Category: политика

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше чем прежние. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Тональ и дискурс, нагваль и континуум (политтехнологии современной элиты)

Есть реальность, а есть модели реальности - и они друг другу не тождественны. Эта мысль - начало европейской философии (глубокая античность), и начало человеческой саморефлексии.

[А теперь позвольте мне разъяснить несколько основных понятий моего дискурса. Боюсь утомить читателя философией, но куда же без неё в современном непростом мире? По мере возможности стараюсь быть увлекательным и прячу свои могабукофф под спойлер - храня их для тех, кому нравится понимать самую мякотку, самую суть вещей.]Ведь моё сознание это ни что иное как модель реальности, модель - но не сама реальность. Правда, сам по себе факт наличия у меня сознания это тоже часть реальности. Тем не менее, для меня самого моё сознание это единственное, что мне дано в реальности. Оглянись вокруг! - всё, что ты увидишь, лишь часть твоего сознания. Всё, что ты помнишь в прошлом и что предполагаешь в будущем, это лишь часть твоего сознания. Иными словами, для тебя твоё сознание это и есть единственная известная тебе реальность. Точнее, твоё сознание это и есть всё, что ты знаешь о реальности.

Но с того момента, как ты и это осознал, частью твоей реальности становится и неизвестное тебе бессознательное, лежащее за пределами твоего сознания. Бессознательное это и есть реальность-как-таковая, вещь-в-себе. А пара сознание/бессознательное - основная полярность того дискурса, которым я сейчас пользуюсь.
Сознание это ведомое, бессознательное - неведомое и непостижимое. Непостижимое по определению - просто потому, что по мере того как я его постигаю, оно перестаёт быть собой и становится частью сознания. И наоборот, сужение сознания это обязательно и расширение бессознательного, а утрата сознания - транс - царство бессознательного.

А теперь я совершу скачок и предложу уважаемому читателю иной дискурс - дискурс, благодаря которому я тридцать лет назад сошёл с ума и увидел мир иным, дискурс Карлоса Кастанеды:

— Я собираюсь рассказать тебе о тонале и нагуале, — сказал он наконец и пронзительно посмотрел на меня.

Мне впервые за время нашего знакомства довелось услышать от него эти два термина. Я смутно помнил их из антропологической литературы о культурах центральной Мексики. Я знал, что «тональ» (произносится как тох-на’хл) был своего рода охранительным духом, обычно животным, которого ребенок получал при рождении и с которым он был связан глубокими узами до конца своей жизни.
«Нагуаль» (произносится как нах-уа’хл) — название, дававшееся или животному, в которое маг мог превращаться, или тому магу, который практиковал такие превращения.


[Детали]— Это мой тональ, — сказал дон Хуан, потерев руками грудь.

— Твой костюм?

— Нет, моя личность.

Он похлопал себя по груди, по ногам и по ребрам.

— Мой тональ — все это.

Он объяснил, что каждое человеческое существо имеет две стороны, две отдельных сущности, две противоположности, начинающие функционировать в момент рождения. Одна называется «тональ», другая — «нагуаль».

Я рассказал ему о мнении антропологов об этих двух понятиях.

Он позволил мне говорить, не перебивая.

— Ну, все что ты о них знаешь или думаешь — сплошная ерунда, — сказал он наконец. — Я могу заявить это с полной уверенностью, потому что ты ни в коем случае не мог знать того, что я скажу о тонале и нагуале. Дураку ясно, что ты ничего об этом не знаешь: для того, чтобы познакомиться с этим, следует быть магом. А ты — не маг. Ты мог поговорить об этом с другим магом, но этого не было. Поэтому отбрось то, что ты слышал об этом раньше, потому что это никому не нужно.

— Это было только замечание, — сказал я.

Он комически поднял брови.

— Сейчас твои замечания неуместны, — сказал он, — На этот раз мне нужно твое нераздельное внимание. Я собираюсь познакомить тебя с тоналем и нагуалем. У магов к этому знанию интерес особый и уникальный. Я бы сказал, что тональ и нагуаль находятся исключительно в сфере людей знания. Для тебя это пока та заслонка, которая закрывает все то, чему я тебя обучал. Поэтому я и ждал до сих пор, чтобы рассказать тебе о них.

Тональ — это не животное, которое охраняет человека. Я бы сказал, пожалуй, что это хранитель, который может быть представлен и как животное, но это не главное.


Он улыбнулся и подмигнул мне.

— Теперь я использую твои собственные слова, — сказал он, — тональ — это социальное лицо.

Он засмеялся и подмигнул мне.

Тональ является по праву защитником, хранителем. Хранителем, который чаще всего превращается в охранника.

Я схватился за блокнот. Он засмеялся и передразнил мои нервные движения.

— Тональ — это организатор мира, — продолжал он, — Может быть, лучше всего его огромную работу было бы определить так: на его плечах покоится задача создания мирового порядка из хаоса. Не будет преувеличением сказать, что все, что мы знаем и делаем как люди, — работа тоналя. Так говорят маги.
В данный момент, например, все, что участвует в твоей попытке найти смысл в нашем разговоре, является тоналем. Без него были бы только бессмысленные звуки и гримасы, и из моих слов ты не понял бы ничего.
Скажу далее, тональ — это хранитель, который охраняет нечто бесценное — само наше существование. Поэтому врожденными качествами тоналя являются консерватизм и ревнивость относительно своих действий. А поскольку его деяния являются самой что ни на есть важнейшей частью нашей жизни, то не удивительно, что он постепенно в каждом из нас превращается из хранителя в охранника.

Он остановился и спросил, понял ли я. Я машинально кивнул головой, и он недоверчиво улыбнулся.

— Хранитель мыслит широко и все понимает, — объяснил он. — Но охранник — бдительный, косный и чаще всего деспот. Следовательно, тональ во всех нас превратился в мелочного и деспотичного охранника, тогда как он должен быть широко мыслящим хранителем.

— Тональ — это все, что мы есть, — продолжал он. — Назови его! Все, для чего у нас есть слово — это тональ. А поскольку тональ и есть его собственные деяния, то в его сферу попадает все.

Я напомнил ему, что он сказал, будто бы «тональ» является «социальным лицом». Этим термином в разговорах с ним пользовался я сам, чтобы определить человека как конечный результат процесса социализации. Я указал, что если «тональ» был продуктом этого явления, то он не может быть «всем», потому что мир вокруг нас не является результатом социальных процессов.

Дон Хуан возразил, что мой аргумент не имеет никаких оснований, ведь он уже говорил мне, что никакого мира в широком смысле не существует, а есть только описание мира, которое мы научились визуализировать и принимать как само собой разумеющееся.

— Тональ — это все, что мы знаем, — сказал он, — Я думаю, что это само по себе уже достаточная причина, чтобы считать тональ могущественной вещью.

Я взглянул на дона Хуана. Он смотрел на среднюю часть моего тела. Но вот он поднял глаза, и ко мне мгновенно вернулась ясность мысли.

— Тональ — это все, что мы знаем, — медленно повторил он. — И это включает не только нас как личности, но и все в нашем мире. Можно сказать, что тональ — это все, что мы способны видеть глазами.

Мы начинаем взращивать его с момента рождения. Как только мы делаем первый вдох, с ним мы вдыхаем и силу для тоналя. Поэтому правильным будет сказать, что тональ человеческого существа сокровенно связан с его рождением.

Ты должен запомнить это. Понимание всего этого очень важно. Тональ начинается с рождения и заканчивается смертью.


Я бы попросил моего читателя пробежать всю главу из Кастанеды, где подробно и на примерах рассматривается понятие тоналя, однако боюсь нанести вред тем, кто подобно мне в молодости, примет рассуждения индейца слишком близко к сердцу. Потому мой читатель правильно поступит, если не станет тратить на них своё время, а просто примет к сведению, что магическая пара тональ/нагваль соответствует описанной выше паре сознание/бессознательное.

Соответствует, но не тождественна ей. Потому что Кастанеда называет "тоналем" не (только) сознание наше, но ту силу, которая это сознание формирует.
Иными словами, "тональ" у Кастанеды это не (только) та модель реальности, в которой ты обитаешь, то и Хозяин этой модели. Несколько дней назад я намекнул на природу этого Хозяина, рассмотрев его проделки на конкретном и наглядном примере французского фильма Франсуаза или супружеская жизнь (1964), в до того использовал вместо пары сознание/бессознательное или тональ/нагваль другую, чисто французскую пару категорий дискурс/континуум, заменив "континуум" более понятной "реальностью" (см.Хозяева дискурса и Господин реальности).

Я хочу обратить внимание уважаемого читателя, что все эти оппозиции (тональ/нагваль = сознание/бессознательное = дискурс/континуум) не совсем совпадают между собой, хотя и очень близки по смыслу.
В самом деле, дискурс это всего лишь способ использования языка, а сознание включает в себя не только обозначаемые словами вещи, но и континуум восприятия, ту 3D картинку "реальности", в которой наивный человек обитает как в самой реальности, понимая её за саму реальность. Хитрые французы включили в свой "континуум" отчасти очевидное, а отчасти невероятное, тем самым прописав нагваль внутри сознания человека. То есть, сознание больше дискурса, как тональ больше сознания, ведь "тональ" это не только сознание, но и его Хозяин: тональ > сознание > дискурс. Соответственно, нагваль это самое точное и конкретное понятие с противоположной стороны оппозиции:  континуум > бессознательное > нагваль.

Самые "маленькие" понятия являются самыми конкретными и важными, а более общие - размыты и неопределённы.
Наиболее конкретными из перечисленных являются дискурс и нагваль.

Дискурс - это каркас, основа нашего сознания. Дискурс это способ говорения. А то, как (и с кем) мы говорим внутри себя, в своем уме - этим и определяется общая структура нашего сознания. Дискурсом определяется сознание, хотя сознание не исчерпывается дискурсом, ведь мы отчасти сознаём и много такого, что с трудом могли бы описать словами. Сознание это дискурс плюс континуум непосредственного восприятия. "Тональ" ещё больше. Тональ это сознание плюс тот, с кем мы говорим, когда говорим внутри себя, в своём уме. Тональ это и есть Хозяин дискурса плюс всё то, что мы благодаря ему осознаём.

Континуум восприятия - самое общее понятие. Оно включает в себя как осознаваемое нами, так и неосознаваемое. В любом случае, это то, что лежит за пределами слов. Отчасти мы обозначаем его словами, а отчасти и не можем обозначить. Уже и конкретнее континуума бессознательное - оно целиком лежит за гранью нашего сознания. Хотя и может ощущаться чувственно, но остается неуловимым для ума. Наконец, нагваль это та часть бессознательного, котораяв принципе не может быть осознана, потому что вовсе не принадлежит нам, находится за пределами нашего ума. Нагваль это и есть Бессознательное с большой буквы - то самое Бессознательное, которому посвящена значительная часть моего ЖЖурнала.

Если читатель окинет взором всё сказанное, то он придёт к выводу, что если отделить от "тоналя" сознание, вычленив в этом понятии самую его суть, то вдруг окажется, что Хозяин дискурса это и есть нагваль.

Кастанеда играет словами, используя "тональ" то в одном, то в другом смысле. То тональ у него это "остров", на котором мы обитаем в безбрежном море нагваля. То тональ это защитник, который злонамеренно превратил нашу обитель в тюрьму, выбраться из которой и должен нам помочь Нагваль (а в следующих томах выясняется, что нагваль это ещё и магический титул дона Хуана). Но если разобраться по сути, то Нагваль и есть тот, кто создает наш тональ и кто держит нас заключенными в этом тонале.


Связывая всё, сказанное выше, с политикой, я отмечу, что основным методом Управления, который использует в настоящее время элита Франции, является создание и распространение дискурсов. Зараженный определенным дискурсом человек сам становится источником инфекции и заражает тех, кто способен и желает воспринять этот дискурс. Но этот метод было бы невозможно использовать, если бы сами французы не находились в тесном союзе с теми, кто ведет беседы наедине с человеческим умом в рамках данного дискурса. Ведь если бы люди использовали данный дискурс лишь для общения с другими людьми, то их сознание в целом мало менялось под действием того или иного дискурса - в конце концов, разговоры составляют лишь часть жизни. Суть технологии в том, что человек использует это дискурс и оставшись наедине с собой! А точнее, наедине со своим Бессознательным.

Эта технология легко позволяет переносить на политику наши интимные сексуальные и религиозные чувства, используя их в целях элиты. Конечно, поддаваться подобному соблазну - большая ошибка. Сексуальность наша да раскроется в супружестве, а религиозность - во Христе. Иначе выходит духовный блуд или прелесть (так это называется в Православии). Но де-факто все мы в той или иной мере попадаемся на эту удочку. Вот поучительная история из жизни женщины, реально знающей толк в "тёмных искусствах".

Цитирую:

Дело было в 2013 году. До этого года я была вполне себе либералом и голосовала на выборах за Прохорова.
И вот однажды лежу на диване перед работающим телевизором, читая книгу, а в телевизоре о чём-то Путин говорит.
Я поднимаю глаза на экран, и с удивлением замечаю, что меня изнутри начинает заливать тёплая волна симпатии к вождю. То есть, одной частью сознания отмечаю эту волну, а у другой части глаза на лоб лезут от изумления от таких своих ощущений.
Ну, поизумлялась, и дальше стала жить. Только потом отметила, что моё отношение к Путину с тех пор поменялось и стало очень симпатизирующим. Вроде бы ни с чего)).
А потом припомнила, как осуществляется приворот мужчины на женщину (или наоборот), как внезапно объект манипуляции начинает пылать чувствами к своему якобы "избраннику". Как внезапно вспыхивает такая "любовь" и чем она чревата.
И ещё - есть в моей биографии такой момент - нас учили "программировать" людей на нужные действия. (Понимаю, что в это сложно поверить, но кто не верит, пусть не верит. Всё равно от этого ничего не меняется).
И как-то так случилось, что я стала внимательно смотреть выступления нашего президента, и с удивлением увидела технику такого программирования в его исполнении.
Кто не знает о том, как это выглядит - никогда не заметит.
Думаю, что кгбешников такому учат))
Техника эта такова - сначала человеку "внушается" то действие, которое он должен совершить. Или идея, которой он должен придерживаться. (секрет весь в ТЕХНИКЕ внушения).
После того, как нужная нам идея поселяется в человеке, человек САМ придумывает для себя правдоподобное обоснование, ПОЧЕМУ он должен совершить это действие или почему ему вдруг стала нравится эта идея.
Вот так и мы - на нас просто применили технику, вследствие которой мы полюбили Путина. А причины, по которым мы его полюбили - придумаем сами.
Работает такое не на всех. Отсюда не стопроцентная любовь к вождю)
Можно не верить, я не настаиваю))

Вселенная Галковского: от изначального взрыва до бесконечного тупика.

Какое-то время назад я уже пытался определить для себя, в чьих интересах действует Галковский.

Конечно, это очень грубая формулировка. Речь идет не о примитивном политическом заказе или тем более заработной плате. Речь идёт о принадлежности автора к определенному течению мысли. Политическая мысль обязательно связана со Властью. Да не только политическая, любая мысль приобретает силу и может воздействовать на людей лишь в том случае, когда она подкреплена какой-то Властью и действует под сенью её покровительства.

На данный момент на политическом уровне игры в мире действует три больших Власти (три коалиции "королей", три союза властных группировок). Одна из них обладает Соединенными Штатами Америки, другая Британским Содружеством, третья Евросоюзом. Четыре года назад я пришел к достаточно очевидному выводу, что за спиной Галковского стоит никто иной как континентальная Европа.

Сейчас я сделаю вторую попытку разгадать этот ребус, уточнить "координаты" предполагаемых закулисных покровителей многоуважаемого Дмитрия Евгеньевича. Ещё раз: чисто теоретически, сам ДЕГ может даже и не догадываться, что он действует в чьих-то интересах. Просто мир так устроен, что каждый из нас обязательно действует в чьих-то интересах, хочет он того или нет. При этом я полагаю, что Галковский слишком умён, чтобы не догадываться, в чьих интересах он действует.

Но сейчас я хочу начать с самого начала.

Самая яркая, бросающаяся в глаза черта вселенной Галковского состоит в том, что он полностью пересматривает всю историю человечества ранее середины XVII века. Пересматривает радикально, полагая, что "научные" представления об этой истории - чистой воды мифотворчество в чьих-то политических интересах.
Почему именно XVII век? ДЕГ указывает, что именно в середине XVII века у нас появляется периодическая печать, а потому и достоверная информация о происходящих событиях. Действительно, о более ранней эпохе нам мало что известно, потому что основной источник любого историка это документы. А до появления периодической печати эти документы существовали как правило в одном-единственном экземпляре. А единственный экземпляр любого документа достаточно легко подделать. Это достаточно разумный аргумент. То есть, позиция Галковского не нелогична, она просто очень и очень отважна, быть может, безумно отважна. Появление тиражной периодической печати это действительно "Большой Взрыв", от которого можно отсчитывать историческое время, если ты решительно не доверяешь ничьим свидетельствам, если "все врут" и можно полагаться только на логику, здравый смысл и больше ни на что.

Но я сейчас хочу посмотреть на этот вопрос с другой точки зрения. Со своей собственной. У меня есть причины доверять общепринятому среди историков взгляду на прошлое человечества. Я полагаю, что "научная" картина человеческой истории последних тысячелетий не слишком далеко отстоит от реальности. И потому я хочу задаться вопросом: а кому выгодна или для кого естественна точка зрения, согласно которой всё прошлое человечества до середины XVII века окутано непроницаемым или почти непроницаемым мраком?
Ответ на этот вопрос почти очевиден. В те годы завершилась Тридцатилетняя война, и завершилась она решительной победой Франции и началом её мировой гегемонии. Потому мне кажется вполне естественным предположение, что данный взгляд на историю - это взгляд по преимуществу французский, то есть, Вселенная Галковского начинается с французов.

В самом деле. Если общепринятый взгляд на историю человечества есть результат консенсуса господствующих в мире властных группировок, то оригинальный взгляд на эту историю - это взгляд, хотя и предпочтительный с точки зрения одной из коалиций этих группировок, но входящий в противоречие с интересами других коалиций. Если эта логика верна, то принадлежность какого-либо автора к той или иной группировке можно определять по тому моменту в прошлом, когда его взгляды начинают расходиться с общепринятыми. Именно в этот момент коалиция Властей, к которой он принадлежит, входит в силу, происходит некий "Большой Взрыв". Данная Власть начинает навязывать свой взгляд на историю прочим Властям, её мнением теперь не могут просто пренебречь, и общепринятый взгляд на историю волей-невоей становится согласованным с интересами этой коалиции. И это кажется вполне логичным.

Если это так, то для меня гораздо более приемлемым является взгляд многоуважаемого bohemicus, который выводит род человеческий от итальянцев, отсчитывая время более-менее правдоподобной европейской истории от Эпохи Возрождения ("Скажу Вам по секрету: человек произошёл от итальянцев."). Хотя и Богемик в свою очередь полагает "всё, что было прежде" находящимся в некой почти непроницаемой тьме, делая исключение лишь для греко-римской Античности.
Если бы всякого автора можно было бы "вычислять" по моменту "Большого Взрыва" (определяя, в чьих же интересах он пишет), то естественно было бы предположить, что за спиной Богемика стоит Италия. Не пополаны Италии, конечно, а итальянская аристократия (пресловутая Чёрная знать, которая стоит за Римским престолом и де-факто возглавляет католическую церковь). Но я сознаю, насколько нелепо звучит это предположение, и насколько недостаточна логика "посмотри в начало" для решения подобных вопросов. Потому оставим наши нелепые предположения относительно Богемика и вернемся к Галковскому.

Итак, Большой взрыв во Вселенной ДЕГа это появление газет.

Другая яркая черта его мировоззрения - это ключевая, определяющая роль национализма. Галковский постоянно размышляет о жизни в терминах национализма, и с точки зрения национализма преломляет исторические события. А ведь между газетами и национализмом имеется глубокая связь.
Мой самый любимый автор из писавших на эту тему - Бенедикт Андерсон - вообще полагает, что национализм не мог появиться прежде появления газет и распространения грамотности. Национализм вначале охватывает читающую газеты интеллигенцию и только потом пронизывает всю толщу народа. Таков механизм его распространения! Андерсон подробно разбирает, как это происходило, на конкретных примерах. И по его словам, первые удачные опыты националистического строительства были поставлены в Латинской Америке. Я же со своей стороны знаю, какую огромную роль в "освобождении Латинской Америки от гнёта Испании" сыграло французское масонство. Да, именно французы развалили испанскую Империю, постепенно распространив там пагубный вирус национализма. Да и вообще, первое государство победившего национализма - это Соединённые Штаты Америки, креатура Франции.
И вот у нас уже есть вторая зацепка, связывающая Галковского именно с Францией.

Следующая яркая черта мировоззрения Галковского - это то огромное значение, которое он придает Англии. Даже при поверхностном знакомстве с текстами ДЕГа легко заметить, что он очень много говорит об Англии и очень мало - о Франции. Франции во Вселенной Галковского почти нет.
Наверное, всё-таки проще найти тексты Галковского, где он не говорит об Англии, чем текст Галковского, в котором он говорит о Франции. Грубо говоря, об Англии ДЕГ говорит постоянно, а о Франции никогда.
И это, на мой взгляд, совсем не случайно.

"Неизвестно, кто первый открыл воду, но это явно сделали не рыбы". Или, как говорят на Востоке, "невозможно видеть видящего видения". Когда мы смотрим с какой-то точки зрения, сама эта точка зрения остается для нас невидимой. Это просто закон природы.
И вот именно тот факт, что внутри Вселенной Галковского точки зрения французов не существует, на мой взгляд, очень ясно свидетельствует о том, что точка зрения самого Галковского это и есть точка зрения французов.

Здесь два варианта. Можно, конечно, предположить, что ДЕГ до такой степени погружен во французскую точку зрения, что уже почти не способен смотреть на саму эту точку зрения со стороны. Но более вероятно другое: что он сознательно избегает публично высказывать то, что ему видится, когда он (втайне) все-таки глядит на Францию со стороны. Публично он, напротив, предпочитает смотреть на весь остальной мир с точки зрения Франции.

Но здесь есть ясная и отчетливая логика! Французы и англичане - это кошки и собаки. В каком-то смысле, Англия - это первая Украина в истории Европы, а англичане - это французские сепаратисты. Ведь общеизвестно, что вплоть до конца того же XVII века официальным языком Англии был французский язык, родной язык тогдашней английской элиты. И лишь в конце XVII века аристократия Англии окончательно отпочковалась от Франции, официально перейдя на язык местного англосаксонского простонародья.
Потому очень понятной становится некоторая неприязнь, которая ощущается в отношении Галковского к Англии. Вообразите, как бы себя чувствовали русские, если бы Украина завтра стала (хе-хе) мировым гегемоном. Если так, то неприязнь Галковского к Англии вызвана не только её ужасным влиянием на судьбу русских в XX веке, но и более глубокими и фундаментальными причинами. Ведь по сути англичане это французские "украинцы".

Но, с другой стороны, англичан ненавидят не только французы, но и американцы, которые сами являются, в свою очередь, "украинцами" для Англии. Однако Америку Галковский последнее время много и подробно критиковал, а вот критики в адрес Франции у него не видно.

Впрочем! есть одно показательное исключение. В одном из своих видеороликов Галковский, перечисляя виновников русской катастрофы 1917 года, прямо говорит, что более всех прочих в этой катастрофе виноваты... барабанная дробь... не англичане, а именно французы.

Но прислушаемся внимательнее, что именно и как он это говорит.

Даже в этом единственном случае он критикует не Францию, а французских лидеров, которые кинули Россию, своего стратегического союзника, причем кинули к собственному вреду, вопреки интересам своей собственной страны! То есть, кинувшие Россию люди виноваты в том, что они поступили против интересов самой же Франции, против своих собственных интересов! Проблемы Франции - следствие ошибки руководства. А в чём заключалась ошибка? В предательстве интересов стратегического союзника. То есть, даже эти слова Галковского не против Франции. Напротив, они вызваны искренней заботой об её интересах.

В принципе, всё это верно. Но лишь отчасти. Россия действительно была стратегическим союзником Франции в момент революции 1917 года. Но! Галковский говорит об этом мимоходом, не уточняя хронологических границ. Между тем, важно понимать, что на протяжении почти всей своей истории, сколько можем обозреть прошлое, Франция была стратегическим противником России. Собственно говоря, союзником России Франция была только дважды. В эпоху Елизаветы Петровны (во время Семилетней войны) и на протяжении одного поколения (1881-1917) - с момента убийства Александра II до Октябрьского переворота 1917 года. В своих публикациях здесь в Живом Журнале я, мне кажется, уже достаточно убедительно показал, что оба эти печальные события, да и все печальные события в промежутке во многом обусловлены именно стратегическим союзом России с её извечным геополитическим противником.

Действительно, у нас шла Большая Игра против Англии, когда после победы над Наполеоном русские заключили Священный союз с немцами и австрийцами. Но как раз с этого времени Англия и Франция объединились, и совместно выступали против общего противника на Востоке, и действовали согласовано до тех пор, пока им не удалось наконец полностью разгромить одновременно все Восточные Великие державы, стравив их между собою в Первой мировой войне. Так что наша Большая игра велась нами не только против Англии, но и против Франции - вплоть до момента заключения русско-французского союза, столь неприятного для Лескова, который сразу предсказал, чем этот союз закончится: войной с немцами и революцией в самой России (см. Пожалуй, немцы). И увы, его предсказания сбылись.

Но если Франция сыграла такую огромную роль в русской революции, почему Галковский, которого мы знаем как историка русской революции, говорит о поистине роковой роли Франции так мало, невнятно и - прямо скажем - двусмысленно? Самое простое и разумное объяснение: потому что он описывает эти события с позиции Франции.

В момент Октябрьской революции Франция полностью утрачивает контроль над Россией и, соответственно, новые российские власти (советские) равно ненавистны и Франции, и Галковскому. У Запада больше нет противника на востоке Европы, и затихшая на время Большой Игры вражда между Англией и Францией разгорается с новой силой, на новом уровне. (Вторая мировая война - одно из следствий этой закулисной вражды.) Ну, и поскольку Англия с самого начала играла важную роль в русской революции, активно помогая противникам французов, а с момента прихода к власти Сталина играет в Кремле уже определяющую роль, то у Галковского пропадает нужда умалчивать о чём-либо, и он начинает говорить обо всем прямо и открыто, за что мы его и любим. А вот до момента Октябрьского переворота его слова нуждаются в некотором углублении и даже ревизии. Роль Франции в судьбе России нам необходимо восстановить и полностью осознать, и полагаться на Галковского в этом вопросе, судя по всему, нельзя.

Далее, очень важно осознать причину, по которой Галковский занимает крайне критическую, почти враждебную позицию в отношении Христианства.
По-видимому, он является сторонником Православия, но очень и очень своеобразного Православия, из которого полностью исключён тот Иисус Христос, о котором нам издавна свидетельствует Православная Церковь. Можно даже сказать, что хотя Галковский - православный человек, но при этом он не христианин. Православие Галковского всего лишь ритуал, добрые обычаи старины. Парадоксальным образом, Православие в версии ДЕГа более всего напоминает мне Англиканство, ведь по сути дела англиканская церковь является прежде всего политическим клубом, в котором как таковое христианство играет второстепенную роль, а собственно Христос вообще почти никакой роли не играет. Именно таким видится Галковскому идеальное Православие для России.

Что же! Попробуем понять причину и нащупать корни столь радикального направления русский религиозной мысли.

Священный союз трёх великих восточных Империй (России, Австрии, Пруссии) был союзом христианским и был заключён во имя Христа. Поэтому естественно, что противники этого Союза - Англия и Франция - стали изо всех сил прокачивать в Европе антихристианские, атеистические настроения. Но! при этом традиционно монархическая консервативная Англия у нас оставалась или по крайней мере декларировала себя христианской страной, в то время как насквозь масонская Республиканская Франция от подобных предрассудков была уже вполне свободный.

Думаю, не будет преувеличением сказать, что мировой центр атеизма локализовался во Франции. Речь идет, понятно, о послереволюционной Франции. Чтобы обосновать эту точку зрения, я вспомню, к примеру, что европейское масонство делится на две враждебные друг другу ветви, одна из которых признается Великим Востоком Франции, а другая - Объединённой Великой ложей Англии. Это так называемое либеральное (Франция) и консервативное (Англия) масонство. И друг друга эти две ветки масонства не признают.
При этом ты не можешь стать масоном в проанглийской ложе, если ты не веришь в Бога. От тебя не требуется какого-то определенного исповедания веры, ты вправе быть католиком, протестантом, православным, хоть мусульманином - но ты должен верить в Бога. А вот французы в этом отношении свободны. Для того, чтобы быть масоном французского (=либрального) направления, вообще не обязательно быть верующим человеком.
Может ли атеист быть масоном, принадлежать к регулярной масонской ложе? Да, но только при одном условии: если эта ложа признана Великим Востоком Франции. А значит, не признана Объединенной Великой Ложей Англии.

Конечно, для Галковского все это не является секретом, он для этого слишком умный и притом достаточно информированный человек. И поэтому моё рассуждение - ещё одно косвенное свидетельство тому, что многоуважаемый galkovsky непримиримый противник Англии именно потому, что он сторонник Франции. Только таким образом можно объяснить его странные на первый взгляд симпатии к некоторым из русских либеральных масонов XIX века, например, к Морозову, который начал глобальный пересмотр человеческой истории. Галковский подробно рассказал нам о том, что вообще не Носовский и Фоменко, а именно Морозов создал основы концепции "Новой хронологии". Сам Галковский продолжает и углубляет линию Морозова, упрекая того за излишнюю привязанность к Библии и Библейской хронологии и предлагая более радикальный пересмотр человеческого прошлого, в рамках которого христианская церковь (не говоря уже об иудаизме) становится вообще всего лишь недавним изобретением.

Для того, чтобы правильно понять мои слова, полезно было бы немного вникнуть в идеи французского либерального масонства. Но я сейчас не буду затягивать свой рассказ, а лишь скажу, что эти идеи - это, конечно же, идеи национализма. Для французов национализм и либерализм - это две стороны, два аспекта одной идеи. И именно идея масонского либерального национализма - ведущая идея либерального масонства.

Речь там, конечно, не идёт о подчинении всего мира Республике Франции. Задумка масонов покруче.  Если Россию можно назвать крипто-колонией Англии, то республику Франция вполне уместно назвать авто-колонией самой же Франции. А именно: Французская Республика это криптоколония Французской же Аристократии. Также и Русская Республика должна была стать авто-колонией русской же аристократии. Так что речь шла не о политическом подчинении России Франции, а всего лишь об идейном её подчинении. Да, у либерального масонства есть какой-то там свой центр Власти (в Париже). Но если говорить о народах, то речь вовсе не идёт о подчинении одного Европейского народа другому Европейскому же народу. Русские и Французы как народы должны были бы находиться на одном уровне. Как народы, да. А о том, что там делается за кулисами, говорить все равно не принято. Ибо "конспирология".

Но если мы всего этого не желаем понимать, если мы следом за Галковским не станем осознавать роли Франции в Русской революции, так кто же становится виновником этой революции?
Странным образом, русская интеллигенция и русские писатели. И, конечно же, Романовы.
В чём же конкретно виновны Романовы? Согласно Галковскому, в том, что "открыв дверь в Европу они забыли закрыть дверь в Азию".
Конкретнее, Романовы виновны в том, что не проводили в отношении покоренных ими народов последовательную политику подавления, не поставили русский народ на пьедестал, с которого русским надлежало бы попирать другие, неевропейские, немасонские народы. Словом, Романовы виноваты в том, что они не проводили в отношении колониальных народов французскую политику.
Сам Галковский не говорит таким образом. Он предпочитает указывать не на французскую, а на английскую колониальную политику как пример для России. Как обычно, вешая всех гадких собак на пиратов-анличан, французам оставляет литературу, дипломатию, культуру и прочие элегантные вещи.

Но вообще-то мы понимаем, что в отношении колониальной политики Франция и Англия принципиально друг от друга не отличаются, зато они сильно отличаются от России. Отличаются, например, тем, что они были отделены от своих колоний морями-океанами. И это важный нюанс. Вот в отношении ирландцев у англичан как-то не очень удачно получилось господствовать, как и у ЮАР в отношении негров, к примеру. Угнетать народы хорошо, когда они живут за морями-океанами, а не рядышком, у тебя под боком.

Я почему-то глубко уверен, что Романовы были не глупее Галковского, и они знали, какую политику им выгоднее применять в отношении покоренных ими народов, чтобы управлять ими наиболее оптимальным образом. Я убежден, что причины русского кризиса - насильственный приход к власти Александра III, при котором мало подходящие нашей почве французские идеи, идеи национализма, приобрели в России слишком большой вес. Они вошли в противоречие с глобальной стратегией дома Романовых в отношении покоренных народов, и это противоречие в конечном итоге Россию погубило.

Таким образом, в вопросе о причинах революции учение Галковского представляется мне непоследовательным, компромиссным, паллиативным. И причина этого дефекта в том, что Галковский не хочет или даже не может сойти с точки зрения Франции, что и не позволяет ему быть объективным.

Галковский имеет огромное влияние на русское национальное движение. Его позиция настолько сильна и детально продумана, что оказывает гипнотическое или почти гипнотическое действие на всякого, кто любит Россию и при этом не особо дорожит Православием. Парадокс в том, что Галковский хочет возродить ту Россию, Россию конца XIX века, которая уже почти неотвратимо шла к Революции. Придя в ту же точку, мы получим тот же результат. Русский национализм привел Россию к Февральской революции. И до тех пор, пока это не будет осознано нами, мы будем двигаться по кругу. Чтобы вырваться из дурной бесконечности, надо её осознать. Но осознать её нам мешают французы. Галковский не может объективировать французов, и потому идеи Галковского (в случае их успеха) неизбежно заведут русское национальное движение в бесконечный тупик.

Я долго не решался поделиться с дорогим читателем своими мыслями, потому что я слишком уважаю Дмитрия Евгеньевича и ценю его вклад в русскую культуру. Но похоже, что настало время вынырнуть из созданной им ментальной среды и посмотреть на неё со стороны. Всякая идея вначале становится инструментом исследования, и идеи Галковского это мощнейший инструмент. Но рано или поздно идею надо объективировать (превратить из инструмента в объект исследования), чтобы можно было избавиться от её обаяния и сделать следующий шаг. И вот, я решаюсь объективировать (страшно сказать) самого ДЕГа, ясно и четко указав на источник его идей, их роль и место в русской и мировой истории.

Однако тут я наталкиваюсь  на обстоятельство, которым этот мой текст во многом обесценивается. А именно, в нарисованную мною картину реальности никак не укладывается тот факт, что Галковский постоянно выступает на стороне Николая II. Между тем, Николай II был противником французов и, что намного опаснее, противником французской партии в среде самих Романовых. Это-то и привело к катастрофе. Именно "французы" из числа Романовых Николая II и отстранили от власти. Тем самым нанеся самим же себе глубокую рану, потому что вместо симпатизирующего Англии Николая II они в итоге получили во главе России уже полностью управляемую английскую марионетку. Идиоты.

Более того, у меня есть все основания предполагать, что лично Николай II был гораздо теснее связан с Англией, чем об этом говорит Галковский. Мы то и дело видим Николая II в гостях в Лондоне, видим его и в Германии среди родственников. Но никогда или почти никогда не видим его в Париже. Если это моё предположение верно, то я должен буду признать, что в данном пункте моя концепция Галковского терпит крах. Его любовь к Николаю Александровичу, последнему русскому Императору, представляется мне совершенно необъяснимой и нелогичной. Ну, что же! пусть это противоречие послужит мне основанием к более глубокому развитию данной темы.

Парадоксы православного национализма

Цитирую известное изречение Достоевского об уважаемом bohemicus, в котором тот предсказал рождение этого блогера:

Либерализм не есть грех; это необходимая составная часть всего целого, которое без него распадется или замертвеет; либерализм имеет такое же право существовать, как и самый благонравный консерватизм; но я на русский либерализм нападаю, и опять-таки повторяю, что за то собственно и нападаю на него, что русский либерал не есть русский либерал, а есть не русский либерал. Дайте мне русского либерала, и я его сейчас же при вас поцелую.

Мы только в начале XXI века окончательно поняли, чем пахнет русский (псевдо)либерализм. Поняли, что Власть дает народу права и свободы в обмен на бесплатную воинскую службу и готовность умирать за государство как за своё. А значит, либрализм и национализм вещи очень и очень родственные, теснейшим образом связанные, и по сути-то дела настоящий либерал должен быть националистом и не может не быть националистом.

Достоевскому "усё ясно" было с русским (псевдо)либерализмом ещё полтораста лет назад. А мне сегодня становится ясно чуть больше. Мне всё яснее становится, что те же самые слова надо бы произнести про православный национализм.

Это прозвучало бы так:

Национализм не есть грех; это необходимая составная часть всего целого, которое без него распадется или замертвеет; национализм имеет такое же право существовать, как и самый просвещенный космополитизм; но я на русский национализм нападаю, и опять-таки повторяю, что за то собственно и нападаю на него, что православный националист не есть православный националист, а есть неправославный националист. Дайте мне православного националиста, и я его сейчас же при вас поцелую.

Но и эта мысль требует уточнений.

Знаете, в любой религии (или, скажем, в спорте) есть этап, когда человек усваивает основы. На этом этапе всё неважно, кроме этих самых основ.
А есть этап, когда вновь всё становится важным, но уже осмысливается с новой точки зрения, на ином уровне.
Вот когда русский человек осваивает Православие до ЭТОГО уровня, он и становится настоящим русским. "Дореволюционным" - не то слово. Я бы сказал, хтоническим русским. Неубиваемым.

А вначале - да. Первые восемь лет после своего обращения к вере я думал про себя: вот, я принял Крещение, отрёкся от своего прошлого, и теперь я не русский, а православный. Именно так я и думал, буквально. И только спустя восемь лет я начал понимать, что вот только теперь-то я и стал по-настоящему русским, а до того... до того я просто не понимал сути этой культуры и цивилизации.

Суть же в том, что русских не Романовы придумали. Не с них мы начинаемся.

Русская культура и цивилизация созданы Силой несравненно более могущественной, которая самих Романовых (как и, скажем, Пушкина) использовала как инструмент Своего плана. И потому поражение Романовых это всего лишь приключение, хотя и довольно жуткое приключение, но вовсе не конец русской цивилизации.

Влияние этнического происхождения через поколения.

Снова я наступил на те же грабли, опубликовав интересный материал в Facebook и не опубликовав его в ЖЖ. Пришлось мучиться, листать множество страниц, пока я смог его отыскать. А при помощи Яндекса я в своём ЖЖ моментально нахожу что угодно. Исправляю ошибку, выражая благодарность dante_beretta за то, что своим провокационным вопросом дал мне повод к этому! Разговор у нас шёл о национализме, и я произнес следующие слова:

Вы знаете, с тех пор как я понял, откуда растут корни русского национализма (из Франции), я ко всем националистам отношусь с некоторой осторожностью.

На что dante_beretta изволил высказаться так:

> вы наверное разницы между русскими и украинцами не видите


В ответ я подробно изложил свою позицию по этой теме.

Цитирую:

Нет, я не являюсь националистом по другой причине: я не верю в субъектность "нации". Вы ведь знаете, что я сторонник Теории Власти, то есть, считаю субъектами политики властные группировки, а если точнее, их самый верхний уровень, то есть, "королей" (остальные уровни тоже оказывают на политику существенное влияние, но "короли" безусловно доминируют). При этом сами-то короли ни к какой нации не принадлежат; наоборот, все нации им-то и принадлежат, а по большому счету или-то и созданы.

Что же касается понимания разницы между великороссами и малороссами, Вы меня обижаете подобными предположениями. Я очень даже понимаю эту разницу! Просто не думаю, что она имеет существенное значение для политики. Этносы это лишь фигуры в политической игре, но никоим образом не игроки и уж тем более не хозяева этой игры. И да, я неслучайно заменил имена "политических наций" (русские, украинцы) на имена этносов, исправляя неточность Вашего выражения. Потому что "нация" это инструмент управления людьми, а не сами люди. Нация - это категория, находящаяся на том же уровне реальности, что и конфессия. Нации это и есть современные псевдорелигиозные конфессии, заменившие собою религиозные конфессии, при помощи которых Власть управляла людьми в прежние века.

Итак, если говорить об этнических различиях, я не только признаю их реальность и важность, более того! Я в своих исследованиях на эту тему пошел даже дальше.

Оказывается, этническое происхождение влияет на человека даже сквозь поколения:

В марте этого года я провел среди своих читателей на facebook опрос:

"Вы бы позволили своему ребёнку выйти замуж/жениться на негре (-тянке)?"

Формулировку вопроса нельзя признать удачной. Сам бы я поставил вопрос иначе, например: "Вы бы одобрили брак своего ребенка с чернокожим?"

(Говорить о позволении или непозволении - это не просто анахронизм; это вообще не по-христиански. Для заключения церковного брака - Венчания - необходимо добровольное и непринужденное согласие обоих - жениха и невесты - но при этом совершенно не играет роли согласие или несогласие родителей. Естественно, родители имеют право на личное мнение по этому поводу, но не более того. Для Церкви их мнение роли не играет.)

Вопреки своему желанию, я поставил вопрос так же точно, как он был поставлен в опросе, который был проведен по всей Европе. Результаты этого опроса - на карте.



Как видите, в России "да" ответили 15% опрошенных.

Сам я лично не только "позволил", но и одобрил такой брак, если бы -тянка была православно верующая. Для меня важно религиозно-философское мировоззрение человека, а цвет его кожи абсолютно неважен.
И потому мне было очень приятно узнать, что среди моих читателей, пожелавших поучаствовать в этом опросе целых 39% оказались согласны со мною! Почти в три раза больше, чем в среднем по России!

Мои читатели это особая публика - понятное дело. Это люди образованные и умные, если и не единомысленные со мной, то по крайней мере способные смотреть на дело под разными углами. Потому неудивительно, что среди них в 2.5 раза больше согласных со мной в этом вопросе людей, чем в среднем по России.

Но сейчас я хочу отметить одну очень интересную особенность того, как именно распределились ответы моих читателей по типу их, читателей, фамилий.

Да! Удивительно, но факт. Оказывается, фамилия человека каким-то таинственным образом влияет на то, как он относится к неграм!

А именно. Давайте разобьем 33 человека, откликнувшихся на мой опрос, на две группы.

В первую группу включим людей, чьи фамилии уверенно можно отнести к типу "великорусские". Речь идет о фамилиях типа "Петров", "Кожин", "Долгих". Таких фамилий в списке ответивших обнаруживается - 21.

Во вторую группу включим все остальные фамилии, а также тех лиц, фамилии которых неизвестны. Таковых -12.

А теперь посмотрим, как распределились ответы по каждой из этих групп.

Оказывается, готовы принять в семью негра(-тянку) 11 человек с великорусскими фамилиями, а 10 из них - против такого брака.
Среди заведомых великороссов из тех, что участвовали в опросе, имеется 52% людей, не придающих значения цвету кожи!

В то время как среди всех остальных людей (фамилии которых мне неизвестны или же просто не совсем типичны для великоросса) готовы принять в семью негра(-тянку) лишь 2 человека, в то время как против высказались 10 человек! Итого, имеем всего лишь 17%.

Согласитесь! Контраст прямо-таки сногсшибательный. 17% против 52%.

При этом заметим! Среди моих читателей совсем немного собственно литвинов (украинцев и белоруссов). Потому даже когда мы видим литвинские фамилии, речь как правило идет об уже полноценных великороссах, но с литвинскими корнями. Речь идёт о корнях!

История вопроса такова.

Вопрос о фамилиях меня взволновал в 2014 году, когда я с изумлением отметил, что среди заукраинцев аномально часто встречаются люди с нетипичными фамилиями. При этом они не обязательно украинцы, напротив - чаще всего речь шла о великороссах. И тем не менее, статистика была такова, что человек с нетипичной фамилией встречался среди заукраинцев в несколько раз чаще, чем среди тех, кто был на стороне России.

Я с большим трудом заставил себя признать очевидное, и с этого момента стал внимательнее присматриваться к корреляциям между типом фамилии человека и его политической/жизненной позицией. Такая связь - как это ни поразительно! - действительно имеется.

И только что окончившийся опрос подтверждает это моё наблюдение.

Если мой читатель носит великорусскую фамилию, то вероятность 52%, что для него неважен цвет кожи.
В то время как в том случае, если фамилия нетипична или неизвестна - вероятность этого лишь 16% (!)

В целых ТРИ раза меньше. Удивительно? Но факт. А факты - вещь упрямая. Если мы знаем о человеке лишь то, что он носит великорусскую фамилию, то исходя из одной только этой информации можно предполагать наличие неплохих шансов, что он "толерантен" в самом пошлом европейском смысле этого слова. 😨

А теперь поглядите на вот эту карту наверху, но уже новыми глазами.
Оказывается узкоэтнический национализм свойственен по большей части тем великороссам, которые имеют литвинские корни. Удивительно, но факт: наличие уже сравнительно далёкого предка (по мужской линии, по фамилии) из Великого Княжества Литовского значительно, заметнейшим образом повышает вероятность того, что данный великоросс окажется нетолерантным к чернокожим.

А значит, верно и обратное. По тому, как русский человек относится к неграм, можно судить о его корнях: является ли он коренным москалём. Как раз для коренных характерна совершенно европейского типа толерантность в данном вопросе. Узкорасовый же национализм - явная печать литвинского происхождения (привет уважаемому lilibay). Литвины - НЕ европейцы в этом отношении, что опять-таки видно из карты наверху.

Диалектика людоедства

Я закончил физфак МГУ с красным дипломом. Нас обучали там всяким красивым и интересным вещам - математике и физике - и я от всего сердца благодарен родной стране Советов за то, что меня семь лет (включая аспирантуру) бесплатно обучали, даже ещё кормили-поили мою семью, предоставляя притом жильё в Москве (двухкомнатный блок в Главном Здании МГУ!).

Я получал Ленинскую стипендию, и мне до сих пор немного неловко критиковать Ильича, хотя и понятно уже, что это был человек смертельно опасный и вредный для русского народа. А платой за все эти блага был обязательный курс марксизма-ленинизма, который мне пришлось изучить вдоль и поперёк, потому что у меня не было права получить "четвёрку". Только хардкор, все экзаменты только на отлично! Это была работа сапера. Одна ошибка - и ни ленинской стипендии, ни красного диплома. Раз и навсегда.

Секрет успешной учёбы прост. Просто надо любить предмет, тащиться от него, получать искреннее удовольствие. Как угодно, любой ценой надо найти в изучаемом материале что-то своё, родное, задевающее душу, поникающее до мозга костей. В марксизме-ленинизме самым родным и приятным для меня элементом оказалась диалектика. Какое-то время имя Гегеля звучало для меня как музыка, как имя пророка, как звучит для меня имя Серафима Саровского сегодня.

Подлинное развитие - это всегда переход вещи в свою собственную противоположность. Но минус на минус дает плюс, и потому противоположность противоположности это обязательно возвращение к истоку. От этого развитие всегда является бесконечным возвращением к началу, каждый раз на новом и новом уровне...

... Но прошу прощения у уважаемого читателя. Я заболтался. А говорить я вообще-то собирался не о том. Мне хотелось поделиться своими соображениями о том, что нам грешным предстоит пережить при следующей смене поколений.
Знаете, я уже давно заметил, что начиная примерно середины XIX века Россия каждые 30 лет кардинальным образом меняется и становится непохожей сама на себя (переходит в противоположность).

В самом деле. Вот смотрите.

1850 год - вполне ещё патриархальная жизнь, завершение самой блистательной эпохи в истории России; Россия - европейский гегемон (но не мировой), ведущий борьбу с мировым гегемоном (Британией).

1880 год - конец правления Александра II, блистательное завершение (увы!) самой европейской главы в истории России, поворот к национализму.

1910 год - пик русского национализма, канун Первой мировой, "серебряный век", завершение эпохи правления святого Царя, под которого его безумные родственники уже почти подкопали яму, в которую им же самом предстоит и свалиться.

1940 год - безумие сталинизма, массовый террор и бравурная военная пропаганда накануне военной катастрофы 42-го.

1970 год - скучное благоденствие Застоя, завершившегося безумной жаждой перемен и крушением государства.

2000 год - приход к власти Путина, канун нового закручивания гаек, распространение мобильной связи, интернета и социальных сетей.

2030 год - ?

Можно ли исходя из уже пройденного нами пути просчитать по законам диалектики то, что день грядущий нам готовит?

Подчеркиваю: нижесказанное не является пророчеством. Более того, оно не выражает даже моей интуиции относительно предстоящих нам событий. Это лишь результат тупого применения принципов диалектики, причем в отрыве от марксизма-ленинизма. Простой расчет: если развитие есть переход в противоположность, то чего нам ждать впереди?


А вот чего.


На протяжении XX века русских мучили социализмом и интернационализмом.
От социализма нам дали немного отдохнуть, навязав при этом дикий криминальный капитализм, от которого народ устал и хочет сдать назад. По логике маятника, вполне естественно предположить, что нас собираются вернуть в социализм. Но обращает на себя внимание то обстоятельство, что от интернационализма отдохнуть нам не дали. Напротив , последнее время проблема только обостряется и обостряется. А что у нас противоположно одновременно и интернационализму и дикому капитализму?

Национал-социализм!

Если считать принцип "перехода в противоположность" универсальным в политике, то именно тут-то дело и кончится, на этом-то сердце и успокоится.

Кстати из Путина уже вроде пытались сделать Гитлера, но получилось неубедительно. Не тянет. Зато у нас последнее время очень активно идет пропаганда революции. Народ явно разогревают на восстание.
Не означает ли это что настоящий Гитлер последует непосредственно за Путиным?!

...
Скажете, старо? Но зачем придумывать для России какую-то новую схему, если можно применить старую отработанную схему, на практике доказавшую свою эффективность?

В связи с вышесказанным наблюдаемая ныне массовая пропаганда сталинизма приобретает новое звучание. Как и разговорчики на тему, что "Гитлер лучше Сталина". В самом деле, если сейчас к власти в России приведут русского националиста, который был бы одновременно сторонником возвращения социалистической собственности на базовые природные ресурсы (нефть и газ), если он отпустит надоевшие русским вожжи и обопрется на русский народ, вернет пенсии и бесплатное образование и медицину, одновременно стимулируя частное предпринимательство и поощряя свободу слова... ну, кто же устоит против такого соблазна?!

А если нам предстоит война (а я по-прежнему думаю именно так, см. Прогноз на пятилетку), то социализм это как раз тот инструмент, при помощи которого войну удобно вести и к войне удобно готовиться. Во время войны все становятся немножко социалистами.

Русских националистов, конечно, не устроит социализм - они мечтают о возвращении России государственного суверенитета. Но тут, как говорится "зьисть то он зьист, та хто ж йому даст". Новиопских интернационастов, конечно, не устроит русский национализм - русский Гитлер им снится в страшных снах. Но их мало и они всем давно надоели. А масса народа о возвращении застойного рая мечтает уже не во сне, а наяву. И если в этом раю будет удобно вот именно русским, которых у нас на сегодня как минимум 83%, то остальным 17% процентам придется просто-напросто подстраиваться.

Короче, на национал-социализме все концы с концами сходятся. И я бы на месте закулисного "голубиного народа" именно в этом направлении размышлял, планируя устроить русским бойню номер три. И естественно, за наицонализмом по законам Гегеля последует "платить и каяться" до конца текущего столетия - то есть, возвращение к "интернационализму" на новом диалектическом уровне.

Вы и убили-с (о русском национализме)

Abstract
Русский национализм имеет французское происхождение;
кульминацией его истории является Февральская революция 1917 года.
Уточнение: речь идёт о русском национализме образца 1881-1917 гг.


Обратите внимание на прекрасную даму за спиной русского Императора.



— Так... кто же... убил?..
— Да вы и убили-с, Родион Романыч!

(Достоевский. Преступление и наказание)

Маркиз Пескара сказал мне однажды,
что редко удается дело, успеха которого желают все.
Если это верно, то потому, что дела обычно вершатся немногими,
а цели немногих почти всегда противоположны
целям и стремлениям большинства.

(Гвиччардини)


Размышляя о национализме, полезно различать два противоположных типа национализма: конструктивный национализм и деструктивный национализм.

Различие между этими двумя типами национализма определяется тем, какая Власть и с какой целью их продвигает.

За конструктивным национализмом скрывается Власть, уже де-факто владеющая данным народом и продвигающая национализм этого народа как дополнительный (или даже основной) рычаг Управления им. Примером может послужить национализм Британский с его "бременем белого человека" и прочими лёгкими и приятными "бременами".

За деструктивным национализмом скрывается Власть, претендующая на управление данным народом и намеревающаяся при помощи этого национализма отжать этот народ у прежней Власти, прежде всего разрушив старую систему Управления им. Примеров деструктивного национализма можно приводить множество, но я не буду этим заниматься, так как такие примеры лежат на поверхности и горько вопиют к здравому смыслу любого более-менее объективного наблюдателя. (Украина.)

В некоторых случаях важно также понимать, что новая Власть, которая вознамерилась прибрать к рукам данный народ, заразив его бациллой национализма - это не обязательно Власть иностранная. Чаще всего иностранная, но не обязательно.
Примером тут нам послужит Франция, история революции в которой сводится к простой формуле: Орлеанский Дом отжал страну у Бурбонов. Те и другие - "французы". Люди сами себя обслужили.

Последние два года моё внимание в отношении Франции постоянно нарастает.

Когда я начинал расследование преступления под названием "Февральская революция", я и думать не думал о Франции. (См. например заметку История Русской революции в свете теории Власти.) Я думал о Марии Феодоровне, думал об Англии... но вот о Франции я совсем не думал. И причина этого понятна: Галковский почти ничего никогда не говорил в этом контексте о роли Франции. Мне пришлось выстраивать цельную картину случившегося почти с нуля.

Так что теперь я могу законно торжествовать, получив 100% подтверждение моих построений от самого Галковского.

Вот здесь Галковский открытым текстом возлагает основную вину за злосчастный Февраль 1917 года на французов: https://youtu.be/QJSt679lcr8?t=9456


Что особенно отрадно? Не я "вычитал" у Галковского (и не он у меня, конечно).
Два человека сделали один и тот же вывод из совершенно разных, независимых соображений.

Я отталкивался от Февральской революции, ища qui prodest. Вначале я уяснил для себя, что главная виновница этого госпереворота - вдовствующая императрица Мария Федоровна (Дагмар). Мне указывали, что у меня нет "доказательств". Меня это не волновало: у меня была железная логика. СВОИ доказательства. А у Галковского - свои. Он историк, а я физик. А результат его штудий оказался тем же, что и результат моих вычислений.

Копая далее вглубь, я от Марии Федоровны перешел на Данию, а от Дании на Францию (общий враг: Германия). Потом я осознал негативную роль Александра III, потом до меня окончательно дошло, КТО ИМЕННО убил Александра II. Потом я понял, кто и зачем организовал Сараевское убийство.
И только после этого я окончательно понял, какая властная группировка несет всю полноту ответственности за русскую революцию.

Нас убили ФРАНЦУЗЫ. Ни кто иной.

Так что Франция просто обязана быть в самом центре внимания любого человека, интересующегося причинами и историей нашей национальной трагедии.

Ну, а уж когда мы говорим о национализме, Франция не может не привлекать особого внимания, ведь Франция - это родина национализма. Не только русского национализма, но и французского. Национализм как таковой - это от начала до конца французское изобретение.

Национализм был (вначале спонтанно) использован французами при борьбе с Испанией за Нидерланды, затем (уже сознательно) - для разрушения Испанский империи. Именно "освобождение" Латинской Америки от "гнёта" Испании, навсегда ввергшее в ничтожество как Испанию, так и саму Латинскую Америку, считает началом настоящего полноценного национализма Бенедикт Андерсон, автор знаменитого исследования "Воображаемые сообщества".

Ну, а далее везде. Где только не применяли яд деструктивного национализма французы? Ну, например, в России - применяли? Ну, а почему бы и нет? Рюсс, ты велик!

Хороший ВОПРОС:

> Максим, а вот любопытно, как в рамках теории ДЕ, да и твоей , объясняется полное отсутствие французской агентуры?
Т.е. "немцы" - были, да ещё в таком количестве, что пришлось проводить гигантские чистки (30-е годы).
Англичане - были (Сталин) несмотря на то, что в рамках " Большой Игры" БИ быта соперником и врагом РИ. Вспомни Киплинга.
А вот французы, которые торчали здесь со времён ВФР, были последние 30 лет союзниками РИ. Создавали спецслужбы и разведку РИ, набрали такое влияние, что сначала втянули Александра Второго в любовные отношения с Долгоруковой, а потом убили его. Устроили февральскую революцию!!!
И испарились - "яко дым". Куда они делись? При таком-то влиянии?!
Куда делась вся французская агентура?


ОТВЕЧАЮ:

Смешно сказать, но французской агентурой были "белые". Это огромное количество представителей привилегированных классов в Российской империи. Во-первых либеральные масоны. А во-вторых, вообще все те русские, кто был в той или иной степени затронуты идеями республики и прочими масонскими идеями, который сегодня в общем одержали победу.
Вся эмиграция первой волны это "французы".
Временное правительство - это в основном "французы".
Ты их не видишь только потому, что (как говорится) "неизвестно, кто первый открыл воду, но это явно сделали не рыбы".

Первоисток русской революции - французская революция.

Иллюстрацией к этой мысли может послужить прекрасная заметка уважаемого alex_vergin
Два Александра и la società di massa, откуда я позволю себе позаимствовать две фотографии:

"Немецкий" царь-король Александр II (донациональная эпоха)

"Французский" царь-мужик Александр III (начало эпохи русского национализма).

Естественно, Алекандр III не был "мужиком", но все-таки он как человек явно был попроще как своего великого отца, так и своего святого сына. Это обстоятельство я проиллюстрировал небольшим эпизодом из детства Николая II  - см. заметку Король и солдафон. Там в комментариях мне возразили, что эти воспоминания полковника Олленгрэна могут оказаться всего лишь плодом воображения писателя Ильи Сургучева. Но это дела не меняет. Как Сургучев, так и Олленгрэн были поклонниками Александра III, и если даже мы имеем дело с выдумкой, то эта выдумка весьма характерна.

Мысль, которую я тут намереваюсь высказать, по сути своей весьма проста. А именно: русский национализм эпохи 1881-1917 гг был изначально деструктивным, он был "французским" сразу в обоих смыслах. Во-первых, он инспирировался из Франции. А во-вторых, в эпоху Николая II эта наработка была использована самими же русскими (Романовыми) против русского царя Николая II совершенно так же, как французский национализм был использован самими же французами (Орлеанским домом) против Людовика XVI. Аналогом проанглийского Якобинского переворота 1793 стала наша изначально прогерманская Октябрьская революция. Но на этом аналогия завершается, потому что Термидор в России так и не наступил. Сталинский переворот 1927-1937-х годов нельзя считать Термидором, поскольку власть у немцев перехватили не русские, а условные "кавказцы" (на самом деле англичане).

Конечно, это лишь схема. Но - схема работающая.

Конечно, на самом деле русский национализм не сводится к проделкам французского (либерального) масонства. Его история начинается не в 1881 году и в 1917 году не заканчивается. Эпоха 1881-1917 гг это лишь этап в истории русского национализма. Но это важнейший этап, потому что на этом этапе в руках русских националистов была власть над Российской империей. Потому я не совсем неправ, когда в первом приближении свожу всю историю русского национализма к этому "французскому" этапу. В качестве первого приближения это хорошая схема.

В рамках этой схемы, история русского национализма начинается с убийства Александра II (1881) и завершается насильственным устранением Николая II (1917). В промежутке между этими двумя достижениями русские националисты наворотили множество других хороших дел, о которых я подробно написал в заметке Балканский морок или Почему мы так любим Сербию. И, на мой взгляд, главным из этих дел стало "национальное пленение" русского Православия, кульминацией которого стал разгром русскими солдатами русского монастыря на Афоне (1913), о чем я подробно рассказываю в заметке Черная рука и Парижское богословие. Захваченное русскими националистами церковное Управление поддержало Февральскую революцию (см. Церковь и свержение монархии в России). Словом, люди сами себе отрезали голову. И только после Октябрьской революции началось отрезвление.

На самом деле история русского народа начинается не в XIX веке. Не французские масоны и не "царь-мужик" Александр III придумали русских. Они лишь попытались по мере сил и возможностей приспособить русских к своим политическим целям, первой из которых была борьба с Германией. И с Германией русские пободались много и эффективно.

История этой титанической борьбы двух величайших народов Восточной Европы весьма запутана и трагична. До начала эпохи русского национализма немцы и русские были стратегическими союзниками. (За исключением эпизода Семилетней войны.) Мягко говоря, русские способствовали объединению Германии. А грубо говоря, именно русские и объединили Германию, а Бисмарк до какого-то момента был учеником и другом великого русского дипломата Горчакова (см. заметку Предыстория революции: Карл Маркс, Отто Бисмарк и европейский театр Большой Игры).

Затем Россия внезапно переходит на сторону Франции и заключает с ней стратегический союз, явно направленный против Германии и Австро-Венгрии. Как и почему это произошло, я пока не могу разобраться. Но уже ясно, что ключом к этой истории является "роковая любовь" Александра II к Екатерине Долгоруковой (Юрьевской), с которой он изменял своей жене, на которой в конце концов женился, и детям которой хотел передать Престол - почему, собственно, Александру III и пришлось "посмотреть сквозь пальцы" на убийство своего отца. Где-то здесь обретается самый зародыш русской революции, и эту историю надо изучать под микроскопом. Финалом же её становится Первая мировая война, прямое столкновение России с Германией, в ходе которого и Россия, и Германия гибнут в результате революции.

Прямым продолжением этой истории кажется Вторая мировая война, новая кровавая разборка русских с немцами. Но как мне кажется, это лишь кажется. По двум причинам. Во-первых, за спиной русских стояла в этот момент совершенно чуждая русским национальным интересам Советская власть ("Англия"). А во-вторых - хочу зафиксировать на этом внимание читателя - за спиной немцев также стояла совершенно чуждая немецким национальным интересам власть Гитлера. Насколько я смог разобраться в этом вопросе, Гитлер (Третий Рейх) - если смотреть с точки зрения теории Власти - это отнюдь не старая "Германия" (Второй Рейх), но Франция! К такому парадоксальному выводу приводят мои вычисления по "формулам" конфликтологии.

Таким образом, "Франция" столкнула русских с немцами дважды. В Первой мировой войне "Франция" играла на стороне русских против немцев. А во Второй - на стороне немцев против русских. Если мои расчеты верны, то оказывается, что наиболее последовательно с точки зрения теории Власти вели себя как раз те деятели Белого движения, которые

  • вначале воевали в Первой мировой против Немцев,

  • затем в Гражданской против Красных,

  • затем во Второй мировой против СССР.


Потому что в действительности эти люди во всех трех случаях дрались на одной и той же стороне: на стороне условной "Франции" - то есть, той властной группировки, которая организовала:

  • захват власти в Сербии "Черной рукой" якобы в пользу пророссийских Карагеоргиевичей,

  • Сараевское убийство, чтобы втянуть Россию в Первую мировую,

  • перерастание Февральского дворцового переворота в полноценную революцию,

  • интервенцию против большевиков после Октябрьского переворота и Брестского мира,

  • убийство короля Сербии Александра,

  • приход к власти Гитлера и новую попытку "освобождения" России от большевиков.



Этим-то добрым людям последовательно и служили те, кто говорил "хоть с дьяволом, лишь бы против большевиков". Скажу честно: я пока не знаю, как связан их дьявол с мессиром Воландом (см. заметку Пожалуй, немцы). То ли там действуют два разных дьявола, то ли это правая и левая рука одного и того же Мессира.

Чтобы разобраться в этой тонкости, я нуждаюсь в помощи уважаемого читателя. Ключ к пониманию этих событий, кажется, уже найден. Благодаря уважаемому phoenix2100 я получил ключ к пониманию истории падения империи Габсбургов. Этот ключ - фамилия Виттельсбахи, хозяева Баварии, которые издавна интриговали против Габсбургов и имели таинственные связи со Францией. Виттельбахи стояли и за спиною Гитлера. Виттельсбахи "Франция" и английский король Эдуард VIII - это одна и та же "стайка королей" (см. Предвоенная лихорадка). Но кто конкретно во Франции является этой самой "Францией", о которой у нас сегодня идет речь? Для меня пока неясно. Ясно лишь одно: как "Австровенгрии" на самом деле было две, противостоящих друг другу (Австрия-Габсбурги и Венгрия-Бавария-Виттельсбахи), так и "Франции" было две:

  • антиамериканская и проанглийская "Франция"-Ф ("фашисты"), которая была в союзе с Виттельбсахами и организовала всё, перечисленное выше,

  • антибританская и проамериканская "Франция"-Е ("евреи"), которая в конечном итоге выиграла противостояние с "Францией"-Ф по итогам ВМВ благодаря победе СССР над Германией.


Что их было две - это видно хотя бы потому, что Гитлер враждовал с масонами, а либеральное масонство - это Франция. Или неверно понимаю расклад, и Гитлер враждовал не со всеми масонами, а только с консервативными? У меня пока недостаточно информации по этому вопросу, и я надеюсь на неожиданную помощь.

Пока же вернемся к вопросу о русском национализме. Русские националисты обсуждаемого типа ("царь-мужик", РОА и проч.), думая послужить России (и Германии), реально послужили неизвестно кому, анонимным хозяевам Франции. Грозный и неприятный пример для всякого, кто любит бороться любой ценой ПРОТИВ, не задумываясь о том, в чьих интересах он действует. Ужасная судьба.

Лес стремительно сокращался, но деревья продолжали голосовать за топор, потому что его ручка была сделана из дерева, и они думали, что он один из них.

Но история русского национализма на этом не завершилась, естественно.

Иногда мне кажется, что в результате трагедии 2-го мая в Одессе родилась не одна нация. В этот день родились две нации. Дело в том, что злорадство (а не сочувствие и осуждение) по поводу убийства русских было моментом, когда два народа по-настоящему разделились. В этот момент родились не только украинцы как нация, но и русские в современном смысле этого слова.

Проблема украинцев не в том, что они кого-то убили. Все кого-нибудь когда-нибудь убивали. Проблема в том, что они наконец-то стали врагами русских. "Сбылась мечта идиота". Они уже пять лет мучаются с Донбассом, и это только начало. Дело в том, что, вопреки расхожему мнению, русские страшно злопамятны, и вспомнят Одессу даже через сто лет. Между тем, украинцы рано или поздно окажутся в руках русских. Это так же неизбежно, как наступление весны. Почему? Потому что всё меняется. Сегодня Западу выгодно русских унижать, а завтра будет выгодно возвышать. И когда это завтра наступит, украинцев отдадут на расправу. Никуда они от этого уже не денутся.

"Белые" русские (1881-1917) как нация погибли в страшные 20-е годы. Элита формировавшейся нации была уничтожена физически и рассеялась по всему миру. На месте русских остались безликие многонациональные советские. Мы долго не хотели признавать украинцев за отдельный народ. Но после 2-го мая противопоставление "русских и украинцев" оформилось и стало фактом истории. Хотим мы того или нет, в этот день родилось две новых нации. Обе они уже не советские, но обе при этом - продукты распада советского многонационального эксперимента.

Наследники прежних "белых" русских (их духовные наследники, среди которых Галковский, Крылов и отчасти Богемик) сегодня предпринимают усилия чтобы придать нарастающему новорусскому движению прежнее "белое" направление. Но если честно, порой мне кажется, что эта затея обречена на провал. Слишком велико бремя советского наследия, тяжким духовным грузом придавившего массу народа. А главное - слишком очевидны (для меня) французские корни того русского национализма, которой они пытаются возродить.

Галковский - великий человек, потому что он нашел в себе силы в значительной мере преодолеть удушающие соки феврализма, которыми до сих пор питают нас эти корни. Но до полного освобождения от этого либерально-масонского французского наследия ему, как и нам всем, пока ещё далеко. Между тем, время идёт и время не ждёт.

История русского народа начинается не с французского масонства, а с Православия. И внутреннее неприятие традиционного русского Православия - характерная черта обсуждаемого типа русского национализма. Настолько же характерная, насколько для свидомого украинца характерно неприятие России и русской культуры. Причина в обоих случаях одна и та же, и вот в чем она состоит.

Поздним Романовым важно было занять национализмом то место в сознании русского народа, которое традиционно занимал там Христос. В этом ведь и заключается суть национализма, если верить Бенедикту Андерсону, в этом самая его соль: место конфессии занимает нация. Это и есть национализм. Ведь национализм и был придуман для того, чтобы заполнить пустоту, которая мало-помалу начала возникать в сознании европейца по мере того как Европа отходила от христианства.

На на сегодня эта технология национализма, похоже, уже устарела.
Сопоставим две карты.

Легенда к первой из них. Жителей Европы спросили, согласны ли они с тезисом "Наш народ не идеален, но наша культура превосходит остальные". Сколько процентов опрошенных ответили "да"?

Легенда ко второй. Жителей Европы спросили:  "Верите ли Вы в Бога?" Сколько процентов ответило "нет"?



Тут есть над чем подумать.

Достоевский был предтечей русского национализма образца 1881-1917 гг, но он был глубоким человеком и смотрел вдаль.

— Однако прощайте, вы какой-то зелёный.
— Лихорадка у меня.
— Можно поверить, ложитесь-ка. Кстати: здесь скопцы есть в уезде, любопытный народ… Впрочем потом. А впрочем вот ещё анекдотик: тут по уезду пехотный полк. В пятницу вечером я в Б-цах с офицерами пил. Там ведь у нас три приятеля, vous comprenez? Об атеизме говорили, и уж разумеется, Бога раскассировали. Рады, визжат. Кстати, Шатов уверяет, что если в России бунт начинать, то чтобы непременно начать с атеизма. Может, и правда. Один седой бурбон капитан сидел, сидел, всё молчал, ни слова не говорил, вдруг становится среди комнаты и, знаете, громко так, как бы сам с собой: «Если Бога нет, то какой же я после того капитан?» Взял фуражку, развёл руки, и вышел.
— Довольно цельную мысль выразил, — зевнул в третий раз Николай Всеволодович.

(Достоевский. "Бесы")


В дни февральского переворота принцессы болели корью, и им пришлось побриться наголо. Из солидарности с сёстрами, Наследник тоже побрился наголо.
И вот появилась эта странная, пугающая фотография. Дети слишком остроумно пошутили, сделав селфи в античном стиле.
Шутка оказалась пророчеством.
Наследник - в центре.
Слева направо: Анастасия, Ольга, Алексей, Мария, Татьяна.


> Хочу задать вопрос. До революции главою российской православной церкви был царь. Т.е. церковь имела синодальное управление. Грех после отречения от царя и выборов патриарха в 1917 году предательства лёг на всю церковь. И обновленческую, и Сергиевскую , и Зарубежную и Катакомбную. Корень то один. И грех предательства лежит на всех. Зачем это упорное перенесение вины именно на РПЦ МП?

Зачем?
Мне кажется, ответ очевиден: для самооправдания.
Но есть и более конкретный ответ на этот вопрос: политические симпатии.
Собор 1917 года был "французским", а 1943 - "английским".
Отсюда и разное отношение к ним.

> Т.е. сегодняшние "Истинные Православные" это остатки "белых"?

Да! Но повторюсь: там есть один важный нюанс. Кроме "французов" и "англичан" есть ещё "немцы" - которых надо отличать от "пожалуй немцев", организовавших Октябрьский переворот силами еврейской соц-дем мафии. Это старые "немцы", и они по сути противники "французов", но французы водят их за нос, выдавая Гитлера за "немца". Страшная истина состоит в том, что Гитлер вовсе не "немец", а тоже "француз". Настоящие "немцы" канули в Лету почти одновременно с Романовыми, в 1917-1918 гг. Таким образом "немцев" вербуют во "французы" и заодно в "истинные христиане". Это духовная трагедия.

К вопросу о фатальном невезении русских, которое началось с того момента, как русские стали формировать свой национализм по французскому образцу мне хочется процитировать Галковского. Здесь очень интересные рассуждения на религиозную (по сути) тему, о Фортуне.
Галковский ставит вопрос: почему русским не повезло? Его ответ: русские не ценили удачу, много думали о себе. Возгордились. И спугнули свою удачу.

Он говорит:
Это прекрасно понимали в Античности. Потому что Античности люди взаимодействовали с удачей. Удача была персонифицирована. Это была богиня Фортуна. С ней устанавливали контакт, ей приносили жертвы, у неё был определённый характер, и люди чувствовали на уровне биологическом, что такое Удача. Античные люди были сверхлюдьми, потому что они были гораздо более человечными и тонкими существами, чем современные люди. Более опытными. После Провала люди только подходят к этому уровню. Они вывели формулу "боги завистливы". Если у тебя всё хорошо, боги приревнуют к тебе и сделают, чтобы тебе было плохо.

С одной стороны, тут можно было бы возразить, что идя по стопам французов трудно было не прийти к тому же (а вернее, худшему) результату, к какому пришли французы. Что тут удивительного?
Но с другой стороны, тут Галковский копает гораздо глубже темы национализма, в самую что ни на есть фундаментальную тему, которую я у себя в Жжурнале обозначил как Фундамент Бессознательного (см.).

История всех европейских народов началась с Христианства, а история самого Христианства началась с Античного Православия. Православие было венцом Античности. Тонкие и человечные люди Античности мало-помалу доросли до Христа. Современные люди думают, что они переросли Христа. Но это самомнение подростка, которому кажется, что он уже взрослый и "всё понял".

Французы придумали национализм в конце XVIII века, обкатали идею в США, пустили её в тираж в Латинской Америке, сознательно отравили ею свою собственную страну (1792-1812), затем с удовольствием врезали ею по мозгам сербам, русским (1881-1917), а потом и немцам (1933-1945). Трудно переоценить вред, причиненный этой политической технологией, когда её применяли в деструктивных целях. Национализм принес и немало пользы тем, кто использовал его в целях конструктивных. Но на сегодня он уже до такой степени затаскан и устарел, что пора бы оставить его и попытаться понять принципы работы новых, современных систем Управления.

Вот, например, неплохая идея:
[Spoiler (click to open)]В юриспруденции есть такое понятие: "покушение на негодный объект". Ну, это когда некий гражданин стреляет в другого гражданина с целью убить, не зная о том, что тот уже мёртв. Снайперы используют негодные объекты для розыска противника в дуэли снайперов. Искусственная голова в каске очень похожая на настоящую. У головы той даже винтовка есть с оптикой. Лежит себе голова, якобы целится куда-то там, её засекает противник, стреляет. Негодный объект вдребезги, а годный тем временем чуть в стороне лежал, засёк местоположение противника по вспышке выстрела и...
У разведчиков тоже есть понятие "отвлечение внимания на негодный объект". Это, образно говоря, заставь котёнка охотится за фантиком. Пусть он потратит много времени и сил на эту охоту, а ты тем временем делай что хочешь - котёнок мешать не будет. (Отсюда)


В сущности, национализм это "колдовство", в прошлом позволявшее Власти управлять миллионами людей, заставляя их бесплатно лежать в окопах в странной уверенности, что они делают это в своих собственных интересах.
О связи национализма и Бессознательного хорошо сказал Иван Ильин:

[Длинная цитата из Ильина]"Национальность человека определяется не его произволом, а укладам его инстинкта и его творческого акта, укладом его бессознательного и, больше всего, укладом его бессознательной духовности. Покажи мне, как ты веруешь и молишься; как просыпаются у тебя доброта, геройство, чувство чести и долга; как ты поешь, пляшешь и читаешь стихи; что ты называешь „знать“ и „понимать“, как ты любишь свою семью; кто твои любимые вожди, гении и пророки, — скажи мне все это, а я скажу, какой нации ты сын: и все это зависит не от твоего сознательного произвола, а от духовного уклада твоего бессознательного.

А уклад этот слагается, формируется и закрепляется прежде всего и больше всего — в детстве. Воспитание детей есть именно пробуждение их бессознательного чувствилища к национальному духовному опыту, укрепление в нем их сердца, их воли, их воображения и их творческих замыслов.

Бороться с национальным обезличиванием наших детей мы должны именно на этом пути: надо сделать так, чтобы все прекрасные предметы, впервые пробуждающие дух ребенка, вызывающие в нем умиление, восхищение, преклонение, чувство красоты, чувство чести, любознательность, великодушие, жажду подвига, волю к качеству — были национальными, у нас в России — национально-русскими; и далее: чтобы дети молились и думали русскими словами; чтобы они почуяли в себе кровь и дух своих русских предков и приняли бы любовью и волею — всю историю, судьбу; путь и призвание своего народа; чтобы их душа отзывалась трепетом и умилением на дела и слова русских свитых, героев, гениев и вождей."


Важное дополнение от comment_daily из комментариев (17 май, 2019). Цитирую:


В стриме была еще вскользь упомянута тема первого "неравнородного" брака Александра 2. Типа жена была хоть и Гессен, но, вероятно, бастардка.

В википедии тема подается как это было даже известно Романовым.

Возникает вопрос, зачем женить наследника на сомнительной кандидатуре? Это явное ослабление легитимистской позиции наследника и его детей. Не забываем, что детей у его отца Николая 1 было немало, соответственно, это в свою очередь усиление их позиций. Отсюда и например их роль в усилении Кавказа в лице Михаила Николаевича длительного наместника Кавказа и председателя госсовета.

Конечно можно предположить, что роль большого реформатора для Александра 2 заранее предполагалась. Большие реформы - большие полномочия. Большие полномочия - нужен предохранитель. Предохранитель сильно не нравился, отсюда и сильнейший роман с Долгорукой уже после проведенных реформ, узаконивание детей и даже "в шутку" сделанное предложение сделать сына от Долгорукой Великим Князем.

Также интересно стремление к Гессенским, которые, я так понимаю тяготели к Австрии, а не к Пруссии. Александр 2 был вынужден жениться на полу-Гессен. А его внук Николай 2 уже по любви женился на полной Гессен.

В какой-то момент в эту конфигурацию влезли французы. Причем понятно, что скорее всего после победы в Крымской войне. Которая обычно подается как не принесшая победителям особыъ плодов.

Но думаю, можно посмотреть на ее итоги как на потерю Украины и Кавказа, которые и прикрывал Крым. Типа стали криптокондоминиумами Франции и Англии. Началась украинизация и рост роли Кавказа в политической жизни страны.

О национальности глубинного народа Суркова

Поскольку все обсуждают статью Суркова, в конце концов я не выдержал и все-таки прочитал её.
А вот Сурков мою заметку Главная мистификация России: как нас дурачат явно не читал и надеюсь, что не прочитает. Надеюсь - потому что у меня выходит крамола, будто бы вот как раз Сурков нас и дурачит, в очередной раз пытаясь доказать, будто РФ - это естественное государство. А я доказываю (и по-моему, достаточно убедительно), что РФ - это такое же точно искусственное государство, как и любое другое современное государство. Никакого принципиального различия между РФ и, скажем, США конкретно в этом пункте нет.

Чтобы обосновать свой (ложный) тезис, Сурков акцентирует внимание читателя на выборах, главном отличительном признаке ведущих искусственных государств современности. Цитирую: иллюзия выбора является важнейшей из иллюзий, коронным трюком западного образа жизни вообще и западной демократии в частности. А поскольку в РФ этой иллюзии практически уже не осталось, демократия свернута или сворачивается окончательно, то выходит, будто РФ - вовсе не искусственное, а естественное государство.

Но позвольте! Искусственное государство вовсе не обязано быть демократическим. Суть дела тут совсем не в иллюзии выбора или её отсутствии, а в том, что вместо государя мы видим на политической сцене подставное лицо. Неважно, появляется ли это лицо на сцене в ходе спектакля "свободных демократических выборов" или же каким-то другим путём! Важно, что реальная Власть вовсе не принадлежит этому лицу. Неважно даже, где обитает эта реальная Власть - внутри ли данной страны (метрополия) или за её пределами (колония). Важно, что это Власть выставляет вместо себя симулякр мнимой "власти". Пиночет и Брежнев - такие же искусственные фигуры, как Трамп, Обама и Меркель.

Сурков прав в том отношении, что "демократичность" власти является важным признаком её искусственности, так как реальная Власть не нуждается в легитимизации посредством "выборов". Если ты где-то видишь демократию, то знай, что наверняка имеешь дело с искусственным государством.
Однако Сурков делает обратный ход, из НЕдемократичности власти выводя её естественность. Это логическая ошибка. А звучит его статья по-своему убедительно лишь потому, что это самая популярная из логических ошибок (именно: "если из А следует В, то и из В следует А"). Люди настолько часто допускают эту ошибку ("если нет огня без дыма, то нет и дыма без огня"), что математики придумали даже специальную теорию (Байесовская вероятность), с предельной ясностью детально разжёвывающую суть этой ошибки. Во избежание.

Советская социалистическая диктатура была чужда демократии, вполне свободна от "иллюзии выбора", но она была несомненно искусственным государством. Почему - об этом я подробно говорю во второй половине своего текста Естественное и искусственное государство. Если кратко, заведомо искусственным является государство, во главе которого мы видим "выходцев из народа". И причина этого проста и очевидна. Человек из подворотни не может подняться к вершине власти (=Управления), не имея могущественного покровителя. И потому если мы видим его на этой вершине, мы можем быть уверены, что этот покровитель маячит где-то за его спиной. А тот, кто дал власть, сам обладает заведомо большей властью, чем тот, кто получил эту власть. Настоящим же суверенитетом обладать может лишь человек, получивший власть (=Власть) по наследству, либо прямо уже из рук самого Бога.

Так что попытка Суркова вывести "естественность" государства РФ из его недемократичности - это не более чем демагогический приём.

А между тем, естественность государства РФ - это главная мысль Суркова. Ради неё-то и был написан весь текст. Таким образом Сурков придает легитимность власти Путина, указывая на её (мнимую) исторческую преемственность перечислением якобы равнозначных государей: Ивана Третьего (Великое княжество/Царство Московское и всей Руси, XV–XVII века); Петра Великого (Российская империя, XVIII–XIX века); Ленина (Советский Союз, ХХ век); Путина (Российская Федерация, XXI век). Не вызывает сомнений, что как древняя Русь, так и Российская Империя были государствами естественными - то есть, главой государства являлся настоящий "король", возглавляший собственную властную группировку. Но уже Николай II таковым государем не был (см. История Русской революции в свете теории Власти), хотя он и был законным наследником Престола. История естественного государства в России завершается смертью Александра III.

Остальные перечисляемые Сурковым "государи" (Ленин, Путин) - это заведомо фиктивные фигуры, в суверенность которых поверить невозможно. (См. Как рождаются властные группировки и Как властные группировки становятся бессмертными) К сожалению, подавляющее большинство дорогих россиян не владеет этой логикой и, скорее всего, примет рассуждения Суркова за чистую монету. Ведь, по счастью, мои тексты читает горстка людей, а тексты Суркова - грубо говоря, вся страна. (По счастью - потому что если меня станут читать многие, то кое-кому меня придется просто убить. Сознавая это, я не стремлюсь к чрезмерной популярности.)

В связи с этим и я, дабы не отставать от народа, выдвину пару идей в русле идей Суркова.

А именно:

Тут кое-кто сомневается в бессмертии Путина. И совершенно напрасно. Имя Путина действительно может сиять в веках. Надо просто использовать имя Путин в нарицательным смысле. Просто: путин Российской Федерации. Например, недавно Медведев был путиным Российской Федерации. И когда Путин умрет, путиным Российской Федерации станет кто-то другой. Таким образом, хотя Владимир Путин и смертен, однако ж путин Российской Федерации вполне себе бессмертен.

И ещё:

Мне хочется понять рассуждение Суркова о "глубинном народе" в самом лучшем и глубоком смысле. Прежде всего, эти его слова нужно понимать в контексте теории, согласно которой Верховная власть в государстве принадлежит народу. Потому-то, говоря о Власти, нам всем надлежит использовать эвфемизм Народ. Если мои рассуждения верны, то по всем признакам можно предположить, что Глубинный народ России не является русскоязычным. И вероятнее всего этот Народ является англоязычным. (См. например, последний текст блистательного Богемика Аглицкая слобода)
В целом, идея Суркова мне нравится. Можно вести термин Глубинный народ в теорию Власти, обозначив таким образом совокупность верхних этажей господствующей властной группировки.


Это последнее рассуждение является не просто шуткой. В каждой шутке лишь доля шутки. Я уже вплотную подобрался к доказательству того факта, что все представители верхних этажей Власти не могут не находиться в кровном родстве между собой. То есть, они действительно образуют некий особый народец, анатомическим признаком которого является, как известно, голубая кровь. Но я пока не готов опубликовать это доказательство.

Пока я просто истолкую слова Суркова о народе.

[Толкование]1) Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ.
Ну, тут всё понятно. Сурков не говорит, что наш глубинный народ находится в России. Он и не в России. Но главное - что он у нас есть, пусть и за пределами России.

2) На глянцевой поверхности блистает элита, век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия – партийные cобрания, войны, выборы, экономические эксперименты.
Здесь говорится не о глубинном народе, а просто о народе, о населении России.

3) Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью.
А вот здесь говорится уже именно о глубинном народе! Россия - настолько значительная фигура в мировой политике, что Народ волей-неволей принимает участие в "мероприятиях" российской власти, впрочем, никогда не показываясь на поверхности.

3) Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия. Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно, и не к тем, кто может что-то сделать.

Всё так. Ясно, что обобщенному путину хотелось бы понимать планы Хозяев, но они ему недоступны.

4) Редкие обществоведы возьмутся точно определить, равен ли глубинный народ населению или он его часть, и если часть, то какая именно?
Редкая птица долетит до середины Днепра. Сурков демонстрирует начитанность и чувство юмора.

4) Своей гигантской супермассой глубокий народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить.

Это горький опыт самого Суркова и других, мечтавших "воспарить". Важная мысль - что россияне как нация созданы глубинным Народом, и им поддерживается их единство. Понятно, что "супермасса" тут означает не численность глубинного Народа, а меру его политического влияния.

5) Народность, что бы это ни значило, предшествует государственности, предопределяет ее форму, ограничивает фантазии теоретиков, принуждает практиков к определенным поступкам. Она мощный аттрактор, к которому неизбежно приводят все без исключения политические траектории. Начать в России можно с чего угодно – с консерватизма, с социализма, с либерализма, но заканчивать придется приблизительно одним и тем же. То есть тем, что, собственно, и есть.

Всё правильно. Колония есть колония, выше головы не прыгнешь.

6) Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно.

А вот это едва ли не главный месседж Суркова. То есть, по его словам, Путин действительно глубже всех в Российской элите понимает чаяния Народа, тоньше всех остальных проникает в Его планы.

7) Было бы упрощением сводить тему к пресловутой «вере в доброго царя». Глубинный народ совсем не наивен и едва ли считает добродушие царским достоинством. Скорее он мог бы думать о правильном правителе то же, что Эйнштейн сказал о боге: «Изощрен, но не злонамерен».

No comments. Над этой фразой надо долго размышлять прежде чем что-то подумать. Это самая интересная часть послания.

О жертвах политического изнасилования

Уважаемый nikola_rus только что опубликовал текст А где было государство рабочих, в котором высказал неожиданную и совершенно парадоксальную на первый взгляд мысль. А именно.

СССР не был государством рабочих. Он был государством совсем другого класса - а именно, государством крестьян. С первого взгляда, это невероятно. Ведь общеизвестно, что именно СССР уничтожил русское крестьянство как класс. Но если копнуть чуть глубже?

Всё выглядит совсем иначе, если вначале понять, что Власть в "государстве такого-то класса" не столько выражает "интересы класса", сколько играет на слабостях этого класса. Тогда картинка становится предельно ясной и логичной. Очевидный пример дня сегодняшнего: играть на чувствах украинских националистов и действовать в их интересах - это две разные вещи. А с чего бы Власти действовать в интересах какого бы то ни было класса? Реальная Власть всегда действует только в своих собственных интересах!

Сделаем следующий шаг.

В конечном итоге, чего хочет крестьянин? каков предел его мечтаний? что для него "коммунизм"? Да стать барином! вот чего хочет крестьянин, особенно к старости. Жить в тепле и уюте, а не бороться до смерти с природой и погодой. В этом настоящий, крестьянский смысл коммунизма. "Пусть работает железный паровоз", и баста.
Но барином стать не просто. А что просто? А просто вот что! Просто стать горожанином, сбежав из вонючей деревни. Горожане - они хоть не баре, но живут-то почти как баре.

И потому, разрушая русскую деревню и уничтожая крестьянство как класс, стоявшая за спиной Советов реальная Власть (получается, вовсе не "рабочая", а вовсе даже "крестьянская" Власть!) на самом деле осуществляла (и заметьте - осуществила!) тайную мечту советского крестьянина. Она разрушила деревню, она переселила большую часть крестьян в города. На деревне у нас остались лохи, остались полтора калеки.

Примерно то же ждет и Украину. Главная мечта украинца - жить как в Европе. Но Украину сделать Европой что-то не получается. Да и не получится, если смотреть правде в глаза. Да никто барами укаринцев делать и не обещался. А что тогда? А реальный вариант для украинцев - это эмиграция с Украины. Вот момент истины! И вот в этом-то направлении и трудится не покладая рук украинская Власть сегодня. "Люди работают".

И идеал украинства (Украйина це Эуропа) в реале может (реально вполне может!) осуществиться таким образом: с Украиной станет то же, что и с русской деревней. Там останутся жить лохи, полтора калеки, лепечущих на собачьей мове. Все остальные счастливо устроятся в Европе (а значительная часть - все в той же России) и будут размовляты на нормальных человеческих языках.

Ну, хорошо... а где же тогда государство рабочих? И было ли оно в истории - государство рабочих?
Об этом - смотрите оригинальную статью nikola_rus , указанную выше: А где было государство рабочих.

Меня же государство рабочих пока не очень волнует. Лучше я закруглю свою собственную мысль, столкнув её с парадоксом.

В своё время я написал заметку Разговор с потомственным революционером о коллективизации, в котором выразил совершенно противоположную мысль, а именно - что Советская власть вовсе не "осуществила мечту крестьянина", но разорила русское крестьянство.

Эта мысль - бомба! Совок в душе советского человека тихо умрёт в тот день, когда до каждого русского дойдет, что у тебя, лично у тебя, Советская власть отняла примерно гектар земли, который должен принадлежать тебе по праву наследства. На момент Революции 1917 года примерно 80% всех пахотных земель в России находилось в частной собственности крестьян. А подавляющее большинство современных русских - наследники этих крестьян. Именно коллективизация была главным преступлением Советской власти против русского народа, так как она лишила наших предков их законной собственности. И теперь эту землю продают за бесценок непонятно кому.

Как совместить между собой эти две мысли, с первого взгляда диаметрально противоположные?

С одной стороны, Советы сыграли на слабости крестьянина и лишили его земли.
А с другой стороны, они реализовали его тайную мечту, превратив его в горожанина.

А совмещается это на уровне психопатологии и выражается на языке амбивалентности.
Почему изнасилование оставляет в душе жертвы самую тяжкую травму как раз в том случае, когда жертва испытала при насилии оргазм? Да потому, что суть любой психической травмы в том, что агрессор исполняет "бессознательное желание" жертвы. Да по сути жертву и нельзя сделать жертвой, если сама жертва не имеет бессознательного желания стать жертвой.

Я прошу прощения, что говорю здесь вслух эти страшные вещи, но увы - не влезая в эту адскую кухню, невозможно до конца понять, что с нами сделали в XX веке. А не поняв этого до конца, мы вынуждены будем пережить это снова и снова, пока не поймем - или пока не погибнем. Потому понять необходимо.

Итак, та реальная Власть, которая стояла за плечами Советов, изнасиловала русское крестьянство, насильственно реализовав его самую тайную мечту. Таким образом, уважаемый nikola_rus одновременно и прав, и неправ. Да, это именно "крестьянская" Власть. Но "крестьянская" она в парадоксальном смысле. С одной стороны, русских крестьян изнасиловали, а с другой - "если сука не захочет, кобель не вскочет" (русская народная пословица). Вот такой вот парадокс. Читайте Зигмунда Фрейда, ну а заодно и мою скромную заметочку Фрейд и Православие.

[18+]Да, и - совет любителям жестокого порно! - внимательно следим за Украиной! Там этот пикантный процесс в самом разгаре.

Письмо Ленину от Аверченко

«Здравствуй, голубчик! Ну, как поживаешь? Всё ли у тебя в полном здоровьи?

Кстати, ты, захлопотавшись около государственных дел, вероятно, забыл меня?..

А я тебя помню.

Я тот самый твой коллега по журналистике Аверченко, который, если ты помнишь, топтался внизу, около дома Кшесинской, в то время, как ты стоял на балконе и кричал во всё горло:

— Надо додушить буржуазию! Грабь награбленное!

Я тот самый Аверченко, на которого, помнишь, жаловался Луначарский, что я, дескать, в своём «Сатириконе» издеваюсь и смеюсь над вами.

Ты тогда же приказал Урицкому закрыть навсегда мой журнал, а меня доставить на Гороховую.

Прости, голубчик, что я за два дня до этой предполагаемой доставки на Гороховую — уехал из Петербурга, даже не простившись с тобой. Захлопотался.

Ты тогда же отдал приказ задержать меня на ст. Зерново, но я совсем забыл тебе сказать перед отъездом, что поеду через Унечу.

Не ожидал ты этого?

Кстати, спасибо тебе. На Унече твои коммунисты приняли меня замечательно. Правда, комендант Унечи — знаменитая курсистка товарищ Хайкина сначала хотела меня расстрелять.

— За что? — спросил я.

— За то, что вы в своих фельетонах так ругали большевиков.

Я ударил себя в грудь и вскричал обиженно:

— А вы читали мои самые последние фельетоны?

— Нет, не читала.

— Вот то-то и оно! Так нечего и говорить!

А что «нечего и говорить», я, признаться, и сам не знаю, потому что в последних фельетонах — ты прости, голубчик, за резкость — просто писал, что большевики — жулики, убийцы и маровихеры…

Очевидно, тов. Хайкина не поняла меня, а я её не разубеждал.

Ну вот, братец ты мой — так я и жил.

Выезжая из Унечи, я потребовал себе конвой, потому что надо было переезжать нейтральную зону, но это была самая странная нейтральная зона, которую мне только приходилось видеть в жизни. потому что по одну сторону нейтральной зоны грабили только большевики, по другую только немцы, а в нейтральной зоне грабили и большевики, и немцы, и украинцы, и все вообще, кому не лень.

Бог её знает, почему она называлась нейтральной, эта зона.

Большое тебе спасибо, голубчик Володя, за конвой — если эту твою Хайкину ещё не убили, награди её орденом Красного Знамени за мой счёт…

Много, много, дружище Вольдемар, за эти два года воды утекло… Я на тебя не сержусь, но ты гонял меня по всей России, как солёного зайца: из Киева в Харьков, из Харькова — в Ростов, потом Екатеринодар, Новороссийск, Севастополь, Мелитополь, опять… Севастополь.

Это письмо я пишу тебе из Константинополя, куда прибыл по своим личным делам.

Впрочем, что же это я о себе, да о себе… Поговорим и о тебе…

Ты за это время сделался большим человеком… Эка, куда хватил: неограниченный властитель всея России… Даже отсюда вижу твои плутоватые глазёнки, даже отсюда слышу твоё возражение:

— Не я властитель, а ЦИК.

Ну, это, Володя, даже не по-приятельски. Брось ломаться — я ведь знаю, что тебе стоит только цикнуть и весь твой ЦИК полезет под стол и сделает всё, что ты хочешь.

А ловко ты, шельмец, устроился — уверяю тебя, что даже при царе государственная дума была в тысячу раз самостоятельнее и независимее. Согнул ты «рабоче-крестьянскую», можно сказать, в бараний рог.

Как настроение?

Ты знаешь, я часто думаю о тебе и должен сказать, что за последнее время совершенно перестал понимать тебя.

На кой чёрт тебе вся эта музыка? В то время, когда ты кричал до хрипоты с балкона — тебе, отчасти, и кушать хотелось, отчасти и мир, по молодости лет, собирался перестроить.

А теперь? Наелся ты досыта, а мира всё равно не перестроил.

Доходят до меня слухи, что живётся у вас там в России, перестроенной по твоему плану — препротивно.

Никто у тебя не работает, все голодают, мрут, а ты, Володя, слышал я, так запутался, что у тебя и частная собственность начинает всплывать, и свободная торговля, и концессии.

Стоит огород городить, действительно!

Впрочем, дело даже не в том, а я боюсь, что ты просто скучаешь.

Я сам, знаешь ли, не прочь повластвовать, но власть хороша, когда кругом довольство, сияющие рожи и этакие хорошенькие бабёночки, вроде мадам Монтеспан при Людовике.

А какой ты к чёрту Людовик, прости за откровенность!

Окружил себя всякой дрянью, вроде башкир, китайцев — и нос боишься высунуть из Кремля. Это, брат, не власть. Даже Николай II частенько раньше показывался перед народом и ему кричали «ура», а тебе что кричат?

— Жулики вы, — кричат тебе и Троцкому, — Чтоб вы подохли, коммунисты.

Ну, чего хорошего?

Я ещё понимаю, если бы рождён был королём — ну, тогда ничего не поделаешь: профессия обязывает. Тогда сиди на башне — и сочиняй законы для подданных.

А ведь ты — я знаю тебя по Швейцарии — ты без кафе, без «бока», без табачного дыма, плавающего под потолком — жить не мог.

Небось, хочется иногда снова посидеть в биргалле, поорать о политике, затянуться хорошим киастером — да где уж там!

И из Кремля нельзя выйти, да и пивные ты все, неведомо на кой дьявол, позакрывал декретом # 215523.

Неуютно ты, брат, живёшь, по собачьему. Русский ты столбовой дворянин, а с башкирами всё якшаешься, с китайцами. И друга себе нашёл — Троцкого — совсем он тебе не пара. Я, конечно, Володя, не хочу сплетничать, но знаю, что он тебя подбивает на всякие глупости, а ты слушаешь.

Если хочешь иметь мой дружеский совет — выгони Троцкого, распусти этот идиотский ЦИК и издай свой последний декрет к русскому народу, что вот, дескать, ты ошибся, за что и приносишь извинения, что ты думал насадить социализм и коммунизм, но что это для отсталой России «не по носу табак», так что ты приказываешь народу вернуться к старому, буржуазно-капиталистическому строю жизни, а сам уезжаешь отдыхать на курорт.

Просто и мило!

Ей богу, плюнь ты на это дело, ведь сам видишь, что получилось: дрянь, грязь и безобразие.

Не нужно ли деньжат? Лир пять, десять могу сколотить, вышлю.

Хочешь — приезжай ко мне, у меня отдохнёшь, подлечишься, а там мы с тобой вместе какую-нибудь другую штуковину придумаем — поумней твоего марксизма.

Ну, прощай, брат, кланяйся там!

Поцелуй Троцкого, если не противно.

Где летом — на даче? Неужели в Кремле?

С коммунистическим приветом,

Аркадий Аверченко.

P.S. Если вздумаешь черкнуть два слова, пиши: Париж, Елисейский дворец, Мильерану для Аверченко».

(с)