Category: психология

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше чем прежние. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Патрик Мелроуз

Цитата:

- Тебе жаль, что отец скончался?
- Мне жаль, что он жил.
- Но если бы его не было, не было бы и тебя!
- Нельзя быть слишком эгоистичным в таких вопросах.


Я бы отнёс этот сериал к жанру фильма ужасов. Но любители этого жанра меня не поймут.

В молодости, до обращения к Вере, я увлекался оккультизмом, и мне пришлось довольно тесно познакомиться с дьяволом. Следствием этого знакомства стало то, что на обычных фильмах ужасов я просто засыпаю от невыносимой скуки. "Нас пугают, а нам не страшно".

Уважаемый Старик Лобов (loboff) как-то посоветовал мне сериал "Ганнибал", про умного и потому смертельно опасного психолога-людоеда. Я честно попробовал - не могу, сплю. СКУЧНО.

Люди не знают и не умеют придумывать по-настоящему страшные вещи. Их пугают какие-то примитивные страшилки: мертвецы, людоеды, маньяки, клоуны и прочее. Всё это инфантильная чушь.

Работая в Церкви, я восемь лет прожил на старом кладбище, где порой лично копал могилы, убирая старые скелеты, чтобы освободить место для нового покойника. Ничего страшного в смерти нет. Она всего лишь печальна. Человеческие кости красивы и изящны, это рука великого Художника.

Единственный фильм ужасов, который меня напугал, это "Паранормальное явление", часть первая. Вот да, это получилось страшно. Потому что очень, очень реалистично. Настоящие демоны в настоящей жизни являют себя примерно так. Да.

Нет ничего страшнее демона, но люди очень мало понимают, что такое демон и с чем его едят. И потому не понимают, не осознают того, что действительно страшно, да и опасно. Реально ужасные вещи чаще остаются просто незамеченными и убивают исподтишка.

"Патрик Мелроуз" это фильм психологических ужасов. Он повествует о том, как английские аристократы относятся к своим детям. Вот тут я не мог оторваться. Всё-таки нет ничего интереснее реальности. Всякая фантастика и мистика же это, как правило, высосанная из пальца инфантильная ерунда, на которую не стоит тратить время.

Стоит ли тратить время на Патрика Мелроуза? Не знаю, не уверен. Как я уже сказал, по-настоящему страшные и убийственные вещи люди просто не замечают. Так что кому-то, напротив, этот фильм покажется скучноватым. Первая серия там попроще, чтобы увлечь массового зрителя. Там показана ломка наркомана. Это так, чтобы втянуть зрителя в сюжет, создать атмосферу. Настоящая жуть там начинается позже, когда речь заходит о его детстве.

Тайна армянской Рыбки

Меня попросили истолковать этот мультик.



С удовольствием исполняю.

Что-то сразу понятно, лежит на поверхности.

А именно: Ээх и Рыбка это одна команда. В самом деле, едва ли Старик ни разу в жизни не говорил "Э-эх!" до этого случая. А "сработало" лишь после встречи с Рыбкой. Трудно сомневаться, что зовут духа вовсе не "Ээх", и стариковым "Эх"-ом просто воспользовались как предлогом, чтобы втянуть Старика в историю.
Потом, Ээх слишком легко уступил Рыбке победу и слишком показательно "взорвался" в небесах, демонстрируя своё поражение. Духи не так тупы, не любят сдаваться и всегда выкручиваются из любых положений, если есть хоть малейший шанс. Проигрывают они только Богу. Так что тут "усё ясно".

Неясно другое.

Зачем Рыбка вообще попалась Старику? Духи не попадаются в сети просто так. Да и вырваться из сети не составляет для них никакого труда, что ясно и показано в финальной сцене, когда Рыбка отбрасывает человеческий облик и принимает вид Рыбки. Нет, тут скрыта какая-то загадка. Зачем нужно было попасться в сеть, предоставить Старику и Бабке возможность проявить своё благородство, затем создать для них (мнимую) опасность и наконец "спасти" от этой опасности?

Я догадываюсь, что вся эта история была затеяна для того, чтобы всучить Старику волшебный Столик. Но в чем истинный смысл этого артефакта и цель всей интриги - не знаю. Повествование обрывается "на самом интересном месте", когда артефакт оказывается в распоряжении Старика, причем таким образом, что Старик более не ждёт подвоха.

В сущности, это не сюжет, а завязка какого-то большого сюжета.

Что можно добавить?

Ну, очевидна перекличка этой армянской сказки со знаменитой благодаря Пушкину русской сказкой о Золотой Рыбке. Но армянский Старик кажется намного благороднее и умнее русского, а уж армянская Бабка и вовсе ни в какое сравнение не идёт сравнительно с русской. Наверное, для создателей фильма это было важным соображением. Но Вы же знаете, что меня в моих толкованиях мало волнует замыслы создателей. Для меня гораздо интереснее то, что у них по факту получилось. Потому что именно в этом проявляется действие Музы. А искусстве по-настоящему интересна именно Муза.

Муза этой сказки - Рыбка (ака "Ээх"). Но в чем смысл всей интриги как целого? Не знаю...

Постскриптум (из обсуждения):

С демонами нельзя действовать по принципу "от противного", "делай все наоборот". Они слишком хитры, и легко манипулируют теми, кто применяет столь простые стратегии.
Потому если Рыба дает хороший совет, отсюда не вытекает, будто совет плохой. Скорее всего, если бы Старик поступил иначе, более корыстно, его заловили бы ещё быстрее и основательнее. То есть, он совершенно правильно сделал, отпустив рыбку. Ошибку он допустил в другой момент - когда взял от кого попало сомнительный подарок (столик).

Источник Перемен

Прямое продолжение темы, начатой в заметках Самостийность и теодицея и Теодицея и Бессознательное.

Есть два научных подхода к Бессознательному, с двух противоположных сторон: гипноз и психоанализ. То и другое воспроизводимо и допускает экспериментальную проверку. (Существует также и масса мистических выходов на эту тему.) До сих пор я в своих текстах использовал в основном "гипнотический" вариант, как более яркий и лучше популяризированный. Но появившиеся недавно и весьма, на мой вкус, удачные тексты ortopas по этой теме подталкивают меня к мысли также сделать заход с психоаналитической стороны.

Моё знакомство с Фрейдом состоялось в конце 80-х годов. Будучи студентом Физфака МГУ, я имел право пользоваться библиотеками и всех остальных факультетов. Основные книги Фрейда был доступен в читальном зале Психфака. Они были изданы у нас в 20-е годы, ещё в "немецкий" период Советской власти - до того, как "англичане" легли на нас своим империалистическим брюхом и задавили всё, что ещё было способно дышать. Эти книги я из читального зала незаметно выносил и делал их ксерокопии. То и другое было довольно рискованным мероприятием, но всё обошлось чисто. Эти копии где-то пылятся у меня и сегодня, когда весь Фрейд уже давно стал свободно доступен как в Сети, так и на бумаге.

Первая книга Фрейда, с которой я познакомился, было "Остроумие и его отношение к бессознательному" - легкое и приятное чтение, интересное хотя бы уже потому, что в качестве материала для своих построений дедушка использует несколько сотен еврейских анекдотов.
Вторая же книга -"Толкование сновидений" - меня сразила наповал.[Spoiler (click to open)]Познакомившись с описанной там технологией толкования, я тут же взял и истолковал сон, который видел прошлой ночью. И был потрясен результатом.

Феерическая глубина открывшейся мне картины страстей, живущих неведомо для меня самого в тайниках моей души, стала для меня настоящим откровением. Всё было правдой, и правда эта была страшна как Хиросима. Вместе с тем меня поразило, настолько остроумно и лаконично целый клубок переплетенных между собою разнообразных смыслов оказался воплощен в немногочисленных сценах моего сновидения. Бессознательное оказалось художником, и ещё каким.

С этого времени я на какое-то время стал ярым поклонником психоанализа. Базовые идеи Фрейда были просты и почти самоочевидны, а философские навороты, навороченные на них, меня просто не волновали - я сразу отнес их в разряд "несущественные подробности". Согласно Фрейду, сновидения указывают не на будущее и не на какие-либо потусторонние явления (Фрейд абсолютный рационалист и материалист), всё гораздо проще: всякий сон есть мечтательное исполнение желания. В некоторых случаях это прямо очевидно и для самого сновидца. В других - неочевидно, вот тогда-то и нужен психоанализ. Технику Фрейда я здесь описывать не буду - все это описано уже тысячу раз как самим Фрейдом, так и другими людьми, использовавшими ту же технику, которая давно уже стала классикой - и описывали (в том числе) предельно коротко и ясно - вот например.

Суть в том, что пройдя процедуру психоанализа каждый человек может на любом количестве конкретных примеров лично убедиться: сон действительно есть исполнение желания, но часто бессознательного желания (а порой и желания Бессознательного, если Вы понимаете разницу). В этих-то случаях сновидец не усматривает в сновидении никакого "исполнения желания" до тех пор, пока не осознает это самое желание, чему и служит психоанализ. Повторюсь, есть и более прямые и короткие выходы на Бессознательное, но они относятся к области мистики, недостатком которой является принципиальная непредсказуемость и часто даже уникальность опыта. Сила же психоанализа, как уже было сказано, в том, что это процедура абсолютно воспроизводимая и вдоль и поперек изученная с научной точки зрения.

В тот период моей жизни я, как уже было сказано, учился на Физфаке и был рационалистом более чем когда-либо до или после того. Это был самый материалистический период моей жизни. И вот эта вот научность, воспроизводимость и всяческая верифицируемость/фальсифицируемость фрейдовского подхода очень даже согревала моё сердце. Сам того не желая, Фрейд и вывел меня из темницы материализма. Со мной случилось то же, что и с Юнгом, любимым учеником Фрейда, которого захватил несомненный мистический привкус открывающихся в ходе чисто механической процедуры вещей, и которого Фрейд, несмотря на все свои усилия, так не смог удержать в лоне строгого рационализма.

То же случилось и со мной. Прошел год или два, и в один прекрасный день мне пришло в голову следующее: если при помощи психоанализа можно истолковывать то, что происходит со мною во сне - то почему при помощи того же самого психоанализа не подвергнуть психоаналитическому толкованию то, что происходит со мной наяву?!

Идея была дикая, безумная - но по-видимому гениальная. Во всяком случае, прошло вот уже тридцать лет, и сложная траектория, по которой движется мой ум, познавая реальность, снова и снова выводит меня на эту идею с разных сторон. В том числе и со стороны Православия. Я много и глубоко сомневался и на годы уходил в сторону, признавая эту идею ошибочной, так как из неё выводятся неверные следствия. Но на следующем витке оказывалось, что ошибочной была не идея толковать реальность как сон, а какие-либо другие сопутствующие идеи, уводившие меня в сторону. На это движение я потратил значительную часть жизни. А жизнь наша, как оказалось, довольно коротка. И вот теперь пишу этот текст в надежде, что кому-то удастся, воспользовавшись моим опытом, сэкономить время и успеть продвинуться дальше меня.

Мой же долг - по возможности четко обозначить, что в этой идее верно, а что неверно. И каковы границы её применимости.

Во-первых, оказывается, что многие случаи в нашей жизни, в том числе неприятные и даже кошмарные, действительно допускают толкование такого рода. Бессознательно вносит в нашу судьбу весьма ощутимый вклад, и многое из случающегося с нами случается явно неслучайно. Но все-таки не всё, далеко не всё случающееся сводимо к нашему бессознательному желанию. Это, впрочем, обнаружил в ходе своих исследований уже и Фрейд. Чаще всего в ходе психоанализа удается вспомнить такой момент жизни, когда это желание было на поверхности сознания, а затем оно было подавлено и вытеснено в бессознательное. Но иногда психоанализ, даже очень длительный, не приводит к этому однозначному результату. В этих случаях Фрейд говорит об "изначально бессознательном", а я предпочитаю говорить о Бессознательном с большой буквы. Например, большинство людей в ходе психоанализа, копаясь в своем глубоком детстве, натыкаются на фантазии об инцесте. Но судя по всему, эти фантазии в большинстве случаев никогда и не были собственно фантазиями, мечтаниями ребенка. Эти пугающие идеи с самого начала жили где-то вне, пусть совсем рядом с сознанием, но не входили внутрь его, никогда не становились частью "Я".

Так же точно и в ходе психоанализа событий материальной жизни обнаруживаются такие "бессознательные желания", которые едва ли относятся к области забытого, вытесненного, но скорее всего изначально живут за пределами сознания, лишь иногда врываясь в него в виде смутных намеков. Говоря в моих терминах, это действия Бессознательного, полтергейст, игра духов, обитателей "бессознательного" смущающих человека извне. Хотя конечно, мы как правило сами даем повод для таких воздействий. Бог не попускает дьяволу влиять на нашу судьбу, если мы сами не предоставляем ему такую возможность - а совершается это каждый раз одним и тем же способом, через принятие помысла.

Принятый помысел может быть потом отброшен или вытеснен, но сам факт его принятия оставляет в душе след, который мало-помалу углубляется новыми и новыми сродными помыслами, пока наконец не заставит человека принять один из них и последовать ему. А это уже грех. Вот после этого Бессознательное обретает некое "право" влиять на события нашей жизни. И когда затем в ходе психоанализа мы ищем бессознательное желание, которое могло привести к такому-то неприятному результату, мы докапываемся до этого греха и усматриваем в нем искомую причину случившегося. В этом случае уже не совсем верно говорить, что человек бессознательно "хотел", чтобы это случилось. Он хотел несколько иного, порой лишь ассоциативно связанного со случившимся. Например, пару раз крикнув во гневе ребенку "Уйди от меня!", он вовсе не подразумевал, что ребенок заблудится в лесу. Подменить одно другим - это дьявольская логика, однако человек не может не признать наличие явной связи между этими эпизодами.

Но это ещё не всё.

Случаются жизненные повороты, не вполне поддающиеся даже такому условному толкованию. Что-то отчасти понятно, но какие-то важные детали так и остаются необъяснимыми, так что пытливый человеческий ум в конце концов смиряется перед ними. Наличие таких фактов долгое время отталкивало меня от обсуждаемой идеи, пока наконец у меня в уме не сложилось два и два, и я не понял, как следует интерпретировать эти случаи. И сегодня эта интерпретация уже представляется мне самоочевидной, так что остается лишь недоумевать, как я сразу не догадался. (Хотя на самом деле "сразу" догадаться мешало очень многое.)

В самом деле, если бы всё, случающееся с нами, поддавалось толкованию как случающееся по нашей свободной воле, нашему же бессознательному/вытесненному желанию или желанию "нашего" Бессознательного (которому мы сами даем власть над собою через наши грехи), то в жизни нашей просто не осталось бы места Промыслу. Между тем, миром все-таки управляет Бог, а все "наше" лишь один из факторов этой жизни. Всё совершающееся совершается соответственно Его воле (Его содействием либо же Его попущением), и эта Его воля не может быть представлена просто как "равнодействующая" воль людей и духов. Он действует и Сам, и Его вмешательство в нашу жизнь - существеннейший фактор человеческой истории. Как истории человечества в целом, так и персональной судьбы каждого отдельного человека.

Но тут возникает вопрос. Как уже было сказано, у любого разумного существа есть такой уровень восприятия (который достигается при помощи христианской аскезы на этапе, именуемом умной молитвой), когда человеческая воля совершенно согласна с Божественной волей. Чего хочешь ты - того хочет и Бог. А чего хочет Бог - того хочешь и ты. При этом Бог всемогущ. Это и есть "механизм", при помощи которого человек может совершить все, что угодно. Единственное ограничение тут - своя собственная воля. Начиная молитву, человек ставит перед собой цель чего-то добиться у Бога, однако достигая этого этапа молитвы он осознает, что на самом-то деле хочет чего-то иного... (Далее по ссылке). Но если так, значит, опять-таки: все случающееся в нами случается по нашей же воле? Да, стоит лишь добраться до этого уровня восприятия, так оно и есть. Дело, однако, в том, что в то время, пока человек добирается до этого уровня, его воля существенно трансформируется. И прежде всего, он начинает иначе относиться к Богу.

В нашем обычном состоянии мы желаем, чтобы все совершалось по нашей воле и недоверчиво относится к неожиданным поворотам судьбы, скорее ожидая от них неприятностей. Неслучайно Талеб назвал такого рода неожиданности "Черными лебедями". В состоянии же умной молитвы человек относится к Богу с доверием, и с интересом ожидает перемен, исходящих от Него. Здесь я вспоминаю длинный и немного путаный текст "Тайна грядущих перемен", написанный мною ещё в 2004 году. Там я вообще определял Бога как Источник перемен, опередив рассуждения Талеба на несколько лет. Научный метод познания мира основан на экстраполяции прошлого опыта на будущее. Талеб, однако, обращает наше внимание на то обстоятельство, что самые важные изменения в нашей жизни происходят непредсказуемо. Он подчеркивает, что экстраполяция прошлого опыта на будущее является систематической ошибкой мышления. В действительности же будущее почти никогда не оказывается таким, каким его предвидели и ожидали. Естественно, многие "черные лебеди" Талеба - это не настоящие Перемены, а всего лишь недостаток наших знаний о мире. Ведь собственно черные лебеди, которые дали название его книге, были в природе всегда, а не появились в тот момент, когда европейцы пустились открывать новые земли. Но среди талебовских "черных лебедей" попадаются и настоящие Перемены, о которых идет речь в моей "Тайне грядущих перемен": абсолютно непредсказуемые и непредвиденные Изменения, Причиной которых является ни кто иной как Сам Бог.

Собственно, действовать по воле Бога это и значит действовать с учетом тех Перемен, которые нам ещё предстоят, которые ещё не совершились.

Например, Бог заповедует "Не убий". Причина этой заповеди в будущем - во всеобщем Воскресении. Убив человека, ты не устраняешь его из своей жизни, а лишь откладываешь проблему на время. Убийце придется ещё встретиться с убитым на Суде. И горе, если его поступок не найдет оправдания. Из такого понимания вытекает, кстати, что заповедь "не убий" нельзя понимать в абсолютном смысле, ведь в некоторых случаях убийство абсолютно оправдано и даже необходимо. Однако, совершая убийство, человек должен ясно понимать: убийство не является решением вопроса, оно лишь откладывает вопрос на потом. Об этом можно ещё много рассуждать, но в данном случае я лишь привожу живой пример связи между действием согласно воле Бога и знанием Грядущего.

(Так же точно "Не укради" означает, что невозможно ничего "украсть", то есть, взять тайно - потому что нет ничего тайного, что не стало бы явным. И так далее.)


Знание Божественой воли - это драгоценное знание. Когда человек следует ей, его поступки могут казаться его современникам нелогичными, невыгодными, странными. Но наступают Перемены - и всё становится на свои места. Александр Невский покорился монголам и противостал немцам - а его преемники в следующие шесть веков овладели почти всей империей Чингисхана, и немцы стали их младшими партнерами (пока мы не перессорились в Первую мировую, что и кончилось катастрофой для обоих). Сергий Радонежский благословил Дмитрия Донского противостать Мамаю, за спиной которого стояла могущественнейшая Генуя - и Генуя в 1380 году потерпела поражение не только на Куликовом поле, но и по всем фронтам, раз и навсегда утратив свое могущество. Кто мог бы предсказать такой результат, не зная будущего? Примеры вмешательства Промысла в судьбы России можно множить и множить, но достаточно и этих двух, когда действия святых явно противоречили "здравому смыслу", если исходить лишь из прошлого (на тот момент) опыта и не знать будущего (которое для нас уже стало далеким прошлым, так что уже и все отдаленные последствия этих поступков раскрылись).

Когда я говорю, что всё совершающееся совершается во воле Божьей, это вызывает у части моих читателей недовольство и ропот, потому что мы знаем прошлое и не знаем будущего. А недавнее прошлое (как и настоящее) у нас выглядит совсем не утешительно. Но воля Божья состоит в том, чтобы мы не отчаивались относительно России. Её история ещё далеко не заверишась, и грядущие Перемены пойдут нам на пользу. Наверное, это обстоятельно не вполне принял во внимание dante_beretta, когда начал свою серию постов, посвященных критике моей "программной" заметки с невзрачным названием Избран Тобою?, посвященной перспективам русского народа. Моя позиция может казаться наивной - но спустя время может оказаться, что она не была наивной, а всего лишь принимала во внимание не только прошлый богатый опыт (которым dante_beretta щедро делится на страницах свого журнала), но и будущих черных лебедей. Ведь основная мысль этой эаметки состояла в том, что русский православный народ древнее чем династия Романовых, и Причиной его существования является не та или иная земная власть, но Сам Бог, который многократно явным образом вмешивался в нашу судьбу. Не учитывать "Черных лебедей" кажется позицией благоразумной, но на самом деле это неблагоразумно.

В связи с этим повторю старый, но неустаревающий анекдот.

Мужик в ночное время ползает под фонарем. "Что Вы потеряли?" - спрашивает полицейский. "Ключи". Начинают ползать вдвоем (дело явно происходит не в России, увы.) Спустя время полицейский наконец спрашивает. "А где именно Вы их обронили?" "Вон там, в кустах." "Но тогда какой смысл искать их здесь?!" "Здесь по крайней мере светло."

Мораль: не надо обольщаться богатством прошлого опыта. Хотя никто, конечно, не спорит, что прошлый опыт - единственное, что нам известно. Да, это так. Но воспоминание, наблюдение и размышление - это не единственные действия, доступное нашему уму. Гораздо полезнее и плодотворнее искать вразумления у Источника Перемен. Бог редко открывает нам будущее, и вот почему. Потому что знание будущего изменяет будущее. Зная, что будет, ты можешь не поступить так, как должен поступить согласно Промыслу. Тут нужно самосогласованное решение задачи, которое достигается лишь тогда, когда человеческая воля в достаточной мере согласована с Божественной волей. Человек хочет того же, чего хотет Бог, и потому делает именно то, что хочет Бог. Пока такой согласованности нет, будущее остается от нас скрытым. Гораздо проще узнать у Бога, что нам надлежит делать сейчас, чем узнать, что нам предстоит потом. Хотя и это не так просто, потому что если Бог предвидит, что мы не последуем Его совету, то Он как правило и не советует, чтобы не обременять нашу и без того обремененную совесть. Зато если с нашей стороны есть искренняя решимость последовать Ему, Он не станет таить, что для нас полезнее. Ведь действовать по Его воле полезнее для нас самих. Бог-то в любом случае сделает то, что желает - хотим мы того или не хотим. Ему не нужна наша помощь. Так что весь вопрос лишь в нас самих - в том, насколько согласованными с предстоящим нам будущим являются наши действия в настоящем.

Истинные причины наших поступков

Худшая форма рабства - будучи рабом, мнить себя свободным.

В 1895 году Фрейд  слушал в Сальпетрнере лекции знаменитого гипнотерапевта Шарко.
Однажды Фрейд стал свидетелем того, как испытуемому внушили под гипнозом, что после того, как тот будет выведен из гипнотического транса, он должен взять зонтик одного из гостей, открыть его и пройтись дважды взад и вперед по веранде. Проснувшись, этот человек взял, как ему внушили, зонтик. Однако он не стал открывать зонт, а просто вышел из комнаты и дважды прошелся из конца в конец по веранде, после чего вернулся. Когда его попросили объяснить свое странное поведение, он ответил, что “дышал воздухом”, настаивая, что имеет привычку иногда так прогуливаться. Но когда затем его спросили, почему у него чужой зонтик, он был крайне изумлен и поспешно отнес его на вешалку.

По возвращении в Вену, Фрейд стал заниматься гипнотерапией больных, страдавших неврозами. В состоянии гипноза пациент должен вспомнить и рассказать о травмировавших его событиях, которые вызвали заболевание. Если этого удавалось достичь, симптомы заболевания исчезали или ослабевали. При этом возникали интересные побочные эффекты. Одна из пациенток, пробудившись от гипнотического сна, вдруг бросилась ему на шею. Подобные явления Фрейд объяснял тем, что пациент бессознательно переносит на врача свои бессознательные желания, сохранившиеся с детских лет: “Я был достаточно трезв душевно, чтобы не объяснить этот поступок моей непреодолимой привлекательностью, и я полагал, что понял природу мистического феномена, скрытого за гипнозом.”

Одна из пациенток Фрейда в бодрствующем состоянии, беспрепятственно изливая свои чувства и мысли, избавилась от невротического расстройства. Фрейд, анализируя этот случай, изобретает совершенно новый метод, который и стал основой психоанализа. Фрейд осознал, что достижения терапевтического эффекта необязательно вводить пациента в состояние гипноза. Достаточно лишь вывести из-под привычного контроля "поток сознания" пациента. Фрейд просил пациента говорить все, что приходит в голову, не отметая нелепостей, глупостей и непристойных мыслей, какими бы странными возникающие мысли ни казались.

Психоанализ - изобретение человеческого ума, осознавшего свою зависимость от Бессознательного и пытающегося обрести свободу.

Суть техники очень проста. Человек должен не принимать приходящие на ум мысли и образы и не отвергать их, а просто фиксировать сам факт появления такой-то мысли или образа. Мы привыкли либо принимать пришедшую на ум мысль, либо отвергать её как негодную. Во время психоанализа мы не делаем ни того, ни другого. Мы просто наблюдаем за приходящими мыслями. И это простое действие удивительным образом меняет положение человека. Инструмент, при помощи которого духовный мир извне влиял на наше поведение, внезапно перестает работать! И духовный мир приходит в движение, чтобы снова подчинить его своему контролю.

Опыт показывает, что обычному человеку очень недолгое время удается пребывать в таком состоянии. Казалось бы, это совсем нетрудно, да по сути это и действительно нетрудно, естественно... но уже очень скоро на ум приходит такая мысль, которую мы не можем не принять - настолько она важная или интересная. Или просто настолько "своя", что человек перестает наблюдать за помыслами, и начинает опять увлекаться ими. Сначала этой первой мыслью, которая выбила его из состояния наблюдения, а потом и всеми остальными мыслями. И возвращается в привычное состояние ума.

Каким бы сильным ни было наше сознательное намерение просто наблюдать за тем, что происходит в нашей душе, мы через достаточно короткое время обнаруживаем, что наш ум уже оккупирован какой-то мыслью и занимается ею как своей собственной, перестав следить за собой. Этот удивительный и всегда повторяющийся феномен вызывается действием некоей таинственной силы, которая называется "сопротивлением" или "цензурой". Благодаря действию этой силы бессознательное и остается бессознательным. Благодаря действию "цензуры" человек, взяв чужой зонтик и прохаживаясь по веранде, совершенно не понимает реальной причины своего поступка, придумывая вместо этого нелепые и неубедительные объяснения для него.

Мы не сознаём, до какой степени наши поступки, которые кажутся нам произвольными, в действительности обусловлены не осознаваемыми нами причинами, часто лежащими далеко за пределами наших реальных интересов. Но именно благодаря этой ограниченности, слабости нашего ума и становится возможной совместная жизнь огромных масс людей на этой грешной земле.

Здесь тема личной свободы, проблема индивидуальной психики, соприкасается с темой Власти, политики, психологии масс и массовой манипуляции сознанием.
-----------

Этот текст продолжает цикл "Перезагрузка", который я начал заметкой Археология смыслов.

Продолжение:
Послушание vs повиновение

Лекарство от наивности

Постоянно общаясь с умными людьми, в той или иной мере искушенными в философии, я несколько отрываюсь от реальности, постоянно забывая о том, что подавляющее большинство людей в этом мире девственно наивны в самых фундаментальных вопросах мировоззрения. И тогда реальность грубо напоминает мне о себе, сталкивая меня с очередным таким enfant terrible, чтобы я в своих полетах не забывал о нуждах читателя, которому приходится сталкиваться с такими "инфантами" ежедневно, а то и ежечасно.

Размышляя об этом, я пришел к парадоксальной идее, что было бы полезно, если бы я на страцицах этого журнала занялся проповедью солипсизма. Почему именно солипсизма? Просто потому, что солипсизм - это самая элементарная и общедоступная философская концепция, которая легко ложится на сознание современного человека, воспитанного в лоне европейской гуманистической культуры. Что может быть проще и понятнее, а главное приятнее для человека, который звучит гордо, чем идея, что никакой объективной реальности не существует, что "объективная реальность" есть лишь игра моего воображения! Отчасти эта концепция была популяризирована фильмом "Матрица". Правда, там "объективная реальность" объявлялась не игрой моего воображения, а действием некоей программы. Но - лиха беда начало! - главное тут, что "реальность" не существует, что она лишь кажется реальной. Для enfant terrible, в отношении философии пребывающего в состоянии амебы, дорасти до состояния инфузории-туфельки - это уже колоссальный скачок, требующий напряженной работы ума. Помню, меня в свое время поражало, как много говорят и думают об идеях, заложенных в этом фильме, на мой взгляд, совершенно банальных и самоочевидных.

Солипсизм может быть очень полезным для наивного материалиста, может сыграть роль первого серьезного сексуального философского опыта. В принципе, для этой цели годится любая достаточно сильная и стройная концепция. Тут ведь важно даже не то или иное конкретное содержание концепции, сколько её способность вывести человека из ступора одного-единственного усвоенного в детстве взгляда на мир. Когда человек обнаруживает, что та же самая реальность, та же самая совокупность имеющегося у него опыта может быть столь же стройно и последовательно описана при помощи совершенно другой аксиоматической базы, он становится из двумерного трехмерным, становится способным вместить в себя и ещё какую-нибудь новую концепцию, потом четвертую, пятую... и наконец начинает понимать относительность и условность всякого взгляда на мир, что и делает его способным к философии. Ещё не философом, но уже способным хотя бы понять те вопросы, на которые пытаются найти ответ философы.

Тут на днях мне попалась полезная статья с ещё более полезной иллюстрацией:



Я не буду повторяться и отошлю читателя к тексту самой статьи Переобученные нейросети в дикой природе и у человека. Только скажу, что мужское и женское лица на этой картинке меняются местами в зависимости от того, с каким разрешением мы на них смотрим. То есть, их можно менять местами просто увеличивая и уменьшая картинку - или же приближаясь к ней и удаляясь от неё. На далеком расстоянии мы слева видим женское лицо, а справа мужское. На близком - наоборот. Это не может не удивлять, ведь сами картинки-то нисколько не меняются! Это прекрасная иллюстрация того тезиса, что мы видим лишь то, что расположены видеть.

[Кому недосуг ходить по ссылке, выделяю главное. Цитата под спойлером.]
Исторически предполагалось, что мы смотрим на что-то и делаем следующее (всё куда сложнее и запутаннее, я очень-очень упрощаю, поэтому заранее прошу прощения за грубую модель):


  1. Получаем входной массив данных в виде чего-то вроде BMP-файла

  2. Обрабатываем эту картинку на зрительных рецепторах, чтобы сконвертировать в импульсы для мозга. То есть переводим этот BMP во внутренний формат мозга.

  3. Несём подальше от сенсоров в центр обработки, где придаём полученной картинке смысл, то есть конвертируем в следующий формат — скорее всего, околословарный, потому что по нему потом задействуются ассоциации.

  4. Понимаем смысл изображения и показываем его сознательной части разума.


На деле же оказалось, что процесс куда веселее. Нет смысла «грузить» всю картинку в первичную обработку, когда можно сильно оптимизировать этот процесс. Поэтому мы делаем следующее:


  1. Получаем первичный контур данных, грубо говоря, несколько процентов от всего сенсорного ввода.

  2. Сразу гоним его в обработку с вопросом, что грузить дальше. Обработка (за пределами сенсора, в мозгу) связывается со словарём форм-ассоциаций и говорит, что мы, скорее всего видим — то есть отдаёт на управление сенсором гипотезы.

  3. Управление сенсором начинает «грузить» то, что может подтвердить или опровергнуть наиболее вероятные гипотезы — то есть мы последовательно забираем ещё несколько процентов данных, отдаём их сразу в обработку и получаем результат, как и на что смотреть дальше.

  4. Когда гипотеза остаётся только одна — имея неполный файл, мы уже знаем, что на нём изображено. В этот момент происходит ещё одна конвертация уже в сознательный формат.


Чтобы было понятно, о какой скорости речь — В. Н. Панферов (под руководством А.А. Бодалева) определял порог узнавания лица на фотографии — это 0,03-0,04 секунды. Волосы и верх головы обрабатывались в этих пределах, а вот подбородок и нос распознавались уже где-то в три раза медленнее — на 0,1 с.

Повторюсь, модель крайне примерна, но показывает важнейшее отличие: мы не обрабатываем, что увидел глаз, а управляем глазом так, чтобы он искал знакомые нам шаблоны.



Такова-то истинная цена нашему жизненному опыту и достоверности всего того, что мы видели своими собственными глазам!

Это вполне научные и проверяемые опытом факты я и хочу использовать сейчас для первичного обоснования солипсизма, чтобы поколебать твердокаменных enfant terrible и заставить их поглядеть на реальность под неожиданным углом зрения!

В самом деле, если оказывается, что мы де-факто видим лишь то, что хотим увидеть, то что мешает нам по своему желанию менять мир вокруг себя, просто настраивая нужным образом наше восприятие? И что в таком случае заставляет нас глядеть на реальность строго под определенным углом, видеть вокруг себя лишь то, что нам полагается видеть - и в упор не видеть то, что видеть нам не полагается?

И это вовсе не риторические вопросы. Я сейчас скажу - что!

Единственная причина, по которой человек твердокаменно верит в объективность объективной реальности - это пережитая им психологическая травма (или целый ряд травм). В самом деле. Что мешает нам поверить, что мир вокруг нас - это всего лишь сон, одно длинное и сложное сновидение, к которому мы снова и снова возвращаемся, просыпаясь от коротких и не повторяющихся ночных сновидений? Может быть, мы просто спим и видим сны? Некоторые сны кратковременны и не повторяются. Другие же настойчиво возвращаются вновь и вновь, заставляя нас мало-помалу поверить в их реальность. И все то, что мы считаем "объективной реальностью", есть всего лишь самый длинный, сложный и запутанный из наших снов. Сон, в котором мы окончательно заблудились и поверили в его реальность. Нам лишь снится, будто бы мы просыпаемся. На самом деле мы никогда не просыпаемся и никогда не засыпаем, мы лишь переходим из одного сновидения в другое. Почему бы и нет? Что мешает нам поверить в верность такого описания реальности?

Навязчивость - вот в чем причина. Навязчивость этого сна. Порой мы переживаем настолько неприятные вещи, что нам хочется проснуться... но мы не можем, не умеем проснуться. Сон, который мы именуем реальностью, слишком сильно привязался к нам. Такое бывает с людьми, пережившими тяжелые психологические травмы. Травматические переживания вновь и вновь возобновляются у них во сне, и человек просыпается в криком и в холодном поту. Он и рад бы больше не видеть этот сон... но вновь и вновь возвращается туда.

Это болезненное явление отличает посттравматические сны от обычных снов. В свое время Зигмунд Фрейд предложил совершенно правильный принцип научного истолкования сновидений: во сне человек видит в точности то, что ему хочется увидеть. Всякий сон есть реализация желания, часто бессознательного желания. В некоторых случаях это не вызывает никаких сомнений: сновидение действительно реализует вполне осознанные желания человека. Голодный видит во сне еду, жаждущий - воду. Но во многих случаях эта фрейдовская идея наталкивается на неприятие нашего "Я". Когда я вижу во сне то, что мне неприятно, чего мне не хотелось бы видеть - в этих случаях очень трудно бывает принять идею Фрейда, согласно которой данный сон все-таки реализовал живущее во мне желание, живущее в каких-то глубинах души, недоступных сознательному "Я". Собственно, главное открытие Фрейда - это некая простая процедура, именуемая психоанализом (подробнее по ссылке), исполняя которую человек достигает осознания бессознательного, получает возможность заглянуть за кулисы своей души. И тогда он наглядно, на личном примере убеждается, что Фрейд прав. Действительно: все то, что казалось мне в моих снах неприемлемым, пугающим или отвратительным, на самом-то делекоренится в темных уголках моей собственной души. Всякий сон действительно есть реализация желания, только желание это может остаться бессознательным, и тогда человек с негодованием отвергает этот сон как нечто чуждое, пришедшее извне.

На самом деле я бы рекомендовал всякому человеку приобрести хотя бы некоторый опыт психоанализа. Хотя бы раз в жизни осознать что-нибудь бессознательное, чтобы лично убедиться в том, что бессознательные желания действительно существуют и оказывают влияние на нашу жизнь, и прежде всего на наши сны.

Но если так, что мешает нам на новом уровне вернуться к идее, что объективная реальность в действительности есть ни что иное как сон. То есть, с нами происходит в этой жизни лишь то, чего мы сами хотим... сознательно либо бессознательно.

Такой взгляд на вещи придает солипсизму новый и очень сильный толчок. Идея, что "мир есть лишь игра моего воображения", оказывается гораздо более глубокой и основательной, чем это могло показаться на первый взгляд. Она лишь требует уточнения. Мир есть игра моего воображения, но не игра моего сознательного "Я". Сознательное "Я" лишь актер в этой пьесе, но не её автор. Автором пьесы является некое иное "Я", живущее в самой глубине моего бессознательного. Иное "Я" - это уже не я. Однако можно попытаться осознать это бессознательное "Я" именно как "Я", расширив пределы своего "Я". В таком виде солипсизм перестает быть простой забавой философствующего ума и становится чем-то очень и очень серьезным. Как и любая философия, замечу, стоит лишь ей превратиться в мистическую практику.

Итак, солипсизм на уровне мистической практики дает следующее понимание реальности.
Всё происходящее в мире происходит по моей воле и моему желанию. Однако, сам я не осознаю этого и воспринимаю происходящие со мной события как навязанные мне извне, как "объективную реальность". В действительности же за ширмой "объективной реальности" я всего лишь скрываю от самого себя потаенные, бессознательные желания. И вера в "объективность" реальности есть ни что иное как бегство от самого себя, страх перед осознанием собственного бессознательного. Пройдя же до самого конца этот путь, можно достичь такого состояния, когда все совершающееся в мире совершается согласно нашей воле и нашему желанию.

Такова награда, уготованная человеку, который сумеет не сбиться с пути и пройти его до конца. Награда эта весьма велика. настолько велика, что ничего большего и лучшего человек просто не может придумать. Что может быть лучше того, когда все в мире всегда совершается согласно твоему желанию? Но это лишь далекий финал пути, а путь неблизкий, так что можно по дороге и сбиться с пути. В этой краткой заметке я намечаю лишь самый первый шаг, который необходимо сделать всякому. Этот первый шаг - осознание, что "объективная реальность" есть лишь ширма наших бессознательных желаний.

Вот нить Ариадны, ухватившись за которую всякий желающий может выкарабкаться из тюрьмы материализма. Я называю материализм тюрьмой, потому что назначение эта философии в том, чтобы сделать для человека недоступным иное видение реальности. Мнимая "объективность" реальности надежно погребает нашу свободу и делает нас рабами безличных обстоятельств. Это - плохо. И я посчитал своим долгом дать читателю подсказку, как выбраться отсюда. Но - ещё раз напоминаю! - выбравшись из материалистической темницы "объективной реальности", мы далеко не сразу достигаем конечной цели, но напротив - обнаруживаем себя в огромной и бездонной реальности духовного мира. Надо сразу предупредить читателя, что тюрьма имеет свои преимущества. Там толстые стены и там неплохо кормят. Моя цель не в том, чтобы лишить кого-либо тюремного уюта, не дав в обмен никакой защиты. Напротив, я прямо предупреждаю: горе тому, кто не сумеет найти надежной духовной опоры для жизни на свободе.

Тайная власть и психология бессознательного

Любой реальный текст - лишь малая часть этой реальности, и в его создании участвует множество разнообразных сил, живущих и действующих в этой реальности. На страницах этого журнала (и в других местах) я не раз подробно объяснял, насколько большую роль в нашей деятельности вообще и в нашем творчестве в особенности играют те таинственные силы, который религиозные мистики Античности именовали "музами", "демонами", "богами" или "духами", а современные просвещенные люди именуют Бессознательным. Я достаточно много и подробно уже говорил и иллюстрировал многочисленными примерами, что по сути нет никакой разницы и никакого преимущества у современной концепции психологии Бессознательного сравнительно с древней концепцией "духовного мира". Это всего лишь разные наименования одного и того же феномена, каждое из которых прилично своему времени и органично вписывается в его дискурс.

Последние два года Господь послал на нас многие испытания политического характера, которые вынудили меня очень или даже слишком много внимания уделить политике. Я был вынужден разбираться в том, как это работает, и милостью Божьей преуспел в этом деле. Милостью Божьей, а не своим интеллектом - в этом невозможно сомневаться, потому что не я придумал Сергея Щеглова, и уж тем более не я подвиг его на создание "Лестницы в небо". (Тем более, о Хазине мне и сказать-то нечего: с ним я даже и вовсе не знаком.) А без этой книги, в которой были расставлены последние точки над i, тема Власти осталась бы незавершенной ещё много лет. Может быть, она и сегодня ещё не завершена, но она в достаточной мере прояснилась, чтобы я смог расслабиться по этому поводу и вернуться к своей основной теме, религиозно-мистической.

Связь между этими двумя темами на сегодня уже тоже стала очевидной: в обоих случаях я осознаю нечто важное, во многом определяющее нашу повседневную жизнь, но при этом остающуюся за гранью сознания массового читателя. А мои сравнительно немногочисленные читатели потому-то и интересуются моими текстами, что их целью является расширение сознания. Об этом говорят комментарии, и особенно дельные комментарии, которые я с благодарностью воспринимаю как соавторство, соучастие моих друзей в нашем совместном творчестве в этом ЖЖурнале.

На страницах этого журнала мы много говорили о закулисной Власти, которая составляет политический костяк современного демократического общества. К счастью, очень многие уже поняли, что слово "республика" не только в Риме означало "общее дело" (а именно общее дело патрициев и плебеев). Римская республика ведь началась с того, что патриции посчитали необходимым привлечь плебеев к управлению обществом, они сами предложили им разделить власть. Не следует забывать об этом изначальном смысле слова "республика" и пытаться исключить "патрициев" из "общего дела". На этой глупой идее основана современная "демократия": якобы народ (пополаны, по сути те же плебеи) сам правит каждый своей страной, в то время как патриции (нобили, по сути те же патриции) в наше время никакой роли не играют. В реальности подобная идеология приводит всего лишь к тому результату, что власть "патрициев" становится закулисной, уходит с политической арены за кулисы, осуществляется бессознательно.

Здесь наступает момент, когда эти два движения моей мысли - психологическое и политическое - сливаются воедино, и я обнаруживаю вместо двух тем два аспекта одной и той же темы. И этот переход не случаен и даже нисколько не оригинален. Собственно говоря, сам многоуважаемый Фрейд, создатель концепции "бессознательного", на самой регулярной основе использовал политическую терминологию и политические концепты, рассуждая о психологии. Мы находим на станицах его книг рассуждения о "цензуре", "оппозиции", "подавлении", "сопротивлении" и проч. Фрейд сравнивает осознание бессознательного с легимизацией, и на глубочайшем уровне он совершенно прав. Осознать какой-либо элемент своей психики значит дать ему "прописку" и какое-то хотя бы минимальное право голоса в своем "я". Бессознательное - значит нелегитимное, криминальное, объявленное вне закона. И всё это больше чем удачная аналогия.

По сути, мои политические изыскания были всего лишь применением давно наработанного мною понятийного аппарата психологии бессознательного к политике. И читатель не может не признать, что этот аппарат доказал, что он может быть довольно-таки эффективным даже тогда, когда применяется в этой, казалось бы, весьма далекой от его прямого предназначения сфере. И это неудивительно.

Ведь и сама психология бессознательного, в свою очередь, является для меня не более чем аспектом моей религиозной философии. Лично мне более импонирует понятийный аппарат Античности. Я предпочитаю поэтических вольных "муз" и "демонов" скучному академическому "бессознательному", которое хотя и резонирует со мной как с ученым, но мало вдохновляет меня как писателя. Может быть, причина здесь в том, что современная европейская культура по сути есть некий глобальный модернизм, она ещё слишком молода, ей от роду всего лишь несколько веков - а Античность, во-первых, имеет у себя за плечами тысячелетия седой древности, а во-вторых, завершается принятием Христианства. Да, господа! Античность уже доросла до Христианства, а современной модернистской культуре это ещё лишь предстоит. Современная Европа в культурном отношении проходит сейчас период пубертата, веселых и непристойных сексуальных экспериментов. В культурном отношении современный европеец - незрелый подросток, искренне восхищенный тем богатством, которое он внезапно обнаружил у себя ниже пояса! А культура седой Античности давно переболела крайностями этого "переходного возраста" и познала истинную цену "общечеловеческих ценностей", она переросла их и обрела Христа. Если кто-то ещё думает, будто с христианством в Европе покончено, то этот человек просто ещё не понял, что такое история и что означают слова Соломона "возвращается ветер на круги своя". Но всему своё время, нам спешить некуда, ведь у нас в запасе Вечность.

Мне выпала честь первым (или одним из первых?) объяснить европейцу, что открытая Фрейдом, этим новым Колумбом глубинной психологии, "Америка" "бессознательного", была давным-давно открыта Древними и исследована ими вдоль и поперек. И все наши ультрасовременные исследования "креатива" лишь повторяют результаты, достигнутые в седые незапамятные времена. Тогда люди полагали, что источником "креатива" являются музы, а суть гениальности в наличии "гения". Напомню, что "гений" и "демон" - это лишь омонимы, два разных греческих слова, обозначающих одну и ту же психическую реальность. Кто желает быть гениальным или хотя бы просто пользоваться своими креативными способностями, должен смириться со своим "бессознательным", прекратить подавление, ослабить "цензуру" и научиться черпать оттуда информацию. Иного пути просто нет.

Кто желает полностью и безраздельно "властвовать собою", тот вынужден смириться с тем, что он будет лишен креативных способностей. Патриции Рима не смогли обойтись без содействия плебеев и пошли на создание республики, "общего дела". Неслучайно, что именно в нашу республиканскую эпоху (в эпоху Французской революции и связанных с нею потрясений) Бессознательное получило постоянную прописку среди категорий европейского мышления. Европа осознала и поняла, что самое главное и интересное в человеческой жизни не контролируется человеком, хотя и может грубо подавляться им, чаще всего ценою неврозов и психозов. Психика человека, живущего в гармонии со своим Бессознательным, подобна римской республике, она является "общим делом", в котором его "я" играет хотя и руководящую, но достаточно скромную роль. Отрекаясь от Христа, Европа думала, может быть, что будет господствовать собой и миром. Но оказалось, что господствовать над миром можно лишь отказавшись от господства над собой. И это справедливая плата.

Но у нас, православных христиан, возникает в этом контексте весьма важное и настойчивое недоумение: как же нам-то быть в этой ситуации? Неужели для того, чтобы идти в ногу со временем, мы вынуждены будем в какой-то мере подружиться с демонами "бессознательного" и отказаться от ригористического идеала духовного самоконтроля? Ведь в противном случае мы оказываемся духовными кастратами в этом возродившемся новоантичном мире гениев, демонов и муз. Средние века усыпили духов Античности, но вот, Возрождение пробудило их, и нам придется с этим жить, как бы мы ни старались зажмуриваться от этой пугающей реальности. Пугающей? Несомненно, ведь очень многие из нас предпочитают, чтобы поскорее наступил Конец Света. Надо быть очень напуганными нашествием духов гуманизма, чтобы предпочесть им пришествие Антихриста и героическую мученическую смерть во имя Христа. Но не является ли это расположение пустой мечтательностью, ибо способен ли напуганный человек к реальному мученичеству? Это риторический вопрос.

Нет, братья и сестры! Нам подобает встретить вызов этого века с открытым забралом. Не бежать от задачи осознания бессознательного, но найти такое решение этой задачи, которое является достойным христианина. Чем мы теперь и займёмся - деваться некуда, ведь мы уже загнаны в угол. Даже крыса, загнанная в угол, становится опасной, когда над ней нависла опасность боли и смерти. Насколько же опаснее в таком положении человек разумный, способный пойти на боль и на смерть ради Христа?

Итак, повторю этот травмирующий нашу нежную психику вопрос: неужели для того, чтобы идти в ногу со временем, мы вынуждены будем в какой-то мере подружиться с демонами "бессознательного" и отказаться от ригористического идеала духовного самоконтроля? Ибо оказалось, что господствовать над миром можно лишь отказавшись от господства над собой. Такая постановка вопроса сразу обнажает суть проблемы. Потому что сразу же возникает встречный вопрос: а надо ли нам господствовать над миром?! Не исходит ли сама эта задача от лукавого, не является ли его прилогом, назначение которого - погубить нас через нашу гордыню? Быть может, христианину более подобает бежать от мира, устраниться от мира, с отвращением отринуть идею господства, как ядовитую змею? Де-факто, именно так мы и поступаем на протяжении вот уже нескольких последних веков. Церковь сознательно устраняется от политики, подчеркивает свою скромную аполитичность: "Я сижу, никого не трогаю, починяю примус" (то есть, ремонтирую свою душу.) И надо признать, что это весьма здоровая позиция.

Здоровая, но не единственно-возможная. Скажем точнее, это лишь одна из двух возможных позиций. А конкретнее, это позиция монашеская. Ключевым, поворотным моментом во всей этой тематике для меня стало осознание того факта, что Православие - это не только монашество. Может показаться смешным, но де-факто ситуация такова, что среднестатистический православный сегодня по сути дела просто-напросто отождествляет Православие и монашество. Православный мирянин воспринимается нами как немножечко все-таки монах. Именно монашество для нас идеал христианской жизни, а мирской образ жизни - это что-то заведомо нечистое, некошерное. Мирянин - это несостоявшийся монах, который должен всю жизнь каяться в том, что он не монах, и стараться по мере сил подражать монахам, заведомо осознавая себя обреченным в этой борьбе на поражение. Потому что от мира никак не отвертишься вплоть до самой смерти!

При таком понимании, смерть становится самым важным и желательным днём для мирянина, потому что в день своей смерти он наконец-то достигает монашеского идеала, освобождается от всех мирских попечений и достигает равенства с монахами! Развивая эту мысль до её логического конца, нетрудно прийти к заключению, что мирянину полезно жить плохо, так плохо, чтобы смерть была для него желанной и вожделенной. Именно в таком ключе толкуются в рамках данного дискурса слова апостола Павла "смерть для меня приобретение". Правда, Павел говорил совсем о другом. Он говорил о вожделенном соединении со Христом, в котором заключено такое блаженство, что смертная мука растворяется в этом блаженстве. Но мирянин-недомонах недостоин такого блаженства, и потому единственный способ сделать смерть приобретением - это жить настолько тяжело, мучительно и плохо, чтобы хотелось уже поскорее сдохнуть. Естественно, почти никто из мирян не доводит эту концепцию до подобной крайности, поскольку здоровая человеческая психика подсказывает, что предпочтительно держаться подальше от такого рода "духовных вершин": слишком уж они напоминают духовные стремнины.

Ну, что я могу сказать на эту тему?
Я полагаю, что это прелесть. Прелесть - это ложь, принятая за истину. Это дьявольский призрак, выдающий себя за Ангела. Изложенная выше псевдомонашеская концепция духовной жизни мирянина - это дьявольский призрак, это ужасная подмена понятий, которая делает наши усилия в духовной жизни малоэффективными или вовсе бесплодными и обрекает нас на блуждание во тьме лжеименного разума. И правильное решение проблемы состоит совсем в ином.

(Продолжение следует)

Сознание и бессознательное

Эта заметка - начало цикла "Опыты глубинной психологии"

Прежде всего я хочу объяснить читателю, что я обозначаю термином "бессознательное" - увы, слишком многозначным и неопределенным, чтобы можно ограничиться простой ссылкой на Википедию. Разные авторы вкладывают в это слово разный смысл, и потому необходимо сразу оговориться, какой смысл в него вкладываю лично я.

Но начнем с более простого и интуитивно очевидного.

[Кликните, чтобы прочитать]

Что такое "сознание"



Что такое "сознание"? Это интуитивно ясно.


"Сознанием" мы называем субъективной образ реальности. "Потеря сознания" означает отсутствие какого-либо образа реальности. "Измененное сознание" (субъективно!) ощущается как изменение самой реальности, насколько может судить об этом тот, чье сознание изменилось. Сознание любого человека естественно меняется со временем, с накоплением новых впечатлений.


Обсуждение


Понятие сознания интересно тем, насколько оно всеобъемлющее. Все, что я считаю реальным - это только часть моего сознания. Мои фантазии являются другой частью моего сознания - именно на правах фантазий. Мое ушедшее прошлое - тоже часть моего сознания. Можно ли сказать, что сознание - это ВСЕ, что я знаю?


По-видимому, нет. Факты говорят обратное.


 То, что я почему-то ПОЗАБЫЛ, не является частью моего сознания, я это как бы не знаю. Но если мне удастся ВСПОМНИТЬ забытое, станет очевидно, что я это ЗНАЛ! Да я и знал, что знаю, только позабыл что именно.


Бывает и такое: человек вдруг припоминает что-то давно забытое, забытое до такой степени, что это перестало быть частью его сознания, "НАГЛУХО ЗАБЫТОЕ". В этом случае становится очевидно, что человек может знать, но не осознавать, что знает.


Причиной такой неосознанности может быть то, что данная информация хотя и известна мне, но не укладывается в мой "образ мира", в мои понятия о жизни. Об этом сказано в Евангелии: "Видя не видят, слыша не слышат, и не разумеют."


Что такое "бессознательное"


Интуитивное понятие.


Интуитивно, "бессознательное" - это всё, что я "знаю, но не сознаю".


Такое понятие сообщает бессознательному некоторый покров таинственности. Ведь если я возьму и осознаю его, то оно перестанет быть бессознательным! Такая неуловимость "бессознательного" приводит к тому, что оно играет важную роль в религиозно-философской мысли.


Если бы бессознательное не играло такой заметной роли в человеческой жизни, то не имело бы смысла углубляться в эту философию!


Но действительность такова, что мы действительно многое "ЗНАЕМ, НЕ ЗНАЯ", не осознавая того.


Простой пример: когда я стараюсь припомнить слово, чьё-либо имя или название, я знаю, что оно мне известно. Я сознаю, что ЗНАЮ, но не сознаю, ЧТО именно знаю.


Также мы сплошь и рядом действуем интуитивно, не зная, что именно мы сделаем, или не зная, для чего мы это делаем. Такая неполная осознанность может быть болезненной, но может и использоваться намеренно.


Особенно ярко бессознательное проявляется в тех случаях, когда человек интуитивно, спонтанно реагирует на неожиданное событие. Иногда эта реакция бывает неадекватной, а иногда - удивительно точной и мудрой. 


Подсознание


 "Бессознательное" в оборот европейской науки ввел Зигмунд Фрейд, который искал ПРИЧИНУ возникновения  СИМПТОМОВ психических заболеваний.


Большая часть того, что известно человеку, в данный момент находится за пределами его внимания. Но это еще не "бессознательное". Это Фрейд называл "подсознательным" или "предсознательным". Например, сюда относится вся совокупность всех впечатлений прошлого, которые я вовсе не забыл, хотя и не вспоминаю в данный момент. Эти впечатления согласованы с "сознанием", то есть вполне укладываются в мои представления о реальности. В этом смысле можно считать "ПОДСОЗНАТЕЛЬНОЕ" просто  ЧАСТЬЮ СОЗНАНИЯ, остающейся за пределами ВНИМАНИЯ в данный момент времени.


Забытое - вытесненное


Но в моей памяти могут быть скрыты такие эпизоды, которые при всем желании никак не припоминаются! Это происходит потому, что данная информация не согласуется с моим "сознанием". Например, известно, что все наше детство сохраняется где-то в глубинах памяти, но недоступно сознанию, потому что в детстве само наше сознание было иным. Вспомнить детство трудно потому, что это какой-то иной мир, с иными законами. От детства в нашем сознании остаются только отдельные разрозненные эпизоды, как-то согласующиеся с сознанием взрослого. Другие эпизоды сознанию взрослого недоступны. Если я смогу их припомнить, они изменит мое сознание, мое представление о реальности. Это основной пример того, что Фрейд называл "бессознательным" в первую половину своей жизни. Итак, бессознательное - это забытое, вытесненное из сознания по причине своей несовместимости с "образом реальности". Это концепция РАННЕГО Фрейда.


Собственно бессознательное


Фрейд создал психоанализ, процедуру "осознания бессознательного". С помощью психоанализа можно восстановить практически все позабытое. Но оказывается, психоанализ позволяет "реконструировать" такие эпизоды, о которых нельзя с уверенностью сказать, относятся ли они к реальному прошлому, или к позабытым фантазиям, или вообще возникают в процессе самого психоанализа. Так или иначе, в процессе психоанализа я не только вспоминаю давно ПОЗАБЫТОЕ, но также узнаю то, чего НИКОГДА ранее не знал.


Откуда же берется эта информация?


Непроизвольные действия


Прежде всего, психоаналитик наблюдает со стороны НЕПРОИЗВОЛЬНЫЕ действия. Речь идет не о простых телесных отправлениях, вроде пищеварения, не несущих психологического смысла, а о непреднамеренных действиях, несущих характер жеста, гримасы, поступка. Речь идет о непроизвольных интонациях, обмолвках, описках, ошибках - словом, о непроизвольных действиях, имеющих вид КОММУНИКАЦИИ, как будто несущих смысловую нагрузку. Это какие-то намеки, от меня исходящие, но мною неконтролируемые и чаще всего мною даже не осознаваемые.


Именно наблюдая за этими намеками, пытаясь понять их смысл, психоаналитик и создает реконструкцию прошлого, которую затем предлагает  на моё рассмотрение. Иногда эта реконструкция является вполне удачной и приводит к тому, что я и правда воспоминаю позабытое, а иногда так и остается неясным, было ли на самом деле то, что он говорит.


Внутренние восприятия


Кроме того, источником информации являются некие сообщения, доходящие до моего сознания как будто бы извне, но недоступные для восприятия других людей. Это сновидения, видения (когда такое случается), ошибочные впечатления, наконец, помыслы - то, что "приходит в голову". Все это - как будто чьи-то намеки, мною извне воспринимаемые, от меня не зависящие. Все они считаются продукцией моего "бессознательного".


Отличать от подсознательного!


Есть и просто естественные автоматизмы. Они относятся не к "бессознательному", а к "подсознательному".


Автоматические действия


Человек может оживленно беседовать, одновременно автоматически ведя машину или принимая пищу. Но естественные автоматизмы являются вполне произвольными. Ум не уделяет им внимания, так как уверен, что там все и так сработает как надо.


Внутренняя справочная


Когда мне надо припомнить или понять что-то, я задаю себе вопрос, и ответ "приходит в голову", но как будто откуда-то изнутри, а не извне, как в случае бессознательного. Впрочем, отличить "внутреннюю справочную от "внешней" не так-то просто! Здесь грань между "подсознательным" и "бессознательным" становится настолько зыбкой, что трудно давать определения. Бессознательное умеет выдавать себя за подсознательное. Кроме одного случая!


Явно бессознательное


Если подсознательные автоматизмы сбоят, если обнаруживают СВОЕВОЛИЕ - это уже явно проявление бессознательного. Когда я вдруг забываю знакомое мне слово, имя или название. Забываю, куда заложил какую-либо вещь. Или привычно совершаю привычное действие в совершенно неподходящей обстановке - словом, всегда, когда мои произвольные автоматизмы не срабатывают или срабатывают НЕПРОИЗВОЛЬНО.


Итак, ЧУЖОЕ


Моё БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ субъективно ощущается мною как вторжение чьей-то чужой воли в те сферы, которые никому кроме меня вроде бы не принадлежат - в мое собственное ПОДСОЗНАНИЕ. Именно этим оно и отличается от собственно подсознательного. Традиционно явления бессознательного как раз и обозначались в русском языке как действия какой-то внешней силы: "Бес попутал!.."


Подсознательное - своё, понятное, предсказуемое, подчинённое уму. Бессознательное - это подсознательное взбесившееся, вышедшее из-под контроля сознания.


Интересно попытаться выразить все эти понятия, используя православные категории "душа" и "тело". "Душа" живет в теле, душа - хозяйка тела.


Если сравнить тело с роботом, то бессознательное - это бунт робота. Но вот вопрос - ТЕЛО ли бунтует?


Бунт тела?


Действия ПОДСОЗНАТЕЛЬНЫЕ трудно признать просто телесными реакциями, поскольку они тесно связаны с психикой, с движением души. Но вот, к примеру, атеиста-материалиста нисколько не удивишь идеей, будто тело способно бояться, любить, подозревать и чувствовать. Ведь для атеиста человек - это тело!


Однако, само понятие "души", противное атеисту-материалисту, интуитивно понятно каждому человеку.


В действительности, подсознательное - это, наверное, не только телесное, но и душевное, "сердечное".


Сдавая экзамен, влюблённый юноша не перестаёт любить, но внимание его ума привлечено тактически более важным. Он любит "подсознательно", что находит отражение и в его поведении: к примеру, как бы он ни был увлечен подготовкой к экзамену, он никогда не забудет позвонить возлюбленной в условленный час. Если же такое случится, надо подозревать, что тут вторглось бессознательное. (И это вторжение так и будет расценено самой возлюбленной, как враждебное влияние кого-то третьего!)


Означает ли это, что в моменты подготовки к экзамену юноша "любит" не душой, а только телом?!


В момент смерти, как верят христиане, душа отделяется от тела. Но они верят также, что при разрушении тела все душевные способности человека, в том числе и память, не только не исчезают, но даже обостряются! Потому что связь души со смертным телом действует на душу несколько угнетающе. Это означает, что все реакции, которые мы признаем "подсознательными", принадлежат не телу только, но и душе. Это И душевное, И телесное (пока человек жив).


В то же время те реакции, которые мы называем бессознательными, БУНТ ПОДСОЗНАНИЯ, порой заставляют душу подозревать, что виновато именно тело, а не она, душа!


То, что легче заметить со стороны.

В том, что касается моего поведения, моих жестов, мимики, интонаций, поступков - это именно телесные реакции. Это то, что я вначале делаю, а потом уже замечаю. Когда бессознательное проявляется в моём поведении, оно осознаётся мною самим именно через СВОЕВОЛЬНЫЕ действия моего ТЕЛА. Именно там только их и замечают окружающие - ведь они и видят только тело, не душу!


Сам я часто вообще не замечаю подобных действий своего тела.


Заставляют подозревать, что в бессознательном виновато тело, также галлюцинации (подлинные галюционации, а не "псевдогаллюцинации" Кандинского), при которых человек ТЕЛОМ воспринимает то, чего не воспринимают другие люди. Их также можно отнести к феноменам "непослушания тела". По отношению к душе (противопоставляя её телу) эти явления также являются ВНЕШНИМИ. От обычного "показалось" их отличает особая достоверность, реалистичность впечатления. Человеку, страдающему такими "галлюцинациями" остается только верить окружающим на слово, что кроме него никто ЭТОГО не видит!


То, что замечаю только я

Однако существуют именно душевные, не телесные проявления бессознательного. Сновидения, "приходящие в голову" помыслы, ошибочные впечатления ("показалось", "послышалось", "почудилось").  Это воспринимается душой непосредственно, помимо тела.


Но воспринимается ей именно как внешнее.


Внешнее по отношению к ДУШЕ


Надо особо отметить, что НА ВЫХОДЕ, в поведении, бессознательное выглядит именно как телесное, а не как душевное. "На входе", в восприятии самой души, бывает и телесное, и не телесное. Но по отношению к ДУШЕ оно всегда ощущается как внешнее, стороннее. Именно введённое Фрейдом в широкий оборот понятие "бессознательного" заставило науку психологию плавно отойти от конкретного, интуитивно ясного понятия "душа" к несколько размытому, безличному понятию "психика". "Психика" отличается от "души" тем, что "психика" содержит в себе ВСЕ, что наука причисляет к бессознательному. А душа - не все.


Есть ли у души "бессознательное"?


"Душа" отлетела от науки психологии к обратно к той религии, которая некогда и дала "душу" психологии. Теперь самое понятие "души" требует нового переопределения в терминах психологии - и наоборот, категории психологии требуют религиозного осмысления! Этот вопрос будет подробно обсуждаться ниже. А пока ограничимся тем, что "душа" в классическом понимании НАВЕРНЯКА включает в себя бессознательное только в одном смысле. Это прошлое, которое забыто, но которое ей УДАСТСЯ ВСПОМНИТЬ. То есть, "бессознательное" раннего Фрейда.


Бессознательное "позднего" Фрейда душа может ПРИЗНАТЬ своим, а может не признать. Она ОБЯЗАНА признать его только в том случае, если поверит в истинность концепции психоанализа.


Классические примеры Фрейда


Чтобы разобраться с понятием бессознательного теоретически, лучше всего просто почитать работу раннего Фрейда "Психопатология обыденной жизни". Там подробно, с многочисленными примерами разбираются самые распространенные, общеизвестные феномены "бессознательного".


Забывание имён. Иностранных слов. Событий детства и вообще прошлого, в том числе очень важных событий. Обмолвки. Очитки и описки. Забывание собственных намерений. Действия, совершаемые "по ошибке".




Продолжение

Опыты глубинной психологии

Я думаю опубликовать здесь у себя в ЖЖ немного измененный и подправленный текст "Опыты глубинной психологии", который был впервые опубликован в "Русском переплете".

Цикл не случайно называется "Опыты". Это не фигура речи. Главная его задача (для меня лично) заключалась в том, чтобы "набрать дистанцию", переосмыслить мой личный опыт соприкосновения с этой темой. Этот опыт не может не шокировать человека, и большиство людей, которые с ЭТИМ соприкоснулись, оканчивают свои дни в психушке. Мне повезло выбраться оттуда - в том числе и при помощи литературного творчества. Я "сублимировал" свои переживания в ряде текстов, в числе которых и вот эти "Опыты глубинной психологии".

Но поскольку моя задача заключалась не в том, чтобы свести читателя с ума, а в чем-то противоположном, я писал максимально рационально, отстраненно.
Потому я начинаю свои "Опыты" с "теории".

Сознание и бессознательное. Здесь я объясняю, что именно я вкладываю в термин "бессознательное".

Природа бессознательного. Здесь я заранее даю ключ к правильной интерпретации пережитого мною. Это важно, чтобы не повредиться при знакомстве с травмирующим знанием, которое дают "Опыты".

Как появляется "бессознательное"? Здесь я указываю "нить Ариадны", держась за которую я вышел из лабиринта, а не остался там навсегда, как это происходит с большинством людей, дерзнувшись дернуть Минотавра за усы.

Мой личный опыт Здесь я, наконец, излагаю суть дела: что я ВИДЕЛ там.

Осмысление опыта. Ретрансляция в Православие. Небольшая теоретическая "передышка" для читателя, прежде чем двигаться дальше.

Личный опыт (продолжение). Как я выбрался оттуда. Завершение основной темы.

Завершение первой части "Опытов" Первые итоги.

(продолжение следует)

Кстати, хорошая иллюстрация в соседнем ЖЖ: Встречи математика с "бессознательным"