Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше прежних. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

История русской (антирусской) революции -- очень важный для меня цикл статей, в которых мне удалось нащупать логику событий, приведших русский народ в начале XX века к страшной национальной катастрофе.

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Жития - шедевры жанра

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

За пределами гуманизма (Фрейд)

С просторов Сети:

Когда я слышу
"В наше время
психологов не было --
и ничего, нормальными выросли",
мне хочется орать:
"Кто вам сказал, что вы
выросли нормальными?
Кто?!"





Этот текст мне хочется оформить как "расширение" третьего пункта весьма важной для меня заметки Десять главных книг моей жизни, о Фрейде. Там я говорил о книгах, которые стали поворотными в моей судьбе. С Фрейдом я встретился в МГУ, после того как на долгое время, на целую вечность прервал своё знакомство с духовным миром. Цитирую:

На целых четыре года я погрузился в изучение материального мира. А душа-то требовала своего. И на четвертом курсе (20 лет), пока жена была на сохранении в роддоме (была опасность, к счастью, миновавшая), я вдруг зачем-то поехал в библиотеку психологического факультета -- едва ли не единственное место в Москве, где в то время можно было прочитать всего Фрейда -- всё, что было издано до революции и в 20-е годы. И передо мной вновь открылся мир духов, с которым я соприкасался в детстве (это отдельная история) и который так надолго забыл. Фрейд дал мне нить ариадны, держась за которую я вышел из тьмы материалистических лабиринтов в пространство духовной жизни.

А было так. В первый же вечер я прочитал (проглотил!) целиком "Остроумие и его отношение к бессознательному". Эта книга меня зацепила сразу -- и достаточно глубоко, чтобы я уже не соскочил с крючка.

Но по-настоящему Фрейд меня подсёк во второй вечер своим знаменитым "Толкованием сновидений". Основную мысль этой книги я выделю жирным шрифтом как исходный тезис данной заметки: всякое сновидение есть исполнение желания. В приятном сне исполняется осознанное и одобряемое тобою желание. А в неприятном сне исполняется желание бессознательное и осуждаемое, вот и всё. Фрейд на конкретном материале иллюстрирует и обосновывает эту мысль, шаг за шагом рассеивая все сомнения читателя и делая её почти самоочевидной. Он предлагает простую технику, пользуясь которой всякий человек может убедиться в этом либо смостоятельно, либо с помощью ассистента -- доверенного лица, которое сыграет роль психоаналитика: в этом отношении метод Фрейда на 100% научен, доказуем и сколько угодно воспроизводим. Это широкая дорога, полноценная автобан из мира материализма в мир духовного самопознания. Её пропускная способность ничем не ограничена. Всякий человек, исследуя свои собственные сновидения, может многое, очень многое узнать о намерениях своего бессознательного.

Возвращаясь из библиотеки Психфака, в метро, я решил тут же проверить эту технику на себе лично.

Накануне ночью я видел странный и неприятный сон следующего содержания.

У меня куда-то забрали старшего сына, и я требую, чтобы его мне вернули. Но вместо него мне почему-то предлагают другого ребенка, новорождённого младенца. Я смотрю на него и поражаюсь неприятному цвету его кожи. Пробуждение.

Этот странный и по-видимому бессмысленный сон я и решил подвергнуть толкованию, используя психотехнику, описанную Фрейдом. И у меня -- получилось! Почти сразу я понял, что этот сон выражает подавленное желание "отдохнуть" от своего ребенка. Хотя по-видимости сам я во сне прилагал усилия в противоположном направлении: моё бессознательное позаботилось досыта накормить меня запретным плодом. Осознать смысл этого нюанса ("у меня куда-то забрали старшего сына") мне не составило труда. Но какое " скрытое желание" могла выражать вторая половина сновидения, "новорождённый со странным цветом кожи"? И вот тут мне пришлось помучиться, преодолевая Сопротивление -- таинственную силу, препятствующую нам осознать наше бессознательное.

Бороться с Спротивлением очень трудно, да пожалуй и невозможно, потому что как только мы начинаем бороться, само Сопротивление немедленно и возглавляет эту борьбу, следуя универсальному принципу "Не можешь подавить -- возглавь!" Собственно, "побороть" Сопротивление и невозможно, его можно лишь обойти, используя имеющиеся у него естественные слабости. Собственно искусство обойти Сопротивление -- это и есть знаменитая техника Фрейда, которую сам он обозначил не очень удачным термином "психоанализ". Корень "анализ" вызывает у читетеля совсем не те ассоциации, которые нужны, чтобы понять суть этой техники. (Краткое её описание в статье уважаемого ortopas: "Психоанализ в браке".) По сути дела, "анализ" как таковой тут ни при чём; действительной сутью так называемого "анализа" является отказ от сознательного анализа и контроля, то есть, нечто диаметрально противоположное "анализу". И я до сих пор не понимаю, зачем Фрейд так назвал своё великолепное изобретение.

Применив эту технику, я вдруг понял со всей ясностью, что новорожденный из моего сна это мой ещё не рождённый ребёнок, а странный цвет кожи означает, что он родился мёртвым (шок!). Это открытие меня потрясло до глубины души. Оказывается, где-то в глубинах моего бессознательного живёт не только запретное (но полуосознанное) желание "отдохнуть" от старшего ребенка, но и совершенно уже неожиданное для моего сознания желание обойтись без младшего, ещё не рождённого. Мой странный сон одним махом избавлял меня от всех проблем, самым наглым и по сути почти неприкрытым образом (задним числом это очевидно!) исполняя живущее где-то в глубинах моей души чудовищное желание избавиться от бремени отцовства.

Внутренняя достоверность этого пугающего открытия потрясла меня до слёз. Фрейд оказался прав, да ещё как. С этого момента и надолго (навсегда? по крайней мере до сего дня) я сделался адептом -- адептом не философии Фрейда, но предложенного им метода исследования психики, достаточно быстро убедившись в том, что на основании этого метода можно рождать весьма различные концепты и концепции. Дело тут совсем не во "фрейдизме". Фрейд копнул на совершенно потрясающую, по сути бездонную глубину, см. заметку Фрейд и Православие, пробил ход в какую-то иную реальность, а лучше сказать, во множество различных реальностей. За Фрейдом шли Юнг и Лакан, и множество других помельче, и каждый строил на предложенном им основании своё собственное здание. По сути, тем же самым занимаюсь и я: практически во всех моих построениях метод Фрейда присутствует -- имплицтно, а кое-где и эксплицитно.

Я редко говорю о Фрейде открытым текстом, но уж если начинаю, то трудно бывает остановиться, поскольку "психоанализ" (до чего же неудачный термин!) это ворота, через которые следовало бы пройти каждому, кто желает по-настоящему глубоко и основательно понять большинство из тех тем, которые меня "заводят": бессознательное, выход есть, дискурс, историософия, психология, религия, теория Власти. Если честно, я не обхожусь без метода Фрейда даже размышляя о вещах совершнно рационалистических, вроде математики, конфликтологии, не говоря уже об историософии или социологии.  Дело в том, что в любой, самой рационалистической науке есть совершенно иррациональный, мистический момент рождения новой идеи. Если идея по-настоящему нова, она не выводится рационалистически из прежних идей; напротив, это от неё отталкиваются создатели новых теорий. И вот этот вот креатив, самый важный и ключевой момент в любом творчестве -- он интимнейшим образом связан с методом Фрейда, по сути это он и есть.

Если кто желает понять не просто ту или иную излагаемую мной частную концепцию, но понять самый общий принцип, пользуясь которым я вообще-то рождаю эти концепции, копать надо тут. Говоря формально, это общеизвестная штука. Даже в самое глухое советское время, в эпоху торжества тупого рационализма, без неё никак нельзя было обойтись, и даже тогда она то и дело проявлялась в максимально "приглаженной" наукообразной форме, например, в виде "Теории Решения Изобретательских Задач". А в более поздние и либеральные 70-е годы намного откровеннее ("Четверть гения"). Выглядеть это может по-разному. Но если  бы кто-то попросил меня выделить суть, самую мякотку, указать первоисточник метода, я бы не задумываясь кивнул на Фрейда: вот откуда надо начинать.

Дело в том, что Фрейду, на мой взгляд, удалось выделить самое-самое главное и акутальное -- и удалось ему именно именно потому, что сам Фрейд был до мозга костей материалистом и рационалистом. А взялся-то он исследовать самое средоточие всей и всяческой мистики: бессознательное. И он придумал, как туда влезть, влезть в мир духов с лупой, отверткой и плоскогубцами. Он совместил поистине несовместимое! И потому заданный им дискурс обладает потрясающей синтетической силой. Он позволяет видеть скрытую мистику рационального и совершенно рационально исследовать мистику. И да, именно Фрейд дал мне нить ариадны, держась за которую я вышел из тьмы материалистических лабиринтов в пространство духовной жизни.

Шли годы. Набирая опыта в психоанализе, я не мог рано или поздно не поставить вопрос так: если всякое сновидение есть исполнение моего (может быть, бессознательного) желания, то почему не предположить, что и всякое событие, случающееся со мной наяву, это тоже исполнение моего желания (может быть, бессознательного)?

Собственно, к этой гипотезе вся психотерапевтическая практика подталкивала и самого Фрейда, хотя для него, как для материалиста, сделать подобный вывод казалось невозможным. Ведь что делает психоанализ как средство лечения психики? Он позволяет больному осмыслить мучащие его симптомы как исполнение его бессознательных желаний. Огрубляя, можно сказать так: когда такое осмысление произошло, симптомы исчезают. Точнее, человек обретает утраченный самоконтроль. По идее, в норме человек естественно контролирует и сознаёт то, что происходит в его психике. (Другой вопрос, где взять эту норму? И бывают ли полностью нормальные люди? Правильный ответ: да. Например, см.  заметку Покаяние и сексуальность) Утрата внутреннего самоконтроля это и есть признак "ненормальности", болезни, то есть, симптом.

Парадокс психоанализа как метода состоит в том, что для восстановления утраченного самоконтроля необходимо на время и правильным образом отказаться от самоконтроля. Почему так? Говоря на языке мистики, потому что в то время как мы себя контролируем, кто-то нам "помогает" себя контролировать, делая это за нас. (А у этого кого-то могут ведь быть и свои цели, нашим целям противоположные!) А говоря рационалистически, потому что сам наш самоконтроль -- штука во многом привычная, бессознательная, "автоматическая", от наших намерений мало зависящая. Важное дело управление собой незаметно пущено нами на самотёк. Чтобы вновь взять в руки выпущенные когда-то рычаги самоконтроля, необходимо основательно пересмотреть самые его основы. Но это невозможно сделать, пока мы не перестанем это делать.

Допустим, человек испытвает страх темноты. В ходе психоанализа он делает открытие, что он бессознательно желает оказаться в темноте, чтобы незаметно исполнить какое-то желание, в котором он даже сам себе признаться не решается. То есть, темнота страшна, потому что она провоцирует это неосознанное желание. Или то же самое со страхом высоты (всякий иррационально боящийся высоты -- хочет прыгнуть). Сам я, подолгу работая на большой высоте, постепенно перестал её бояться, и когда меня спрашивают, в чём тут секрет, я отвечаю не без юмора: "Просто мне незачем падать!" Я осознал все подспудные импульсы, толкавшие меня в бездну, и теперь у меня просто нет причины бояться самого себя. Вот конкретный практический плод психоанализа в моей жизни -- один из тысячи: я  высоты не боюсь. Совсем. Я проявляю разумную осторожность, но не из страха, а по той же самой причине, по какой я не боюсь высоты: мне незачем падать.

Но если человек способен сам себя незаметно подтолкнуть, стоя на краю бездны, то почему не предположить, что вообще все происходящие с нами неприятные события имеют своей причиной некие подспудные желания, в которых мы не можем себе признаться? Может быть, вообще всякий неприятный поворот судьбы -- ни что иное как симптом бессознательного желания? Может быть, вообще больные болеют потому, что бессознательно хотят болеть? и умирают потому, что хотят умереть? И вообще, не является ли вся история человечества, увы, столь наполненная болью, каким-то чудовищным сновидением, тотальной ошибкой по Фрейду?

ПРОДОЛЖЕНИЕ цикла:
За пределами гуманизма (религия)
За пределами гуманизма (солипсизм)


Приглашаю дорогого читателя вспомнить мой старый текст Лекарство от наивности, постепенно разросшийся в несколько циклов (Сон и явь, Как на самом деле и даже Как изменить мир)

См. также
Маркс и Кастанеда против "объективности",
Хозяева дискурса и Господин реальности

и если уж на то пошло, в перспективе -- Ураган Постмодерна и Благая Весть

Бессознательное: полезный спор о словах.

Спор о словах редко приносит пользу. Но кажется, сегодня мне повезло!
Правда, постоянный мой читатель, давно уже разобравшийся со смыслом термина "Бессознательное", вряд ли почерпнёт из этого спора что-то новое. Но статистика показывает, что мой ЖЖ то и дело посещают новые и новые люди. Поэтому не будем эгоистичными!

Итак, цитирую (слова собеседника, русского философа Николая Петрова -- курсивом):

> Поскольку ничего содержательного о бессознательном сказать нельзя (по определению), то отталкиваться можно только от того, что бессознательное - это антипод сознания, то есть нечто противоположное центру субъективности и месту восприятия. Значит - не имеющее локализации и внутреннего состояния (вообще "внутреннего"). Правильнее стало быть, называть бессознательное внесознательным, лишить его (бессознательное) тех антропоморфных признаков, которые за ним незаслуженно (исторически, по ассоциации) закрепились. Существующая традиция сакрализует бессознательное, делает его неким вариантом особого сознания, и тем самым демонизирует, превращает в субъекта без сознания (чего не бывает), в "серого кардинала" нашей личности. Это - мифология и даже вариант религии. Ведь бессознательному можно поклоняться (да так и делают на практике).

Бессознательным можно называть всё, что угодно. (Хоть горшком назови!) Но если вспомнить историю, дело было так. Бессознательным называлось СОСТОЯНИЕ человека под гипнозом, а также ЛИЧНОСТЬ, с которой общается гипнотизёр в то время, когда сознательное "Я" погружено в транс. Эта бессознательная личность разумна: она владеет языком, умеет творить (например, рисовать) и проч.
Фрейд познакомился с ЭТИМ бессознательным, будучи учеником великого Шарко. А затем Фрейд обнаружил, что эта таинственная "вторая личность" проявляет свою активность и вне транса! А именно: от неё исходят приходящие нам на ум "случайные мысли" (в том числе творческие озарения), наши оговорки, описки и прочие "ошибки по Фрейду", а также непроизвольные микродействия (микромимика, микрожесты), остающиеся за пределами нашего сознания.

> Бессознательная личность может быть признана разумной (разумоподобной) как и компьютер - который ведет себя точно также. Но к сознанию это отношения не имеет. Личность под гипнозом ничего не осознает (ничего не видит, не воспринимает). Это автомат, пользующийся достижениями личности. Или - личностью, человеком - мы будем называть любой автомат, действующий человекоподобным образом, включая унитаз. Мысль - это ПРЕДСТАВЛЕНИЕ о происходящем в форме - слова, понятия и образа. Загипнотизированный лишь имитирует все это. Там нет личности.

Это Вы говорите потому, что не имели или мало имели дела с бессознательным. Фишка-то в том, что это именно личность, причем СОВСЕМ ИНАЯ личность. У неё, например, почерк другой. Характер другой. Вспомните феномен множественной личности. Какая там имитация! Люди могут годами общаться с бессознательной личностью, и не подозревать, что с ней что-то не так.

> Вот именно - совсем иная личность. И со своим сознанием, соответственно. Но, следовательно - не мы. Вопрос в том - есть ли эта личность. Если да, то мы должны утверждать, что личностей больше, чем (обычных) людей.

Именно так. Это личность наблюдаема, и потому факт: личностей БОЛЬШЕ, чем людей.

> Ну так а я-то говорю о сознании - как центре субъективности, личности. Одной, разумеется. У групп личностей сознания вроде нет.

Именно так. У групп личностей сознания нет (кроме сознаний входящих в группу личностей).
И да, я тоже говорю о сознании как центре субъективности.
У бессознательного тоже есть такой центр. У бессознательного есть своё сознание.

> Значит - бессознательное - сознательно? В чем же смысл термина "бессознательное" Это же - противоположное сознанию.

Это просто исторически сложившийся термин. Его звучание не должно нас обманывать.
К тому же бессознательное действительно вне МОЕГО сознания, хотя каким-то образом проявляется через моё тело (а иногда отчасти даже через меня самого), и потому этот термин не лишён поэтичности.

> Ну так значит надо термин сформулировать точнее. А пока что он являет разительное противоречие - с которым дальнейшие рассуждения просто бессмысленны.

Ну этот термин насколько часто используется, что отменить его в его нынешнем качестве не в наших силах. Придётся смириться.

> Значит - рассуждать не о чем. Просто невозможно.

Да можно рассуждать. Просто надо помнить о том, что термин неудачен.
Как и термин "психоанализ", кстати. Тоже только вводит в заблуждение. На самом деле "психоанализ" это как раз отказ от анализа: отпустить контроль и пассивно наблюдать за непроизвольным течением мыслей, не пытаясь их анализировать -- вот что такое "психоанализ".
Немцы они такие -- всё запутали :) А особенно австрийцы.

> Не термин неудачен, а само понятие "бессознательное", его содержание. Мы не можем НАЙТИ этой содержательности. Понятие бессознательного просто указывает на парадоксальность нашего существования своим самоотрицанием. С логической точки зрения - это просто парадокс лжеца.

Почему же не можем? Для меня тут нет проблемы.
"Бессознательное" это материалистический псевдоним действия в человеке и через человека нечеловеческой силы: "богов" или "духов". Материалист отрицает саму возможность существования каких-то личностей, обладающих сознанием, но не обладающих при этом телом. Но при этом должен как-то осознать, обозначить для себя наблюдаемые феномены, в которых духи явным образом проявляют себя. Отсюда и появляется парадоксальный термин "бессознательное", происходящий от такого состояния человека, в котором ЧЕРЕЗ человека проявляется действие иного разума, самому человеку не принадлежащего.

> Однако, духи вряд ли можно отнести к бессознательному. Во-первых, они осознаются (как духи), например, как демоны. Во-2-х, мы наделяем обычно духи сознанием, считаем их сознательными, потому что их деятельность целевая.

Ну да. И бессознательное мы осознаём. И замечаем, что его деятельность разумна, целенаправленна, по-своему логична, хотя это и не совсем человеческая логика.

> Стало быть, это не бессознательное. А оно-то есть или нет его? Оба ответа были бы интересны.

Феномен, который обычно обозначают этим (неудачным) термином, абсолютно реален.
...
Конечно, реальная картина с "бессознательным" сложнее. Подробнее смысл (разные смыслы!) этого термина я разбираю в заметке

Сознание и бессознательное

Как на самом деле

Здесь я размещу оглавление цикла "Как на самом деле", потому что он уже разросся и пока не собирается завершаться.

Суть магии Власти, кратко

Это цикла начался заметками

Как на самом деле (магия Власти)
Как на самом деле (очарование свободы)
Как на самом деле: зеркальный шар
Нам не дано предугадать (как на самом деле)
Моя политическая позиция
в которых мне удалось наконец-то связать воедино большинство занимающих меня тем: теорию Власти, социологию, психологию, магию, философию.

Но затем он раздвоился, разделился на два рукава, которые я думаю в итоге свести к одному.
Во-первых, у меня возхникла потребность подробнее поговорить о материализме, связав квантовую теорию с мистическим опытом:

Как на самом деле (можно ли проковырять дырочку в объективной реальности)
Как на самом деле (материализм на пороге смерти)


А во втором я сосредоточил внимание на религии и философии:

Как отличить истину от иллюзии? (Сон и явь)
Как на самом деле (за пределами реальности)
Как на самом деле: богословие любви vs богословие покаяния
Пытка как метод установления Истины

Сюда я буду складывать ссылки на статьи этого цикла.

----------------------------
А заодно поставлю ссылки на тесно связанные с ним циклы:

Молчание Вселенной
Лекарство от наивности
Как изменить мир (наука и магия)
Фундамент Бессознательного

на заметку, в которой я впервые нащупал нужный дискурс:

Магия животных

Ну, и заодно на заметку совсем по другой теме, связанную с этим циклом чисто стилистически:

Церковь и Тайные общества

О кризисе среднего возраста

О кризисе среднего возраста (40 лет). И почему после 50-ти он проходит.

У меня есть версия.

До 40 лет человек живёт будущим. Ему кажется, что самое главное ещё впереди. После 40 вдруг доходит, что оно уже позади, и осталось "дожитие".
Можно ещё написать интересную книгу, открыть что-то новое... но это уже тоже дожитие.
Принципиально нового уже не будет. Жизнь ИЗМЕРЕНА.

А потом к этому просто привыкаешь. Ну и что, что жизнь измерена. Она ведь ещё не окончена, и вовсе не так плоха. Постепенно понимаешь даже, что жить будущим глупо, ведь это мираж. Реальная жизнь — в настоящем. Итак, кризис среднего возраста это просто момент похмелья после опьянения иллюзорной бесконечностью впереди. Ты просто понимаешь, что жизнь конечна, и притом довольно коротка.

> Да, это точно. Но никаких романов на эту тему не написано, почему-то...

Наверное, никто из великих ещё не сказал это.
Руки не дошли. Слишком много всего надо сказать...

> Так ведь это - одно из главных...

А может быть, великие посчитали это банльным. Или у них, у великих, самые главные свершения так и остались впереди?
Так или иначе, мы-то люди маленькие, и потому исправили этот недочёт в их работе.

Другой читатель:


> Чем 40-летний от 50- летнего в ващем рассуждении отличается? Сроком дожития, а не чем-то другим.

Нет. Другим.
Пятидесятилетний просто привык к ощущению, что смерть уже не за горами. А сорокалетнему это в новинку, и он начинает трепыхаться. "Ещё можно что-то исправить"

> То есть, если 40- летнему человеку сказать, что он НАВЕРНЯКА умрет через 30 лет, у него пройдет кризис среднего возраста? Доказать (справками и тд)


Хм... наоборот, его начнёт плющить.
Да ему не надо говорить. После сорока это начинает ОЩУЩАТЬСЯ.
Смерть перестает быть абстракцией и становится чем-то интимно понятным.
Честно говоря, я не улавливаю смысл Вашего вопроса.
В сорок лет человек вдруг начинает понимать, что он смертен. Конкретно так. К пятидесяти он с этим смиряется и наконец успокаивается по этому поводу.
Это тектонический процесс. Тотальный дрейф психологических плит.
Какое значение тут могут иметь справки?!


> Интересно, что этот возраст человеческого взросления присущ только цивилизации, вне которой до него большинство не доживало.


Ну, это тоже по-своему логично, для варварства. Размножился, детей вырастил -- и на боковую. Нечего ресурсы переводить. Генам нужно молодое тело.


> У меня в пятьдесят пришло ясное осознание того, что множество несделанных дел, смутно запланированных еще в юности, так и останутся несделанными теперь уже никогда. Это было ощущение какого-то освобождения от нелепых обязательств, данных самому себе когда-то.


Да, и это освобождение у меня тоже немного присутствовало, но больше было скорее минорного чувства несбывшихся надежд.


> Нет, у меня - полный мажор )) Надежды сбылись, и даже с избытком. Просто я не мог этого увидеть раньше. Отчасти - из-за этих самых нелепых обязательств. Все казалось, будто то, что уже получилось, это все не то. Что главное - где-то впереди, потом. А в пятьдесят пришло понимание, что все что происходит, и есть - главное. И потихоньку стал учиться дорожить этим, главным, которое уже есть. Слава Богу, получается ))


Слава Богу.


> Такие вещи хорошо воспринимаются в рамках православного (иного христианского, иудейского, исламского) мировоззрения.
А вот рамках атеистического...
В общем, да, очередной повод задуматься...


Атеисту я вообще могу сказать весьма мало утешительного. Ну, люди знают, на что подписываются.

Цикл "Перезагрузка": оглавление

Хочу сделать отдельное оглавление для небольшого цикла, в котором я связал теорию Власти с глубинной психологией (Бессознательное).

Археология смыслов

Истинные причины наших поступков

Послушание vs повиновение

Откуда в человеке страсть к власти?

Глубинная психология Власти

Цель этого цикла и всего моего ЖЖурнала

Память и понимание

С просторов Сети, пронзительное:

"Необходимость запоминать что-то означает отсутствие понимания"

Это всегда было моим основным принципом самообучения. Я старался ничего, ничего не запоминать. Я всё старался понять. Поначалу эта стратегия лишь замедляет обучение, но затем она обнаруживает потрясающий эффект. Она работает как пресловутая экспонента (с которой теперь уже все знакомы благодаря ещё более пресловутому Коронавирусу -- нет худа без добра). То есть, долгое время ничего не заметно, а потом -- неудержимый ВЗЛЁТ.

Я в детстве обломался на двух вещах. На словах и на датах. Слова невозможно понять, их надо просто запомнить. То же самое с датами. Поэтому я не пошёл по гуманитарной линии, а стал физиком. Я не видел способа применить мою основную методику усвоения материала в этих вещах.

Но позже оказалось, что историю тоже можно ПОНЯТЬ. Это я открыл сам для себя уже после 40 лет. Можно понять логику событий, и тогда даты сами собой укладываются в голове. Я знаю, почему Куликовская битва была в 1380 году -- том же самом году, когда Венеция разбила Геную на море и на суше. И знаю теперь множество других дат, хотя иногда допускаю ошибки.

Ошибки памяти означают, что ты что-то неправильно понял. Если ты забыл, значит, ты что-то понял неправильно. Это закон. Что понято правильно, то невозможно забыть, как невозможно разучиться плавать или ездить на велосипеде, если ты хоть однажды действительно научился этому. И потому ошибки памяти это хорошо. Это ЗНАК, что есть повод поразмыслить -- понять, в чем причина ошибки.

И наконец, я научился запоминать слова и другие массивы "бессмысленных" данных.

Это делается просто. Но для этого нужна программа, бесконечно терпеливая программа, которая задает вопрос, и если ты ошибся, то дает правильный ответ. И если ты дал правильный ответ, возвращается к этому вопросу всё реже и реже. А вместо этого задает тебе другие вопросы, на которые ты ещё не привык правильно отвечать.

И знаете, как я делаю? Я отвечаю на вопрос первое, что взбредет в голову. Принципиально! Даже когда правильный ответ вспомнился, но не первым. Я отвечаю ПЕРВОЕ, что приходит в голову, до тех пор, пока правильный ответ не становится первым, что приходит мне в голову. И вот тогда он более не забывается, но впечатывается намертво, навеки.

Действуя таким образом, я открыл для себя, что слова и другие "бессмысленные" наборы данных не являются бессмысленными. В них есть какой-то таинственный строй и смысл. Просто этот строй и смысл непостижим для ума, неуловим для рационального мышления. Я постигаю его лишь в измененном состоянии сознания, и вновь теряю, возвращаясь в нормальное состояние.

Итак, на пороге старости я понял, что избранный мною ещё в начальной школе способ усвоения материала является универсальным. И считаю своим долгом поделиться им с моим дорогим читателем.

Что такое метаигра?

Продолжаю тему, начатую заметками:

Логика глобального метаконфликта
История исламской революции в Иране как пример метаконфликта

Очень дельный вопрос от уважаемого palmas1:

Как может идти конфликт между разными уровнями, скажем, фигурой и хозяином? Это как-то странно получается, вроде как на меня напал мой молоток.

Мой ответ:

Если на меня напал мой молоток, значит, изменились правила игры. Ведь именно правилами игры задается, кто тут игрок, а кто фигура. Но правила игры задаются хозяевами игры. Значит, ставший вдруг фигурой игрок - жертва агрессии со стороны хозяев игры.
Далее два варианта. Либо прежние хозяева потеряли власть, то есть, территория захвачена их противником. Либо хозяева просто решили поменять правила.
Приму ли я новые правила? найду ли способ нейтрализовать взбесившийся молоток, подручными средствами загнав игру в рамки старых правил?
Трудность описания метаконфликта в том и состоит, что здесь смешиваются прежние категории и не срабатывает привычный дискурс, при помощи которого мы привыкли описывать конфликты. Потому мне и приходится вводить новый термин: имеет место не просто игра, но метаигра! Однако если в ход пошёл новый дискурс, значит, не дремлют и хозяева дискурса. Именно их вмешательство и сводит нас с ума, ставит перед нами задачи, не имеющие не только решения, но даже и описания в рамках старого дискурса!
Следовательно, какие-то движение происходит не только на уровне хозяев игры, но и хозяев дискурса. Сам по себе этот помысл, пришедший Вам на ум ("взбесившийся молоток") это их продукция и постановка задачи. Значит, и мы с Вами, всего лишь рассуждающие о метаигре, тем самым уже оказываемся втянутыми с эту метаигру.
Читатель перестаёт быть читателем, становится соавтором - а завтра, глядишь, и делает автора своим героем, а потом и читателем.

"Всё смешалось в доме Облонских" - это и есть метаигра. Чертовщина. Вот пример очень хорошей, качественной метаигры:

Русь слиняла в два дня. Самое большее — в три. Даже “Новое Время” нельзя было закрыть так скоро, как закрылась Русь. Поразительно, что она разом рассыпалась вся, до подробностей, до частностей. И собственно, подобного потрясения никогда не бывало, не исключая “Великого переселения народов”. Там была — эпоха, “два или три века”. Здесь — три дня, кажется даже два. Не осталось Царства, не осталось Церкви, не осталось войска, и не осталось рабочего класса. Чтó же осталось-то? Странным образом — буквально ничего.
(Розанов, март 1917)

Конец цитаты.

Боюсь, что я взялся за тему, которая мне не по силам.
Я болен. Я даже не пошел на службу в храм. Ночь я провёл в каком-то полубреду, то пытаясь молиться, то опять погружаясь в странные видения на грани сна и яви где-то в районе Персии, старой и страшной.

Утром я взял себя в руки, заставил молиться, и привёл мои мысли хоть в какой-то порядок. Потом встал и записал их. Получились две указанные выше заметки. Затем мне стало хуже, я опять свалился в постель, в свой полубред, и в этом полубреду я раскаивался, что написал их. Я хотел было встать и уничтожить записи, притворившись, как будто бы их и не было. На меня напал СТЫД за написанное, потому что оно не соответствует моим стандартам. Я стараюсь, чтобы мысль была выражена ясно и чётко, а тут получился какой-то смутный бред больного человека.

Но снова помолившись, я решил не уничтожать написанного, а оставить всё как есть, присовокупив к первым двум заметкам третью, которую и предложил вниманию дорогого читателя.

Dixi

МЕНЯ НЕСЁТ. Прошу любить и жаловать, ещё одна заметка о Персии, четвертая за сегодня: Персидская метаигра: поворот оверкиль

Патрик Мелроуз

Цитата:

- Тебе жаль, что отец скончался?
- Мне жаль, что он жил.
- Но если бы его не было, не было бы и тебя!
- Нельзя быть слишком эгоистичным в таких вопросах.


Я бы отнёс этот сериал к жанру фильма ужасов. Но любители этого жанра меня не поймут.

В молодости, до обращения к Вере, я увлекался оккультизмом, и мне пришлось довольно тесно познакомиться с дьяволом. Следствием этого знакомства стало то, что на обычных фильмах ужасов я просто засыпаю от невыносимой скуки. "Нас пугают, а нам не страшно".

Уважаемый Старик Лобов (loboff) как-то посоветовал мне сериал "Ганнибал", про умного и потому смертельно опасного психолога-людоеда. Я честно попробовал - не могу, сплю. СКУЧНО.

Люди не знают и не умеют придумывать по-настоящему страшные вещи. Их пугают какие-то примитивные страшилки: мертвецы, людоеды, маньяки, клоуны и прочее. Всё это инфантильная чушь.

Работая в Церкви, я восемь лет прожил на старом кладбище, где порой лично копал могилы, убирая старые скелеты, чтобы освободить место для нового покойника. Ничего страшного в смерти нет. Она всего лишь печальна. Человеческие кости красивы и изящны, это рука великого Художника.

Единственный фильм ужасов, который меня напугал, это "Паранормальное явление", часть первая. Вот да, это получилось страшно. Потому что очень, очень реалистично. Настоящие демоны в настоящей жизни являют себя примерно так. Да.

Нет ничего страшнее демона, но люди очень мало понимают, что такое демон и с чем его едят. И потому не понимают, не осознают того, что действительно страшно, да и опасно. Реально ужасные вещи чаще остаются просто незамеченными и убивают исподтишка.

"Патрик Мелроуз" это фильм психологических ужасов. Он повествует о том, как английские аристократы относятся к своим детям. Вот тут я не мог оторваться. Всё-таки нет ничего интереснее реальности. Всякая фантастика и мистика же это, как правило, высосанная из пальца инфантильная ерунда, на которую не стоит тратить время.

Стоит ли тратить время на Патрика Мелроуза? Не знаю, не уверен. Как я уже сказал, по-настоящему страшные и убийственные вещи люди просто не замечают. Так что кому-то, напротив, этот фильм покажется скучноватым. Первая серия там попроще, чтобы увлечь массового зрителя. Там показана ломка наркомана. Это так, чтобы втянуть зрителя в сюжет, создать атмосферу. Настоящая жуть там начинается позже, когда речь заходит о его детстве.

Тайна армянской Рыбки

Меня попросили истолковать этот мультик.



С удовольствием исполняю.

Что-то сразу понятно, лежит на поверхности.

А именно: Ээх и Рыбка это одна команда. В самом деле, едва ли Старик ни разу в жизни не говорил "Э-эх!" до этого случая. А "сработало" лишь после встречи с Рыбкой. Трудно сомневаться, что зовут духа вовсе не "Ээх", и стариковым "Эх"-ом просто воспользовались как предлогом, чтобы втянуть Старика в историю.
Потом, Ээх слишком легко уступил Рыбке победу и слишком показательно "взорвался" в небесах, демонстрируя своё поражение. Духи не так тупы, не любят сдаваться и всегда выкручиваются из любых положений, если есть хоть малейший шанс. Проигрывают они только Богу. Так что тут "усё ясно".

Неясно другое.

Зачем Рыбка вообще попалась Старику? Духи не попадаются в сети просто так. Да и вырваться из сети не составляет для них никакого труда, что ясно и показано в финальной сцене, когда Рыбка отбрасывает человеческий облик и принимает вид Рыбки. Нет, тут скрыта какая-то загадка. Зачем нужно было попасться в сеть, предоставить Старику и Бабке возможность проявить своё благородство, затем создать для них (мнимую) опасность и наконец "спасти" от этой опасности?

Я догадываюсь, что вся эта история была затеяна для того, чтобы всучить Старику волшебный Столик. Но в чем истинный смысл этого артефакта и цель всей интриги - не знаю. Повествование обрывается "на самом интересном месте", когда артефакт оказывается в распоряжении Старика, причем таким образом, что Старик более не ждёт подвоха.

В сущности, это не сюжет, а завязка какого-то большого сюжета.

Что можно добавить?

Ну, очевидна перекличка этой армянской сказки со знаменитой благодаря Пушкину русской сказкой о Золотой Рыбке. Но армянский Старик кажется намного благороднее и умнее русского, а уж армянская Бабка и вовсе ни в какое сравнение не идёт сравнительно с русской. Наверное, для создателей фильма это было важным соображением. Но Вы же знаете, что меня в моих толкованиях мало волнует замыслы создателей. Для меня гораздо интереснее то, что у них по факту получилось. Потому что именно в этом проявляется действие Музы. А искусстве по-настоящему интересна именно Муза.

Муза этой сказки - Рыбка (ака "Ээх"). Но в чем смысл всей интриги как целого? Не знаю...

Постскриптум (из обсуждения):

С демонами нельзя действовать по принципу "от противного", "делай все наоборот". Они слишком хитры, и легко манипулируют теми, кто применяет столь простые стратегии.
Потому если Рыба дает хороший совет, отсюда не вытекает, будто совет плохой. Скорее всего, если бы Старик поступил иначе, более корыстно, его заловили бы ещё быстрее и основательнее. То есть, он совершенно правильно сделал, отпустив рыбку. Ошибку он допустил в другой момент - когда взял от кого попало сомнительный подарок (столик).