Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше прежних. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Жития - шедевры жанра

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Здравствуй, племя младое!

Здравствуй, племя
Младое, незнакомое! не я
Увижу твой могучий поздний возраст,
Когда перерастешь моих знакомцев
И старую главу их заслонишь
От глаз прохожего. Но пусть мой внук
Услышит ваш приветный шум, когда,
С приятельской беседы возвращаясь,
Веселых и приятных мыслей полон,
Пройдет он мимо вас во мраке ночи
И обо мне вспомянет.
(Пушкин)



Текст Фунта и краткое, но насыщенное обсуждение его в конце:

Трагедия гениев советского периода в том, что они описывали мир, который не нужен. Это окончательно понятно после просмотра фильмов Балабанова. И осознания того, что он словно намеренно умер тогда, когда его вселенная обернулась из меткого попадания в русскую реальность каким-то нуарным фэнтези, снятым в декорациях, похожих на российские города.

И все эти люди – от Балабанова и Егора Летова до Венедикта Ерофеева и Наталии Медведевой – они зажгли свои таланты в перевёрнутом, уродливом советском и постсоветском мире. И приняв этот мир за настоящую Россию, за Россию как она есть, они его полюбили, и как настоящие большие художники описали в мельчайших деталях, со знанием дела и невероятной теплотой.

А потом вдруг выяснилось, что это всё не нужно и обречено на смерть. Что вся эта эстетика – питерских коммуналок, повсеместной слякоти, презрения к человеческой жизни, вечной изломанности и трагизма на ровном месте – это всё очень временное, а главное – пустое. И всё это можно взять и просто смахнуть шваброй в мусорное ведро. И жить иначе. Пришли новые поколения, и всё это уничтожили просто самим фактом своего существования. Девушка Димы Бастракова – совсем ещё юное создание – смотрит фильмы Балабанова, врубается, ей нравится, но ОНА НЕ ПОНИМАЕТ, ЧТО ЭТО РЕАЛИЗМ. «Он омрачняет». «Так не бывает». «Это же просто хоррор». Она отнюдь не одинока в своих впечатлениях.

Тридцатые или пятидесятые годы в США до сих пор могут быть интересны. Советская же эпоха в истории СССР не интересна вообще. Приходится стилизовать её под Америку – отсюда все эти бесконечные заходы под пинап или те же «Стиляги». Само по себе, как есть, это неактуально, и это невозможно актуализировать. Стихи Высоцкого, песни Летова и фильмы Балабанова из Откровения превращаются в этнографию – причудливый элемент культуры какой-то странной цивилизации, которой больше нет, и которую при этом, в отличие от той же Российской Империи, НЕ ЖАЛКО, просто потому что нет желания соприкасаться с этой жизнью. Больше того – даже нет ощущения, что это вообще жизнь. Это «страшилка», «так не бывает».

В этом смысле вообще все советские гении отчего-то умирали очень вовремя – ровно тогда, когда уходил мир, над которым они отчаянно рефлексировали. Уходил безнадёжно, навсегда, не оставляя за собой ничего, кроме светлого чувства ностальгии у людей, которые в этом мире жили и взрослели.

С другой стороны, пришедшие им на смену, при всех своих положительных качествах, в основном почему-то оказались неспособны на серьёзное высказывание. Вместо рефлексии посреди уродства пришло отсутствие желания рефлексировать посреди красоты. Вероятно, в этом есть своя логика, и может быть пусть лучше счастливые русские люди пляшут под «Скибиди уап-пап-па», чем пускают пьяные сопли в бараках. Но всё же потребность в серьёзном разговоре есть у всех и она никогда не исчезнет. Тот же Тальков – при всей своей комичности (гитаристы в белогвардейских мундирах и кабацкие песенки с попыткой в анализ русской истории) всё-таки написал великую песню «Россия», которую можно исполнять без тени самоиронии. Теперь такое писать стесняются, и интуитивно мне кажется, что кассу возьмут те, кто однажды стесняться перестанет.

Конец цитаты.

Я предложил его вниманию современного молодого поэта, снабдив комментарием:

Ты - представитель первого поколения, которое перестало стесняться великого.

Юноша:

Какая серьёзная и красивая мысль
Но такое немного страшно воспринимать и тяжело думать, что твой мир - это попытки старого дерева прорости через слой серого асфальта

Я:

Ты семя великой России, которое не прорастает, а уже проросло, пробило асфальт. И не ты один. Целое поколение.

Игорь Растеряев Русская дорога + текст+аккорды

Игорь Растеряев Русская дорога + текст+аккорды

В связи с гражданской войной на Украине, песня звучит очень актуально Текст песни: По плачущей земле не чуя сапогов Наш обескровленный отряд уходит от врагов...

Posted by Maksim Soloĥin on 22 сен 2017, 09:29

from Facebook

Богемик и Библия

Чем меня, глубоко церковного православного человека, привлекает та картина реальности, которую рисует в своих заметках блистательный bohemicus ?

Прежде всего, тем, что Богемик разрушает главную иллюзию современности.
Что это за иллюзия? Мы должны верить, будто Британская "империя" разрушилась в ходе Второй Мировой войны, и теперь Британия - сателлит США. Мы должны думать вместе с тем, что Китай, Россия и Индия являются суверенными государствами.
Однако такая возможность не допускается Библейской картиной мира. Там государствами управляют цари и князи человеческие. Идея, будто их могут заменить какие-то демократические институты - такой же модернизм, как и учение о"бессознательном" как естественной части человеческой души.

В отношении политологии Богемик - последовательный консерватор и противник модернизма. (См., например, Дети богов, Избиение бородатых младенцев, Константа Богемика, Интеллигенция как аристократия., Всё не так плохо. Всё гораздо хуже., Правило Лампедузы.,, Визит к феодалу, Взгляд апатрида и др. статьи этой серии)
В этом главная ценность его модели мира с точки зрения Православия. Никто - даже Галковский, автор самого термина "криптоколония", не провидит эту линию с такой последовательной и беспощадной ясностью.

Во-вторых, весьма важно, что Богемик разрушает до основания антирусские и антиимперские мифы, созданные после февраля 1917 года, назначение которых - дискредитация русской монархии и (тем самым) разрушение русского исторического самосознания. ("Вы изуродованы русской культурой", Романтизм, подлость и реализм., Запад есть Запад, Восток есть Восток, и в livejournal им не сойтись..., Красные начинают и проигрывают., Параллельный мир или Игра в Африку, Мѣстъ нѣтъ., Цирк и блюз., Баллада о горожанах, Триалог культур, Триалог культур - II, Битва за причиндалы или О конвенциях и иерархиях,, Наташа Р. и Четвёртая Пентархия, Прощай, Лулу, Нобель и бурлаки , Чем закончится Komsomolland., Гравитация бабочки на булавке, или Сто лет одичания., Сорокин и нюансы. Три ссылки., Три ответа : анонc., Ответ первый: colonel., Ответ второй: Pax Gumilevica., Ответ третий: кордебалет., Русский этюд с пятью интермеццо., Имя нам - Арагорн., Единственный азиат в России., Зеркало., Рекомендую., Танцы на минном поле., Генерал чужой армии. , Русофобофобия., Золотой Шар., Деиндоктринация., Деиндоктринация-III или Glory! Glory! Hallelujah!, Парафраз Баффета., Голубенький супчик, Деиндоктринация-IV или О союзниках и бонусах., О зелёной линии и самых прекрасных людях., В поисках утраченной буржуазности., Гульфик-клуб., Белое и розовое., Космополитично о русских., По поводу одного значка., Чужая жизнь своих людей., Похвальное слово Aдминистрации президента, 90 секунд, Monsieur, vous êtes fou, Как важно быть консервативным, Как важно быть консервативным - II, Коко в Питере, Русская модель, Интересны ли конспирологам русские?, Ответы русского космополита колумнисту "Сноба", Астеррот, Салери и Высокая Порта, Ядерный лаунж)

В-третьих, Богемик - консерватор в самом лучшем смысле этого слова. В его сочинениях мы находим последовательно консервативный взгляд на искусство, литературу, архитектуру. Крайне важно понимать, что Богемик - консерватор, но не реакционер. Он противник революции, но сторонник развития, прогресса. Его идеал не остался в прошлом, но продолжает жить в настоящем и ориентирован на будущее.( Oт портвейна Бисмарка к марихуане Клинтона, Позвоните баронессе, Генри., О собственной простоте., Осколок правой идеи., Тропой осликов., Пятнадцать тысяч мертвецов в каждом сундуке., Дюжина предпочтений., Воннегут против Хемингуэя., Ничего личного, Ничего личного - II., Голос контрреволюции., Китайский пресс., Деиндоктринация II или О джентльмене в цилиндре и даме в короне., Égalité или Мир, впавший в ничтожность., Фарфор. Пластмасса. Серебро., Нация, Де Будьон и де Бовуар, О сетях и царствах., К Боазу привяжем сено, Якин обозначим соломой., Интеллигенция как аристократия., Всё не так плохо. Всё гораздо хуже., Три аксиомы и одна странность., Ещё несколько банальных соображений., В кресле читателя., В кресле зрителя., Правило Лампедузы., Брак с народом, Аргумент де Местра, Игрушки., Правые, Лѣвые*, Дресс-код: стилет и маска, Избиение бородатых младенцев, Константа Богемика, Анабаcис мультикультурализма., Визит к феодалу, Взгляд апатрида, Felix Europa, Очень шумные рыбы, Дети богов, Парадокс Валлерстайна, Наше галантное будущееИгра с Макиавелли, Игра с Макиавелли - II или Разум и чувства, Лакедемонская песнь, Ботинки Божьих детей, Айсберг, Возвращение к норме, Стратегия Ацтлана, Zubrowka & GB,, Польский вопрос )

Слабое место Богемика, на мой взгляд - его крайнее недоверие к данным исторической науки, когда дело касается более-менее отдаленного прошлого (ранее XVI века). Однако, в отличие от Галковского, Богемик избегает попыток строить "альтернативную историю", проявляя весьма разумную осторожность.

Наконец, главный недостаток Богемика - его фанатичная привязанность к секуляризму. Здесь он воистину вступает в битву с самим собой. Вполне сознавая органическую связь Европейской цивилизации с христианством, он вместе с тем решительно отвергает те этические нормы христианской морали, который идут в разрез с модернистскими идеями современной демократической цивилизации. Например, он (внезапно) выступает за безусловное право женщины на аборт, считая это всего лишь проявлением естественного права человека (женщины) распоряжаться своим собственным телом. Хотя с точки зрения даже самого умеренного консерватизма, это вопрос как минимум семейный, и он не может решаться без участия мужа.

В оправдание Богемику я могу, со своей стороны, сказать, что христианская мораль не может быть навязываема человеку со стороны государства. Следовать или не следовать этой морали - это дело личного выбора каждого. Сам Бог дает человеку эту свободу и никто не вправе отнять её. Потому если подходить к данному вопросу формально-юридически, нужно со скорбью признать, что в его позиции много трезвости и правоты.
Но иное дело допускать за женщиной право на аборт - и совсем другое дело оправдывать это (несомненно преступное с точки зрения морали) деяние. Здесь Богемик переходит какую-то важную грань, которая делает моё согласие с его позицией невозможным.

Крутая конспирология про Андропова: как джазовый музыкант СССР развалил

Два текста, при взаимном сопоставлении дающие очень интересный смысловой резонанс.

Во-первых План Андропова—Путина


Я хотел привести здесь копию текста, но он оказался слишком длинным для ЖЖ, увы - и пришлось вынести его в отдельный пост.



И во-вторых, Юрий Андропов и Гленн Миллер - одно и то же лицо?



[Spoiler (click to open)]Процедуру подмены политического лидера двойником можно назвать традицией, одной из граней политтехнологий, отработанных с древних времён. Были двойники у египетских фараонов и императоров Древнего Рима, царей, генсеков. Спецслужбы и сегодня готовят двойников, как дублёров. Достаточно вспомнить, какой общественный резонанс получила фотография из «Огонька», на которой администрация г.Сочи в период предвыборной кампании принимала Ельцина. Фотография – как фотография, только обе руки у Ельцина – пятипалые…

А сколько сюжетов народных сказок начинаются именно так: родился у венценосных родителей царевич (королевич), а ночью вместо него подложили другого, безродного. Этот сюжет сказок можно назвать интернациональным: у многих народов найдутся подобные.

В современной истории одной из самых загадочных и спорных является версия о том, что бывший главный чекист страны Ю. Андропов и некогда знаменитый американский джазист Гленн Миллер – одно и то же лицо.

Юрий Андропов и Гленн Миллер - одно лицо?

15 декабря 1944 года одномоторный самолет С-64 «Norseman» британских ВВС поднялся в воздух с одного из военных аэродромов близ Лондона и, покачав на прощание крыльями, взял курс на Париж, Больше никто этот самолет не видел. На его борту находился американский джазовый музыкант, автор «Серенады солнечной долины» Гленн Миллер.

Примерно в то же самое время в освобожденном от фашистов городе Петрозаводске появился назначенный вторым секретарем горкома партии Юрий Владимирович Андропов.

Казалось, между этими событиями нет никакой связи, однако за ними может стоять одна из самых больших тайн наших спецслужб.
Есть удивительнейшая версия, что главный чекист страны и американский джазист — одно и то же лицо. Дело даже не в удивительном портретном сходстве, подтверждающемся многими специалистами, но в ряде фактов биографий этих, на первый взгляд, совершенно разных людей. Официальные сведения о жизни Андропова крайне туманны, да и в биографии американского музыканта сполна хватает белых пятен. Попытаемся изложить собственную версию жизни этих двух великих людей. Точнее, даже не двух, а... полутора.

Юрий Андропов и Гленн Миллер - одно и то же лицо?
Гленн Миллер

1 марта 1904 года в городке Кларинда штата Айова в семье Элмера и Метти Лу Миллер родился мальчик, которого назвали Элтон Глен. Вторую букву «н» в имени будущий музыкант добавит позже.

Мальчуган рос довольно шустрым. К четырём годам он уже бойко бряцал по клавишам домашнего органчика, на котором любила играть его мать. Смышленый карапуз весело напевал песенки на английском, русском и идише, то есть на всех родных для его семьи языках.
Дедушка и бабушка по отцовской линии были евреями, в поисках лучшей жизни покинувшими Россию еще в конце XIX века.
Под мелодичные звуки органа и рассказы бабушки об оставленных далеко-далеко родственниках, о хуторках с белыми мазанками, бескрайних степях Южной России прошло детство Гленна. Потом были колледж, первый тромбон, учеба в Колорадском университете, где он впервые познакомился с социалистическими идеями.

В середине 20-х вся интеллектуальная молодежь бредила Лениным, Троцким, их решимостью к переустройству мира на благо всего человечества. Но музыка для Гленна оставалась главным. Как тромбонист он играет с оркестром Бена Поллака, где выступает со знаменитым Бенни Гудменом, оркестрами Реда Николса и Пола Эша. Его замечают ведущие музыкальные критики, именитые джазмены восхищаются его талантом великолепного аранжировщика. Однако попытки создать собственный оркестр постоянно натыкаются на финансовые трудности. Пока Гленн Миллер мечется по Америке в поисках денег, посмотрим на жизненные коллизии другого интересующего нас человека.

В 1914 году, 15 июля, в местечке Нагутное (Нагутская) Ставропольского края в семье железнодорожного смотрителя появился на свет мальчик Юра.

Сведения о родителях будущего генсека крайне скудны. Известно, что они из интеллигенции и мама (опять же!) очень побила играть на фортепьянах. Далее в биографии Андропова полная каша. В 16 лет - телеграфист в Моздоке, лодочник на Волге, подсобный рабочий в кинотеатре и, наконец, техникум водного транспорта в Рыбинске, где он становится секретарем комсомольской организации и, видимо, сотрудником ГПУ.

Далее проще. В 1936 году Андропов—первый секретарь Ярославского обкома ВЛКСМ, а в 1940 году — первый секретарь ЦК ВЛКСМ Карелии. Фантастическая карьера. Но судьбы наших героев пока никак не пересекаются.

Все началось в 1939 году, когда в Нью-Йорке проходила Всемирная выставка, в которой впервые принял участие Советский Союз. Вместе с артистами, художниками и архитекторами по ту сторону океана высадилась целая армия агентов советских спецслужб. Они-то и обратили внимание на талантливого, но до той поры не очень удачливого музыканта Гленна Миллера. К тому же, что совсем невероятно, как две капли воды похожего на комсомольского лидера Карелии. Установить, что Юрий Андропов и Гленн Миллер и Юрий Андропов являются дальними родственниками, типа троюродных братьев, для спецслужб было делом техники.

Вербовка нового агента прошла без особого труда. Симпатии джазмена к советской власти, российские корни плюс обещание помочь материально в создании собственного оркестра — все это превратило Миллера в преданного агента ГПУ. После этих событий начинается феерический взлет его музыкальной карьеры. Организованный им коллектив получает приглашение на выступления в престижнейшем «Casino New Roshelle». Аншлаг...

Постоянные выступления на радио, концерты по всей стране, всенародная любовь.

Гленн стал вхож в салоны влиятельнейших людей Штатов, что было немаловажно для секретных служб СССР, — это сделало супер-тромбониста важнейшим звеном разведывательной сети СССР в Америке. В 1941 году у кинокомпания «XXth Centry Fox», в руководстве которой, кстати, также было немало выходцев из России, связанных с советской разведкой, выпускает легендарный фильм «Серенада Солнечной, долины». Пластинка с саундтреком, где были такие хиты, как "Чаттануга Чу-Чу», «Это случилось в Солнечной долине», разошлась более чем миллионным (невиданным по тем временам!) тиражом.

Но началась война, и по указанию из Москвы Миллер отправляется в Европу. В составе созданного им оркестра военно-воздушного флота вновь испеченный майор свободно разъезжает с концертами по частям американской и английской армий. Представляете, сколько ценнейших сведений он мог передать советскому руководству, если достоверно известно, что в 1944 году только за один месяц оркестр побывал на 35 военных базах. По всей вероятности, до бесконечности это продолжаться не могло, контрразведка Британии и США не дремала, и, почувствовав слежку, по приказу центра музыкант-разведчик решил бежать. Помните начало повествования — 15 декабря 1944 года?...

Никуда, конечно, самолет не исчезал, а благополучно приземлился в расположение советских войск.
А что же Юрий Андропов? Во всех энциклопедиях о его боевых подвигах во время войны написано всего одной строкой — «участвовал в партизанском движении в Карелии". Это при том, что о боевых «подвигах» другого генсека — Леонида Ильича Брежнева — написано тонны макулатуры! А тут скромно — «участвовал».

Вероятно, тут одно из двух: он либо погиб, либо сгинул в сталинских лагерях. Вот тогда-то и был разработан план замены сгинувшего комсомольского секретаря американским братом-разведчиком.

Почему возникла такая идея, трудно сказать. Но операции подобного масштаба планируются секретными службами не на год-два, а на 10-летия. Риск велик, но со времени, когда все видели реального Андропова прошло четыре кошмарных, года, многие просто погибли. Тем более внешнее сходство огромно, небольшой акцент можно свалить на южнорусское, к тому же еврейское, произношение.

После того как Андропов-Миллер занимает высокий пост второго секретаря Петрозаводского обкома партии, он женится во второй раз. Первая жена и дети, сын Владимир и дочь Евгения, ясное дело, ни к чему. Они бы уж точно отличили их Юру от заезжего американца. Интересно, что сохранившаяся переписка Андропова с первым сыном относится лишь к 60-м годам, то есть когда Юрий Владимирович уже был всесилен.

Ну а дальше биография Андропова, или Гленна Миллера, как мы предполагаем, была проста. Второй секретарь ЦК КП Карелии, Высшая партийная школа, дипломатическая работа — посол в Венгрии, секретарь ЦК КПСС, с 1967 по 1982 год - председатель КГБ, после смерти Брежнева — Генеральный секретарь ЦК КПСС. Герой Соцтруда, награждён четырьмя орденами Ленина, тремя орденами Трудового Красного Знамени, и прочее, и прочее.

А ведь, по отзывам сослуживцев, к моменту прихода в 1867 году в КГБ Андропов считался полным профаном в государственной безопасности. Он на удивление быстро вошел в курс дела, стразу показал себя знатоком оперативной работы.

Примечательно, что именно Андропов постоянно проявлял заботу о перебежавших в СССР разведчиках. Так, благодаря ему члены «кембриджской пятерки" (группа агентов, работавших на нас в Великобритании) — Филби, Блейк, Маклин — постоянно улучшали свои бытовые и жилищные условия, получали значительные суммы в валюте. Может, Андропов--Миллер не мог забыть собственную неустроенность, тоску по родине в первые годы жизни в СССР.

И еще один интересный фактик, широко известный многим его коллегам по работе в органах. Выпускник воднотранспортного техникума и Высшей партийной школы свободно говорил по-английски с небольшим американским акцентом, досконально знал творчество, конечно же, Глена Миллера и свободно играл его пьесы на пианино. Для председателя КГБ, жизнь положившего «на искоренение тлетворного влияния Запада», согласитесь, несколько странновато.

Последние годы жизни Юрий Владимирович очень болел. Еще за год до кончины, в феврале 1984-го, его положили в Центральную клиническую больницу.

Врачи не смогли его спасти, они не знали, что генсеку только по советскому паспорту — 70, а по настоящему, американскому на имя Элтона Гленна Миллера, — почти 80.

Ещё о Паракварии

Оглавление цикла

Некоторые подробности ранней истории Парагвая - о той благословенной поре, когда он назывался ещё Паракварией и был в десять раз больше.
История о том, как однажды белые люди отнеслись к индейцам по-человечески.

О трагическом финале этой истории я уже рассказывал раньше.

Итак, Параквария - христианское коммунистическое государство, построенное иезуитами в XVII веке на огромной территории, сегодня поделенной между Бразилией и Аргентиной. Маленький осколок Паракварии называется сегодня Парагваем.
[Spoiler (click to open)]


Все это создала всего лишь одна сотня иезуитов. Сто человек на сто тысяч подопечных индейцев.

http://www.indiansworld.org/Articles/istoriya-iezuitskih-redukciy-paragvaya.html#.UsmWy1IRHfA

У истоков иезуитских редукций стояли светские люди. Выдающийся администратор Испанской Америки Эрнандо Ариас де Сааведра (прозванный Эрнандарисом), первый губернатор из креолов, сторонник отмены энкомьенды и миты (аналог русской барщины) в отношении индейцев, и испанский король Филипп III, набожный монарх, всерьёз озабоченный проблемой спасения душ индейцев. Результатом их переписки по данным вопросам и было издание ряда королевских ордонансов, создавших первоначальную юридическую базу для редукций иезуитов в Парагвае.

Ордонанс 18 декабря 1606 года, данный в Вальядолиде, указывал губернатору Рио-де-Ла-Платы и Парагвая Сааведре, что индейцев на Паране надо завоёвывать не "силой оружия", а "исключительно через проповеди и наставление в вере".

Наконец, ордонанс 6 марта 1609-го поручал иезуитам "духовное завоевание" (конкисту эспиритуаль) индейцев гуарани в областях Парана и Гуаира, а также индейцев гуайкуров в Гран Чако, подчёркивая при этом, что "индейцы должны быть такими же свободными, как испанцы". Гражданские власти должны были всячески содействовать иезуитам.


В Европе раздавали в адрес иезуитов обвинения в том, что они порабощают индейцев с целью эксплуатации.

Я задал вопрос знакомому иезуиту, как бы он ответил на это обвинение.

Его ответ (на эсперанто):


La plej granda pruvo, ke la jezuitoj kaj la franciskanoj ne sklavigis aŭ aliel premegis la indiĝenojn estas la simpla fakto, ke la indiĝenoj restis. Aparte la jezuitoj en Paragvajo estis malgrandeta grupo, havanta nenian ajn kapablon reteni la indiĝenojn kontraŭ ilia volo. Tial, se la indiĝenoj restis, evidente ili volis tion fari.
Главное доказательство, что иезуиты и франсисканцы не порабощали и не подавляли аборигенов - это простой факт, что аборигены оставались там. Особенно иезуиты в Парагвае - они были совсем малочисленной группой, не имеющей никакой возможности удерживать индейцев против их воли. Потому если аборигены оставались, то очевидно, что они сами хотели этого.

Потом он добавил:
Oni ne povas ĝeneraligi pro unu situacio pri la aliaj. Tamen ni scias, ke la memoro de la jezuitoj en Kebekio kaj la nuna ŝtato de Nov-Jorko restis en la memoro de la indiĝenoj dum generacioj. Dum la jaroj 1600 la jezuitoj laboris kun la indiĝenoj en nuntempa orienta Usono kaj Kanado. Kiam la unuaj jezuitoj atingis la Rokecajn Montojn en centra kaj okcidenta Usono dum la jaroj 1830, la tieaj indiĝenoj memoris "la nigra-robulojn" kaj petis ke oni sendu al ili denove jezuitojn. Tio estis 'memoro' de pli ol 150 jaroj!
Нельзя обобщать одну ситуацию на все случаи жизни. Но я знаю, что память об иезуитах в Квебеке и в современном штате Нью-Йорк осталась у индейцев на поколения с тех пор, как в 1600-е годы иезуиты работали с аборигенами в современных восточных Штатах и Канаде. Когда первые иезуиты достигли Скалистых гор в центральных и западных Штатах в 1830-е, тамошние аборигены вспомнили "чернорубашечников" и просили, чтобы им прислали снова иезуитов. Это более чем полуторавековая "память"!

Немного о культурной жизни в иезуитских поселениях ("редукциях")
http://www.indiansworld.org/Articles/istoriya-iezuitskih-redukciy-paragvaya.html#%UsWmdvuMCXA
Если от искусства редукций остались деревянные статуи и каменные барельефы, то от музыки не осталось ничего, кроме перечисления музыкальных инструментов в описях имущества редукций.

И со временем исследователи всерьёз стали сомневаться в самом существовании музыки в редукциях в том виде, в котором её расписывали иезуитские авторы. Пока в 1972-м швейцарский архитектор (и иезуит) Ханс Рот не обнаружил в бывших редукциях Сан-Рафаэль и Санта-Ана в департаменте Чикитос в Боливии 5 тысяч листов нотной записи музыки редукций.

Об особом, магическом влияние европейской музыки и искусства на индейцев писали ещё первые миссионеры. Разумеется, иезуиты использовали этот инструмент при работе с гуарани.

О музыке в редукциях говорят многие источники, вплоть до папы Бенедикта XIV в письме епископам от 19 февраля 1749-го.

Хосе Кардиель писал в 1747-м: "Каждая редукция имеет по 30-40 музыкантов. Они учат музыке индейцев с детства и благодаря качеству преподавания и серьёзности учеников, они становятся квалифицированными музыкантами и певцами. Я объездил всю Европу, но только в нескольких соборах слышал музыку лучше".

Судя по описаниям, в каждой редукции был хор мальчиков (не совсем понятно – возможно было два хора, мальчиков и взрослых), орган, оркестр со скрипками и арфами. Религиозные песнопения исполнялись на языке гуарани.

Первым музыкантом был бельгиец Жан Вассо, бывший придворный музыкант французского короля Карла V, приехавший в Парагвай в 1617-м. С ним приехал и француз Луи Бергер, художник и учитель танцев. Жили и работали они в редукции Лорето в Гуаире. Именно они и принесли в жизнь индейцев европейские музыку, танцы и искусство.

Следующий этап развития культуры в редукциях связан с отцом Антоном Зеппом. Он привёз в 1691-м из Европы огромное количество произведений и музыкальных инструментов, вплоть до органов.

Центром музыкального образования и изготовления инструментов была редукция Япею, где отец Зепп основал консерваторию, в которой учились индейцы. Сам Зепп был уникальным человеком, умевшим играть более чем на 20 инструментах. Он же организовал производство инструментов.

Согласно описям имущества, в редукциях были: органы, скрипки, арфы, фаготы, виолончели, альты, арфы, реже – ещё лиры, кифары, гитары, мандолины, пианино, клавесины.

Главные музыкальные произведения для миссий написал живший в Кордобе итальянский композитор Доменико Зиполи. В начале 18-го века он был одним из ведущих европейских композиторов, писавших музыку для органа с оркестром. Но на вершине славы, в 1716-м он покидает Европу и отправляется в Утопию. Сам факт нахождения Зиполи в Америке был подтверждён только в середине 20-го века, когда удалось доказать, что умерший в 1726-м в 38 лет органист иезуитской церкви в Кордобе Эрнано Доминго Зиполи и был тем самым композитором.

Вместе с отцом Зеппом в страну редукций в 1691-м приехал итальянец Джузеппе Браззанелли, архитектор и скульптор. Именно он организовал обучение мастеров из гуарани. Статуи вырезались из дерева, ярко раскрашивались красками и сусальным золотом. Гуарани оказались хорошими учениками - отец Зепп с восторгом описывал, что они быстро научились копировать европейские образцы.



Так родилось "барокко гуарани". По поводу его сейчас много чрезмерных восторгов. Но не стоит преувеличивать. В скульптуре редукций мы видим один из провинциальных вариантов европейского барокко – не больше и не меньше. В Южной Америке есть гораздо более яркие образцы провинциального барокко – вроде творчества Алежадиньо и его круга в колониальных городах Минас-Жерайса.

Был в редукциях и театр. В театре обычно ставились драмы из Библии или житий святых, но были и пьесы светской тематики. Некоторые переведены на гуарани с европейских языков, другие написаны в самих редукциях на местном материале.

Книгопечатание в миссиях основали Ян-Батист Нейман и Хосе Серрано. Первый печатный станок был установлен в Лорето и в 1705-м мастер-индеец Хуан Япай напечатал на нём первую книгу "Римский Мартиролог".

Помимо религиозной литературы, печатались календари, астрономические таблицы и музыкальные партитуры. В Лорето в итоге было издано более 300 наименований книг, в Корпус-Кристи и Канделарии – более 400, в Сантьяго – 180. Печатались книги на латыни и языке гуарани.


А как выглядела повседневная жизнь индейцев в "редукциях"?

http://www.indiansworld.org/Articles/istoriya-iezuitskih-redukciy-paragvaya.html#%UsWmdvuMCXA
После общей части стоит присмотреться к образу жизни обитателей редукций.

Прежде всего, в "государстве иезуитов" отсутствовали деньги. То есть, деньги у иезуитов были – доход от внешней торговли, тратившийся на закупку всего необходимого редукциям. Но во внутренней жизни редукций с 40-х годов XVII века деньги отсутствовали, кроме использования монет в свадебных ритуалах (жених перед алтарём дарил невесте монету – эту монету священник вручал жениху перед церемонией и забирал у невесты после).

Частная собственность была – на дома и наделы, а так же одежду и добываемую продукцию. Однако её нельзя было продавать, завещать, обменивать и дарить. Более того, раз в несколько лет происходил передел земельных наделов между семьями.

Земля редукций делилась на абамба (поля людей) и тупамба (поля Господа). На собственных полях нельзя было работать больше 3-х дней в неделю. Теоретически, на этих полях индейцы должны были выращивать продукцию для собственного пропитания – маис, маниоку, картофель, бобовые, овощи. Излишками они могли обмениваться с другими членами общины в ходе бартерных сделок.

Вот только не один отец Зепп обращал внимание на запущенность полей индейцев. Судя по всему, в социальной модели, созданной иезуитами, у индейцев просто отсутствовали стимулы к эффективной работе на собственных полях.
Тем более что основу рациона индейцев составляла не продукция абамбы, а мясо.

Стада скота находились в собственности общины. Раз в три недели (в крупных редукциях – ежедневно) проводился забой скота и распределение мяса по семьям по числу едоков. Например, Сан-Мигель ежедневно расходовал на своё пропитание 40 голов КРСов – выходит примерно пара килограмм мяса на едока. Столь же щедро раздавался йерба-матэ со складов редукций.

С мясом правда была проблема – иезуитам пришлось вести долгую борьбу, приучая индейцев есть мясо варёным или жареным. Собственно, самовольный забой скота с поеданием его в сыром виде и было наиболее часто фиксируемым в редукциях преступлением.

Тупамба представляла собой пшеничные и рисовые поля, хлопковые и табачные плантации, апельсиновые рощи, а также пастбища. Каждый мужчина общины был обязан отработать на них 2 дня в неделю, не менее 6 часов в день. Женщины привлекались к работе в поле во время сева и уборки урожая. Орудия труда находились в собственности общины, и приоритет их использования определялся иезуитами.

Продукция тупамбы поступала в общинные склады, из которых шла на продажу, выделялась для прокорма вдов, сирот, инвалидов и прочих нуждающихся, как семенной материал, а также на различные праздники. На те же склада поступала и продукция ремесленников общины и с них уже горшки, сковороды, иглы и прочее распределялось среди индейцев.

Дважды в год каждая семья получала сотканные на общественной мануфактуре шерстяные и хлопковые ткани, из которых женщины делали одежду. Ткали только грубую простую ткань. Ткань лучшего качества для алтарных облачений, одежд отцов и чиновников приходилось импортировать.

Одежда была скромной. Наряд мужчин – свободные короткие бриджи, хлопковая рубашка, пара шерстяных пончо, одно для повседневной носки, другое на праздники. Наряд женщин – длинные свободные платья вроде рубашек с массой складок. Обычно ходили босиком.

Стержнем духовной жизни редукций была религия. Все были обязаны посещать утренние и вечерние службы ежедневно. Несколько дней в неделю происходили занятия по катехизации. Исповедоваться и причащаться полагалось ежемесячно. На богатое убранство церквей не жалели средств.

В каждой редукции была начальная школа, занятия в которой вели образованные индейцы под контролем иезуитов, проводивших ежедневно с учениками занятия по катехизации. Учили читать и писать на гуарани, арифметике, пению. Способных учеников иезуиты потом обучали латыни. Сами иезуиты старались говорить на гуарани.

Образование не было всеобщим (а то некоторые современные авторы дописались до того, что утверждают, что учили даже всех девочек). Учились сыновья касиков, чиновников и мальчики, которых иезуиты посчитали способными к обучению. Старшие сыновья касиков и наиболее способные ученики получали "высшее образование" в иезуитских колледжах в Лиме и Кордобе.

В каждой редукции было от 4-х до 8-ми санитаров, регулярно обходивших дома и осматривавших их обитателей. Лечили с помощью традиционной индейской медицины травяными отварами и т.п. Небольшой запас европейских лекарств был у иезуитов.

Наибольшую опасность для редукций несли эпидемии. "Чёрным десятилетием" стали 30-е годы XVIII века, когда от кори в 1733-м умерло более 18 тысяч, от оспы в 1739-м – около 30 тысяч человек. Население редукций серьёзно сократилось и только к середине века стабилизировалось в районе 100 тысяч.

Браки заключались, когда мальчикам исполнялось 16-17 лет, а девочкам – 14-15. Для свадеб было определено два периода в течение года. По данному вопросу существует две противоположные позиции. Противники иезуитов заявляли, что святые отцы сами определяли пары, иезуиты решительно отрицают и утверждали, что индейцы вступали в брак добровольно. В среднем в семьях было по четыре ребёнка.

Распорядок дня был строго определён. Перед рассветом раздавался удар колокола, что будил всех – давалось полчаса на сборы, индивидуальную молитву. В 7-м утра – утренняя служба в церкви, после чего завтракали и распределялись на работы, с 8-ми шли работать, а дети отправлялись в школы. Между 11-тью и 12-тью – обеденный перерыв на час, затем возвращались к работе.

В 16 часов
рабочий день кончался, впереди были занятия по катехизации, новые молитвы, ужин, вечерняя служба. Между 20-тью и 21-м снова звучал колокол и жители отходили ко сну.

По воскресным и праздничным дням работать было запрещено, проводилась торжественная месса, представления театра, танцы, учебные бои, музыкальные концерты и пр.

Основная функция алкалдов и комиссаров и состояла в том, чтобы следить за соблюдением распорядка дня. Наказания были 4-х степеней: порицание и публичное порицание с наложением епитимьи, телесное наказание (до 25 ударов палкой) за всякие грехи вроде пьянства и сыроядения, за более серьёзные проступки – тюремное заключение на срок до 10 лет. Чтобы исключить злоупотребление властью, любое наказание накладывалось после согласования с иезуитом.

Смертной казни не было. Высшей мерой наказания было изгнание из общины.

Самовольно покидать редукции индейцы права не имели. Все выезды из редукции охранялись часовыми. Покидать территорию редукции можно было только в сопровождении иезуита, либо по предъявлении пропуска.

Залётные визитёры с восторгом описывали набожность, непорочность и чистоту нравов индейцев. "Земля без греха" – так переосмыслили иезуиты "землю без зла" из языческих верований гуарани.

Самовольно покидать редукции индейцы права не имели.
По моему опыту, это означало "не имели право самовольно покинуть кроме как навсегда". В монастыре так и делается.
В принципе, ты свободен как птица. Но если ты хочешь оставаться монахом, то должен делать то, что положено.
То есть, в каждый момент надо делать выбор: либо ты продолжаешь жить здесь - но тогда строго в соответствии с правилами! - либо ты уходишь навсегда.

О качестве питания: Сан-Мигель ежедневно расходовал на своё пропитание 40 голов КРСов – выходит примерно пара килограмм мяса на едока. Столь же щедро раздавался йерба-матэ со складов редукций.


О духовной жизни "редукций":

Все население исповедывало христианскую религию, тезисы и обряды которой ставились во главу угла. Но католицизм не мешал процветанию суеверий, которые поддерживались иезуитами. Впрочем, формально христианство исповедывалось в самой строгой форме, с точным соблюдением всей обрядовой стороны. Внешнее благолепие ставилось при этом на первый план. Даже свидетельства о крещении торжественно изготовлялись в Риме. Папа ревностно почитался главою церкви, наместником Христа на земле, а отцы-иезуиты — посредниками между богом и индейским населением.
Религии и богослужению отводилось в Парагвае очень много места. Присутствие при богослужении было для всех обязательно. Все население неукоснительно посещало все службы, молилось, исповедывалось, причащалось установленное число раз и принимало деятельное участие в церковных церемониях и пении. рто, естественно, вело к беспрекословному повиновению священникам и их управлению не только поведением, но и помыслами всей паствы. Отсюда один шаг к системе аскетических упражнений и к религиозному фанатизму, которые особенно усиленно поддерживались.
В этом смысле мы видим полнейшее осуществление теократического идеала Кампанеллы.
Итак, церковь, ее нужды, жизнь и вопросы занимали первенствующее место; это давало определенное направление и содержание духовной жизни гуарани, создавая своеобразную религиозную общину. Церковная архитектура,— как видно из сохранившихся гравюр и из описаний д'Ор-биньи (1830 г.),— представляла собою единственную внешнюю роскошь, музыка, хоры и даже танцы при богослужении— главнейшее развлечение. Церковные интересы и религиозное настроение наполняли душу гуарани. Мечты о христианских добродетелях были высшим проявлением духа, что поддерживалось участием в духовных братствах.
Благолепие богослужения и внешняя обрядность занимали все время. Церковь своею внешностью тоже способствовала повышению духовного интереса. Церкви строились из камня, красивой и прочной архитектуры, с солидными украшениями. Стены со слюдой, резьбою и инкрустациею, алтари, украшенные золотом и серебром. На развитие музыкальной и вокальной части религиозных церемоний обращалось особое внимание.
Положительные и отрицательные стороны такого массового воздействия и воспитания были налицо: нравы несомненно становились мягче, поведение скромнее, но лицемерие и ханжество естественно свивали себе здесь прочное гнездо. Вопрос о направлении духовной культуры, таким образом, разрешался просто.
Население было очень однородно: туземцы или мети-Зированные туземцы нескольких родственных племен и руководители— отцы-иезуиты: никакие иные европейцы или власти иного порядка или типа в редукции не допускались. Следовательно никакого духовного восстания, оппозиции и противодействия не могло быть. Не могло быть и борьбы за индивидуализм,— этой полярности и разлагающей силы против коммунизма.
Посмотрим теперь, в каких материальных условиях находилось и жило все население парагвайских редукций.
Центром внимания было насаждение евангельских добродетелей: равенства, послушания, скромности и бедности. Отсюда — один шаг к идее общности имущества первых христиан, легко под влиянием утопий нового времени превращавшейся в коммунизм.
Вся однородная масса населения находилась' на иждивении и попечении государства и жила в совершенно одинаковых условиях. Порядок жизни и существования устанавливался как для каждого дня, так и для всего течения жизни. Священники появлялись под величавую музыку, при фимиаме и пении, во всем блеске великолепных одежд. Все было строго и заранее регламентировано на основах коллективного пользования, принудительного труда и поголовного имущественного равенства. В итоге не было ни бедности, ни богатства, ни нищеты, ни роскоши, т. е. не было обычных социальных бедствий, раздирающих индивидуалистический строй. Зато налицо были и однообразие и казарменная монотонность жизни. Внутреннее содержание жизни парагвайцев давала церковь, ее служба и обряды, а это не могло всего заполнить, даже у гуарани; поэтому жизнь парагвайских коммунистов была бедна другими внешними впечатлениями. Театра или иных общественных развлечений не полагалось. Танцы не поощрялись, редукции — небольшие городки — были очень монотонны, трафаретны. Общественной роскоши никакой. В этом смысле описание красот города Солнца с его уличной хрестоматией на стенах выгодно оттеняет серую скуку парагвайских поселений. Здесь, в противоположность фантазии Кампанеллы, кроме церквей, магазинов и мастерских, да кое-где кирпичных заводов — никаких общественных учреждений и общедоступных зданий не было. Все частные хижины были крайне однообразны, бедны и неуютны. Они строились плохо и из плохого материала. Жилищный вопрос стоял Здесь, несомненно, на первой очереди. Вообще скудость и бедность внешней обстановки этих крохотных и тесных городков была удручающей. Только субтропическая природа за селениями несколько смягчала скуку редукций. За изгородью из колючих кактусов тянулись рисовые и тростниковые поля, хлопковые и чайные плантации, целые апельсиновые рощи. Рогатый скот разводился в большом количестве, но надзор за неистреблением его отнимал много времени у патеров, так как туземцы весьма охотно тайно истребляли скот, быстро пожирая мясо убитых ими животных.
Точно так же преследовалось пьянство. Борьба с ним велась особенно энергично. За пьянство давались наказания. Вообще к наказаниям прибегали.
Случалось, напр., что туземцы являлись к патеру с заявлением, что бык сбежал или зарезан ягуаром. В действительности животное съедалось туземцами, что скрыть было трудно. Заявление о пропаже делалось с чистосердечным, наивным видом, не без огорчения о случившемся. Патеры отлично знали цену таких заявлений, назначали положенное число ударов и делали соответствующие внушения.
Законов писанных не было. За проступки следовали наказания. Вообще же скала уголовных и иных наказаний была несложна. За отсутствием свода законов,— юриспруденция у этих коммунистов была не в фаворе, — все сводилось к правилам и обычаям. Согласно последним, система наказания была такова: 1) замечания и выговор, 2J пу-.бличное порицание, 3) физическое наказание, но не свыше 25 ударов, 4) тюремное заключение, но не свыше десяти лет, хотя первоначально убийцам назначали и пожизненное. Смертной казни ни теоретически, ни фактически не существовало.


Какого происхождения были иезуиты, правившие Парагваем?

Некоторые индейцы, выросшие в редукциях, потом получали образование в Европе, становились иезуитами и возвращались на родину уже в новом качестве.

Однако
Цитировать
Число иезуитов в "государстве" составляло от 100 до 120. При этом большинство их составляли не испанцы и креолы, а немцы, итальянцы и французы.

Цитировать
Возглавлял "государство иезуитов в Парагвае" ординатор миссий, подчинявшийся парагвайскому провинциалу ордена. Миссии в долинах Параны и Уругвая возглавляли субординаторы. Вся территория делилась на 31 округ (доктрины). Центром каждой доктрины и являлась редукция, представлявшая собой своеобразный город-государство.
Национальность ординатора в разное время была разной.

Любопытные эпизоды истории.

"Бандейранты" - это бразильские бандиты, охотники за рабами.



В 1616-м бандейра во главе с Мануэлем Прету впервые навестила Гуаиру и построила португальский форт на левом берегу Тибаги, напротив редукций иезуитов. Изначально объектом охоты бандейрантов были "ничьи" индейцы, не имевшие отношения к редукциям. Во многом и благодаря этому, гуарани оказались так восприимчивы к проповедям иезуитов. В результате "ничьих" индейцев в Гуаире не осталось.

И в 1628-м самый знаменитый бандейрант Антониу Рапожу Тавареш ведёт из Сан-Паулу бандейру в 69 белых (португальцев и голландцев), 900 метисов и более 2 тысяч союзных индейцев тупи, чтобы вышвырнуть иезуитов из Гуаиры.

На возражение святых отцов, что вообще-то и бандейранты, и иезуиты, и их подопечные-гуарани, являются подданными одного христианского короля (с 1580-го по 1640-й Португалия входила в состав Испании), Тавареш дал ответ, вошедший в бразильские учебники истории: "Эта земля наша, а не короля Испании".

29 января 1629-го была взята штурмом редукция Сан-Антонио – 4 тысяч индейцев уведено в рабство, церковь сожжена. Двум иезуитам позволено сопровождать бандейру в Сан-Паулу, множество индейцев погибло на обратном пути.

В 1630-м бандейра Андре Фернандеша разрушила ещё две редукции Гуаиры, в следующем году – новые набеги.

К концу 1631-го индейцы были сконцентрированы в двух уцелевших редукциях – Сан-Игнасио и Лорето. Монтоя и Мазета приняли решение об эвакуации – 12 тысяч индейцев на 700 каноэ направились вниз по Паранапанеме, а затем Паране. По пути к ним присоединились 2 тысячи индейцев из редукции Тайоба во главе с Педро Эспиносой. Переход был крайне тяжёлым, в марте 1632-го только 4 тысячи гуарани добрались до редукций Параны.

К слову, испанские колонисты в Гуаире, ненавидевшие иезуитов, всячески помогали бандейрантам. Разумеется, после ухода иезуитов, бандейранты принялись и за них и к 1638-му очистили Гуаиру от испанцев.



Вот что предприняли иезуиты:

Цитировать

12 мая 1640-го Монтоя получает королевский ордонанс, снимающий в отношении гуарани запрет на владение индейцами огнестрельного оружия, и отправляется с ним в Лиму. В то же время Тино получает от папы римского буллу, запрещающую бандейрантам обращать в рабство крещённых индейцев.

На месте иезуиты то же не сидели без дела – провинциал Диего де Бороа смог получить у губернатора Рио-де-Ла-Платы Бенавидеса разрешение на создание вооружённого ополчения гуарани, из Буэнос-Айреса прислали 11 солдат, чтобы обучить индейцев владению огнестрельным оружием.

В конце 1638-го войско из 4 тысяч гуарани во главе с ординатором редукций Параны, Уругвая и Тапе Диего де Альфаро пересекла реку Уругвай и прошла по разрушенным редукциям, где столкнулась с небольшой бандейрой. После ряда стычек бандейранты были обращены в бегство, но Альфаро погиб в бою. Новым ординатором редукций стал Клаудио Райер.

Известие о поражение вызвало гнев в Сан-Паулу. Тут ещё совсем некстати явился отец Тано с папской буллой. Результатом было изгнание иезуитов из Сан-Паулу и формирование громадной бандейры в 450 белых и 2700 индейцев тупи во главе с Мануэлем Пиресом и Йерониму Педрозу ди Барриушом. Осенью 1640-го она выступила в поход.

Иезуиты были предупреждены и проделали серьёзную подготовительную работу. У них к этому времени было подготовлено войско из 400 гуарани с огнестрельным оружием и 4500 – с луками. Во главе армии стояли иезуиты из бывших солдат - Хуан Карденас, Антонио Берналь и Доминго Торрес.

Базой стала редукция де-ла-Асунсьон-дель-Акарагуа, расположенная на правом берегу реки Уругвай, на холме у ручья Акарагуа. Она была перенесена на холм у места впадения ручья Мбороре в Уругвай. Особенности рельефа делали это место идеальным для обороны и засады.

В январе 1641-го бандейра прибыла к Акарагуа и устроила на холме форт. 11 марта 1641 года 300 каноэ бандейры направились вниз по течению к Мбороре. В протоке их поджидали 60 каноэ с мушкетёрами-гуарани во главе с капитаном Игнасио Абиару, касиком редукции Асунсьон. По обеим берегам по зарослям рассыпались тысячи гуарани с луками и пращами.

Внезапный удар войска иезуитов был сокрушительным, бандейра, понеся большие потери, отступила в Акарагуа, где укрылась за частоколом. На другой день к Акарагуа подступило войско редукций, осадила форт и начала его обстрел. Иезуиты не намеревались его штурмовать, ибо знали об отсутствии у осаждённых запасов воды и пищи. Индейцы тупи начали дезертировать из бандейры и присоединяться к войску редукций.

16 марта бандейранты с большими потерями прорвали осаду и ушли в Сан-Паулу.



Мне кажется, эти факты напрочь опровергают распущенные по Европе противниками иезуитов (масонами) ложные слухи о том, будто иезуиты порабощают индейцев с целью эксплуатации.

Вы себе можете представить концлагерь, узники которого вооружены до зубов и способны прогнать 3000-ный отряд бандитов?


Зарисовска с натуры:рассказ Антонио Зеппа, южнотирольского дворянина, бывшего капельмейстера габсбургского императора Карла V, прибывшего в страну редукций в 1691-м.

  Вечером 1 июня 1691 года путники увидели на левом берегу поселение на холме, хорошо укреплённое стенами и рвом. Это и была редукция Япейю, самая южная и одна из самых крупных.

"Когда утром 2-го июня отцы уже готовились сойти на берег, внезапно раздался страшный шум и грохот, как будто от угрожающего нападения неприятелей. По реке продвигаются два фрегата. Они симулируют морскую битву, непрерывно обмениваясь пушечными выстрелами. В то же время на берегу вступают в сражение два эскадрона кавалерии и две роты пехоты с таким воинственным пылом, что изумлённые зрители не могут поверить своим глазам и ушам…
Блестят мушкеты, бьют барабаны, звучат рожки, флейты и тромпеты".

Так гуарани встречают вновь прибывших иезуитов, согласно своим обычаям. В сопровождении нескольких тысяч индейцев, под колокольный звон, через серию обвитых зеленью триумфальных арок святые отцы идут в церковь.
Она возвышается на огромной площади, в тени пальм, окружена со всех сторон крытыми галереями, за которыми возвышаются здания.


Итак, оказывается, христианский коммунизм - это не фантазия, а историческая реальность.

И выглядела эта реальность на удивление привлекательно даже в описании коммуниста, человека, мягко говоря, нерелигиозного, и собственно на церковный аспект дела наезжающего.
А ведь еще надо учесть, что речь идет о XVII веке, когда вообще-то нравы были очень дикие и жизнь человеческая в Европе ничего не стоила. Тем более - жизнь индейца...
Однако этим иезуитам удалось построить общество, которое можно оценивать даже современной меркой. Пусть невысоко оценивать, но можно.
Другие страны той эпохи современной меркой мерить вообще бессмысленно.


Окончание

Две русских песни. Вы удивитесь. Наша культура в неожиданном ракурсе.

Китаянка поет русскую песню. Как удивительно глубоко она чувствует её.
https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=OjMnvQ7qRhk

Знакомая песня - но звучит на ином языке. Красиво и торжественно.
https://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=XKYUYwIxf-Q

Аргумент от сложности

Оригинал взят у schegloff в Аргумент от сложности
Мой любимый аргумент против мирового правительства звучит так: "А вы сами-то пробовали управлять хотя бы одним человеком?". Адепт мирового правительства, который действительно ни разу не пробовал [адепты, они же все аутисты и лузеры], тут же уходит посрамленным.

Аналогичный эпизод есть в фильме "Я робот", когда человек говорит роботу: ну ты же робот, ты не можешь, к примеру, написать симфонию! А ты, отвечает робот, - можешь? Вот лично Вы, уважаемый читатель, сколько симфоний написали? Ни одной? Однако уверены, что "симфонии существуют", с той же степенью убежденности, что и "мирового правительства не существует".

Поэтому нужно различать вещи доступные каждому, и вещи, доступные некоторым. Лично Вы не исправляете экзешник Windows, когда Вам кажется, что она работает как-то не так; а между тем, для некоторых это в порядке вещей. Вы умеете управлять государством? Непохоже, а некоторые [как раз читаю биографию Обамы] так запросто, потому что всю жизнь этому учились. Наконец, если Вам поручить устроить договорной футбольный - то сумеете ли Вы это сделать? Подозреваю, что нет, потому что никогда этим не занимались.

Но означает ли это, что договорные матчи с заранее запланированным результатом невозможны? Перед тем как отвечать, ознакомьтесь с масштабами соответствующей индустрии:

Ежедневно на кону в спортивных сделках оказывается около 3 миллиардов долларов, большая часть ставок делается в футболе, и большая часть из них заключается в Азии. Это солидная работа для компаний, занимающихся обменом валют. Мы можем использовать колебания курсов, подтасовывать ставки таким образом, чтобы системы безопасности компаний этого не замечали. А в футболе так много разных моментов, которые могут изменить результат как в одну, так и в другую сторону. А вам остается всего лишь смотреть на то, как игрок команды Ilves ведет борьбу в штрафной площадке, где, возможно, форвард клуба Viikingit сделает «нырок». Такого рода вещи происходят постоянно. И это может случиться, где угодно. И пока вы бегаете по полю в Финляндии, этот синдикат с помощью компьютеров делает максимально крупные ставки на результат, определенный боссом, и для этого используются рынки в Маниле, где ставки принимаются во время игры, а время для повышения ставок выбирается таким образом, чтобы системы безопасности не заметили ничего подозрительного.

Так вот, все что сказано в отношении футбола, можно сказать и в отношении мирового правительства. Никого из нас не возьмут работать в это правительство, потому что там требуются специалисты. Люди, умеющие преодолевать сложность управляемых систем, как делает это букмекерский синдикат с футбольными матчами.

Симфонии существуют.

Слушайте русское молчание

Оригинал взят у piligrim04 в Слушайте русское молчание

Сейчас время военной пропаганды. Военная пропаганда - штука нехорошая, но если посмотреть с точки зрения литературы - она тоже бывает бездарной, бывает совсем бездарной... а бывает и талантливой.
Я хочу предложить Вашему вниманию шедевр военной пропаганды.
НАСТОЯЩИЙ ШЕДЕВР:

[Spoiler (click to open)]

Мир переполнен призывами к России. Мир призывает русских и их президента повлиять на «пророссийских сепаратистов» на Юго-Востоке Украины. Международное сообщество, российская интеллигенция, украинский медиакласс задыхаются от крика, которым напоминают нам о нашем миролюбии, о непротивлении злу, о Льве Толстом и Махатме Ганди.

— Мир! Мир! Мир! Милосердие!

Вот что слышим мы круглыми сутками.

И одновременно с этими призывами, из тех же самых ртов в нас летят угрозы:

— Санкции! С голода сдохнете! В пещеры вас загоним! В бараки! Всё отнимем, всё отберём, всех купим, заставим! Засудим!

Что же раздаётся в ответ? Что слышат наши визави от русского президента? Что они слышат от нашего народа?

Молчание.

На мир опустилось тяжёлое, невыносимое, как предгрозовая тишина, русское молчание.

[Spoiler (click to open)]

Отлились и высохли женские слёзы. Разгладились только что искажённые от омерзения и гнева лица мужчин.

Тишина. На мир опустилась священная русская тишина, на фоне которой все выкрики, все призывы, все махания транспарантами, зигхайли, «смерть ворогам» и «слава Украине», требования выглядят особенно жалко и неуместно — словно пьяные требования «Мурку!» в консерватории перед началом исполнения второго концерта для фортепьяно с оркестром Рахманинова.

Время этой музыки прошло. Не будет ни рэпа, ни блюза, ни рок-н-ролла. Они уже неуместны.

Сейчас в мире загремит русская симфония.

Но пока… пока ещё первые ноты не пронзили огромное сердце человечества — в мире наступает тишина. Так решила русская душа, и никакая сила на свете не в состоянии запретить наступить этой тишине. И хрипнут лужёные глотки, давятся заготовленными и выученными словами опытные ораторы.

Тишина идёт.

Тишина, огромная и могучая, как медведь, наступает, наваливается на земной шар, душит в железных объятиях.

Они ещё пытаются кричать, чтобы не дать себе поверить в то, что неизбежное уже происходит, не дать ужасу опуститься из осознавшего всё разума в сердце и заморозить его. Но крики всё более похожи на писк.

Так решила русская душа, и в который уже раз за человеческую историю Бог с ней согласен.

А если Бог с нами, то кто против?

Почему русские молчат?! Почему их президент молчит? Почему они не отвечают?

Всё больше и больше страха в этих вопросах.

Всё больше и больше понимания правильного ответа на них.

России больше не с кем разговаривать на этой планете. У России нет достойных собеседников. У России нет предмета, который стоит с кем-либо обсуждать.

Россия молчит. Россия ужасна в своём молчании.

Страшен этот молчаливый, всё понимающий, пронзающий насквозь, не оставляющий места ни для какого лицемерия, не позволяющий закрыть от себя ни одну, хоть самую хорошо обдуманную подлость, ни одно предательство, как бы ни было оно завёрнуто в пелены оправданий, ни одно преступление, взгляд.

Где? Где же они раньше могли видеть этот жуткий взгляд?

Ах, да… Русские иконы.

Так смотрит русский Бог.

Русский Бог. Бог — русский?

Да. Сегодня Бог — русский!

И всё Небесное Воинство сейчас — русское. И Святой Георгий сменил копьё на РПГ-7.

Это взгляд России. Это взгляд Бога.

…Страшно русское молчание. Потому что это приговор.

В этой опускающейся на мир тишине больше нет возможности за отвлекающим шумом прятать от себя правду о себе.

Россия молчит. И в этом молчании они лихорадочно пытаются вспомнить, что там говорили их великие о России? «Россия — это загадка, упакованная в тайну, спрятанную в непостижимость». Так, кажется?

И понимают ответ: просто Россия — это Бог.

А если Россия это Бог, то «Мне отмщение и Аз воздам» — это про неё. Она воздаст.

Вот-вот прозвучат во вселенной первые ноты новой русской симфонии. Она сорвёт все маски, она проветрит и обновит весь мир — душа за душой. Она не оставит ничего затхлым и старым. Она сотворит всё новое. Она прогремит как гроза, она пронесётся по миру как буря, она потрясёт незыблемое и развеет в пыль то, что казалось вечным.

А пока — на мир пришла русская тишина.

Слушайте тишину.

Роман Носиков