Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше прежних. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

История русской (антирусской) революции -- очень важный для меня цикл статей, в которых мне удалось нащупать логику событий, приведших русский народ в начале XX века к страшной национальной катастрофе.

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Жития - шедевры жанра

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Когда Россия утратила суверенитет?

Я уверен, что уже писал заметку на эту тему. Но вот -- мне понадобилось дать ссылку, и -- странное дело! -- я заметки не нашёл.
Ладно, напишу ещё раз. Кратко, но напишу -- чтобы было.

Итак, эта заметка относится к циклу История русской (антирусской) революции. Здесь я даю простой и ясный ответ на вопрос, вынесенный в заголовок.

Тому не нужно далеко за чёртом ходить,
у кого чёрт за плечами

(Николай Гоголь)



Я полагаю, что Россия утратила суверенитет в 1894 году, когда умер Александр III.
Суть трагедии в том, что Александр III не передал Николаю II фактическую власть.

Подобно императору Павлу веком раньше, император Николай получил корону и юридическое право управлять огромной Империей, но при этом не получил Власти. (История Русской революции в свете теории Власти) Напомню: реальная Власть это властная группировка. Фактическая власть осталась в руках властной группировки его матери, в которую Николай II не входил. Корона Российской Империи это огромный личный ресурс Управления, но противостоять Власти (властной группировке) невозможно ни при каком личном ресурсе, кроме только безграничного ресурса Самого Бога. Николай продержался достаточно долго, однако полезно понимать, что по меньшей мере с 1905 года в стране шла тихая гражданская война. Да и не такая уж тихая: повсюду гремели выстрелы и взрывы, процветал терроризм. Всё это было бы невозможно, если бы террористы не имели крыши на самом-самом верху, если бы не было раскола в высших правящих кругах Империи. Господь говорит: "Царство, разделившееся само в себе, не устоит" -- ну, так вот оно и не устояло.

Как же это вышло, что Николай II к моменту смерти своего отца не имел собственной властной группировки? Причиной тому были натянутые отношения между Николаем и его родителями. Ему просто не позволяли собрать под свои крылья своих людей. Я думаю даже, этим вопросом занималась специальная агентура. (См. Отто Бисмарк и европейский театр Большой Игры)

Главной же причиной этой натянутости в отношениях мне видится разная политическая ориентация: Александр III и его супруга желали союзничать с Францией против Германии (и Англии), а Николай II -- наоборот. А вопрос-то был стратегически важный, важнейший, определивший собою судьбу несчастного для России XX века. Николай, используя свой огромный личный ресурс, пытался наладить отношения с Германией, ещё и в 1905 году подписал с Кайзером Бьёркский договор, но все его попытки были успешно сорваны господствующей властной группировкой. Николай II с молодости любил компанию своих английских родственников, а во Франции бывал редко. Николаю предлагали в жёны закулисную французскую королеву -- он хотел жениться на немецкой. И женился немедленно после смерти отца, даже не дожидаясь конца траура.

Я думаю, была и другая причина этой натянутости (впрочем, другая ли? или та же, под другим углом?): а именно, Николай знал реальную причину смерти своего дела, Александра II. Мы об этой реальной причине можем лишь догадываться, вот мы и догадываемся. Дело в том, что Александр II по смерти своей законной супруги женился второй раз и по-видимому планировал изменить основной закон Империи (по официальной версии, "дать конституцию"), сменив порядок престолонаследия. Это шло вразрез с планами Марии Фёдоровны (Дагмарь), супруги Наследника. К слову, Марии Фёдоровне было не так уж важно, кто именно будет Наследником. Первоначально она планировала выйти за умного и дальновидного старшего брата, но тот внезапно умер (может быть, не совсем случайно), и ей достался второй брат. Впрочем, зная результат Большой Игры, легко догадаться, что и сама Мария Фёдоровна не была в этой Игре самостоятельным игроком. Ей покровительствовал кто-то очень важный, в чьих интересах она и действовала.

Я не обвиняю Александра III в отцеубийстве. "Всё не так плохо, всё было гораздо уже". Если бы сын убил отца, это было бы мерзко, но это не означало бы ничего особенного для государства: просто один человек немножко раньше занял место другого на троне. Дело житейское. Случилось нечто гораздо более тяжкое: Александр III просто позволил, чтобы это случилось. А дело сделали другие люди, которые работали даже не на Марию Фёдоровну, а на её таинственного покровителя. (См. Реальная история Февральского переворота)

Итак, я полагаю, что первая страшная и необратимая трагедия нашего народа это 1881 год, убийство Александра II Освободителя. С этого момента в Россию уже по локоть запустил руки Некто, пока ещё союзный русскому Самодержавию в лице Александра III и его супруги. Впрочем, не столько Александра, сколько его супруги. Сам же Александр мало-помалу становится в этой странной политической конструкции третьим лишним. И как-то не удивительно, что он вскоре умирает. Ведь если бы не смерть Александра, если бы события шли своим чередом, Николай II равно с годами постепенно набрал бы вес, и его отцу пришлось бы с этим, скрепя сердце, смириться -- и смирить свою супругу. Уверен, что любовь к России взяла бы в его сердце верх над всем тёмным, что там пустило корни. Так что если бы историки в итоге докопались до документика, свидетельствующего об чем-то вроде отравления, я просто пожал плечами: ясно-понятно, так дела и делаются.

Итак, в промежутке между 1881 и 1891 годами Россия ещё является суверенным государством, но внутри неё мало-помалу растёт некий мардонг, которому наличие у Марии Фёдоровны законного супруга невыгодно. И смерть Александра III -- случайной ли или закономерной -- момент рождения этого мардонга. А далее... далее новорождённая зверушка и правит Россией из-за кулис, шаг за шагом продвигая нашу Державу в ужасному концу. Понятно, что говоря о "мардонге" и "зверушке", я говорю о Власти -- о той властной группировке, которая и подготовила свержение в России самодержавия в 1917 году. Но вместе с тем я пытаюсь глядеть в суть вещей, и намекаю этими мистическими наименованиями (Нежить и Зверь) на что-то более глубокое и интересное, что нам ещё предстоит понять. После 1917 года на Николая повесили ответственность за всё, что было сделано не так. Я думаю, что от него зависело, то Николай делал так, как надо -- просто от его воли уже мало что зависело.

Итак, почему же после 1894 года Россия более не была суверенным государством? просто ли потому, что русский Суверен (Николай II) более не владел Россией? Нет, не так просто. Такое ведь нередко бывает, что реальная Власть находится вовсе не в руках того, кто сидит на престоле, но совсем другого человека. Если бы Мария Фёдоровна была самостоятельной суверенной единицей, если бы она действительно была Королевой -- это было бы нормально. Всё можно было бы ей простить, вплоть до устранения Николай от власти, вплоть до установления "республики". Дело ведь не в том, как называется государственный строй! дело в том, кому при этом строе принадлежит реальная Власть.

Трагедия в том, что Мария Фёдоровна не была "Королевой" в том смысле, в каком этот термин используется в Теории Власти. "Король" имеет вассалов, но не имеет сюзерена (только если Самого Господа) -- вот чем он отличается от обычного человека Власти. (См. Как рождаются властные группировки.)
Человек Власти определяется через своего сюзерена: человек Власти это человек, имеющий сюзерена! Вся трудность с теорией Власти, почему людям на протяжении веков никак не удавалось додуматься до этой простой и ясной концепции, состоит в том, что самый главный во Власти -- Король! -- не является человеком Власти. Он не имеет сюзерена, ему не на кого полагаться, кроме как на самого себя (только разве на Самого Господа!) -- и в этом смысле он подобен любому из нас, простолюдинов. Потому-то простолюдины и не могут понять Власть, и не могут сделать себе свою собственную Властью, что они не могут преодолеть этот психологический барьер, отделяющий нас от людей Власти. Мы парадоксальным образом подобны Королям, но между нами и Ими -- толстый слой людей Власти.

Итак, Мария Фёдоровна не была Королевой. У неё был свой сюзерен -- Некто, кто и ликвидировал в итоге проект под названием Россия Романовых, безжалостно использовав при этом и саму Марию Фёдоровну, сломав ей судьбу и лишив её биологического будущего: детей и внуков. Её личная трагедия стала и нашей личной трагедией. Если бы она всего лишь злодейкой-на-троне, мы продолжали бы жить в нормальном европейском государстве -- живут же люди. И мало ли мы видели злодеев на тронах? Трагедия в том, что она потеряла всё, и мы вместе с нею потеряли всё.

Что же касается Николая II -- он всё понимал, и судя по всему, он видел намного глубже и дальше своих родителей. Многое он и так знал, а кое-что ему наверняка рассказали его друзья-Короли из высшего европейского света. И да, он всю жизнь пытался остановить страну, которая на его глазах катилась под откос. Он неустанно изобретал новые и новые варианты, как новым и новым способом предотвратить катастрофу после того, как катастрофа уже стала необратимой. Каждый раз проигрывая, он начинал разыгрывать новую комбинацию. И пока он оставался у власти, ничего не было потеряно.

Февраль 1917 года, устранение Николая от власти -- вот момент начала настоящей катастрофы. После этого от него уже ничего не зависело. И страшнее всего то, что на Самом Верху уже не осталось никого, кто был бы заинтересован в хорошем исходе этой истории. Но всё-таки, всё-таки оставалась надежда -- вплоть до страшного 18 июля 1918 года в подвале Ипатьевского дома.

С этого дня вопрос о суверенитете России уже даже и не стоит. В 1894 мы утратили суверенитет, а в 1918 -- последний шанс на его восстановление. А о том, что было в промежутке, лучше ДЕГа не скажешь:

Русская интеллигенция в начале 20 века нарушила табу на жестокость, и, более того, стала играть на понижение с радостью: «чем хуже, тем лучше». С самого начала получалось очень хорошо, Романовы только покрякивали. Потом покрякивать стали сами интеллигенты, потом кряканье сменилось воем, хрустом переламываемых костей и наконец – тишиной. Пришёл Великий Дарвин – примиритель всех споров.

Реплика lilibay:

> Дагмар датчанка, ненавидела Германию за отторгнутый Шлезвиг-Голштейн. Россию ПМВ погубила, а вот Дания напротив, часть Шлезвига вернула, так что для Марии Фёдоровны не всё так плохо закончилось.

Мой ответ:

У неё убили всех детей и внуков. Её явно кинули. А вот тот, кто стоял за её спиной -- тот очевидным образом связан с Данией и с Францией одновременно.
Теперь вопрос к специалистам по истории, по политике и по династиям: КТО ИМЕННО это был. "Имя, сестра, имя".

Мы должны узнать имя человека, которому принадлежала Россия в 1894-1917 гг

Инвалидам умственного труда (жребий послушания)

Этой заметкой я продолжаю цикл Умное делание для мирян.

— Православная церковь
это единственная русская организация,
которая смогла пережить СССР.
Покалечена, изуродована, но жива.
— Не беда. Это дело поправимое.


— Чем православное богословие
отличается от Православия?
— Всего лишь наличием теологуменов.



Несмотря на своё шутливое название, этот текст посвящён смертельно серьёзной теме: послушанию. И эта двойственность (одновременно и шутка, и смертельная серьёзность) тут совершенно не случайна. Дело в том, что очень многие (если не все) понятия в Православии имеют двойное (а вернее, тройное и так далее) дно. Они могут пониматься поверхностно и глубоко, и ещё глубже, и ещё -- шаг за шагом погружаясь в неизъяснимую бездну смысла.

Вот например "покаяние".

В своём внешнем, "профанном" смысле это слово широко популяризировано русской классикой: покаяться значит раскаяться в грехах своих и, павши, целовать родную землю. Не то чтобы этот смысл был неправильным, он просто детский -- максимально понятный, доступный даже идиоту, способному убить старуху ради проверки своей теории. Русская классика действительно грандиозна по масштабам мировой литературы, но по сути своей она остается (за редчайшим исключением) просто беллетристикой, и работает на уровне, свойственном беллетристике -- собственно, как и вся мировая литература. Размышляя о сути художественной литературы, я когда-то пришёл к выводу, что православная беллетристика, по самому большому счёту, может быть только детской, потому что её ведь в любом случае будут читать Раскольниковы. С тех пор я писал лишь сказки (Сказка для старших, Король и Каролинка, Вечность), пока наконец у меня не зародилось новое понимание, которое может завершиться каким-то недетским художественным текстом, если только Самому Богу угодно будет участвовать в этом мероприятии. Ведь обычная беллетристика суть игры фантазии, а любая игра фантазии это по сути ведь очень детское занятие, и оно не перестаёт быть детским оттого, что со времён победы абсолютистской революции во Франции этим детским занятием занялись серьёзные государственные мужи со сногсшибательными титулами. Всё же не фантастическое, не игровое, не детское -- просто невозможно без участия Самого Бога Истины, потому что именно Он и определяет в конечном итоге, какому из наших намерений суждено реализоваться в действительности, а какому -- так и остаться (детской) игрой нашего ума.

Недетское же "покаяние" -- это изменение ума, то есть изменение сознания, изменение способа восприятия реальности, которое субъективно переживается самим изменившимся человеком как изменение самой реальности. Да, так! Вот признак настоящего, глубокого покаяния -- сам мир изменился в твоих глазах. Не ты изменился, а мир изменился. (Подробнее об этом см. Как изменить мир (магия покаяния)) Своего собственного изменения человек наблюдать не может, потому что при настоящем, глубоком изменении изменяется ведь ни кто иной как сам наблюдатель. А это понимали даже древние мудрецы Востока: "Невозможно увидеть видящее видение, невозможно услышать слышащее слышание, невозможно понять понимающее понимание" -- ну, или на наши деньги, эта же мысль выражается шуткой: "Неизвестно, кто первым открыл воду, но это явно сделали не рыбы," -- ведь глубочайшая мудрость Востока по меркам христианской Европы это всего лишь профанный, по сути шуточный, детский уровень дискурса. Ну, не совсем детский: Преступление и наказание, 9-й класс.

Если тебе кажется, что ты, покаявшись, изменился -- знай, что это пустышка. Человек не замечает своего собственного изменения, когда он по-настоящему меняется. Когда ты покаешься по-настоящему, изменишься не ты, изменится Вселенная. И даже известно заранее, в какую сторону она изменится: из Вселенной полностью исчезнет зло. Всё, что прежде казалось тебе злом, будет полностью переосмыслено и понято как часть предвечного Божественного замысла, благого и совершенного. В царстве Божьем нет ни тени зла -- и когда приходит Царство, зло исчезает бесследно, как мрак исчезает с рассветом -- будто его и не было. Да его и не было. Зло это лишь причудливый эффект нашего искажённого восприятия, следствие нашего (ошибочного) выбора: нам захотелось поиграть в эту игру, ну вот мы в неё и играем. Ребенку кажется, что его детство это целая вечность. Когда же детское завершается, вдруг оказывается, что детство это лишь краткий отрезок времени, да и в целом жизнь удивительно коротка. Время всё расставляет по своим местам -- и сказанное мною будет открыто и предельно понятно и всем в Конце времён, и каждому в отдельности в своё время.

Так же и грех, и молитва, и Таинство, и Церковь -- каждое из эти понятий имеет и глубинный (истинный) и внешний, ходульный смысл. А ещё вернее, сам истинный смысл понятия не один, там цепочка вложенных смыслов, не отрицающих, но проясняющих друг друга шаг за шагом -- пока не остаётся лишь Свет. Впрочем, о таких вещах говорят не для того, чтобы их прояснить -- говорить тут бесполезно, надо делать -- а с какой-то иной целью. Я в данном случае всего лишь оправдываюсь за свой шуточный заголовок, который может показаться кому-то неуместным или даже непристойным при разговоре на столь важную тему. Но может быть, такому человеку и не стоит углубляться в текст. Может быть, ему следует и ограничиться заголовком. Может быть, этот заголовок для того и нужен? Как "защита от дураков". Кто мнит о себе слишком много, кто слишком важен для того, чтобы считать себя инвалидом умственного труда -- может быть, ему и не место в моём ЖЖурнале? Ведь всякая верная по сути мысль может быть очень тонко и незаметно искажена, подменена иной мыслью. Духи делают такие подмены очень качественно и профессионально, и единственной надёжной, непробиваемой защитой от них является смирение.

Но и "смирение" не исключение из общего правила. Есть вздорное "смирение" для толпы, которое не нужно пояснять русским, потому что оно популяризировано великой детской литературой, а есть истинное смирение, которое по сути своей вообще сверхъестественно и является ни с чем не сравнимым даром Бога, суть которого -- истинное самопознание. "Познай самого себя" (Γνῶθι σεαυτόν, Nosce te ipsum или Temet nosce) -- гласила надпись на храме Дельфийского оракула, но до конца выполнить эту исследовательскую программу было дано лишь немногим грекам самой поздней, уже православной Античности. Причина этого указана выше ("Неизвестно, кто первым открыл воду"), и она фундаментальна. Человек не может познать себя, исходя из самого себя. Истинное самопознание возможно лишь при помощи другого, притом и этот другой прежде должен познать самого себя, и так без конца. Лишь Бог Троица, когда захочет, разрывает круг этой дурной бесконечности, потому что Он является Другим Сам для Себя.

Речь у нас пойдёт о послушании. И конечно же, "послушание" тоже многосмысленно, как минимум двусмысленно.

Глубинный смысл послушания является простым и бездонным. Истинное послушание это только и исключительно послушание Богу Троице и более никому, и оно возможно лишь для тех, кому Он даровал истинное смирение. Смирение неотделимо от послушания, и по сути они являются двумя разными сторонами одной и той же добродетели. Когда человек познал себя, достигнув таким образом вершины греческой философии, ему открывается, что он всего лишь инструмент Творца -- правда, разумный инструмент, и потому у него есть свобода: он может отныне свободно и добровольно служить Творцу, спокойно оставаясь его инструментом, а может отвергнуть открытую ему Истину и возвратиться во мглу неведения, снова вообразив самого себя вершителем своей судьбы. Правда, после этого у него уже не будет пути назад: настоящее, глубинное покаяние (которое и есть смирение самопознания) даётся нам лишь один раз. Оно дано лишь людям, но не духам, и вот почему нам нельзя играть с истинным покаянием, бегая туда-сюда: потому что оно оплачено кровью Искупителя. Нам людям оно дано, потому что мы тоже духи, но мы духи, облечённые в тело, и мы рождаемся от своих родителей, по нужде наследуя от них мглу неведения самоих себя. А бестелесные духи -- они каждый совершили свой сознательный и окончательный выбор,  и главное уже совершили, притом давно совершили, прежде чем мы были сотворены. И увы, далеко не все духи совершили правильный выбор -- потому-то человеку, прежде чем он познал себя, и было дана возможность познания добра и зла.

Поверхностное "послушание" это послушание не Богу, но другому человеку. Кому именно -- крайне важный вопрос. От качеств этого человека зависит очень многое.

Пследнее время в Церкви появилась страшно вредная теория, согласно которой эффективность послушания зависит от самого послушника, а кого слушаться -- не так уж важно. "То есть, -- разъясняют нам, -- по сути-то слушаться можно (и нужно) кого попало, только бы он был законным начальником". Кажется, ну явная же чушь, тут и опровергать-то нечего? Однако обосновывается это мнение весьма основательно: мол, всякое "попадание" во власть -- от Бога, и потому "кто попало" это вовсе не кто попало! это тот, кого назначил тебе начальником Сам Бог. Ибо ведь нет власти не от Бога.

В этой теории мы имеем клубок из нескольких правильных идей, намеренно смешанных между собой таким способом, чтобы произошла тонкая подмена понятий. Цель этой подмены не вызывает сомнений, так как она лежит на поверхности: кому-то очень желательно превратить Православие в инструмент управления и политического контроля. В свете теории Власти, эта технология представляется предельно простой и прозрачной: при помощи ходульного "послушания" управлять церковным меньшинством, а при помощи этого меньшинства "мягкой силой" контролировать нецерковное большинство. Эту идею явным образом обкатывали в 00-е годы, почему все наши "лидеры" и ринулись вдруг в храм -- постоять со свечкой перед камерой. Сегодня уже понятно, что идея не взлетела, и управлять русскими будут по-старинке: кнутом и жезлом железным. Русская Православная Церковь с задачей колониального управления русскими "не справилась", хотя и "старалась" (на самом деле нет, не старалась: "старались" лишь те немногие, кому стараться положено по положению).

Хотя дьявол является отцом лжи, умным людям он как правило не лжёт напрямую, а лишь недоговаривает и подменяет понятия. Если дьявол лжёт напрямую, то он либо считает тебя дураком, либо хочет, чтобы ты его считал дураком. Я не революционер, и ничего не имею против повиновения законному начальству. Только вот не надо смешивать повиновение с послушанием. Повиновение -- это внешняя дисциплина, армия: делай, что велят. Послушание же это внутреннее делание, это мистическое ученичество, цель которого в том, чтобы усвоить себе дух учителя.

У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путём праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему.

Первый сын это символ послушания, а не повиновения. Второй -- повиновения, но не послушания. Солдат в армии повинуется командиру, почему и именуется подчинённым, но он совершенно не обязан быть послушником своего командира. Настоящий ученик у настоящего старца может казаться иногда не повинующимся (сразу), но в итоге именно он-то и является в полном смысле послушником. Подчинённый -- повинуется, но при этом (может быть) ничему не учится, ничего не усваивает: от него это и не требуется. Послушник именно учится, он усваивает. Но именно поэтому он (может быть) и не повинуется сразу! Ведь  чтобы от внешнего повиновения был толк, услышанное слово должно быть прежде всего усвоено, а потом уже и внешне исполнено. Суть послушания вообще не в повиновении, а именно в глубоком личном усваивании слов, жестов и поступков учителя, а в конечном итоге и самой его реальности. Задача послушания -- не подчинить другого человека, а изменить его. Конкретнее -- изменить его способ восприятия реальности, изменить его ум. Результат правильно выполненного послушания таков: послушник начинает видеть мир так, как видит его учитель. То есть, для него (субъективно) изменяется сама реальность.

Цель любого настоящего ученичества в том и состоит, чтобы покинуть свою прежнюю, усвоенную от родителей реальность, и войти в реальность учителя. Внешнее повиновение тут лишь инструмент --  и замечу, лишь один из многих различных инструментов учительства. Понятно же, для чего дьявол тупую латинскую дисциплину (disciplina «учение, образование, наука; строгий порядок») подсовывает нам вместо греческого послушания (υπακοή), которое происходит от «слушать, вслушиваться». Ему нет никакого дела до укрепления или там свержения государственного строя в одной отдельно взятой стране. Он печётся о том, чтобы послушник так ничего и не услышал, и не понял, и не увидел реальность иными глазами -- то есть, не достиг подлинного покаяния.

Ну мы поняли. Давайте внедрим в Церкви внешнюю дисциплину под видом "послушания", чтобы наши "послушники" так никогда ничему и не научились, кроме тупого повиновения. А зато в государстве внедрим церковное "послушание" вместо простой дисциплины, чтобы русские ложились на пулемёты не по приказу, а по зову сердца -- потому что ну кто же исполнит такой приказ? Ну, а если вдруг никто не захочет сам ложиться на пулемёты? А?! Тогда и России не будет, потому что кончится Россия в тот день, когда некому уже будет ложиться на пулемёты. Ну, мы поняли?!

Всё это понятно, и очень мило, и даже вызывает невольное уважение, вполне психологически обоснованное. Только вот к религии нашей, к Православию, это не имеет никакого отношения. Это штука совсем из другой оперы, вернее не оперы, а трагедии, тоже древнегреческой: царь Эдип там, 300 спартанцев и прочее. Очень милое, ничего не имею против, только вот -- языческое, а не христианское.

Если же строить моё рассуждение в христианском дискурсе, то его можно усилить. Даже действительно правое, правильное повиновение действительно законной власти (ну скажем, православному Императору) -- это дело доброе, но с точки зрения Цели христианской жизни бесполезное, как об этом и говорит прямо и недвусмысленно Серафим Саровский:

Заметьте, батюшка, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Святого Духа. Все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией тоже не дает. Вот почему Господь Иисус Христос сказал: «Всяк, иже не собирает со Мною, тот расточает» (Мф.12:30, Лк.11:23). Доброе дело иначе нельзя назвать как собиранием, ибо хотя оно и не ради Христа делается, однако же добро. Писание говорит: «Во всяком языце бояйся Бога и делаяй правду, приятен Ему есть» (Деян.10:35).
... Господь все свои божественные средства употребляет, чтобы доставить такому человеку возможность за свои добрые дела не лишиться награды в жизни пакибытия. Но для этого надо начать здесь правой верой в Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, пришедшего в мир грешныя спасти... Но тем и ограничивается эта приятность Богу дел добрых, не ради Христа делаемых: Создатель наш дает средства на их осуществление. За человеком остается или осуществить их, или нет. Если воспользуется человек приятностию Богу дела своего, не ради Христа сделанного, и уверует в Сына Его, то такого рода дело вменится ему, как будто бы ради Христа сделанное и только за веру в Него. В противном же случае человек не вправе жаловаться, что добро его не пошло в дело.


Так что, дорогие начальники, хитроумные философы, учёные мужи, извините-подвиньтесь.
Далее Серафим Саровский цитирует учение основателя монашества Антония Великого: «Многие монахи и девы не имеют никакого понятия о различиях в волях, действующих в человеке, и не ведают, что в нас действуют три воли: 1-я – Божия, всесовершенная и всеспасительная; 2-я – собственная своя, человеческая, то есть если не пагубная, то и не спасительная; 3-я – бесовская – вполне пагубная. И вот эта-то третья – вражеская воля – и научает человека или не делать никаких добродетелей, или делать их из тщеславия, или для одного добра, а не ради Христа. Вторая – собственная воля наша научает нас в услаждении нашим похотям, а то и, как враг научает, творить добро ради добра, не обращая внимания на благодать, им приобретаемую. Первая же – воля Божия и всеспасительная в том только и состоит, чтобы делать добро единственно лишь для Духа Святого...»

Так что пусть никто не заподозрит меня в чём-то таком противоправном. Я как и всегда, говорю вещи банальные, уже добрых полторы тысячи лет кому надо хорошо известные, просто у нас в силу пережитых нами исторических трагедий (вроде IV Крестового похода) слегка подзабытых. Ну, а что такого? На неправильно понятом послушании целая мировая религия построена. Римо-католическая. Дело это почтенное, почти что древнее, средневековое! Так что с моей стороны -- наше вам с кисточкой! -- всяческое почтение и уважение. Только это не про Православие.

Нет, скажу больше! Сейчас я научу моего дорогого читателя, как и из этой пустой и пошлой по сути латинской "disciplina" извлекать вполне реальную духовную пользу. Ведь всё совершаемое в реальности совершается по воле Господа -- иное Его благоволением, а иное Его попущением -- и только от Него, от Его суда зависит, каким будет какое бы то ни было делание человеческое -- угодным Ему или противным Ему. Было бы несправедливо, если бы, скажем, солдат на войне не мог из своего вынужденного внешнего повиновения извлекать реальную духовную пользу. И ведь извлекали, есть тому живые примеры.

Через войну прошёл великий греческий Паисий Святогорец (воевал с коммунистами), через войну прошёл и наш русский отец Кирилл Павлов Лаврский (воевал с нацистами). Тот и другой начали своё послушание ещё на фронте. Внешне повинуясь своим командирам, внутренне они слушались Единого Бога. Да, это возможно, и одно другому не противоречит. Более того: Своему послушнику Бог открывает, когда надлежит прилежно послушаться командира, а когда -- действовать по мудрой армейской поговорке: Не спеши выполнять  полученную команду: за ней последует команда "отставить".

Делается это так: надо молиться Господу, чтобы Он Сам открывал тебе Свою волю через твоих начальников. Тогда Бог Ему одному ведомыми путями станет вразумлять тебя и открывать тебе, в какие моменты командир говорит согласно с Его волей, когда не совсем, а когда и просто несёт чушь, которую надлежит игнорировать -- в том числе и в интересах самого же командира. Ведь если всякая власть от Бога, то и повиноваться власти следует лишь тогда, когда она действует согласно с волей Бога. Вот если бы какая-то власть была не от Бога, а от самой себя -- тогда можно было бы рассуждать иначе, считая её саму, эту власть, неким самодостаточным источником знания и откровения. Тогда её, может быть, и имело бы смысл слушаться независимо от того, какова там воля Бога. Для того ведь Бог и дал нам свободу, чтобы каждый из нас имел возможность самостоятельно выбрать себе учителя, которого надлежит слушаться. Вот например дьявол -- вполне себе самодостаточный источник власти, ведь Бог не покоряет человека дьяволу, но каждый человек сам, добровольно слушается его, когда хочет научиться чему-то этакому.

Скажу ещё больше! Всякое послушание добровольно. И если поглядеть в самую суть дела, человек не может не слушаться. Никому не повиноваться -- это сколько угодно, хоть до смерти! А вот не слушаться  --невозможно. Потому что если человек не слушается людей, то он слушается "своих собственных" помыслов, а  многие из "наших собственных" помыслы незаметно вложены в нас духами. Так что тот, кто противится человеческому начальству, в большинстве случаев оказывается послушником, а значит и учеником нечистых духов. Некоторое время -- долгих восемь лет -- я прожил в Церкви на неправильно понятом послушании, так что очень хорошо знаю то, о чём говорю. Восемь лет в молодости -- это и впрямь очень много, считай половина сознательной жизни! Так что я не абстрактный теоретик, я жертва той неправильной теории, которую нынче обсуждаю.

Ну, в каком смысле жертва... Православие это колоссальная духовная сила, если только человек молится Богу. Мне повезло: наряду с неправильно понятым послушанием мой учитель (игумен) учил меня ещё и молитве, притом умной молитве (как сам умел и понимал). И мы искали не своей воли, мы оба искренне искали воли Бога, а Бог не оставляет тех, кто на Него уповает. Потому моя жертва не была напрасной: мне многое было открыто, была заложена правильная основа всей моей дальнейшей духовной жизни. И в конечном итоге мне было открыто, что наше упражнение в послушании (понятом как повиновение) исполнялось неправильным образом. И это открытие было затем подтверждено безусловным авторитетом: сам старец Иоанн Крестянским, живой мученик (aka исповедник), прошедший через пытки и лагеря, написал мне так: "Моя жизнь пришлась на другую эпоху, и для меня не знакома проблема духовного деспотизма, с которой Вам пришлось столкнуться." Вот так просто и точно определил старец то фальшивое "послушание", которое сегодня пытаются внедрить в Русскую Церковь под видом "святоотеческого православия": духовный деспотизм.

Делается это просто: берутся тексты святых отцов (например, "Лествица"), повествующие о жизни великих людей -- Отцов, уже достигших обОжения, и их духовных Детей, проходивших высшие степени покаяния -- и эти тексты горделиво применяются к новоначальным "послушникам", которые по-гречески называются вообще-то  αρχάριος (новичок) -- а это слово происходит вовсе не от υπακοή (послушание), а совсем от другого корня.

В русский язык это слово вошло в форме архаровец (просторечное: буян, головорез), что нельзя не признать, конечно, перегибом -- но в какой-то степени тоже отражает. Во всём этом тоже есть своя вполне практичная логика и своя последовательность: буянов и головорезов для начала и впрямь неплохо бы приучить к элементарной дисциплине, прежде чем начинать их учить каким бы то ни было духовным вещам. Но рассматривать всех православных людей в качестве архаровцев, наверное, несправедливо.

В древнегреческом архаровцами именовались, однако, не только буяны и головорезы, но и вполне себе приличные послушники, проходившие начальную стадию покаяния, для которой характерна словесная молитва. В древности монашеский постриг мог получить лишь человек, уже утвердившийся в умной молитве. А кто не имеет умной молитвы, тому рано становиться монахом. Потому-то и пришло в упадок современное монашество, что монастыри наполнились "монахами" лишь по имени, но не по устроению своего ума, не по способу восприятия реальности. Постригся человек в монахи, но по-прежнему является архаровцем -- правда, уже не в русском, а в  изначальном древнегреческом смысле. И вот на этих-то архаровцев сегодня (якобы "по Лествице") возлагается бремя послушания, истолкованного как повиновение, притом в качестве "старцев" ("духовного начальства") незадачливым "послушникам" предлагаются такие же архаровцы, только слегка продвинутые. Таково устроение сегодняшнего монашества, причём не только в России. И ладно бы только монашества! Но к подобному же подвигу "послушания начальству" призываются все православные, в порядке пирамиды церковного управления.

Указанный выше метод (молиться за начальство и, повинуясь, слушаться не его, но Самого Бога) я предлагаю всем православным как лекарство против этой беды -- предлагаю ответственно, как человек, таким способом лично прошедший сквозь эту мясорубку и милостью Божьей получивший от неё одну лишь духовную пользу, а не вред -- в то время как иные ведь и впрямь серьёзно повредились, а кое-кто и вовсе отпал от веры! Если этот метод применим в армии, в отношении к законной светской власти, то тем более он применим в Церкви, в отношении к законной же церковной власти! Повиноваться (если надо) человеку -- а слушаться одного лишь Бога. Тогда не будет для послушника вреда даже в том случае, если армейская дисциплина и впрямь утвердится в Русской Церкви на месте духовного послушания -- а подобное несчастие, увы, не кажется мне невоможным в нашем сумасшедшем веке. Бог не попускает искушения свыше силы, и кто искренне уповает на Него (читай: откровенно молится Ему), тому будет дано извлечь пользу даже из яда: Аще и что смертно испиют, не вредит их (Мк.16:15).

Но скажу ещё больше. Этот же метод может (и должен) применяться и в более широком смысле, не только в отношении к начальству. Иоанн Лествичник излагает его следующим образом (Лествица, 26:110):

Все, хотящие познать волю Господню, должны прежде умертвить в себе волю собственную; и помолившись Богу, с верою и нелукавою простотою вопрошать отцов и братий, в смирении сердца и без всякого сомнения в помысле, и принимать советы их, как из уст Божиих, хотя бы оные и противны были собственному их разуму, и хотя бы вопрошаемые были не весьма духовны. Ибо не неправеден Бог, и не попустит, чтобы прельстить те души, которые с верою и незлобием смиренно покорили себя совету и суду ближнего; потому, хотя бы вопрошаемые и не имели духовного разума, но есть глаголющий чрез них Невещественный и Невидимый. Многого смиренномудрия исполнены те, которые руководствуются сим правилом несомненно; ибо если некто во псалтири отверзал гадание свое (т. е. таинственный смысл притчей): то сколько, думаете, провещание словесного ума и разумной души превосходнее провещания бездушных звуков.

Конечно, как и в других местах, как всегда и везде у Отцов, Лествица открывает нам тайны, недоступные для непосвящённых. Глуп и, может быть, даже безнадёжен тот, кто прямо применяет к себе эти слова, не рассудив, кто он и кто Иоанн Лествичник. Такой человек прежде всего не понимает, ни что такое вера (а вера это вот что: "имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет (Мк 11:23), ни что такое смирение сердца, ни что значит без всякого сомнения в помысле. Такой человек -- дурак, и шутливый заголовок моей статьи должен отпугнуть его (повторюсь: "защита от дураков") и удержать от рассуждений и действий, к которым он не готов.

Но мой дорогой читатель, конечно же, понимает, что он сам, как и все мы, самый натуральный ивалид умственного труда, притом инвалид детства. Все мы страшно далеки не только от многого смиренномудрия, признаком которого является способность действовать согласно с этими словами великого Лествичника, но даже и от настоящей веры. Если апостолов, творивших Его именем чудеса, Господь назвал "маловерными", то как бы определить наше состояние?

Потому применять этот совет Лествицы, как и все прочие её советы, надо с большим рассуждением -- сознавая, кому они даны, и кто мы сами. Мы не способны к вере без сомнений сердца, и потому не можем "принимать советы от отцов и братьев как из уст Божьих". Мы не способны умертвить свою волю, но вечно полны сомнений и внутренней критики -- потому и Бог открывает нам Свою волю не прямо, но косвенно, намёками. Несомнено нам следует молиться Богу, чтобы Он открывал нам Свою волю через окружающих нас людей -- не только начальство, но и всех, кто попадается нам на пути. Но это надо делать разумно, с большим рассуждением. "Если чего не понял, не додумывай, а переспроси" -- и прежде всего переспроси Самого Бога, и не переставай спрашивать Его до тех пор, пока не поймёшь хорошенько. Если достигшим простоты сердца святым Бог отвечает чрез братьев прямо, ясно и недвусмысленно, то с тобой часто будет говорить лишь намёками, потому что от прямого ответа твой лукавнующий ум уклоняется, боится его как обжигающего огня. Но Бог любит нас, и Он не оставляет без ответа вопрошающих: ищите, и обрящете; просите, и дастся вам; стучите, и вам отворят.

Я просил бы моего дорогого читателя познакомиться с текстом "ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ ПОСЛУШНИК", отрывок из которого я приведу ниже. Его главный герой -- епископ Василий Родзянко, очень интересная личность. Я в своё время получил огромное удовольствие, копаясь в его автобиографии, где он то ли по простоте, то ли по иной какой причине "нечаянно" раскрывает перед изумлённым читателем такие политические нюансы нашей недавней истории, которые вообще-то не положено понимать простым смертным:

...перед самым монашеским постригом будущий инок вдруг задал своему духовнику митрополиту Антонию Сурожскому неожиданный и простосердечный вопрос:

– Вот, сейчас я приму от тебя, владыка, постриг. Дам Господу Богу и святой Его Церкви великие монашеские обеты. Что касается обета целомудрия – здесь для меня все понятно. С обетом нестяжания – также все ясно. С обетом, касающемся молитвы, – тоже. А вот с обетом послушания – я ничего понять не могу!

– Как же так? – удивился митрополит Антоний.

– А вот как! – рассудительно пояснил отец Владимир. – Ведь меня сразу сделают не просто монахом, а епископом? Значит, я сам, по должности, буду распоряжаться и руководить. Кого же мне тогда слушаться? У кого прикажешь быть в послушании?

Митрополит задумался. А потом сказал:

– А ты будь в послушании у всякого человека, который встретится на твоем жизненном пути. Если только его просьба будет тебе по силам и не войдет в противоречие с Евангелием.


Далее рассказывается, как Василий Родзянко, искренне следуя этому совершенно фантастическому принципу послушания, то и дело оказывается совсем не там и делает совсем не то, что планировал:

...Таким вот образом ("случайно!" -- palaman) Владыка Василий и очутился на глухой дороге по пути к затерянной в костромских лесах деревушке...

...Молоденький мотоциклист, зажав в руках шлем, плакал – погибший был его отцом. Владыка подошел и обнял молодого человека за плечи.

– Я священник. Если ваш отец был верующим, я могу совершить нужные для его души сейчас молитвы.

– Да, да! – начиная выходить из оцепенения, подхватил молодой человек. – Он был верующим! Сделайте, пожалуйста, все что надо! Отец был православным. Правда, он никогда не ходил в церковь – все церкви вокруг посносили... Но он всегда говорил, что у него есть духовник! Сделайте, пожалуйста, все как положено!

Из машины уже несли священнические облачения. Владыка не удержался и осторожно спросил молодого человека:

– Как же так получилось, что ваш отец не бывал в церкви, а имел духовника?

– Да, так получилось... Отец много лет слушал религиозные передачи из Лондона. Их вел какой-то отец Владимир Родзянко. Этого батюшку папа и называл своим духовником. Хоть сам никогда в жизни его не видел.

Владыка заплакал и опустился на колени перед своим умершим духовным сыном.


Вот примерно так должно выглядеть правильное применение метода Иоанна Лествичника в случае продвинутого пользователя. Он (грубо говоря) исполняет любую просьбу любого попавшегося ему на пути человека. Естественно, за этим скрыта самая настоящая умная молитва, о которой автор текста по старинной святоотеческой привычке даже не упомянул, как о чём-то само собой разумеющемся (ну, ведь герой рассказа же настоящий монах, так как же иначе?!), которая и сохраняет его от страшных ошибок, неизбежных для всякого, кто пытается жить не по средствам, применяя к себе методы, предназначенные вообще-то лишь для людей, достигших определённого уровня.

Что же до нас грешных, с нами всё ещё проще: на архаровцев рано возлагать монашеский подвиг послушания. Делателю умной молитвы окружающие люди (по его умной молитве) прямо и разумно открывают волю Господа, а нам (по нашей недоумной молитве) лишь намекают на неё, оставляя до времени в недоумении, побуждая нас таким образом к новому и новому молитвенному труду. И это хорошо! Потому что именно в молитве суть всего совершающегося при подвиге послушания. Послушание без молитвы лишено смысла, по крайней мере христианского смысла. А когда надо будет, Бог прямо откроет молящемуся, что и как конкретно он должен сделать.

Но бывают ситуации, когда решение надо принять быстро -- и у нас не хватает времени, чтобы серьёзно вникнуть и по-настоящему понять, какова же воля Господа.

На этот случай у нас имеется иной метод, который (если Господу угодно мне помочь) будет представлен моему дорогому читателю в продолжении:

Инвалидам умственного труда (послушание жребия)

Возможность убийства в Православии

Непозволительно убивать: но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно, -- сказал Афанасий Великий.





Вопрос читателя:

> Остаётся только ввести четкий критерий брани )
Вот если, например, кто-то проклинает меня или желает мне смерти. Это уже брань, на которой похвально убить врага?


Господь говорит: "люби́те врагов ваших", а затем подробно раскрывает, как это делается:
1) "благотворите ненавидящим вас",
2) "благословляйте проклинающих вас",
3) "молитесь за обижающих вас и гонящих вас".
Заметьте!
3) Не требуется благодетельствовать или благословлять обижающих и гонящих. За них достаточно лишь молиться.
2) Не требуется также благотворить проклинающим, достаточно лишь благословлять их (и молиться за них).
1) И лишь тех, кто молча ненавидит, не причиняя реального вреда, заповедовано и благодетельствовать, и благословлять — и, конечно, молиться за них.

Молитва за врагов — ключ к пониманию всей этой темы. См. Молитва за врагов: новый цикл из старых заметок.

Солдат на брани отличается от рядового гражданина тем, что он не по злобе убивает, а исполняет приказ. Убивая врага, он действует не по своей инициативе, а подчиняясь власти (в конечном итоге даже Власти), данной от Бога.
Потому и по европейским законам ответственность за его действия несёт тот, кто отдаёт приказ.
Солдат подлежит суду лишь если он проявляет неоправданную жестокость (например, убивает безоружного или гражданского), действуя по личной инициативе.
При этом, однако, остаётся открытым вопрос о подчинении: как он оказался подчинён этой власти? имелись ли у него другие варианты?

> Я все же вижу здесь некоторое противоречие (антиномию?), за которым, возможно, скрывается более глубокое понимание, которое я и пытаюсь «распаковать»:
1) Если под бранью понимать коллективное сражение – то слова Афанасия вообще мало понятны в общем контексте христианской морали. Получается, что похвалы достойно убивать человека, который в общем-то ко мне лично никакой вражды не испытывает, более того, вероятнее всего, воюет со мной не по собственной воле. Убивая этого человека, я тоже исполняю не свою волю, но волю моего господина, ведущего войну за свои интересы, т.е., я, по сути, сотворил себе кумира и убиваю его (не моего) врага (нарушаю заповедь по его приказу). Как ни поверни эту ситуацию – никакой христианской логики тут найти не получается. В этом контексте в тезисе Василия я склонен видеть реверанс Церкви в сторону государственной власти, чтобы оправдать участие паствы в военных конфликтах (и здесь логика, конечно, есть).
2) А вот если рассматривать брань в ином смысле – не только как коллективное, но и как индивидуальное противоборство, то слова Василия обретают более интересный смысл как логический противовес максиме «не убий». Если кто-то вступил со мной в брань и хочет навязать мне свою волю (убить меня) использую духовное или физическое оружие, то есть два варианта – (1) он действует по воле Бога, (2) он действует по своей воле (или воле духов). В первом случае очевидно, что в любом случае убит буду именно я, как бы я не сопротивлялся, мое сопротивление ничего не изменит и никому не навредит. В втором случае, активно противостоя врагу (вплоть до его смерти, если он не оставляет своего намерения), я сохраняю свою свободу и возможность продолжать действовать в физическом мире, т.е. исполняю волю Бога. Возможно, слова Василия надо понимать именно в этом контексте?


Молитва же о врагах, без сомнения, уместна во всех случаях.

Отвечу по частям:

> Убивая этого человека, я тоже исполняю не свою волю, но волю моего господина, ведущего войну за свои интересы, т.е., я, по сути, сотворил себе кумира

Православие не идея, не идеология, а абсолютно реальная религиозно-мистическая система, полностью приспособленная для жизни в мире сем со всеми его нюансами, в том числе неприятными.
В частности, Православие не требует от всякого новообращённого, чтобы он немедленно оставил всякую земную власть и подчинялся лишь непосредственно Самому Богу. На практике подобное требование означало бы, что новообращённый сотворил бы себе кумира из своего наставника в вере, что намного хуже и опаснее с точки зрения атмосферы внутри Церкви.
Дело в том, что новообращённый просто пока не умеет познавать волю Бога и мало приспособлен к тому, чтобы её исполнять. То есть, даже если бы он знал, что надо делать, он не смог бы делать так, как надо. (Подробнее см. заметку Как действовать по воле Бога)

Если человек научился познавать волю Бога, то земная власть для него уже не очень важна. Он знает, когда надо её слушаться, а когда игнорировать её повеления. Новоначальный же должен какое-то время продолжать жить по стихиям мира сего. Сколько времени? Это зависит от многих условий, и прежде всего, от его усердия к умному деланию, которое и открывает узкую дверцу Богопознания (см. цикл Умное делание для мирян: как узнать волю Бога)

Новоначальному как бы говорится следующее: когда ты убьёшь на войне и по приказу, а не по своей собственной злобе, то тебе может вмениться в грех не убийство, а сам факт твоего послушания данной власти, например, если это послушание было вызвано не необходимостью выжить, а какими-либо греховными страстями.

Для продвинутого же эти слова имеют иной смысл: раз он повинуется приказу, значит, Бог ему открыл, что Ему угодно это повиновение, вот и всё.

> есть два варианта – (1) он действует по воле Бога, (2) он действует по своей воле (или воле духов). В первом случае очевидно, что в любом случае убит буду именно я

Нет, это не логично. Может быть, Богу угодно, чтобы Вы подверглись опасности, но не были в итоге убиты. Кто знает? У Бога множество разных возможных сюжетов.

> (2) он действует по своей воле (или воле духов).... В этом случае, активно противостоя врагу (вплоть до его смерти, если он не оставляет своего намерения), я сохраняю свою свободу и возможность продолжать действовать в физическом мире, т.е. исполняю волю Бога. Возможно, слова Василия надо понимать именно в этом контексте?

Да, можно понимать и так. Впрочем, это довольно поверхностное понимание — но для новоначального годится.
Если же хотите заглянуть глубже, то опять-таки, вопрос в том, что именно задумал Бог. Что Он в этой ситуации делает Сам, а что только попускает. Что Бог попускает — то и нам надлежит попускать. Что Бог делает — то и нам надлежит вместе с Ним делать. Это общий принцип, который работает во всех случаях, потому что истинный, внутренний смысл любого правильного образа действий состоит в том, что через нашу деятельность мы соединяемся с Непостижимым.

Ответ на:

>> В частности, Православие не требует от всякого новообращённого, чтобы он немедленно оставил всякую земную власть и подчинялся лишь непосредственно Самому Богу. На практике подобное требование означало бы, что новообращённый сотворил бы себе кумира из своего наставника в вере, что намного хуже и опаснее с точки зрения атмосферы внутри Церкви.

> А не новообращённый кумиров себе не творит?))) Кстати сейчас с наставниками веры как-то не очень (ты же духовных отцов имеешь ввиду, а не обычных батьков на приходе?) после крещения отправляешься в "вольное плавание" и только от тебя зависит чему ты научишься.

В самой "новообращённости" есть разные ступени.
Вначале человек просто учится, усваивает церковное предание таким, как оно есть. Это естественный этап. Потом он мало-помалу обретает возможность получать информацию непосредственно от Бога, и соответственно, мало-помалу его зависимость от других людей слабеет.
У меня этот первый этап занял 8 лет. Я просто делал, что мне говорили. Впитывал как губка всё, чему меня учили. НЕКРИТИЧЕСКИ. Это очень важный этап, не пройдя который, будешь иметь потом проблемы.

> Я тоже делаю, что мне говорят и учусь. Но мне надо знать зачем.) И некритически, а тем более бессмысленно я не могу.)

Мне тоже было трудно. Но без этого слишком велика опасность понять Православие не совсем правильно, и в итоге будет что-то мерзкое: пойдёшь по стопам какого-нибудь Кураева и проч.
На первом этапе надо вжиться в систему, увидеть мир из неё. Изменить сознание.

> Мне не трудно.) Иногда просто больно

И ещё вопрос:

> А для монахов/священников те же правила касательно убийства?

Нет. Священник не может убивать ни при каких условиях. Он может лишиться сана даже при убийстве по неосторожности (авария на дороге).
Монах — может убивать. По тем же правилам, что и мирянин.

> Почему для священника исключение? (Я думала, и монахи тоже исключение.)

Священник приносит Бескровную жертву.
Монах — такой же, как и мы человек. Он отличается лишь обетами.
Священник это (по идее) обоженный человек. Монах или мирянин — кающийся человек. Дьякон — получающий просвещение.  (См. Ступени духовной жизни в Православии)

> А, отсылка к этапам духовной жизни. Тогда понятно. Отсылка к старым временам когда церковная иерархия соответствовала уровню духовного развития.)))

Церковь как абсолютный критерий Истины?

Этой заметкой я продолжаю обсуждение важного текста Критерий Истины — враг Истины
(цикл Умное делание для мирян).

В том тексте я высказал парадоксальную, но принципиально важную мысль: любой критерий Истины, и особенно Окончательный Критерий, невольно претендует заметить собою Саму Истину, и потому опасен для ищущих Истины. Потому-то на пути к Истине очень важно соблюдать правило, в шуточной форме выраженное в известном афоризме чань-буддизма: "Встретишь будду -- убей будду!" Обсуждая эту мысль разным образом и с самых разных сторон, я в финале задел и вопрос о Церкви как критерии Истины, написав следующее:

Участие в жизни Церкви угодно Тебе, и оно тоже является Окончательным Критерием Истины. Потому-то и Церковь разделяет судьбу любого Окончательного Критерия, и работает это так: Церковь то и дело претерпевает расколы. Вот ты только что был в Церкви, а вот уже и нет, уже не в Церкви, потому что твоя конфессия откололась от Церкви. Каждый раскол — это новое распятие Христа, потому-то расколы снова и снова происходят — ими тоже поддерживается неустранимое безумие христианской проповеди.

Конечно, эту опасную мысль следовало развить, но у меня уже не было ресурса, чтобы писать дальше, и потому я просто оборвал текст на полуслове, предоставив дорогому читателю самостоятельно довести до конца эту мысль.

И естественно, возникли вопросы:

> Я, честно говоря, несколько шокирован этим текстом, и особенно последним абзацем, про расколы.

А что именно кажется шокирующим?

> Ну то есть диалог с Богом это угодный Богу образ действия (сейчас, вроде как). Как понять, что диалог идёт - это понятно: участвовать в жизни Церкви. Но ведь Церковь постоянно откалывает от себя кусочки, в которых Бог. Стоп. А как же Предание? Те, кто был близ Бога, кто Духа стяжал?

Кто Духа стяжал, тот не откалывается от Церкви. Он видит, в какой и расколовшихся половинок остаётся полнота Истины, а где лишь Её след. И Церковь не откалывает от себя кусочки. Раскольники отпадают собственным действием и Божьим попущением. А остающиеся в Истине остаются в ней Божественным действием, а не только своим собственным.

Да, наша Церковь на пороге очередного раскола. Она явно беременна каким-то Чужим и мучительные схватки уже начинаются.

Андрей Кайманов:

> Вчера случайно узнал, что у католиков было движение "квиетистов" (сиречь, "тишинников"), которые также, как и исихиасты, делали ставку на умную молитву. (Исихия в переводе безмолвие.) НО. Во первых, их сами католики задавили понемногу. Во вторых, они пришли в результате к какой-то чувственной ереси. Но сам факт того, что у католиков были попытки вернуться к умному деланию, меня удивил.

Проблема, в том, что в ложной церкви может утвердиться ложный образ молитвы. У католиков и сегодня большой интерес к Исихазму. Одни считают его прельщением. Другие же понимают, что это нечто очень важное, чего реально не хватает католикам. Отделившись от Православия, католическая церковь утратила полноту благодатной жизни и потому не смогла играть роль Критерия Истины.

> Я беспокоюсь о нашей поместной церкви. Мне бы конечно хотелось бы чтобы она была нужным кусочком. Ну то есть, чтобы я ходил в правильный храм) о себе пекусь)

Личная молитва так же важна, как и Церковь. Церковь — критерий молитвы, а молитва — критерий истинной Церкви.

> Получается замкнутый круг -- и поверить нечем, кроме как внутренним ощущением. Хорошо знать, что в той церкви, куда ходишь на Литургию, по идее должен быть Дух. А вдруг его уже нет? Тем более, что мы попали на время, когда явно в Церкви начало происходить что-то важное.

Вы говорите: поверить нечем, кроме как внутренним ощущением.

Нет! Это неправильный вывод. Правильный вывод таков: проверить нечем. Совсем нечем. Когда Церковь колеблется, мы утрачиваем последний и окончательный Критерий Истины.
И что тогда?
Тогда остаётся надеяться только на Самого Бога.
В этом и состоит основной смысл текста Критерий Истины — враг Истины: в конечном итоге, по самому большому счету никакого Критерия Истины нет, есть лишь сама Истина.

И в этом есть очень глубокий смысл. Если бы Церковь не колебалась, если бы не было расколов и ересей, но каждый отдельно взятый член Церкви мог бы обходиться без общения с Самим Христом: Церковь бы  вполне заменяла ему Христа. Но к счастью, это не так ("встретишь будду -- убей будду!").

По самому большому счёту, мы не в лучшем положении, чем дикари в сельве Амазонки. Но лучше сказать: дикари не в худшем положении, чем мы. И мы, и они — всем нам остаётся лишь уповать на милость Бога.

А практический вывод? Он очевиден: молиться! Искать личного общения со Христом!
Всем нам, когда шатается и колеблется Сам Церковь, остаётся лишь надеяться на милость Господа, чтобы Он Сам указал нам, где Он, в какой из откалывающихся друг от друга конфессий остаётся полнота Его благодати — то есть, где Он Сам телесно, материально пребывает.

Понимание, что надеяться не на что, кроме Тебя Самого — это правильное исходное положение для начала правильной молитвы.

См. далее заметку

С чего начать (точка входа в умное делание)

Отцы и дети

(Цикл Умное делание для мирян.)

Этот текст -- прямое продолжение текста О внутреннем христианстве, но может быть, его можно читать и независимо от предыдущего -- если всё и так понятно.


Верить самому себе опасно.
Свой взгляд на вещи штука ненадёжная,
так как мы не видим себя со стороны.
Зато полезно сознавать, кому ты служишь.
Опасно думать, что никому, что сам по себе.
Так не бывает, потому что человеку это не свойственно.
Ему не обойтись без взгляда со стороны.



Идеальная революция -- это восстание детей. Вооружив детей в Камбодже, красные кхмеры достигли потрясающего успеха, уничтожив более четверти населения страны. Дети Камбоджи достигли расчистили таким образом площадку для строительства светлого будущего совершенно непревзойдённым образом -- всякие ленины и сталины могут лишь несбыточно мечтать о подобном, в бессильной злобе кусая себе локти со своими безнадёжно устаревшими теориями о революционной роли пролетариата. (Я уж даже ничего и не говорю о жалком Ковиде в этом смысле.)

Причина же этого в том, что входящие в силу дети (подростки) -- идеальный объект революционной пропаганды. Подростки -- хрестоматийное угнетённое меньшинство. Они несомненно поражены в правах, страшно угнетены взрослыми, но при этом (в перспективе) сами-то ничем не уступают взрослым, более того -- превосходят их. Ведь вне всякого сомнения именно им принадлежит будущее! Чтобы повторить и превзойти успех красных кхмеров, детям недостаёт лишь одного: организации. Каких-нибудь "зелёных кхмеров" которые боролись бы за права детей, ну а заодно по мелочи за климат, экологию и мир во всём мире.

"Зелёные кхмеры" могут даже проповедовать какую-нибудь христианскую ересь, что-нибудь вроде "Бог пришёл ко взрослым -- взрослые убили Бога. Отомстим за Бога -- убьём взрослых." Уверен, что англичане могут придумать что-нибудь и получше, но и в таком виде -- уверен, будет работать, вполне сойдёт: ум ребёнка в большинстве случае не слишком взыскателен. Ну, а чересчур умные, "взрослые" дети? С ними никаких проблем -- они будут зачищены вместе со взрослыми как предатели, пятая колонна, агенты взрослого мира в стане детей!

Естественно, ядром "зелёных кхмеров" будут взрослые, у которых душа болит за права угнетённых детишек. Это закон революции: её всегда возглавляют "прозревшие" представители угнетателей. Энгельс и Маркс были буржуями, натурально кормились эксплуатацией пролетариата. До родимчика ненавидевший русских Ленин был русским дворянином. Вожаки ИГИЛ сплошь "уверовавшие" европейцы. Незалежное украинство возглавляют отнюдь не славяне. Всё это не случайно, иначе и быть не может. Ведь в ходе революции всегда происходит одно и то же: одни взрослые уничтожают руками детей других взрослых. И победившая революция по итогам ничем не отличается о проигранной войны.

Совершенно тот же сюжет мы видим в истории христианской Церкви. В прошлой заметке этого цикла (О внутреннем христианстве) я воспользовался метафорой апостола Иоанна Богослова (а точнее, Божественной метафорой, ведь Иоанн Богослов, как и любой настоящий взрослый, говорит не от себя, а от Бога). А именно: я назвал "детьми" ("отроками") людей, верующих во Христа, но ещё не познавших Бога на опыте, и потому ещё подверженных влиянию лукавого. И назвал "взрослыми" ("отцами") тех, кто не просто верит, но познал Бога на опыте -- к ним-то и обращено слово Господа: не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель - Христос, все же вы - братья; и отцом себе не называйте никого на земле, ибо один у вас Отец, Который на небесах.

Настоящие учителя Церкви именно таковы. Их организация отличается от обычной земной организации тем, что там по сути дела нет иерархии, нет многоступенчатой властной группировки. (См. заметку Бог и Церковь с точки зрения теории Власти) Каждый из отцов сам непосредственно и лично связан с единым Учителем и истинным Отцом Церкви, Иисусом Христом. К Нему обращается непрестанно, по всякому поводу, ища помощи и вразумления. Именно эта непрестанность, самодвижность молитвы (уровень 5) и является признаком, по которому христианин, узнаёт, что он стал отцом и теперь уже не сможет ни обойтись без Бога, ни отступить от Него даже на полшага, потому что таким людям ясно сказано: если мы, получив познание истины, произвольно грешим, то не остается более жертвы за грехи, но некое страшное ожидание суда и ярость огня, готового пожрать противников.

Потому-то на юношей (промежуточная ступень между отцами и детьми) Бог не спешит взваливать этот страшный дар, дар обожения, степень преподобия, уподобления Христу. Юноша подобен Адаму, который не был ни чуждым греха отцом, ни подвластным греху ребёнком, но мог пойти куда пожелает, и вверх, и вниз. Юноше простителен грех, хотя нужно много труда и пота, чтобы вырваться из капкана греха, однажды попав в него. А вот отцу грех не прощается. Ни большой, ни маленький, никакой. Потому что для того, что познал Бога (а не просто уверовал в Него) грех -- это ни что иное как осознанное отвержение Истины. Такой человек потому и называется обоженным, что он уже стал Богом по благодати, достигнув Цели Православия. И отступив от Бога, он уподобляется Карлу Марксу, ПолПоту, Ленину или, лучше сказать, самому сатане.

Отступив от Бога, сатана увлёк за собою треть ангелов, устроив первую в мировой истории революцию, Праматерь всех последующих революций. Так и человек, познавший Бога и сознательно отступивший от Него, естественным образом возглавил бы движение каких-нибудь там "православных кхмеров", первейшей задачей которого было бы уничтожить всех взрослых, истинных отцов, способных наставлять детей на пути ко Христу. Способных учить христиан -- и способных именно потому, что они не своё говорят, точнее даже, никогда от себя не говорят. Всякое их слово угодно Богу, потому что это Его слово.

Конечно же, правильно говорят те, кто полагает, что истина изреченная есть ложь, ибо словом человеческим вообще невозможно выразить Истину, для для Бога нет достойного Имени в человеческом языке. И поэтому всякий истинный отец, если совсем по-хорошему, обязательно должен быть распят, зверски наказан за то, он принёс нам слово Истины -- раз уже даже и Сама воплощённая Истина, Слово Божие было зверски замучено до смерти на Кресте. Но для писателя нет ничего невозможного в слове!

Работа хорошего, настоящего писателя заключается в том, чтобы выразить словом то, что вообще-то не выражается словом. И для этого у писателей есть особая, специальная техника. Подобно тому, как сложные интегралы берутся по частям, надо разделить выражаемую мысль на части, на роли, притом представив каждую из частных ролей единой мысли в виде художественного образа, в виде говорящего человечка. Или не человека, а какого-нибудь нечеловечка, особенно если желательно выразить бесчеловечный аспект единой Истины. И выразить Истину по частям, чем и занимаются писатели.

Писатель похож на садовода, только он разводит не растения, а живых людей. Но разводит он не только людей, но и нежить, и нелюдей, если нужно. Христос был распят именно потому, что Он человек, а выраженная Им Истина была выражена Им не только для людей, но и для нелюдей, и для нежити. Им Он принёс свой Суд, окончательно и бесповоротно определив Свою личную позицию по этому вопросу именно в пользу Людей. Воплотившись в человека, вочеловечившись, Бог вынес нежити Свой суд -- вернее, нежить сама себе вынесла Суд, распяв Бога, ставшего Человеком. И теперь мы знаем, что человеческое в Боге -- не случайно. Не случайно Библия то и дело говорит о Боге антропоморфно, будто о Человеке: это не неаккуратность, не случайность, но предчувствие или, лучше сказать, предсказание вочеловения Бога.

В Ветхом Завете о Боге говорится как о Человеке потому, что в Новом Он и являет Себя человеком. Не просто видимость, вид человека принимает, но действительно становится человеком, и притом навсегда. Ибо конечно то время, на протяжении которого мир уже существовал, но Бог ещё не был человеком. И бесконечно то время, на протяжении которого мир ещё будет существовать -- с Человеком на престоле Вседержителя, Царя всего сущего. Сам состав мироздания принципиально изменился, и мир уже пришёл в движение, адаптируясь к новому положению вещей.

Мир устроен так, что минимальное количество частей, когда смысловой интеграл берётся по частям, равно трём (Автор, Герой, Читатель) -- и это тоже не случайность, об этом подробнее см. в заметке Бахтин на Куликовом поле. И потому мир без своего главного Героя был неполноценным, пока Христос не воплотился. Мир был создан хорошо: И увидел Бог, что добро. Но для полноты выражения невыразимого Смысла надо было предоставить возможность и злу явиться наряду с добром. Нужды в этом не было -- Бог ни в чём не нуждается. Но возможность явления зла следовало предоставить, именно для этого и дана человеку неотъемлемая свобода -- настолько страшная и полная, неограниченная свобода, что даже обоженному человеку, уже вкусившему не сравнимую ни с чем сладость Истины, всё-таки предоставляется возможность отпасть от Истины, если он того пожелает, уподобившись сатане.

Но и от тех отцов, которые благоразумно в Боге пребывают, вкушая блаженство Царства вместе со Христом, не отнимается свобода. Они сами решают, как быть и куда идти. Мы это подробно обсудили с уважаемым andrew_larisa в комментариях к заметке О внутреннем христианстве. Обоженный человек может всё (как и подобает Богу), он мог бы даже знать всё подобно Христу, то есть, знать и самую Сущность Божества, и пусть дорогой читатель не устрашается от этих слов. Я не делаю человека Богом по существу. Неведение свойственно всякому человеку по природе, в том числе и Иисусу Христу. И это естественное неведение не исчезает у святого человека в момент его обожения. Христос знает всё потому, что Он и есть Бог, Его человеческая природа никогда и не была необоженной. Но неверно думать, будто Он что-то скрывает от Своих истинных учеников! нет, механизм этого неведения совершенно иной. Господь от обоженного человека уже ничего не скрывает и ничем его не ограничивает, но сам человек по истинному смирению своему не смеет взирать на то, что не подобает и не соответствует достигнутому им уровню Богопознания. Подобно херувимам, они закрывают лицо своё руками, моля: "О Господи! Утиши волны благодати Твоея, ибо я таю как воск." Поэтому и ТАМ есть свои ступени Богопознания (а именно 5-7, см. Ступени духовной жизни в Православии).

Потому-то и Своих Апостолов (истинных совершенных Отцов) Господь использует как искусный писатель, распределяя между ними роли -- именно таким способом выражается невыразимая Истина. Вот пример такого выражения невыразимого:

Когда же Петр пришёл в Антиохию, то я лично противостал ему, потому что он подвергался нареканию. Ибо, до прибытия некоторых от Иакова, ел вместе с язычниками; а когда те пришли, стал таиться и устраняться, опасаясь обрезанных. Вместе с ним лицемерили и прочие Иудеи, так что даже Варнава был увлечен их лицемерием. Но когда я увидел, что они не прямо поступают по истине Евангельской, то сказал Петру при всех: если ты, будучи Иудеем, живешь по-язычески, а не по-иудейски, то для чего язычников принуждаешь жить по-иудейски?

Когда злые дети, восставшие против своих отцов, толкуют подобные отрывки в Библии или в житиях Святых, они объясняют себе такие "противоречия" грехами Святых, несовершенством даже и самих Апостолов. Злые дети придумали даже специальный термин "теологумен", смысл которого в том, что святые и сами-то ничего толком не знают, гадая на кофейной гуще относительно непознаваемой Истины.

Когда мы видим (кажущееся) противоречие у святых или в самом Священном Писании, мы должны искать способ разрешить кажущееся противоречие, найти синтез двух вроде бы противоположных мнений.
Именно так делали Отцы, когда научили нас, как совмещать "Я и Отец одно" с "Отец Мой более Меня" и прочие антиномии Писания. Именно с этой целью Бог и допускает в Своей Церкви и в Своём Писании мнимые "противоречия". Именно так и толкуют подобные противоречия сами Святые Отцы.

Цитирую Иоанна Златоуста:

За иудеями оставались некоторые недоимки. Какие же? То, чтобы совершенно отстать от иудейства. Петр сильно желал истребовать от них эту недоимку и взыскать от них чистую веру. Поэтому, желая иметь больше возможности и повод для такого взыскания, он устраивает так, что Павел сделал ему сильный упрек и укоризну, дабы этот притворный упрек доставил ему справедливый повод и предлог к дерзновению в отношении к ним. Поэтому Павел и вначале говорит: лично противостал ему; и здесь опять: сказал Петру при всех. Подлинно, если бы он желал исправить апостола, то сделал бы это наедине; а так как не об этом он старался, – потому что он знал мысль, с какою тот делал все это, – но старался укрепить тех, которые давно хромали, то и делает упрек пред всеми. А Петр выдерживает, молчит и не возражает, потому что он знал намерение, с каким Павел делал упрек; и таким образом, Петр все исправил своим молчанием, потому что его молчание было для иудеев наставлением – не держаться более обрядов закона.

[Я думаю, само понятие теологумен это часть в корне ошибочного дискурса, уводящего нас от Истины.]Идея теологумена" страшно вредна, так как останавливает православную мысль в её естественном развитии ошибочной идеей "ошибок у святых".

Могут ли святые ошибаться? Да, конечно. Об этом говорит Варсонофий Великий. Святые ошибаются, когда говорят не по воле Бога, а согласно учению своих учителей. Такое бывало не раз, когда у святых учителя не были святыми (например, учитель Ориген не был свят). Затем святые, следуя Самому Богу, превзошли своих учителей, однако некоторые ошибочные мнения, усвоенные от них, удержали, продолжая доверять своим учителям. А следовало бы им вопросить Самого Бога, говорит Варсонофий Итак, когда святые говорят от Бога, они не ошибаются. А когда повторяют учения человеческие, могут ошибаться:
[Точная цитата]
Не думайте, чтобы люди, хотя и святые, могли совершенно постигнуть все глубины Божии; ибо Апостол говорит: «мы отчасти знаем и отчасти пророчествуем» (1Кор. 13, 9), и еще: «одному дается Духом» то и то, но не все дарования одному человеку. «Всё же производит один и тот же Дух» (1Кор. 12, 8–11). Зная, что действия Божии непостижимы, Апостол воззвал: «О, бездна богатства и премудрости и вéдения Божия! Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?» (Рим. 11, 33–34) и проч. Святые, сделавшись учителями, или сами собою, или принуждаемые к тому другими людьми, весьма преуспели, превзошли своих учителей и, получив утверждение свыше, изложили новое учение, но вместе с тем сохранили и то, что приняли от прежних учителей своих, то есть учение неправое. Преуспев впоследствии и сделавшись учителями духовными, они не помолились Богу, чтобы Он открыл им относительно первых их учителей: Духом ли Святым внушено было то, что они им преподали, но, почитая их премудрыми и разумными, не исследовали их слов; и, таким образом, мнения учителей их перемешались с их собственным учением, и святые сии говорили иногда то, чему научились от своих учителей, иногда же то, что здраво постигали собственным умом; впоследствии же и те, и другие словá приписаны были им. Принимая от других, преуспев и сделавшись лучшими, святые Духом Святым говорили то, что вверялось им с утверждением от Него; говорили и то, что им было преподано прежними учителями их, не исследуя слов их, тогда как им должно было исследовать оные, и чрез молитву к Богу и вопрошения просвещенных Духом удостовериться, справедливы ли они. Таким образом, перемешались учения, и всё, что говорили сии святые мужи, их имени приписывалось.

Итак, когда слышишь, что кто-либо из них говорит о себе, что он от Духа Святого слышанное поведает, то сие несомненно, и мы должны тому верить. Если же святой муж и говорит о вышеупомянутых мнениях, то не найдешь, чтобы он подтверждал словá свои, как бы имел утверждение свыше, но они проистекли из учения прежних его учителей, и он, доверяя знанию и премудрости их, не вопрошал Бога, истинно ли сие.


Но в этом случае надо говорить не о "теологуменах", а именно об ошибках! Надо называть вещи своими именами.
Если какой-то святой ошибся, надо прямо говорить об ошибке. Если же это антиномия, то надо искать разрешение антиномии, потому что кажущиеся ошибки и противоречия являются важным намёком, позволяющим нам (прося вразумления Бога) приблизиться к Истине.


Итак, не будем уподобляться злым детям, восстающим на отцов и отнимающим у них Христа. Будем чётко различать три случая:

1) Когда отцы играют перед нами полезный для нас спектакль мнимого "противоречия", чтобы донести до нас тонкую Истину, которую иным способом донести во всей полноте не получится.
2) Когда отцы на самом деле не отцы, но юноши или даже добрые дети, искренне старающиеся объяснить нам что-то полезное, но по незрелости духовной не умеющие делать это так, как подобает отцам.
3) Наконец, когда мы имеем дело вообще не с отцами, но со злыми детьми, которых отец их дьявол научил, как сбить нас с толку, направив по ложному следу. Например, кинув нам кость под названием "теологумен", чтобы мы, урча, грызли её, воображая, будто приобщаемся к подлинному познанию. Чем и занимаются сплошь и рядом дети в сегодняшних семинариях.

> Максим, если посчитаете возможным, а Вы юноша или отрок? И есть ли у вас отец, или вы собственным наитием постигаете недра Церкви?

Конечно же, я отрок. Но не "собственным наитием", а вдохновением Святого Духа я постигаю сокровище, скрытое в недрах Церкви. Потому что никто, живущий жизнью Церкви, не лишён общения с Её Духом. Ибо именно детям, а не отцам и не юношам говорит апостол Иоанн: вы имеете помазание от Святаго и знаете всё. Я написал вам не потому, чтобы вы не знали истины, но потому, что вы знаете ее, равно как и то́, что всякая ложь не от истины. Впрочем, помазание, которое вы получили от Него, в вас пребывает, и вы не имеете нужды, чтобы кто учил вас; но как самое сие помазание учит вас всему, и оно истинно и неложно, то, чему оно научило вас, в том пребывайте. Итак, дети, пребывайте в Нем, чтобы, когда Он явится, иметь нам дерзновение и не постыдиться пред Ним в пришествие Его.

В том-то и заключается великое сокровище Церкви, что Она даёт нам критерий Истины, пользуясь которым мы можем отличать откровения лукавого от откровения Духа Святого. И потому неправы те, кто боится приобретать духовный опыт, живя жизнью Церкви. Но глубоко правы те, кто боится соприкасаться с духами, оставаясь вне Церкви. Одинокого путника легко обмануть и привести к ложному огоньку, выдав его за Солнце Правды, потому что наши глаза привыкли к тьме так, что даже мерцающий огонёк способен ослепить нас.

Для меня было очень интересным и полезным опытом поболтать с человеком, проходившим глубокий психоделический трип, вызванный действием ЛСД. По счастью, сам я давно уже прошёл через подобные состояния безо всяких веществ, используя свои естественные ресурсы (и не без содействия духов, конечно -- ну куда без них в таких делах). Так что я ничего нового от моего визави не услышал, но напротив: сам сказал ему много нового и полезного, объяснив настоящий смысл того, что он ВИДИТ, а также пределы и границы достигнутого им состояния. До моих объяснений ему казалось, что он познал Бога -- после разговора он признал, что познал всего лишь самого себя, да и то не до конца, потому что истинное самопознание неотделимо от истинного Богопознания. Желание использовать ЛСД у него после этого исчезло -- по меньшей мере, на долгое время. Ну, а если оно вернётся -- я готов снова помочь.

Обычному смертному человеку невозможно себе даже представить, что такое настоящий отец, потому что отец это уже не просто человек, но Бог по благодати. Но даже и состояние юноши, теоретически всего лишь естественное, трудно постижимо для нас, блуждающих во мраке. Хуже того, в неверном свете греха. Ведь духи тьмы это ложные огоньки, блуждающий во мгле неведения и легко уводящие нас за собой как бабочек, неразумно стремящихся к пламени. Я всего лишь отрок, но я стараюсь быть добрым ребёнком, верным чадом Матери Церкви. Всякому, кто в Церкви, Сам Бог является Отцом, потому и говорит Апостол: Пишу вам, отцы, потому что вы познали Сущего от начала. Пишу вам, юноши, потому что вы победили лукавого. Пишу вам, отроки, потому что вы познали Отца. Верно сказано: кому Церковь не Мать, тому и Бог не отец.

Восставая против Церкви, злые дети под предводительством ложных отцов создают свои собственные конфессии, и вся история Церкви это история отпадения от Неё этих ложных конфессий. Этот процесс начался ещё во дни земной жизни Христа (отпадением Иуды -- правда, этот не успел увлечь за собой никого), и продолжается сегодня, прямо на наших глазах.

[На ту же тему, из обсуждения]
Главный порок протестантов — неверие в святость святых. А научились они этому у католиков, которым даже Богородицу пришлось зачать по-особому, непорочно, чтобы Она могла не согрешить.

> Обвинять католиков в неверии в святость святых не решались даже протестанты. Я так понимаю, что Вы хотите сказать, что из-за недоверия возникла нужда в догмате. Шли они к этому ещё со средневековья, основными лоббистами этого догмата были францисканцы, а сопротивлялись до последнего -- доминиканцы.

Католики не верили и не верят, что человек может не грешить. А Вы, случайно, не разделяете этой их убежденности? Для католика святой это такой же грешник, только лучше.

> Протестанты отталкивались от гипертрофированного почитания и Богородицы и святых, поэтому решили вообще их не почитать, а сосредоточиться на Христе.

Протестанты просто сделали следующий логичный шаг. Если все грешат, кроме Христа, то и почитать нельзя никого, кроме Христа.

> Думаю, дело тут в некоей экзальтации и эмоциональности в вере, но никак не в неверии в святых. Здесь скорее теологумен сделали догматом, хотя не было нужды в этом. Но это не неверие.

Экзальтация неотделима от зловерия. Если у тебя святые не святы, а такие же как мы грешники, то почитать их можно лишь на основе экзальтации. НЕ ЗА ЧТО. Потому что выходит, что святой это такой же грешник, только лучше

> Разве православные верят , что человек может не грешить? "Всяк человек ложь и я тож" - максима в православии. "Нет человека, который не согрешит." Самообвинения святых в грехах- это что? Поясните всё же, почему у католиков святые не святы?

Вовсе не все православные святые обвиняли себя в том, что они продолжают грешить. Ну, напрмиер, на небесах ведь святые не грешат? Почему же они обязательно должны грешить на земле? Разве наше тело это зло, и кто обладает телом, тот пленник зла?
Это манихейство, а не православие. Да, у католиков святые не святы, потому что католики перенесли на всех людей принцип рабства греху, в действительности относящийся лишь к тем, кто грешит -- пусть и ко многим, но не ко всем. Апостол Иоанн пишет "Если мы говорим, что не имеем греха, мы сами себя обманываем, и истины нет в нас," -- имея в виду последствия уже совершенного греха, а вовсе не новые и нвоые грехи. Католики истолковали эти слова неправильно. Следом за ними усвоили эту ложь сначала протестанты, а теперь вот и многие православные.
Человек и в теле может не грешить. Разве Богородица была грешна?

> Нет, конечно, у Богородицы нет личного греха, только наследство первородного. Но Богородица - это исключительный человек. Венец рода человеческого. А у католиков получилось не человек, а особое существо без первородного греха.

Не только у католиков. У Вас Она тоже особый человек, исключение. Все грешат, а Она нет. Эта ересь сегодня очень популярна.

> Максим, стоп! У католиков Она не человек, по большому счёту, так как на ней нет первородного греха, как у всех людей. Раз так, то Она и умереть не должна была, так как смерть - это оброк греха. Здесь католики вносят второй мариологический догмат. И у них Богородица -- соискупительница, то есть её смерть добровольна.

Ну, а Христос не человек? А Адам (до греха) не человек? Если у человека нет первородного греха, то Вы полагаете, он и не человек? Первородный грех на всех, рождённых от Адама, кроме Иисуса Христа. Личный грех лишь на тех, кто лично согрешил.

> В православии Богородица -- это Пречистая и Непорочная -- без личных грехов, но не отделена от рода людского отсутствием первородного греха.

Да! В Православии так.
А у Вас Она отделена от рода человеческого отсутствием личного греха.

> А у Вас Богородица совершенно обычный человек? Ничем не выделенный из общей массы?

По Своим возможностям Она ничем не отличалась от нас. Она ни разу не согрешила -- но и любой из нас мог не грешить и не стать пленником греховных страстей. Но даже и теперь мы имеем возможность, очистившись покаянием от греховных страстей, перестать грешить и пребывать а чистоте.

> Ясно. Вы уверены, что Ваша трактовка верна? Священники так исповедают?

Священники в большинстве плохо знают и не совсем верно понимают учение Отцов. Я уверен, что эта трактовка — не моя, а святоотеческая — абсолютно верна. Священники — жертвы семинарского образования, в которое вкрались предания человеческие, западного происхождения. Это следствие падения Констанинополя.
У католиков святые не святы, потому что они перенесли на всех людей принцип ("все грешат"), в действительности относящийся пусть и ко многим, но не ко всем. Следом за ними усвоили эту ложь сначала протестанты, а теперь вот и многие православные.

> Максим, Вы не могли бы дать ссылки?

Навскидку: 6-й вопросоответ к Фалассию, Максима Исповедника.

Цитирую вопрос:

Если, согласно святому Иоанну, «рожденный от Бога, не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить» (1Ин. 3:9), а рожденный от воды и Духа (Ин. 3:5) – рожден от Бога, то как же мы, рожденные от Бога через святое крещение, можем согрешать?

Ответ:

Двояк образ нашего рождения от Бога: один дает рождаемым постоянно присутствующую благодать усыновления в состоянии возможности, другой же – приводит всю эту благодать в состояние действительности и через нее преобразует нравственно всё произволение рождаемого в отношении к рождающему Богу. Первый образ рождения содержит благодать в состоянии возможности, в одной только вере, другой же – сверх веры, по действенному познанию, осуществляет в познавшем божественное подобие Познанному. В ком созерцается первый образ рождения, в тех еще присутствует (если, конечно, они того пожелают) возможность грехопадения, потому что воля их не стала еще чистой от плотского пристрастия настолько, чтобы быть определенной Духом в самом действительном причастии познанным божественным тайнам. Ибо не рождает Дух воли не хотящей, но Он лишь желающую волю преобразует для обожения. Причастный обожению в опытном познании не может уже отступать от того, что однажды реально было познано на деле, и прилепиться к чему-либо другому помимо него и выдающему себя за него, подобно тому, как и глаз, однажды видевший солнце, не может ошибочно принять за него луну или какие-либо звезды на небе.

Конец цитаты.

> "Cвященники - жертвы" - ещё в синодальный период, как я понимаю? или с Никона?

Даже раньше. С XV века, с начала "староверия" Подробнее см. в заметке Покаяние и сексуальность

> Что такое " староверие"? В XV веке?

Cамо "староверие" это несторианство (чуждое святости), которое исповедовали христиане на Руси до Крещения 988 года.
С конца XV века староверв начали поднимать голову, и к моменту Раскола уже увлекли за собой значительную часть духовенства.
После Никона эти люди ушли из Церкви, однако их мнения остались, смещавшись с западным семинарским богословием. Последняя крупная акция со стороны иерархов, ставших жертвой этой ереси, это осуждение имяславия, открывшее дверь Революции.

> А можно какие нибудь ссылки насчёт сходства староверов и несториан. До 988 исповедали несторианство... Встречал только у Гумилева, что и монголы были несториане и на Руси это было, но относил это к его такой слишком вольной трактовке источников.

https://disk.yandex.ru/d/ftVDvm0lcv3lmQ

> А какая поместная церковь максимально правильно трактует Писание и Предание? Где священники- не жертвы семинарского образования?

Я думаю, русская православная.
Упадок культуры, в том числе богословской — повсесестное явление. Мы тут не в худшем, а в лучшем положении, потому что великий народ, а в великом народе непременно найдётся кто-то способный, и много найдётся.

> Греки тоже великий народ. И всё под рукой, так сказать. Но Вы сказали про священников - жертв неправославных трактовок. Началось всё в 15 веке, закончилось погромом имяславцев. Потом советский и постсоветский периоды. Как тогда - РПЦ максимально правильно трактует? Противоречие.

Как мне кажется, положение наше на порядки хуже, чем кого-либо, так как такого разрыва с историческим прошлым не было нигде. А греки и от коммунизма отбились после войны.
Но!
Разрыв с историческим прошлым — это про тех, кто вне Церкви. И тут Вы правы на 100% — тут положение в России хуже, чем где бы то ни было. Потому что Церковь это единственная организация Российской Империи, которая пережила нашествие большевизма и сохранила духовную и культурную преемственность с нею. Всё остальное уработали заподлицо.
Что же касается традиции собственно внутрицерковной, греки в худшем положении, чем русские, потому что они триста лет были под турками, а теперь попали под французов. Над нам французы поработали в 1881-1917 годах, и довели нас до полного умоисступления, так что даже духовенство стало мыслить "по-новому", революционно. Можете себе представить, что там в Греции.

> интенсивность обработки в 20 веке красными османами ни в какое сравнение не идёт с долгой, но неглубокой обработкой османами греков. Да и не ставили цель османы уничтожить Церковь. А большевики ставили. Думаю, что греки в лучшем положении во всех смыслах. А " французы" , ну чтож , греки народ древний, с иммунитетом. Так и у нас то " англичане", то " французы"

Откровенные гонения на Церковь менее вредны, чем коллаборационизм с противной Истине властью. Думаю, Путин за 20 лет своего "стояния со свечкой" нанёс русской Церкви много вреда, хотя и меньше, конечно, чем большевики за свои 70 лет.

Дискурс Илиотропиона -- ключ к Православию для человека Западной культуры

См. также

Илиотропион



Рано или поздно Запад обратится к Православию. Каким бы невероятным ни казался сегодня этот поворот сюжета мировой истории, он неизбежен как приход весны.
Разрушение христианской религии и культуры, происходящее сегодня в Европе, вовсе не является предзнаменованием победы Ислама. Напротив, оно лишь расчищает место для Истины, а победа Истины в любом случае неизбежна. "Всё минется, только правда останется," -- и это произойдёт раньше Пришествия Христова и конца мировой истории.

Потому что сначала проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда (после этого) придет конец. (От Матфея 24:14)

Пока Евангелие Царства ещё НЕ проповедовано всем народам, потому что Евангелие Царства это даже не просто Православие, а глубинная суть Православия, скрытая под его внешней оболочкой (см. заметку Исихазм). Пусть немногие услышат эту проповедь, потому что и внутри самой Православной Церкви на самом деле лишь немногие шествуют этим путём -- путём внутреннего делания, хотя многие мечтают когда-нибудь начать эту практику. Потому что по сути своей Православие это не те или иные внешние действия, а именно внутренняя духовная практика Богообщения, позволяющая человеку перейти от веры в Бога к опытному познанию Бога. Ведь вообще-то вера -- для детей, взрослым подобает опыт.

Только с того момента, когда православный человек всерьёз приступает к практике Иисусовой молитвы (см. Ключевой вопрос об Иисусовой молитве), он по-настоящему становится на путь покаяния. Изо дня в день отлагая начало настоящего покаяния, мы искажаем в глазах окружающих нас людей образ Православия. Ибо ради вас, как написано, имя Божие хулится у язычников. Эти слова в какой-то мере относятся к каждому православному человеку, но в гораздо большей степени они относятся к России к целом.

Не через нас ли было бы естественно ожидать всемирной проповеди Православия?
Куда там! Под уродливой маской СССР Россия давно уже утратила право называться "православной страной" и никакого изменения этого положения к лучшему пока что даже не предвидится, причины чего постоянно обсуждаются в моём ЖЖурнале.

Вот с этого и начнём. Итак:

Вопрос читателя:

> Что мешает вассалу, обретя необходимую финансовую и силовую мощь под покровительством сюзерена, в итоге выйти из-под контроля этого сюзерена, его свергнуть и самому им стать?

Ответ:

Ему это невыгодно.
Каждый из нас должен противостоять противникам, находящимся на одном уровне могущества с нами. Чем больше у нас возможностей, тем опаснее наши противники.
А человек, имеющий сюзерена, имеет волшебную палочку. Сам он находится на одном уровне возможностей, в его сюзерен — на качественно ином.
Ну, вот понятный пример. Выгодно ли простому смертному близко дружить с мультимиллионером? Ещё как! В случае чего можно использовать помощь друга, и это круто. Вот сюзерен в политике и играет такую роль.
Поэтому и появляются непотопляемые Навальные, с которыми не только равные им, но и высшие их по положению ничего поделать не могут. Даже отравить толком не могут
Ну, а если наш герой сам стал миллионером? Почему ему теперь не кинуть своего друга: мол, теперь я сам с усам. А потому что это глупо. Пока ты становился миллионером, твой сюзерен стал миллиардером.
Таков закон бытия властной группировки: выигрывает один — выигрывают все.
Выходить из состава властной группировки это самоубийство. Лишившись поддержки сверху, ты становишься доступным для козней тебе равных — и адью.

Вопрос:

> Но ведь невозможно отрицать, что в истории всю дорогу случаются заговоры, перевороты, путчи и революции, и бывшие вассалы занимают места своих свергнутых сюзеренов..

Ответ:

Нет. Это просто игра слов. Ты сейчас называешь "сюзереном" не покровителя, в просто вышестоящего. Начальника. Чтобы свергнуть начальника, надо иметь покровителя более мощного, чем этот начальник. Вот этот-то покровитель и является твоим сюзереном, а не свергнутый начальник.
Свергать же настоящего сюзерена, покровителя, нет смысла. Потому что невозможно занять его место. "Место" в власти это система личных связей и взаимного доверия. Невозможно получить полезную связь или чьё-либо доверие, свергнув человека, имеющего эту связь или пользующегося этим доверием.

> Немцов что, был креатурой Штатов, и его убрали по указке "старушенции"?

Не знаю. НЕ следил. Немцов для меня был так же неинтересен, как и Навальный до момента своего отравления.

> Бесконечная грызня за власть, которую мы наблюдаем всю историю человечества, когда одни приходят к власти, свергнув (отравив, задушив, зарезав, утопив и т.п.) предыдущих, и в свою очередь сами становятся жертвой, вслед за ними отправляясь в мир иной ровно таким же насильственным образом - это все божественный театр, что ли, в котором господь развлекается таким вот более чем противоречивым образом? Как по мне, в этом броуновском движении диаметрально противоположных целей и их реализаций сложно увидеть некое провидение и единый мудрый замысел.

Сложно, но можно.
Это намного проще, чем увидеть электрон. Электрона ты лично, кстати, не видела, однако веришь в его существование.

> у массы современных аристократов кроме титулов больше ничего нет.

Историю творят не массы (пусть даже массы аристократов), а властные группировки. В одну и ту же группировку входят люди разного масштаба и положения — от королей и миллиардеров до рядовых агентов спецслужб или простых олигархов.

Николай Смирнов:

Научившись понимать тайные пружины, которые присутствуют в политической власти и скрытые мотивы заговоров. И при этом видя, как всё это непреложно работает в веках и тысячелетиях истории, можно незаметно подпасть под обаяние этих работающих законов (всё работающее увлекает). И вот мы уже незаметно начинаем считать, что по-другому и быть не может, хотя даже с нравственной точки зрения перевороты выглядят зачастую как откровенная подлость.
Христианину нужно постоянно дистанцироваться от "красоты" политических, а по сути весьма кровавых законов. Тем не менее, держа на пульсе или даже под прицелом законы, по которым нас хотят заставить жить.



Основной принцип любой власти это личная преданность своему личному сюзерену. Не королю, не государству, не народу, не церкви.
И этот принцип абсолютно верен, остаётся лишь правильно выбрать себе сюзерена. Христианином является (а не просто называется) тот, кто служит лично Иисусу Христу.
Всё остальное блаблабла.


Николай Смирнов:

Максим, не хотелось бы мне по законам "мира" служить Христу, держа нож за спиной, а по-евангельски.

Николай, что такое нож за спиной и откуда он в этой истории?

Николай Смирнов:

Максим, упрощённо говоря, это те, по сути дела, предательские приёмы, которые нередко используются в политике ради "генеральной цели", предавая или оставляя на погибель прежних якобы друзей.
Я не про ваш уже текст конкретно, а про политику вообще, которой вы постоянно касаетесь. Власть Христа и служение Ему я не ставлю в один ряд с приёмами власти в реальной политике.


Николай, случается ли на свете что-либо помимо воли Господа?

> Попускается.

Если Бог что-то попускает, то потому, что желает это попустить, или попускает против Своего желания?

> Максим, попускает грех, разумеется, против Своего желания.

Ваше мнение не соответствует учению свт. Иоанна Тобольского, который в "Илиотропионе" чёрным по белому пишет, ссылаясь на блаженного Августина:
«Бог иногда исполняет Свою благую волю для правды через злых людей злую волю: так через злобных иудеев, по всеблагой воле Бога Отца, Иисус Христос за нас умерщвлен был. Так велики дела Господни, изысканы они по предназначениям Его: дивным и неизреченным образом ничто против Его воли не делается, ибо не свершилось бы, если бы Он не попускал, и попускает не нехотя, но желая, и не попустил бы доброму ничего злого, если бы Всемогущий и от зла не мог произвести большого добра»205. Итак, когда видишь или слышишь, что Бог попускает, то разумей, что Он хочет попустить.

И это общий принцип. Бог никогда и ничего не делает и не попускает против Своего Божественного желания, ибо оно свято и нет в нём ни малейшей тьмы.

> Максим, думаю, что попускается кому-то потерпеть зло в неких педагогических целях ко благу терпящего. Но мне трудно понять, что отвратительный грех может быть желателен Господу.
"Невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят; лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море, нежели чтобы он соблазнил одного из малых сих." Нелюбовь Госопода ко греху проходит через всё Евангелие, но действие греха и его последствия можно использовать во благо.
"Илиотропион" я читал, вернее слушал по означенной вами ссылке. И полностью принимаю.


Николай, грех это зло, а зло не является ничем из реально существующего. Зло или грех это лишь намерение человека, противное воле Бога. Но в какой мере и как человеку удастся осуществить это намерение, это целиком определяет Бог. Бог предвидит грех и заранее помышляет, как использовать дурное намерение человека в благих целях. Если никак, то просто ничего не получится, намерение останется нереализованным. Потому всё, что совершается реально, угодно Господу и является частью Его замысла о творении.
Что-то в моих словах неясно или кажется неверным?

> Максим, я живу простым наблюдением за реальностью. Вижу, что существуют безутешные горькие искренние, и даже вероятно, незаслуженные слёзы, и мне бы очень хотелось, чтобы их не было, и прошу Господа об этом.
Более того мне известно, что и я своим грехом вероятно являюсь виновником чьих-то слёз. И отвечать за это я буду лично пред Богом со всей строгостью, без ссылки, что всё якобы запланировано заранее для спасения обидимого.
Если человек хочет кого-то исправить, необходимо выбирать благие цели, и это по-евангельски.



Единственный способ творить благо состоит в том, чтобы следовать воле Бога, во власти которого всё совершающееся. Лишено смысла намерение "исправить" что-либо в Его совершенном замысле.


Максим, Господь нам окрыл Свою волю в Палестине, и продолжает открывать конкретному человеку в молитве или через иные указания. И вижу сейчас и в истории, что Бог хочет от нас святой жизни.
В понятии предопределения я не использую аристотелеву логику, иначе люди выглядят лишёнными богодарованной свободной воли. А по Божественной "логике" человек соработничает с Богом. И как в деталях будет выглядеть путь спасения зависит и от человека. Эдакая как бы антиномия: существует и предопределение Божье; и совершенно реально, а не театрально, существует и свободный выбор человека.
Человеческая логика здесь, мне кажется, бессильна, а в горячей покаянной молитве эта антиномия снимается.



Не совсем так. Есть способ говорить о предопределении и одновременно о свободной воле — причём именно с помощью обычной Аристотелевой логики. Нас этому научили святые отцы, как научили они нас при помощи той же аристотелевой логики говорить о Божестве и Воплощении. Всё необходимое для этого собрано в "Точном изложении православной веры" Иоанна Дамаскина.

Не думайте, будто мы уклонились от Вашей первоначальной темы. Я продолжаю отвечать на Вашу реплику о "красоте законов политики", которая является частью красоты тварного мира, сотворённого Богом. Просто мой ответ должен быть убедительным для Вас и логичным, а для этого мне нужно было сначала выяснить Вашу позицию — понять, что для Вас убедительно. А (как выяснилось по дороге) затем научить Вас пользоваться Аристотелевой логикой в отношении тонких духовных вопросов. Иначе мой ответ просто не будет воспринят.

Развитие той же темы, цитирую:

> Если на Небе - Царство, то зачем какие то царства ещё и на земле-то? Какая то пародия получается, А если на небо ссылаться, так и кощунная. Ещё иудеям пророки говорили что от царей притеснения будут

Мой ответ:

Цари это инструмент Управления.
Бог управляет Своим миром. Если люди не желают служить лично Ему, Он заставляет их служить другим людям. Иначе их подчинили бы себе демоны, ложные боги.
Царство по смыслу противоположно религии. И существует именно для ограничения, обуздания ложных религий.


Итак.
Иоанн Дамаскин говорит о предведении и предопределении так: Бог предвидит то, что зависит от нашей свободы, но не предопределяет это. Что же именно зависит от нашей свободы? Направление нашей свободной воли. Именно воля наша свободна; мы свободны захотеть чего нам угодно и устремиться к этому, и Бог не предопределяет наш выбор. Однако Бог предвидит этот выбор заранее, и по предвидению полностью предопределяет последствия этого выбора!
Подробнее об этом — начиная отсюда: Точное изложение православной веры, Глава 25 (39). О том, что находится в нашей власти
Или кратко, самая суть:
Должно знать, что Бог все наперед знает, но не все предопределяет. Ибо Он наперед знает то, что в нашей власти, но не предопределяет этого. Ибо Он не желает, чтобы происходил порок, но не принуждает к добродетели силою. Поэтому предопределение есть дело Божественного повеления, соединенного с предведением. Но, по причине предведения Своего, Бог предопределяет и то, что не находится в нашей власти. Ибо по предведению Своему Бог уже предрешил все, сообразно со Своею благостью и правосудием.

Николай Смирнов:

Максим, если ещё принять во внимание пользу другим, тогда мне не становится неловко, что вы тратите время на меня, ещё и с подбором ссылок. Сам-то один я могу это всё до конца и не оценить, и разговор может завершиться малоубедительной, но в общем-то беспроигрышной для меня позиции: "что ж, я прислушаюсь повнимательней к вашим словам и подумаю". Не уверен, что вам такое окончание интересно.
И как вы хорошо знаете по опыту, любые реплики можно без труда парировать бесконечно.
А что по существу: всю доступную святоотеческую литературу я сейчас прослушиваю по второму и третьему разу. В том числе, почитаемого мною св. Иоанна Дамаскина. И кстати, с вашим творчеством достаточно знаком и продолжаю за ним следить.
Если в теме политики я не оскорбил некие ваши религиозные чувства, то я не особо бы настаивал продолжать диалог. У вас достаточно текстов на эту тему, и возможно я благодаря им проработаю в сторону зрелости свою предварительную позицию по этому вопросу.
Мой личный когнитивный метод таков, что те мнения, которые находятся в рамках церковной традиции, не сталкивать между собой, не отрицать одно другим, а дополнять друг другом, даже если с точки зрения формальной логики они как бы для светского человека и не совсем совместимы.
Я склонен оставить к рассмотрению для себя и свою и вашу позицию по этому вопросу на предмет совместимости. На нынешнем своём духовном этапе я пока не готов к полному синтезу или безоговорочному отказу от своих слов.



Николай, вот эта Ваша методология: "те мнения, которые находятся в рамках церковной традиции, не сталкивать между собой, не отрицать одно другим, а дополнять друг другом, даже если с точки зрения формальной логики они как бы для светского человека пока и не совсем совместимы" —- на мой взгляд, является единственно-правильным подходом к этим вопросам. Синтез и только синтез, никаких "теологуменов". Я делаю так же.

Главная проблема этого разговора состоит вот в чём. Вы заговорили со мной по теме, которая с необходимостью требует того синтеза, которым Вы пока не располагаете. Сначала необходимо научиться видеть во всём без исключения действие Промысла — именно действие, а не только попущение — потому что если Бог что-то попускает, то лишь для того, чтобы использовать это для Своего действия, и именно в этом Его действии — смысл Его попущения. Или если не видеть, то хотя бы твёрдо верить, что это именно так и иначе быть не может! И только после этого появляется возможность спокойно и без надрыва разбираться в политике и других вопросах, сравнимых с политикой по накалу страстей (например, сексуальность). Без этого условия — не получится. Будет лишь духовный вред. Потому-то я и не стал с Вами спорить, а сразу стал выяснять, в чём тут дело. Ну, вот и выяснил.

Потому да, Вы правы: на этом месте лучше и остановиться. Сначала надо разобраться с вопросом о свободой воле и Промысле, а потом уже касаться Власти.

> Максим, как видите, несмотря на то, что я иногда (но достаточно давно) заглядываю на вашу страницу, но по-моему, только первый раз рискнул высказаться. В том числе потому, что мало знаю. Но больше наверное из-за того, что духовный синтез по многим вопросам разными людьми трудно достижим в таком формате. Надеюсь, в тиши кельи, в уединении и молчании, я в молитве восполню недостающие понятия и навыки. Прошу простить.


Николай, конечно. Молитва НАМНОГО эффективнее чтения, даже чтения святых отцов, не говоря уже о разговорах с блогерами.
Разговоры и чтение (да и вообще церковное общение) нужны для того, чтобы вовремя заметить обольщение, об опасности которого молящемуся не следует забывать.
Мы поговорили — я у Вас признаков обольщения не вижу. И это (если стратегически) главный результат разговора. Было бы полезнее, если бы увидел и предупредил. Остальное маловажно, и со временем само собой утрясётся. Бог всем нам открывает одну и ту же Истину, только в разном порядке. Если я что-то уже понял, это не значит, что и Вам пора в этом разобраться. Как и наоборот.


Другой читатель:

Максим, да это прямо Жан Кальвин. Ещё и ссылки на бл. Августина. Похоже.

Максим Солохин:

Не видите разницы?

> Да вижу, безусловное предопределение и условное предопределение. Кальвин просто договаривает. Но и так тоже хорошо. Источник то похоже один - бл. Августин. Кстати, а Вы не могли бы эту разницу проговорить?

У Дамаскина нет предопределения свободной воли. Его источник — Божественное откровение, а не Августин.

> Максим, " со ссылками на бл. Августина" - у Вас же. Ну а для протестантов, Августин - это фундамент

Ну, если для протестантов Евангелие фундамент, то что же -- лучше мне не цитировать Евангелие?

> Библия для всех христиан -- фундамент. Но я просто говорил о схожих выводах.

Не видите разницы?

> Минимальная.

Придётся поднапрячься. Понять разницу между Кальвином и Иоанном Дамаскиным — очень важно.

> Результат один и тот же. Человек поступит именно так, а не иначе. Влияние Августина.

Cкорее всего, Иоанн Дамаскин об Августине и не слыхал.

> Иоанн Тобольский ссылался на бл. Августина (в Вашем же комментарии есть). Я про него говорил. Иоанн Дамаскин или знал, или нет про Августина. Но ход мыслей схож. Свобода воли она даже у Кальвина остаётся, как он ни старается, из- за незнания человека о своем решении.
Хм, "поднапрячься". Если бы я сказал о схожести бл. Августина и Иоанна Дамаскина и Иоанна Тобольского, то возражений, наверное, не было бы.


Мне нет дела до схожести или различия кальвинмзма с учением святых Правславия. Моя цель правильно понять это учение и последовать ему. Очевидно, Вас беспокоит это сходство? Ну, задайте вопрос, попытайтесь разобраться. Я попытаюсь помочь. Если учение Кальвина сходно с Православием, это ему в плюс, но не в минус Православию.

> Конечно, ему в плюс, никому не в минус. Мы же просто беседуем.

Abel, вот как? А мне показалось, что Вы пытаетесь мне возразить, указывая на сходство кальвинизма с тем учением, которое я вижу у Иоанна Дамаскина.

> Сходство есть. Не сто процентов, но есть. Это не возражение, а просто наблюдение. Вас, видимо, раздражает имя Кальвина, как протестанта-реформата. Поэтому перефразирую- очень похоже на Августина блаженного. Тем более, что Иоанн Тобольский на него и ссылался. (Кальвин просто более радикальные выводы сделал из Августина)

Cсылка на Кальвина меня действительно раздражает, а ссылка на Августина меня не утешает, потому что Августин у нас на Востоке не считается авторитетным богословом. В его мнениях были перекосы, которые со временем развились в полноценные ереси Западного богословия, результатом которых стало отпадение Европы от Православия. Августин — ненадёжен. Иоанн Тобольский куда надёжнее, не говоря уже об Иоанне Дамаскине.

> Итак, Августин - ненадёжен, хотя и блаженный и почитается (но только формально), а Иоанн Тобольский со ссылками на ненадёжного Августина - надёжен. Ясно. Хорошо.

Августин — всего лишь блаженный. На Востоке "блаженный" это не слишком авторитетный чин святости. Типа Христа ради юродивого, которых тоже часто называют блаженными и к их словам прислушиваются, но не всегда же принимают их буквально. Августин НЕ учитель Восточной Церкви, а всего лишь талантливый писатель, за что его и ценят. Но у нас на Востоке требования к святости намного выше, чем у вас на Западе. Есть такая пословица: "Что высоко у людей, то мерзость перед Богом". Она не о святости, но структурно здесь выражается то же отношение. На Западе было мало великих святых после того, как христианство перестали гнать, потому что там очень рано наступило варварство Средневековья. "А на безрыбье и рак рыба." Для них Августин — великий учитель. "Жри, чего дают".
Иоанн Тобольский — надёжен, и тот факт, что он ссылается на Августина, сильно повышает вес самого Августина.

> "Труд, написанный в 1714 году, представляет собой перевод с латинского языка произведения немецкого писателя и проповедника Иеремии Дрекселя. Полное название «Илиотропион, или сообразование человеческой воли с Божественной Волей»[1]. Оригинал текста принадлежал, как установили сотрудники Музея книги при Российской Государственной Библиотеке, немецкому ученому, весьма плодовитому автору, богослову Иеремии Дрекселю (1581—1638)[2]." - это вики про Илиотропион.Профессор Максимович полагал, что Иоанн Тобольский сам написал этот труд на латыни. Естественно, он знал и бл.Августина, и относился к нему совсем не так как Вы. Думаю он бы подивился Вашим словам, что повышает авторитет Августина тем, что ссылается на него. Обычно ссылаются на авторитет. Ваши отсылки к пословицам - это сильный аргумент.

Святость Иоанна Тобольского несомненна, как и его авторитет в Православной Церкви. В конце XVII и начале XVIII века Россия была де-факто взята под контроль европейской аристократии и находилась в вассальном положении в отношении к (будущей) Австрии. В этот момент огромную роль играла также Голландия, которая владела в тот момент Англией, захватив в ходе "Славной революции" английский королевский трон. Голландия стремилась Россию под контроль, и борьба между этими конкурирующими силами стоила жизни наследнику Петра Великого, цесаревичу Алексию (который держался Австрии, в то время как отец его -- Голландии). Это был благоприятный момент для того, чтобы взять из преданий Западного христианства то, что подходит для Православия. Подобного рода заимствования не удивительны, ведь и само Богословие наше заимствовало терминологию и логику у язычника Аристотеля.
Лично я очень высоко ценю Илиотропион именно потому, что нахожу в нём начала дискурса, позволяющего говорить о Православии с современным человеком, до мозга костей пропитанным именно Западной культурой и философией. В этом нет ничего неправильного с точки зрения Православия, потому что Православие это живое Откровение, а не просто религиозная культура, привязанная к определённому месту и времени. Истину можно излагать на любом языке, просто нужно выбрать правильный дискурс. И это не случайность, что я то и дело опираюсь на Илиотропион. Но! Для меня очень важно, чтобы мои читатели уловили то НОВОЕ, что говорит нам Иоанн Тобольский, а не восприняли его просто как "последователя Августина". Подобный ход мысли был бы безрассудством и утратой уникального шанса прикоснуться к настоящему христианскому Откровению, идущему из Античности, не искаженному тысячелетием средневекового варварства Запада.

> Однако же Иоанн Тобольский не гнушался читать, переводить и адаптировать,как Вы говорите еретиков. Хотя Августин вполне себе православный.

> Кальвин это Августин на максималках)

Любая ересь это искаженная истина. "Истина на максималках". Чел не понял сути, уцепился за второстепенное и решил, что всё понял. А он ни хрена ещё не понял.
Пятью пять двадцать пять, шестью шесть тридцать шесть, семью сеть сорок семь.

> И что? Вы меня убеждаете, что Кальвин не прав, что ли? Зачем?

Я убеждаю, что чем читать Кальвина, лучше читать Августина. А чем читать Августина, лучше читать Илиотропион. Именно в таком порядке. Илиотропион выше Августина, хотя Августин великий писатель.

> При этом Илиотропион это перевод латинского текста и опирается на Августина. Хорошо, приму к сведению.

Вы не поняли. Он не опирается на Августина. И это не просто перевод. На Августина опирается Дрексель. Иоанн Максимович опирается на Откровение. И ищет способ донести Откровение до западного читателя, чирикая на понятном тому языке.

Иоанн Тобольский переводил на русский с латыни этот текст. Какой западный читатель?

> Грамотой на Руси в то время владели в основном люди западной культуры. А сегодня мы все — люди западной культуры. Итог революции 1917 года. Поэтому Илиотропион как раз по адресу.

См. также, чтобы расширить тему: Ошибка Грозного или Секрет умной молитвы
и Как загипнотизировать дьявола

Возвращение домой

(Цикл Умное делание для мирян)



> Как мне вернуться в Церковь? Я не знаю, с чего начать. Вот я решил причаститься. Понятно, что мне надо по минимуму там "отвлекаться" на всякую ерунду. Стараться не ругаться, не празднословить, не смотреть всякие там сериалы. Не знаю, что ещё: ну, погрузиться в себя, много молиться, окей. Но что в плане поста именно по еде - не есть пищу животного происхождения? Сколько времени? С пятницы? Сколько времени перед причастием не следует заниматься сексом? Неделю? Мы не венчаны - получается, что я постоянно живу в блуде? Но как мне идти исповедоваться в блуде, если я знаю, что вот я исповедаюсь, причащусь, а потом через несколько дней, займусь опять этим "блудом"? Нам надо венчаться до того, как я пойду Причащаться? или бросить её? Или можно приступить к Причастию, находясь в нынешнем положении?

Если ответить кратко, никаких особо трудных подвигов от новичка никто не ждёт. Бросать женщину неправильно, да и без секса обойтись у Вас всё равно не получится.  Человек не может взять и изменить себя сам. Но это и не требуется. Изменить нас -- это дело Бога. И Бог Сам всё устроит, от Вас требуется лишь обращение к Нему, то есть, молитва.

А если говорить развёрнуто...

Сама по себе Церковь не нужна и не интересна, если Она не становится для человека путём к Богу. Это хорошо видно на крайних примерах. Например, Иуда был аж апостолом, но от своего апостольства пользы не получил, наоборот -- получил один только вред. А святой Марии Египетской хватило за всю жизнь причаститься лишь два раза (не считая причастия в детстве): перед уходом в пустыню и перед смертью.
Сложность тут в том, что воля Божья для каждого своя, и общие для всех правила в духовной жизни найти очень трудно. Многое зависит и от страны, и от эпохи. Волю Бога относительно каждого конкретного человека в каждой конкретной ситуации может открыть только Сам Бог. И тем более, общие для всех правила жизни может указать только Сам Бог — что Он уже и сделал, собственно (заповеди Христа).

В Средние Века, в связи с упадком культуры вообще и церковной культуры в частности, стало модным составлять сборники "общих правил" (номоканоны), но эти правила в Церкви в общем-то не прижились, сегодня их практически никто не исполняет. Пренебрегать ими тоже не стоит, потому что люди, которые их составляли, знали толк в духовной жизни, хотя им и не удалось зафиксировать Святого Духа в своих текстах. Дух по-прежнему дышит, где хочет. Сегодня в Православии эти номоканоны понимаются как рекомендации, которые надо иметь в виду, но следовать которым буквально не всегда благоразумно.

Но даже в средневековых номоканонах нет требования воздерживаться от супружеской жизни целую неделю перед Причастием!

Одну ночь перед Причастием — вот и всё. Никакого более строгого общего правила люди не сформулировали даже в Средние Века с присущий той эпохе склонностью к грубой внешней телесной аскетике!

Это если речь у нас про общие, обязательные для всех правила. Иное дело — повторюсь! — воля Бога в каждом конкретном случае. Для кого-то может быть полезным и длительный супружеский пост перед Причастием. Но в любом случае —  а это опять общее правило! — нельзя воздерживаться от секса вопреки желанию супруги. Тело мужа принадлежит не мужу, но жене (и наоборот). Нарушение этого правила — ошибка, Богу это не угодно.

Что касается воздержания в пище, ситуация примерно та же. Воля Бога для каждого человека тут своя. Общие правила — достаточно мягкие. По сути, требуется воздержание от скоромной пищи лишь в дни скорби и поста (среда и пятница), а также вечером накануне Причастия. При этом для кого-то может быть полезен (то есть, угоден Богу!) и более длительный и суровый пост, но всё это уже индивидуально. Полезно понимать, чрезмерный телесный пост Богу тоже не угоден, потому что он отвлекает человека от сути поста — а суть поста это внутреннее делание.

Итак, в Православии мало общих правил и очень многое зависит от индивидуального случая. В каждом конкретном случае надо искать волю Господа особо. А это значит — молиться и верить, что Господь Сам всё устроит как надо. Подскажет, направит, исправит.

Но понятно, что церковная организация нуждается в каком-то общем порядке, не так критично зависящем от индивидуальных тонкостей — ведь и само стремление к Богу у разных людей разное; кто-то ищет Господа всем сердцем, а кто-то хотел бы ограничиться исполнением формальных правил. Формалиста ведь не отправишь в Средневековье (где он был бы как рыба в воде), с ним тоже надо что-то делать.

Как же это решается на практике?

На практике это предоставляется решать священнику! Опыт показывает, что у каждого священника свои понятия о том, как надо, и Господь посылает каждого из верующих к тому священнику, общение с которым пока полезнее в данном конкретном случае.

Делается это очень просто. Человек, желающий приступить к церковной жизни и не знающий, с чего начать, должен просто-напросто пойти в храм и задать этот вопрос священнику. Далее состоится диалог, в ходе которого священник сам спросит то, что посчитает нужным, и даст совет, что делать. При этом надо понимать, что священник не Бог и не прозорливец. Попади ты к другому священнику — получишь другой совет. Поэтому самый важный момент здесь — не сам священник, а наше стремление познать волю Бога и наша молитва к Нему. Священник лишь инструмент познания воли Господа. Когда мы молимся Господу, чтобы Он открыл нам Свою волю, Он устраивает наши дела так, как нужно. Организует и встречу с нужным священником, направит беседу в нужное русло, подтолкнёт священника к правильному решению или подскажет ищущему Истины, если священник сказал что-то не то. Последнее вполне возможно и по-своему полезно, так как человек должен понимать, что он пришёл в Церковь к Самому Богу, а не к Его служителям. "Каждый сверчок, знай свой шесток."

Именно поэтому в Православии такое кошмарное (с точки зрения католика, например) разнообразие мнений, суждений, правил. "Кто во что горазд". Из этого букета Господь в каждом конкретном случае выбирает то, что более-менее подходит в данном конкретном случае. Священники бывают очень суровые, а бывают очень мягкие. То и другое нужно и по-своему правильно в каких-то конкретных случаях. Войны по этому поводу устраивать глупо, так как волю Господа не загонишь в какие-то узкие и обязательные для всех нормы. Она для каждого своя.

> У меня сейчас такие мысли, что вот если я сейчас пойду к причастию и что-то сделаю "не так" ("не по правилам") во время подготовки к нему, то мне это причастие зачтётся в минус, а не в плюс. Ну - знаете - такие мысли, что лучше уж вообще не делать, чем делать как-то "не так, как надо, как должно по правилам". Не знаю, может, мне это внушает лукавый? где-то внутри я понимаю, что такой ход мыслей неверен.

Да, это от лукавого. А от Бога — понимание, что эти мысли от лукавого.
Дьявол рисует нам бога по своему образу и подобию — такое же тупое, ограниченное, но при этом хищное существо, которое только и ждёт повода, чтобы зацапать человека как мышь.

> И ещё насчёт секса с женой - я всё-таки хотел уточнить: тот факт, что мы не состоим в браке - он не мешает причастию? То есть вроде как Господь в этом плане уже даёт нам, современным людям, какое-то "послабление", скажем так? Или это тоже лучше просто пойти и спросить у священника в храм?

Цитирую:

Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в “невенчанном” браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку».

Конец цитаты.

Я бы советовал Вам прочесть (по ссылке) всю главу о браке из этого документа, а то и весь документ целиком. Это то самое долгожданное "общее правило", цель которого — подкорректировать явно не подходящие нашей эпохе средневековые номоканоны.

> Понял. Спасибо. Очень полезная ссылка.

При этом — паки и паки! — воля Бога в каждом случае индивидуальна. Господу может быть неугодным сожительство какой-то пары, и в этом случае история этой пары может кончиться плохо, и было бы разумно предвидеть это заранее. В каждом случае волю Господа надо искать индивидуально.
Поэтому в Церкви опять-таки есть разные мнения.
Некоторые священники очень скептически относятся к "социальной концепции", считают её слишком либеральной. И они тоже могут оказаться по-своему правыми: в некоторых случаях надо действовать иначе, чем в большинстве случаев.

Но общее, усреднённое правило таково: гражданский брак это не блуд.
Блуд это не брак, а наоборот, разрушение брака!
Если вы верны друг другу и намерены сохранять эту верность до смерти, то чем это отличается от брака? и какие основания считать это блудом?!

> Да. Понимаю. Согласен в этом.

Но — паки и паки! — Бог решает в каждом случае особо. Заранее предсказать Его волю невозможно.
Поэтому — см. выше

> А "просто прийти в храм и спросить у священника" - это как лучше сделать? Скажем, подойти к нему на исповедь, но не исповедоваться, а объяснить ситуацию, задать вопросы, и потом уже (через неделю, например) прийти на исповедь (смотря, что он скажет, какие даст ответы итд.) Или лучше как-то пытаться "выловить" его после службы (как это временами делают прихожане)? Раньше я довольно хорошо общался с батюшками и мог, конечно же, спросить, если мне что-то было непонятно или были какие-то сомнения, но это же потому, что я, как раз, там был "завсегдатаем", если можно так выразиться. А сейчас - ситуация вовсе иная: я как бы опять "с нуля" прихожу, в некотором роде

Да, Вы приходите с нуля.

Но это нормально. Почти каждое утро я просыпаюсь после ночных лукавых видений разбитым и мне приходится начинать с нуля.
Начинать с нуля — это один из законов духовной жизни. В ней словно бы нет "прогресса", каждый раз начинаешь её с нуля. Настоящий прогресс в духовной жизни (на первом её этапе) в том и состоит, что со временем мы начинаем с нуля всё более и более уверенно, со всё большей верой. А именно это-то и нужно.

Да, лучше пытаться "выловить" священника после службы (как это временами делают прихожане). Потому что Причастие вообще-то именно для прихожан, и надо действовать как прихожанин. Поэтому "из ниоткуда" прийти в новый для себя храм, не зная, какие там "негласные" правила установлены, и попытаться "выловить" батюшку для беседы после службы — это абсолютно нормально.
Именно так Бог и приводит людей в Церковь — "из ниоткуда". Это рабочий режим бытия Церкви.

> То есть, подойти на исповедь и сказать что-то вроде "Знаете, я не на исповедь пришёл в общем-то,  а хотел бы объяснить Вам свою ситуацию, задать некоторые вопросы,  а потом Вы либо исповедуете меня, либо отправите домой - исправляться до следующего раза - это как Вы решите" - это будет не совсем правильно, да?

Мне кажется так: исповедь это исповедь, а беседа это беседа. Это не одно и то же, хотя и можно попытаться превратить исповедь в беседу — почему бы и нет? Но вообще-то у исповеди иная цель, более высокая. Исповедь это не "совет", а именно покаяние.
Исповедь выше. Беседа — проще. Лучше начать с простого.
Впрочем, тут я, кажется, начинаю говорить отсебятину. Простите. Некоторые священники  во время беседы "расслабляются", а вот во время таинства исповеди более собраны. Этим можно пользоваться.

> Да. Понимаю. Просто вылавливать батюшку после службы -сейчас мне это кажется просто какой-то невыполнимой задачей. Понятно, что это лукавый внушает. Я себя чувствую, будто 11-ти классник-абитуриент, который приехал в Москву в большой ВУЗ, документы подавать: что, как, куда? хочется просто провалиться на месте, лишь бы не решать все эти вопросы. Хотя, конечно же, всё гораздо проще, чем мне кажется. И провалиться мне не хочется, на самом деле.

Вы не с того начинаете (в своих мыслях). Не с вылавливания священника надо начать, а с молитвы. Я же свой ответ именно с этого начал: дело не в священнике. Священник лишь инструмент познания воли Бога. Не более того.
Потому начать надо с молитвы. И далее — Сам Господь подскажет, куда пойти и что сказать.

> Я понял Вас. Вы помогли мне. Спасибо!

Спасибо Вам за вопросы. Это и для меня полезно. Вопросы подталкивают меня к молитве. Я спрашиваю Господа и передаю, как понял Его ответ — а по дороге и мне самому немало перепадает. Мне пришло на ум — не использовать ли мои ответы для текста? Ваши вопросы можно сократить до нескольких слов, устранив всё личное. Подобные вопросы наверняка встают перед многими людьми. Но только если Вы не против.

> Да, конечно. Конечно, я не против. Мне вспомнилась та Ваша история: как Вы пришли в храм на исповедь (также вот  в незнакомое место, к незнакомому священнику, а батюшка Вам после исповеди сказал "деньги давай за исповедь"). Понятно, что это какой-то "гипер-гротескный" случай, но... Я просто как-то сам внутри себя пойму, что "что-то не так" и такого не надо слушать - мне Господь подскажет?

Да, подскажет.
Если человек молится Господу, Господь его вразумит. А когда священник действует в противном духе, это заметно, потому что этот дух противен не только Богу, но и Его Церкви. Будет заметен диссонанс.

> Как мне быть, если мне попадётся какой-то подобный священник?

Да никак. Зачем он Вам? В Церкви полным-полно разных священников.
Как быть? Вежливо. "Люди работают". Ну, и пусть работают — они сами по себе, мы сами по себе.

См. также

Умное делание для мирян: как узнать волю Бога

Молитва за врагов: новый цикл из старых заметок.

Вчера меня обрадовала реакция на идею об Авторе, идею действительно тотальную: её масштаб это не один текст, а как минимум целый жанр, новый жанр текстов.
А сегодня уважаемый blazeofdaze оставил в старой заметке совершенно замечательный комментарий.

Цитирую:



Я прочитал четыре ваших статьи на эту тему и один рассказ

Молитва военного времени
Молитва за врага как оружие
Псалом проклятия
Спасение вне Церкви?
Сказка для старших

Понравилось очень, я бы даже на вашем месте объединил бы все эти пять документов в одну подборку. Ну или в один цикл как вы говорите.
У меня имеется свой личный опыт подобный тому о каком повествуете вы. Однако он наверное полубессознательный. Я просто не уверен в том как это назвать. Т.е. сам опыт то вполне осознаваем мной, более чем. Но я никогда не смотрел на всю картину под подобным углом и поэтому никогда не делал из неё таких практических выводов. Даже сейчас, до сих пор, после прочтения всех этих документов и их осмысления я нахожусь в состоянии изумления от того о чём вы говорите. Знаете, есть такой лозунг "православие или смерть". Ну вот из того о чём вы говорите получается другой лозунг: "дружба или смерть". Ну или можно сказать по другому: "мы с тобой будем друзьями или ты умрёшь". Жутковато. Не находите? На этом фоне даже шутливая картина Васи Ложкина "Я помолюсь о тебе этой ночью" перестаёт быть обычной хулиганской выходкой и приобретает зловещий оттенок правдивости. Становясь ярким доказательством того что "в каждой шутке есть доля шутки, а всё остальное правда".




Мой ответ:

Жизнь -- штука местами весьма жуткая. Я предпочитаю показывать её моему дорогому читателю с лучшей её стороны.
Потому что знаю, что тот, кому важно понять мои слова по-настоящему, всегда сумеет сам дорисовать недосказанное, опираясь на личный опыт. А у кого такого опыта нет, тому его лучше и не приобретать.

Спасибо Вам за дельный комментарий!
Очень утешительно видеть, когда текст достигает своей настоящей цели, касается самого сердца человека!


Конец цитаты.

Прошу моего дорого читателя: если вспомнятся или попадутся другие заметочки по той же теме, давать ссылку на них в комментариях.

Тема-то очень важная, одна из ключевых для Православия.
Молитва за врагов -- это наше оружие.


И кстати, это очень правильное, благое дело, если мой дорогой читатель поможет мне привести мой ЖЖ в какой-то порядок. Потому что со временем он естественно погружается в хаос, и с этим надо что-то делать!

Вот ещё заметки, по той же теме:

Возможность убийства в Православии

Кого убил инок Пересвет?

Средства борьбы при войне с марсианами.

Моя политическая позиция

(Цикл Умное делание для мирян)


Невозможно говорить об истории нейтрально. По большому счёту, нейтрально говорить невозможно ни о чём (см. цикл Как на самом деле), потому что человеческий разум осмысливает реальность иерархически, деля факты на более и менее важные. И мы получаем совершенно разную "реальность" в зависимости от того, как выстроена эта иерархия (см. Лекарство от наивности). И уж тем более невозможно говорить нейтрально об истории.

Чисто технически, любой историк просто утонет в необъятном море информации, если он попытается разобраться в своей теме, не выстраивая иерархию важностей. А выстривая эту иерархию, каждый из нас вольно или невольно присоединяется к тем, чья иерархия важностей выстроена подобным образом. Впрочем, политическая позиция человека определяется не только этой иерархией. Ведь люди, занимающие диаметрально противоположные политические позиции, часто и даже как правило обитают в одной и той же "реальности". Советские и антисоветские суть одно. Противоположности сходятся, потому что в всех делах, касающихся иерархии важностей, огромную роль играют нюансы.

Иерархия важностей это ключ ко всему -- и к политике, и к мистике (см. Как изменить мир (наука и магия). Чтобы попасть в другую реальность, нужно сделать важным то, что прежде было неважным. Как? Это нетрудно. Надо просто начать уделять всё больше и больше внимания какой-нибудь мелочи (мелочи с точки зрения текущей реальности) -- и чем больше внимания ты будешь уделять мелочи, тем меньше внимания останется на вещи важные (с точки зрения прежней реальности). В итоге мир в какой-то момент перевернётся как подтаявший айсберг, и ты окажешься...

...а вот где ты окажешься, это целиком зависит от того, какую именно мелочь ты использовал в качестве точки опоры, чтобы перевернуть мир. Эта "архимедова" техника подробно описана в заметке Очарование свободы, и по сути своей эта техника является обобщением огромной массы различных психотехник, их квинтэссенцией. В той же заметке я настойчиво предупреждаю дорогого читателя, что подобные игры со вниманием (игры с "мелочами") далеко не безобидны, а иногда и по-настоящему опасны. Правильно выбирать "мелочь" нужно исходя из той новой реальности, которая для тебя пока не является наблюдаемой. По идее, это дело учителя, а соваться туда не имея учителя это риск -- и увы, настоящий масштаб этого риска опять-таки можно понять только на опыте.

Поэтому всем желающим ставить над собой подобные жестокие эксперименты (см. заметку На пороге смерти) я настойчиво рекомендую проверенную десятками тысяч людей и долгими веками духовного опыта "мелочь" -- имя Господа Иисуса Христа. Оказавшись в реальности, в центре которой обретается это Имя, ты в любом случае не повредишь себе. Почему -- это отдельный долгий разговор. Собственно, именно этот долгий разговор я и веду на страницах моего ЖЖ, не видя возможности выразить эту мысль кратко ввиду её беспредельности.

Выстраивая факты в ту или иную иерархию важности, историк задаёт тем самым систему отсчёта --  и этим определяет, осознанно или неосознанно, свою политическую позицию в отношении этих фактов. Именно политическую, потому что то описание истории, которое он в итоге получит, будет играть на руку тем людям, которые и выстроили реальность, внутри которой данная конкретная иерархия важностей кажется естественной или даже единственно возможной.

Избежать этого невозможно. Если тебе кажется, что ты объективен, значит, тебя используют вслепую. Кто использует? Не знаю: это зависит от конкретных обстоятельств дела. Могу сказать лишь обобщённо: те, кто встроен в социальную иерархию, внутри которой используют дискурс (см. Язык и дискурс), основанный на той иерархии важностей, которая кажется тебе самой естественной или даже единственно возможной. При этом полезно понимать, что у этого дискурса может быть притом ещё и много уровней -- и если тебе кажется, что ты объективен, то ты явно... скажем мягко, не на самом высоком уровне (см. заметку Слои и уровни дискурса).

Всё, что можно -- можно осознавать, на чьей ты стороне. Невозможно быть ни на чьей стороне или "на своей собственной" стороне. Я потратил много ресурсов, стремясь избежать этого вывода (см. Очарование свободы), но в итоге пришёл к выводу, что избежать его невозможно. Даже короли, чтобы оставаться королями, должны заключать между собой союзы, находя себе сторонников среди других королей. Король-одиночка это не король (см. Как рождаются властные группировки). Что и говорить обо всех прочих.

Можно, конечно, и не осознавать этого -- почему бы и нет? отказ от осознания это тоже позиция -- но в этом случае лучше и не читать то, что я пишу. Потому что в словах заключается в этом смысле некая принудительная сила. Однажды увидев, уже не развидишь. И потому я предполагаю, что мой дорогой  читатель ищет в моих текстах именно гнозиса в первоначальном, ещё не опошленном гностиками смысле этого слова.

Я предпочитаю быть на стороне Иисуса Христа. Он в центре моей реальности, и Его имя является ключом к двери, ведущей в эту реальность. У меня есть Царь, и верность Ему это главный принцип моей жизни. Этим определяется и моя политическая позиция. В отношении любой другой политической власти я могу быть сторонником или противником, могу также менять свою позицию в зависимости от воли моего Господа. А Его воля может быть и часто бывает неожиданной. Её нельзя предсказать заранее, не спросив Его Самого (см. заметку Православный шаман с острова Акун), нельзя "вычислить" её на основании Священного Писания, святоотеческих писаний или, скажем, постановлений архиерейских соборов. Все эти источники являются вспомогательными: они позволяют отличать дьявольское прельщение от вдохновения Святого Духа. Но они не могут заменить решения и воли Самого Царя.

Как узнавать Его волю в каждом конкретном случае -- этому посвящён и весь нынешний цикл (рабочее название "Умное делание для мирян"), и данная конкретная заметка. Я надеюсь, что Господь мне поможет достойно закончить его, насколько возможно исчерпав эту неисчерпаемую тему. Неисчерпаемую -- потому что здесь ключ ко всему. Ведь на всякий конкретный вопрос можно (и нужно!) ответить так, как будет угодно нашему Богу. Его ответ это и есть истина в последней инстанции. И потому тот, кто во всяком деле может узнать волю Господа, обладает ключом к ответу на любой вопрос.

Но обычно, как только я начинаю рассуждать на этом уровне, от меня немедленно требуют ответа на более простой вопрос: это всё хорошо теоретически, но нельзя ли как-то поближе к земле?! Что делать, если воля Господа неизвестна и узнать её вот не получается? В данной заметке я и даю ответ на этот неприятный, незаконный с моей точки зрения вопрос. Незаконный -- потому что если ты не знаешь волю Господа, то прежде всего надо её узнать. И это нетрудно.

Если меня припёрли к стене этим незаконным вопросом, я таки дам на его ответ. Но предупреждаю сразу: скорее всего, мой ответ не понравится моему дорогому читателю.

В вопросе о правильной политической позиции, если уж ты решил обойтись без знания, что угодно Господу в данном конкретном случае, во всяком случае действует довольно неприятный общий закон: надо быть на стороне той Власти, на чьей территории ты в данный момент находишься. То есть, если ты решил обойтись без знания воли Бога, то начни со своего паспорта. Что написано в паспорте? Вот от этой печки и придётся танцевать. Для украинцев сегодня это значит -- быть на стороне официального Киева. Для россиян -- на стороне официальной Москвы. Для граждан Белоруссии -- на стороне официального Минска.

Если чуть обобщить, это означает быть на стороне советской власти, потому что нынешняя власть как в Москве, так и в Киеве, и в Минске по сути дела продолжает оставаться советской, хотя и с нюансами. Ведь "советская власть" была разной в разные периоды своей истории. До 1927 года за Советами стояла д'Австрия, а после 1937 года -- д'Англия. Насколько я понимаю ситуацию, д'Австрия сегодня на наших глазах прибирает к рукам бывшую Великую Литву (то есть, Украину+Белоруссию), а Москва остается под контролем д'Англии. Между 1927 и 1937 в СССР шла резня между теми и другими, и сегодняшний конфликт Киева и Москвы это прямое продолжение той же истории. Ну, короче, вот это вот всё вот оно и есть.

Почему на этот трепетный и страшно важный практический вопрос я даю такой грубый и неприятный ответ? Потому что такова воля Бога: кто не хочет служить Ему лично, тех Он покоряет власти других людей, выстраивая человейник в обычную пирамиду управления. Более хорошего решения для тех, кто не желает знать Его волю яснее и конкретнее, не существует.

Это неприятно, но это разумно. Ведь всякая смена Власти это обязательное кровопускание и пустая потеря ресурсов. Если ты выступаешь против какой-то Власти, от этого обязательно выиграет какая-то другая Власть. Если тебе кажется, что ты ни на кого не работаешь, значит, ты не знаешь, на кого ты работаешь. А если ты работаешь на чужую Власть, то позаботься получить гарантии платы за эту работу и, в первую очередь, гарантии личной безопасности. Если ты выступаешь против своей нынешней Власти, не имея таких гарантий, то ты идиот: тебя используют вслепую и выкинут. (См. Закон сохранения власти) Если же ты по-прежнему строишь иллюзии, будто работаешь сам на себя, то лучше либо вовсе не читай то, что я пишу, либо начни эту заметку с начала и пройдись по всем ссылкам.

Я сознаю, что обозначив такую (довольно гнусную) политическую позицию, я оттолкну от себя многих. Но я предупреждал, и я готов к такому повороту.

По той же причине от Христа отошли многие, когда до них начал доходить смысл Его проповеди. Дело в том, что Господь желает Сам царствовать над нами. Для того-то Он и покоряет нас лукавой земной власти, требуя притом верности этой власти, чтобы в нас родилось желание служить Ему Самому. То же самое происходит в монастырях с ревностными послушниками, которые служат лжестарцам -- служат до тех пор, пока до них не доходит, что дело-то совсем не в старце. А всякий старец, который говорит от себя, а не волю Господа открывает послушнику, это лжестарец. Он может быть очень хорошим человеком, и даже духовно опытным человеком -- но и сам Серафим Саровский свидетельствовал: Когда я говорил от себя, случались ошибки. Ведь даже ангелы Божьи, которые ни разу не согрешили и всегда видят лице Господа, если им нужно что-то решить, не полагаются на свой разум, но вопрошают Всевышнего (см. заметку Православный шаман с острова Акун). Куда уж тут в "старцы" грешному человеку.

Я обозначил сейчас закон, и мне это было неприятно. Потому что суть Христианства не в законе, а в благодати. В данной каждому из нас возможности прямо и непосредственно обращаться по всякому поводу к Самому Творцу, Который для того и стал Человеком, чтобы приблизить к Себе всякого человека.

По закону нам надлежит служить тем, кто нас смог покорить. Пусть нас покорили не силой, а хитростью -- это неважно. Важно, что Бог это допустил. И допустив это, Он говорит тем, кто не желает знать Его лично, кто не хочет знать, в чем конкретно состоит Его воля в каждом конкретном случае, говорит как общий принцип: если тебя принудили идти одно поприще, иди два. "Принуждение" это как раз о власти. И снова о том же: если кто-то сумел ударить тебя по правой щеке, подставь левую. (Если бы не сумел, то и разговор был бы совсем другой.)

Единственно-правильный способ противиться Власти состоит в том, что это делать можно и нужно лишь ради служения другой Власти. Кто противится власти, не зная, кому он при этом служит, тот идиот, и будет наказан судьбой. Мои слова грубы, но они справедливы, и в них нет преувеличения. И единственный способ не служить никакой земной Власти состоит в том, чтобы служить Власти Самого Творца. Именно для того, чтобы подтолкнуть нас к этому единственно-правильному решению, Бог и допустил сегодня миру сделаться таким безутешным в политическом смысле.

Сегодня простому обывателю мало-помалу становится очевидным, что земные власти несостоятельны в интеллектуальном отношении. Я думаю, что это не совсем так, и простого обывателя снова надули, только новым способом (см. заметку как нас дурачат), и земные власти не такие простые, какими хотят казаться. Но и их (пусть кажущийся) идиотизм должен подталкивать нас к тому же самому единственно-правильному решению: во всяком деле следовать воле Самого Господа непосредственно. Я думаю, Бог таким образом постепено, плавно, осторожно говорит нас к последнему этапу земной истории: воцарению Зверя, когда земных властей слушаться будет уже  кое-в-чём просто-напросто гибельно. Накал этой проблемы постепенно нарастает, и это и есть та причина, по которой я затеял этот цикл (Как действовать по воле Бога).

Потому, ответив наконец на этот крайне неприятный для меня вопрос ("какова твоя политическая позиция, если ты не знаешь волю Господа?" => увы, тогда я за советскую власть, которая временно прикинулась антисоветской и "демократической", но уже потихоньку сбрасывает маску), я возвращаюсь к приятному и полезному вопросу, в чём же состоит воля Самого Господа. Я сознаю, что давая ответ на этот вопрос, я де-факто выступаю как представитель тайной организации, потенциально противостоящей всем земным властям. Но нашу организацию невозможно ликвидировать, ведь она от Самого Бога. Вернее, был один способ её ликвидировать, и этот способ ликвидации был использован в самом начале её истории: надо убить Бога. Ну вот, убили, повесив на кресте -- и что? Вопрос риторический.

Сделать с нами ничего нельзя. Ликвидировать -- невозможно. Невозможно даже обнаружить, потому что подавляющее большинство таких как я просто не заявляют о своём существовании. Незачем заявлять: всё работает и так, без заявлений. Мы древнее всех прочих тайных обществ и несравненно могущественнее их. Мне даже неудобно об этом говорить, потому что это и так понятно. Произнося подобные вещи вслух, ощущаешь себя неловко (см. 2*2=4). У нас нет недостатка в людях, хотя мы и не против, если кто-то к нам присоединяется. Мы друг другу помогаем, но можем и обходиться друг без друга, потому что главный наш Помощник всегда рядом.

Ну, хорошо. Всё это и так давно ясно, и незачем это снова и снова повторять, скажет вдумчивый читатель. Ты лучше скажи прямо и конкретно: так как же узнать волю Господа в конкретном случае?!

Ответ прост: в этом нет никакой проблемы. У Господа есть бесчисленное множество способов открыть тебе Свою волю. И ключом к ответу на любой вопрос является следующее:

Если Господь не открывает тебе Свою волю, это значит, что ты не исполняешь того, что Он тебе уже открыл. Причём речь идёт не о каких-то сомнительных вещах, а о чём-то ясном и несомненном. Ты знаешь, о чём. Знаешь -- но не делаешь. И не делаешь не потому, что это слишком тяжело; так не бывает. Воля Господа не бывает слишком тяжёлой. "Дорога длиною тысячу миль начинается под ногами", и она состоит из простых шагов, каждый из которых никакой особенной трудности не представляет.