Подстрекали Филиппа II наказать голландцев не только венецианцы, к ним присоединились генуэзцы: если в XII–XV вв. Венеция и Генуя были непримиримыми противниками, то в новых условиях XVI в. при сохранении определенной конкуренции эти два города стали часто выступать в союзе. Генуэзцы, перехватив у Фуггеров финансирование Испании, давали Филиппу в долг под 70%. Филиппу было чем платить, испанские колонии Мексика и Перу с 1500 по 1840 г. обеспечивали миру 80% его серебра, именно миру и прежде всего генуэзцам и венецианцам, поскольку это серебро тут же уходило из Испании.

Для утилизации этого потока венецианцы в 1587 г. создали свой первый государственный банк – Banco di Piazza di Rialto (его вскоре поглотил Banco del Giro, но начало созданию госбанков в Европе было положено), а генуэзцы – Безансонские ярмарки в Пьяченце (Северная Италия), но за генуэзцами и флорентийцами стояли венецианцы.

«Биметаллические контакты» с Китаем, где в 1570-е годы был введен единый налог серебром, и финансовое ограбление Испании (в том числе с помощью бунта голландских провинций, который вульгарные марксисты окрестили «голландской буржуазной революцией») позволили венецианцам к 1600 г., когда их сундуки стали ломиться от денег, не только выплатить государственный долг, но и обеспечить наличие 12 – 14 млн дукатов в казне.

Часть получаемых из Испании в качестве процентов средств венецианцы переправляли голландцам, финансируя их борьбу против испанцев, т.е. организуя войны, бунты – разжигая конфликт. Как цинично заметил в конце XVI в. венецианский посол в Испании, раньше нужен был всего лишь 1 млн дукатов, чтобы организовать войну в Европе, но теперь из-за инфляции это стоит дороже. В то же время некоторые голландцы, причем высокостатусные преследуемые испанцами на родине, находили убежище в Венеции.

В условиях общеевропейского религиозно-политического конфликта, развитию которого венецианцы активно способствовали, они могли решать свои проблемы: пожар в Европе обеспечил им «breathing space» («пространство для вдоха») продолжительностью почти в столетие. И «пространство» это было нужно тем более, что согласия по вопросу как и где решать эти проблемы у венецианской верхушки не было. Более того, разногласия именно по этому вопросу привели в 1582 г. к серьезнейшему конфликту в венецианской верхушке.

В течение всего XVI в. шло перемещение торговых путей, возникла североатлантическая мир-экономика/мир-система с Западной Европой в качестве ядра. Во время замужества Марии Кровавой, английской королевы, законной дочери Генриха VIII, за испанским королем Филиппом II, сыном Карла V, казалось, что это единое ядро станет основой могучей испано-английской католической империи – супруги были католиками.

Однако в 1558 г. Мария умирает от рака и королевой становится не вполне законная дочь Генриха VIII Елизавета, сплотившая вокруг себя протестантов, ярых врагов католицизма, папы и Испании. Ядро раскололось, и началась острая борьба между его частями за то, кто будет хозяином североатлантической мир-системы.

Иными словами, центр европейской и мировой торговли начал развертываться в сторону Америки и океана, смещаясь на крайний запад Европы, далеко от традиционной венецианской зоны влияния, которая в новых условиях оказывалась периферийной. И хотя в конце XVI в. объем венецианской торговли вдвое превосходил объем английской и французской торговли вместе взятых (3 млн дукатов против 1,5 млн), главный экономический «навар» варился далеко от Средиземноморья.

Да к тому же оно становилось все менее безопасным. В связи с этим уже в 1570-е годы в среде венецианской аристократии начались споры о будущем. В 1582 г. эти споры вылились, как заметил А. Дуглас, в самую острую схватку внутри венецианской аристократии, открывшую счет новому времени в истории Венеции.

По ироническо-историческому совпадению именно в 1582 г. по указанию папы Григория XIIIбыл введен новый календарь – григорианский. Разрабатывала его специальная комиссия, главную роль в которой играл Игнатий Данти (1536–1586) – известный математик и астроном из Болонского университета, который наряду с Падуанским был интеллектуальной и идейной цитаделью венецианцев.

В среде венецианской аристократии столкнулись два подхода, два проекта, два «больших дизайна» будущего, за которыми стояли так называемые «старовенецианская» и «нововенецианская» «партии» («партии», естественно, не в современном смысле слова – отсюда кавычки, а группировки). Обе группировки исходили из того, что нужно смещать центр активности на запад и ставить под контроль тот или иной «центр силы» в Европе.

«Старовенецианцы» считали необходимым упрочение и развитие контроля над Ватиканом и Испанией, а «младовенецианцы» считали это направление бесперспективным и выступали за установление контроля над удаленной от Испании и не только ведущей с ней борьбу, но и получившей от нее значительные экономические дивиденды Голландией. Последняя, помимо прочего, отчасти походила на Венецию своей «амфибиеподобностью». Верх взяли «младовенецианцы», и венецианский лев прыгнул, а точнее перелетел на своих вавилонских крыльях в Голландию. Следы «прыжка» сохранились на голландских картах конца XVI–XVII вв. – на них контуры Голландии стилизованы под очертания льва.

«Старовенецианцы» вынуждены были подчиниться, не прекратив, однако, свои активные контакты с папой и испанским престолом. Однако эти «игры престолов», а точнее, «игры с престолами» работали на общевенецианское дело, став элементом в политико-экономическом разделении труда: «яйца» не складывались в одну «корзину», а сами «корзины» можно было стравливать между собой.

В Голландии венецианцы развили бурную деятельность. Прежде всего они сделали все, чтобы привязать деловую активность голландцев к своим интересам. Средством такой интерпретации стало создание в 1602 г. Голландской Ост-Индской Компании. Однако еще раньше, в 1594–1597 гг., голландская республика, опираясь на капиталы и связи бежавших с Иберийского полуострова евреев, перехватила контроль над распределениями «колониальных товаров» в Северной Европе; основой этого стал реэкспорт в Германию специй, доставлявшихся из Португалии.

Вместе с голландскими (точнее, еврейскими) купцами они открыли амстердамскую биржу, а в 1609 г. Амстердамский банк – Wisselbank, который контролировался 2 тыс. депозитариев и был главным в Европе до первых десятилетий XVIII в., т.е. до того времени, когда пик Голландии в мировой экономике остался на полстолетие в прошлом.

Хотя венецианцы первыми признали Голландию в 1619 г., годом раньше в Европе началась война, которой суждено было стать первой общеевропейской и продлиться 30 лет (1618–1648 гг.).

Эта война стала катастрофой для огромной части континентальной Европы, и хотя венецианцы, пусть косвенно, но вполне сознательно, приложили руку к ее «организации», война создала прямую и явную угрозу их новой зоне/среде обитания – Голландии.

Геоисторически ушлым венецианцам стало ясно, что Голландия – угрожаемое, небезопасное и уязвимое место. «Подобно португальцам, – пишет Л. Дехийо, – голландцы были уязвимы, но по другим причинам. Земноводный ландшафт Голландии служил более эффективной защитой против нападения с континента, но в других отношениях Голландии приходилось действовать в неблагоприятных условиях».

Не меньшее значение имело и то, что Голландия с конца XVI в. уже была в значительной степени занята еврейским капиталом – сюда по причинам местной веротерпимости и гешефтно-экономической выгоды бежали из Испании и Португалии евреи-марраны.

Марраны – это иберийские евреи, формально, внешне принявшие христианство, но втайне, подпольно сохранившие свою веру – криптоиудеи, которых преследовали власти и инквизиция. «До середины XVII в., – пишет С.М. Дубнов, – еврейская колония в Голландии могла бы называться “Новой Испанией” или “Новой Португалией”, так как ее составляли почти исключительно марраны, уходившие из стран инквизиции. Тогда Голландия была сефардским центром.

Только со второй половины XVII века усиливается иммиграция ашкеназов» (из Восточной Европы).

Марраны сыграли огромную роль в голландском рывке начала XVII столетия, подготовительную работу для которого провели венецианцы и генуэзцы во второй половине XVI в. Несколько преувеличивая роль соплеменников и, по-видимому, ничего не зная о роли венецианцев, Г. Грец в целом верно констатирует: «Несомненно, что только марранские капиталы сделали возможным основание огромных заморских обществ и снаряжение торговых экспедиций (Maatschappy van derre), в которых приняли деятельное участие и португальские евреи».

Неудивительно, что значительная часть акционерного капитала голландской Ост-Индской Компании принадлежала евреям-марранам (именно на акциях этой компании в Амстердаме XVII в., а не в Генуе XIII в. стала впервые осуществляться биржевая спекуляция, считает В. Зомбарт); они присутствовали во всех колониальных структурах Голландии и играли определяющую роль в ведении плантационного хозяйства в Бразилии, причем даже после того, как португальцы перехватили эту колонию у голландцев.

«Еврейский капитал, – пишет Г. Грец, – играл большую роль на амстердамской бирже, имевшей тогда (в XVII в. – А.Ф.) мировое значение. Активные участники Ост-Индской и Вест-Индской компаний, еврейские капиталисты много содействовали эксплуатации богатств Нового Света и влияли на международный рынок. Владея большим количеством акций обеих компаний, они развили к концу XVII века сильную спекуляцию этими акциями на голландских биржах.


Именно средневековая Венеция, насчитывавшая в XVI в. 200 тыс. населения, управляемого 40 семьями, а не античные Афины и Рим во многих отношениях формировала современный Запад. О роли Венеции в истории Европы свидетельствует, помимо прочего, и ее генетическо-генеалогический вклад.
Венецианская аристократия дала 17 папских семей, включая Борджа и Орсини; в родстве с ней находились/находятся: Медичи, Сфорца, Бурбоны Франции и Пармы, Савойский дом, баварские Виттельсбахи и еще шесть – семь герцогских и маркграфских домов; выходцами из Венеции являются еврейские семьи Морпурго (финансировали Наполеона), Варбургов (финансировали Наполеона и Гитлера), американских Кэботов (еврейская семья Каботи из Ломбардии, перебравшаяся в Х в. в Венецию) и многие другие. По женской линии с венецианской аристократией связаны финансисты и промышленники неаристократического происхождения, например, владельцы «Фиата» Аньелли.
Венеция стала катализатором процесса формирования хищного исторического субъекта новоевропейского Запада, который оказался «чужим» по отношению не только к неевропейским цивилизациям, но и к самой европейской. Но особенно сильным было венецианское влияние на Англию. Как могло произойти, что Англия XVII в. вышла из «венецианской шинели», а точнее, из венецианского кошелька?
В середине XIII в. венецианцы «запускают» золотой дукат, сохранявший хождение до 1840-х годов. Контролируя богатейшие серебряные шахты в Европе (германские земли, Венгрия, Словения, Балканы), венецианцы наладили обмен серебра на золото с Китаем и, как отмечает А. Дуглас, эта биметаллическая система, «помноженная» на «ось» Венеция – Китай, обеспечила венецианцам беспрецедентные возможности доить реальную («физическую») экономику Европы, которая, благодаря Венеции, время от времени испытывала «серебряный голод». То, как венецианцы наживались на Европе, видно из следующего: ежегодный рост европейской экономики в XIV в. составлял 3–4 %, а ежегодная прибыль Венеции – 40% (4 млн дукатов).

Уголок Персии в сердце средневековой Европы

И ещё один старый (2 ноября 1919) текст из facebook, посвященный ""Истории христианского мира" , которую я продолжил вчера заметкой "Восток vs Запад: Третий радующийся".

Напомню, что ранне в цикле "История христианского мира"я уже указывал на особую роль Югославии, которая уже ДВЕ ТЫСЯЧИ ЛЕТ является яблоком раздора между Востоком и Западом Европы.

Именно спор из-за Далмации (так называли
Античности эту страну) толкнул Визатийцев на страшное преступление. Они натравили готов Востока на Италию, желая ослабить соперника, и неожиданно для себя спровоцировали ужасную катастрофу, настоящую гибель цивилизации, которую на Западе называют "падением Рима".
Спустя восемь веков венецианцы, живущие на итальянском краю Далмации, отомстили Византии, наведя на них варваров Запада (франков), которые в ходе Четвертого крестового похода сокрушили Византию.
Напомню, что и Первую мировую войну спровоцировал конфликт из-за Сербии,то есть, всё той же Далмации.

Все эти страшные взаимные удары, которыми обменивались Восток и Запад, неизменно приводили к усилению Третьего радующегося: конкурирующей с Европой цивилизации, которую я с известной долей условности называю "Персией".

И вот, год назад мне удалось обнаружить в самом сердце Югославии-Далмации целое змеиное гнездо, настоящую маленькую Персию!


Для русских православных эта тема гораздо более актуальна, чем это может показаться с первого взгляда, так как БОГОМИЛЬСТВО заметно повлияло на историю русского Православия, причудливо объединившись здесь с ещё более древним персидским несторианством в ересь "староверия", ставшую причиной Раскола.

Откуда у нас ПОДАВЛЕНИЕ СЕКСУАЛЬНОСТИ В БРАКЕ, столь странное и нехарактерное для Православия Античности? Как вкрались к нам в церковное предание эти дикие предрассудки, это духовное варварство?

Цитирую:

Сегодня я неожиданно словил интеллектуальный кайф, узнав некоторые подробности из истории Боснии. Хочу поделиться с дорогими читателями.

Напомню, что Босния, Сербия и Хорватия это три страны, населенные одним и тем же (этнически) народом, говорящим на одном и том же языке. Это в худшем случае три диалекта одного языка, различия там микроскопические.

Они различаются религиями. Сербы православные, хорваты католики, а боснийцы мусульмане.

Так вот, друзья. Оказывается, даже в Средние века боснийцы не были нормальными христианами. Они были... барабанная дробь... богомилами! Это единственное в истории человечества государство богомилов!

А теперь, почему эта информация вызвала у меня выброс эндорфинов.

Напомню, что ересь богомилов возникла в Болгарии! А болгары в раннем Средневековье очень сильно доставали Византию, нападая на неё с севера в то время, когда арабы-мусульмане нападали на неё с юга. Арабы и болгары дружили против Византии. Смотрите! А боснийцы, побыв несколько веков богомилами, стали в итоге мусульманами. Тема? Тема!

Копаем дальше. (Ну, мимоходом вспомним, что ближайшие родственники богар - волжские булгары - стали в итоге нашими волжскими татарами, и они тоже мусульмане. То есть, ниточка туда явно тянется. Но это не самое интересное!) Богомильство как религия основано на идее дуализма. В двух словах, они учат, что мир духовный сотворен Богом, а вот мира материальный сотворил дьявол и пленил в нём человеческую душу. Этот дуализм настолько глубоко перекликается с классическим дуализмом персидских религий, что богомилов издавна подозревают в связях с манихеями. Богомильство начинается в Болгарии, но затем распространяется по всему побережью Средиземного моря. Окситания была заражена богомильством. Там они назывались катарами, альбигойцами и ещё как-то, и с ними жестоко боролись католики. Нынешняя Каталония - тоже историческая область этого христианского манихейства.

Копаем вглубь. Вот Борис Толкачев мне только что пишет (https://www.facebook.com/maksim.solohin.7/posts/3108976985842346?comment_id=3110189745721070&reply_comment_id=3110238279049550):

"После разгрома Карфагена и приватизации моря Римом начался Крипто-Карфаген. Люди Моря ушли в подполье и прикидывались греками, лидийцами и разными древними народами. Возможно и сами в это верили потеряв историческую память. Когда Рим стал христианским, люди Моря проявлялись как разные альбигойцы и даже сефарды. В России поморы=староверы. Видимо это самый старый Европейский контр-централизационный эгрегор. Потому и Брексит.
Поскольку Евросоюз с литургической точки зрения есть продолжение Рима в смысле REICH в смысле Священной Римской Империи, то власть опять станет распределенной при универсальной литургии, и публично утверждаемой идеологической монополии на Спасение.
А значит катарам-альбигойцам надо опять, как и во время третьего Рейха найти осязаемую базу. Примерно на сто лет, как Америка в 20м веке."

Конец цитаты.

Смотрите! Рим/Византия и Персия - вечные враги, геополитические противники на протяжении целого тысячелетия. Было бы странно, если бы Персы не пытались наладить контакты с Римским подпольем. Скорее всего, такое подполье реально существовало. И когда Рим принял христианство, оно естественным образом приняло псевдохристианский характер, оформилось как ересь. Началось ли это с Болгарии или надо копать глубже? пока не знаю.

Но согласитесь, картина вырисовывается эпическая.

И это ещё не всё!!

Персия была завоевана арабами и приняла Ислам. Однако персы не утратили свой суверенитет и остались центром силы. Во-первых, они образовали шиитскую ветвь ислама, противопоставив себя арабскому суннитству (которое потом взяли за основу турки). Но мало того! Персидские манихеи созали подпольный вариант Ислама, о котором слышал каждый, кто слышал слово "ассасин". По сути это был вообще не ислам, а иная религия, внешне принявшая обличие Ислама. Это исламская "ересь" сохранила черты персидского дуализма и идейно очень близка к богомильству-альбигойству-катарству. А угнездилась она в Египте, при Фатимидах. И вот эти-то самые Фатимиды как раз и нападали на Византию с юга, когда болгары атаковали её с севера.

То есть, наша древняя карфагенская "сила моря" пустила корни и в христианском, и в мусульманском мире, там и там приняв обличие местной религии, но внутренне сохраняя свой особенный идейный строй. Это понятно.

Но это не могло не привести к тому, что "сила моря" найдет себе союзника среди итальянских городов, искавших независимости от Византии.
И этот союзник - ПИЗА.

Ну, на этом пока закончу. Ибо Пиза - это отдельная история. Это история гибели Византии. Именно Пиза стояла за спиной норманнов, захвативших в XI веке Сицилию и Англию, именно Пиза организовала Великий Раскол между Православием и Католичеством. И очень поднялась этом страшном злодеянии. В XII веке пизанцы на какое-то время сделали саму Византию своей криптоколонией, усадив там на трон своего протеже. И именно для того, чтобы скинуть этого протеже, Венецианцы и организовали Крестовый поход, захватив в 1204 году Константинополь. "Сила моря" снова была повержена и загнана в подполье. До поры до времени. Сразу после этого католики провели ряд крестовых походов против альбигойцев, затем сожгли магистра Тамплиеров. А тамплиеры были интимно связаны с "силой моря". И вот где-то отсюда берет начало европейское масонство.

Вот оно всё как круто закручено, друзья.

Конец цитаты.


И ещё одна цитата.
Речь идёт о связях между катарами-альбигойцами-богомилами и современной Каталонией.

[Длинный текст Армена Асрияна]НЕДОСТРЕЛЯЛИ-НЕДОБИЛИ

В разговорах про Каталонию чуть ли не через слово поминается «несерьезность» и «игрушечность» тамошнего сепаратизма. Это, в первую очередь, следствие короткой исторической памяти. Стоит помнить, что Каталония, хоть и была завоеванным графством Арагона, но, тем не менее, вместе с Арагоном, Провансом и всей прочей Окситанией была неотъемлемой часть единого культурного мира. И для понимания глубинных процессов надо смотреть на Каталонию через окситанскую призму.

А мир этот был крайне любопытен. Нам, благодаря альбигойским войнам, лучше известна история его французской части, Лангедока. Провансальская культура распиарена многими поколениями прогрессивных писателей. Трубадуры, культ Прекрасной Дамы, дворы любви… Истоки европейской куртуазности, плюс – почти полное отсутствие сословных перегородок. Состоятельный горожанин при желании участвовал в светской жизни практически на равных правах с представителями самых знатных фамилий, даже дрался на дуэлях… Ну, дуэли были столь же вегетарианскими, сколь травоядным был весь тогдашний Лангедок... И всю эту красоту и утонченность стоптали дикие рыцари Северной Франции. Стоптали легко и практически без сопротивления - по причине той же травоядности. Ну, и конечно же – «костры Инквизиции»…

Прогрессивным писателям было не то, чтобы наплевать на то обстоятельство, что питательной средой провансальской культуры была самая радикальная из гностических ересей, совершенно бескомпромиссно отрицавшая реальный мир и человеческую жизнь. Наоборот, это обстоятельство только подогревало их симпатии к Лангедоку. В XIX веке богоборчество было самой модной темой, и сатанизм любого пошиба привлекал творческие натуры так же верно, как и сегодняшних либеральных режиссеров. А может, дело было и не только в инстинктивных движениях творческих душ…

Старые альбигойские фамилии оказались слишком живучи, а святой Доминик – слишком добр. На костер отправлялись только уличенные в неоднократном отступничестве либо в убийствах инквизиторов. Причем инквизиторов убивали не за мифические «костры» – как раз наоборот. Главная охота шла за теми, кто умел обращать еретиков добрым словом и личным примером. Это была идеологическая борьба, вполне в духе XX века. И талантливые проповедники с добрым сердцем и искренней верой в душе – а именно таково было большинство представителей доминиканского ордена, по крайней мере, при жизни основателя – были для ересиархов куда опаснее палачей. Так или иначе, ересь была сочтена побежденной, а то, что, невыполотый сорняк снова пойдет в рост, выяснилось только несколько веков спустя.

Любители дешевых исторических сенсаций давно уже затрепали «предсмертное проклятье Жака Моле» и всю, якобы последовавшую за ним, цепочку событий вплоть до т.н. «Великой французской революции». Проклятие то ли было, то ли нет – но легенда проста и доступна. А вот чтобы обнаружить в списках высших иерархов ордена представителей фамилий, хорошо знакомых по катарским временам, уже нужен некоторый запас знаний…

Те же фамилии потом будут всплывать снова и снова: то в списках протестантских полководцев Гаспара Колиньи и Генриха Наваррского во время религиозных войн, то в списках региональных лидеров Жиронды во времена революции… Ненависть Юга к централизованному французскому государству будет проявляться в любой мелочи. Например, в той радостной готовности, с которой они будут помогать в «поисках святого Грааля» будущему гауптштурмфереру СС Отто Рану. Гитлер еще не пришел к власти, но в Северной Франции всего через 10 лет после Великой войны немецкий археолог все равно был бы в первую очередь врагом, «бошем» – и уже одного этого было достаточно, чтобы Юг принял его, как родного. Чем там Ран в действительности занимался, помимо археологических изысканий, уже вряд ли удастся узнать. Но список его тулузских, русильонских и каркассонских собеседников тоже выглядит очень знакомо. И как знать, насколько случайно получилось так, что еще несколько лет спустя границы т.н. «Свободной зоны» (она же – пэтеновское «Французское государство») практически совпали с древними границами Окситании…

Внутренняя история Испании была проще и суровей, старая каталонская знать имела меньше возможностей продемонстрировать свою долгую память, чем их родичи по ту сторону Пиренеев. Но это одна культура, одна кровь и одна порода. И уже то обстоятельство, что во время гражданской войны Каталония была основной базой самых, наверное, кровожадных политических сил республики – анархистов и троцкистов – говорит о многом. И сегодняшний облик Барселоны, как полевого лагеря всех самых радикальных и разрушительных общественных течений, свидетельствует о том же – катарские дрожжи живы и функциональны. И не стоит обманываться выдвинутыми на передний план смешными барселонскими феминистками и трогательными зайками-студентами. В тридцатые годы точно так же внешнему миру демонстрировали крайне театральных и живописных Буэнавентуру Дурутти и Андреу Нина, а совсем не тех, кто в действительности принимал решения.

У нас в этом конфликте нет «своих». Разве что любые потрясения в Европе отчасти работают на пользу России, и только поэтому хотелось бы, чтобы «движуха» продолжалась и приобретала по возможности большие масштабы. Но не следует забывать, что древние корни каталонского сепаратизма страшны и ядовиты для всего христианского мира. Так что не стоит желать им победы. А вот долгой и самоотверженной борьбы – сколько угодно.