Category: религия

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше чем прежние. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Как изменить мир (магия покаяния)

Один из универсальных законов бытия состоит в том, что никто не видит себя со стороны. Наше представление о себе всегда ошибочно и не соответствует реальности. То, какие мы на самом деле, всегда находится за рамками нашего сознания. И потому принадлежит Бессознательному. Наше Бессознательное всегда скрыто от нас самих и может быть видимо лишь другому.

Из этого правила есть лишь одно исключение: Бог Троица, Который является Другим Сам для Себя. Любой же тварный ум бессилен перед этой задачей, потому что не может стать другим, оставаясь при этом самим собой. Это относится даже к самым простым, бытовым вещам вроде разглядывания своей внешности: когда мы смотрим в зеркало, мы видим всего лишь себя-смотрящего-в-зеркало, а не себя-на-самом-деле. И когда ты видишь себя в видеозаписи, ты не видишь себя, смотрящего эту видеозапись.

Однако существует хитрый магический приём, позволяющий узнать, каковы же мы на самом деле, не вылезая из своей собственной шкуры и не превращаясь в другого. Этот приём очень прост и вместе с тем совершенно нетривиален: надо просто-напросто оглядеться вокруг, вспомнить свой прошлый опыт и осмыслить, какова же жизнь, жизнь в целом, насколько ты можешь её понять. Что это даёт? Это даёт тебе представление о твоём собственном уме. Ведь твоё представление о жизни это не сама жизнь, а всего лишь плод работы твоего ума, осознающего реальность в том или ином виде в зависимости от того, в каком состоянии он находится.

Когда у нас хорошее настроение, мир вокруг нас лучится радостью, он прекрасен. Но вот настроение испортилось - мир вокруг потемнел и стал мрачным. Изменилась ли Вселенная оттого, что у тебя в крови увеличилось или уменьшилось количество какого-то гормона? Нет, почти нет. Зато изменилось состояние твоего ума. Когда мир вокруг тебя светится - это значит, ты сам светел. Когда мир вокруг погружён во мрак - это значит, что ты сам погружён во мрак. Не правда ли, это очень простой способ увидеть себя со стороны?

И здесь кроется разгадка загадки, над которой ломают голову десятки поколений православных людей: почему святые считают себя грешниками в то время, когда они на самом-то деле святы?! А причина проста, см. выше: никто не видит себя со стороны, и из этого правила нет исключений, за исключением Бога Троицы. У святого человека Бессознательное свято, и со стороны те, кому дано, могут в той мере, в какой им дано, видеть, как он сияет Нетварным Светом. А что видит в это время он сам? Он видит Свет Божества, наводняющий Вселенную, и это Сияние так ослепительно, что мир вокруг тает и плавится от жара Божественного Огня. А самого себя? Себя он видит как самое тёмное и непросвещенное место в этой вселенной Света.

А иначе и быть не может. Глаз просвещает ум человека, но с точки зрения оптики собственно глаз это тёмное место, куда лучи света проникают извне только через зрачок, причем чем больше света, тем уже этот зрачок, а иначе ничего и не увидишь в невыносимом блеске. У святых бывают такие состояния, когда Свет затапливает их целиком, и тогда они теряют себя, теряют восприятие реальности и даже (по слову Максима Исповедника) "забывают Христа по плоти", целиком становясь вне пространства и времени, вне всего тварного, как будто сгорая в Пламени Троицы. И человек утрачивает все человеческие свойства, и становится "по благодати нетварным", соединяясь с предвечным Божественным логосом (замыслом) своего бытия. (Собственно, именно это состояние называется по-славянски "исступлением" не в переносном, а в самом прямом и первоначальном смысле.) Но вот что удивительно!

Хотя по нашим человеческим понятиям это состояние является высшим пределом вообразимого, вернее даже, оно за пределом всего, что может вообразить человек - однако же Сам Христос, Бог наш, ставши человеком, вовсю проявлял человеческие свойства, не испытывая никакого исступления. Как же так? А очень просто. Ведь для Него естественно быть Богом, Он всегда Им был, так чего же тут впадать в исступление. Поэтому с точки зрения запредельной и непостижимой для нас грешных логики оБожения, исступление вовсе не является высшим или финальным состоянием человека. Это всего лишь опыт, этап Богопознания, снова и снова проходя через который человек необратимо меняется, но всякий раз он снова возвращается оттуда, оказываясь чуть ближе к тому непостижимому состоянию, в котором постоянно пребывает Христос Бог, где Божественное и человеческое находятся в тихой гармонии..

Но даже когда человек находится в Божественном исступлении он не видит себя со стороны, а потому и не осознаёт своей святости. Скажу в третий раз: из этого правила нет исключений, за исключением Бога Троицы, который Сам для Себя является Другим, а потому естественным образом и видит Самого Себя как Он есть. Для нас это невозможно, а Ему это возможно, а потому и всё возможно.

Итак, единственный достижимый для нас способ видеть себя со стороны состоит в том, чтобы считать реальность, какой мы её воспринимаем, единственным неложным зеркалом самого себя. Погляди вокруг! это и есть ты-на-самом-деле. Если мир в твоих глазах мрачен и зол, это означает всего лишь, что сам ты мрачен и зол. Если мир светел и свят - это значит, что сам ты светел и свят, хотя и кажешься сам себя последним из грешников. Так это работает.

Потому-то настоящее покаяние состоит вовсе не в том, чтобы "самосовершенствоваться", "улучшаться", оставаясь внутри той же самой реальности. Подобное изменение - самообман и пища для гордыни. Если ты хочешь стать лучше на самом деле, без самообмана, то необходимо, чтобы реальность в твоём восприятии стала лучше. "Покаяние" на греческом языке означает "метанойя", то есть, изменение ума. Как заметить, что твой ум изменился? А вот если мир в твоих глазах изменился, это значит всего лишь, что твой ум изменился. И потому настоящее покаяние это ни что иное как изменение мира. (См. также заметку Магия Божественного Огня.)

На русском языке слово "покаяние" чаще имеет иной смысл, оно является синонимом "раскаяния". Но раскаяние без настоящего покаяния, само по себе - бесполезно. Иуда раскаялся, но не покаялся. А Богородица, напротив, достигла высочайших вершин в покаянии, хотя Ей не в чем было раскаиваться. Подмена этих понятий вовсе не безобидна. Есть немало людей, которые усердствуют в раскаянии, совершенно не занимаясь при этом настоящим покаянием. Конечно, если человек, раскаявшись, идёт на исповедь, это не бесполезно. Таинство исповеди исподволь готовит его к настоящему покаянию. Но полезно понимать, что настоящее раскаяние является всё-таки не причиной, а следствием покаяния.

Когда мир в твоих глазах изменился, ты начинаешь иначе оценивать поступки, совершенные тобою в прежнем состоянии. Ведь всякий поступок можно оценить лишь на том фоне, на котором он был совершен. Формально одно и то же действие (скажем, убийство) имеет совершенно разный смысл в зависимости от того, в каких обстоятельствах оно было совершено. Иное дело - на войне, и совсем иное - в семье. Вот почему людям нравится чернуха, вот почему нас ласкают ужасные новости и жестокость в кинофильмах. Эта негативная информация создает фон, на котором наши собственные грехи кажутся мелкими, а может быть даже, и вполне оправданными. Чем хуже мир вокруг, тем более оправданным становятся плохие поступки. А если реальность очень плоха, то эти поступки на её фоне и вовсе кажутся неплохими, а то даже и хорошими, положительными поступками!

И наоборот, чем лучше мир в твоих глазах, тем строже ты оцениваешь свои дела, слова и мысли. Адам совершил мелкий, незначительный проступок по понятиям нашего падшего мира - ну, нарушил свой пост, ну и что. (А Адаму было заповедано соблюдать пост, очень простой пост с одним-единственным правилом: не вкушать от некоего конкретного дерева.) Но этот проступок был соврешен в раю, и на фоне рая он и казался, и фактически был намного, намного хуже, чем кажется теперь нам, в чьих глазах реальность весьма и весьма далека от райского состояния.

Потому-то настоящее раскаяние является следствием покаяния, а не его причиной. Если есть покаяния, то обязательно будет и переосмысление прошлого, и искреннее раскаяние. А само по себе раскаяние (без исповеди и прощения грехов Самим Богом) к покаянию не приводит. Наоборот! Раскаяние может даже ухудшить состояние человека, если осознание тяжести греха приводит его к отчаянию, когда мир в его глазах становится совсем беспросветным и погружается в окончательный мрак. Так раскаялся Иуда - раскаялся без покаяния, и в итоге покончил с собой. Такое раскаяние это не только не покаяние, но напротив - антипокаяние, потому что (применим наше волшебное зеркало!) мир в глазах раскаивающегося таким образом человека становится хуже, а значит на самом-то деле он сам становится хуже.

После всего сказанного предлагаю дорогому читателю вернуться к началу этого цикла и новыми глазами перечитать исходную его заметку Как изменить мир (наука и магия)
—--—-------------

Рецензия на этот текст от моей знакомой схиигумении, цитирую:

Про покаяние и раскаяние - очень хорошо. А про Адама и пост - не совсем поняла. Хотя можно и так наверное назвать... я быть может скажу тривиальное - но "грех" Адама, то бишь "некий первородный" - это выраженное желание стать богом. Он и стал - получил способность (и дети его соответственно) творить свой собственный мир, утратив при этом способность ощущать мир подлинный. Стал "богом" - счастья просто не принесло.

Я вот, наблюдая многие религии, вижу в них одно-единственное "верни меня" ну или "помилуй" без разницы - попытку вернуться. Все хотят вернуться, все человечество, но не знают путей... надеясь на ритуал, пожалуй, не понимая даже его смысла. Я тоже с клироса, тоже пели "Господи помилуй", выбирая мелодию покрасивше - минор, мажор 😊 и на этом часто и заканчиваются для прихожан попытки возвращения - вот где печаль. Ну Вы это все знаете, думаю...
--------------------


Продолжение следует.

Почему Иисус Христос не женился?

Потому что это значит оставить отца и матерь,
и прилепиться к жене своей.


Но Его Отец и Мать совершенны,
и Ему не угодно их оставлять.

(отсюда)

[Обсуждение]
> В сексе есть животность. Когда человек приложися скотом несмысленным и уподобился им, образ зачатия и рождения стал таким как и у животных, то есть - через совлечение с себя собственно человеческого.

Разве Церковь благословляет христиан совлекать с себя человеческий образ?

> Церковь благословляет брак. А не секс.

Ага. То есть, секса Церковь не благословляет?

> Нет такого таинства. Освящают колесницы, полевые работы, всякую разную деятельность, но вот не припомню молебна или иного чего о благоприятном сексе :-)


В любой религии есть мистерии публичные, а есть тайные.
Секс в православном браке это тайная мистерия. Как и исихазм, к примеру.
А ограничивать христианстиво лишь публичным Богослужением, а христианскую аскетику лишь монашескими уставами это средневековое варварство. Это то, что нам надо перерасти, если мы хотим вступить в надвигающуюся на нас языческую Античность-2.0 так же хорошо вооружёнными, как христиане первой Античности.

> Ну ты сравнил... секс с исихазмом.

У монахов своя тайная мистерия, у мирян своя.
Любой путь к Богу это мистерия.
Супружеская любовь это путь к Богу, ведь в противном случае она была бы злом.
Согласно определению зла у Максима Исповедника.

> Нет. Супружеская любовь никак не может быть путём к Богу.

Тогда она является злом.

> Она является земным. А земное не есть зло или добро само по себе, хотя как творение - всё сотворённое благо. Но когда через нечто земное мы можем служить и направляться к Богу, то это будет для нас добрым. Если же это отвлекает нас от Бога, то будет злом.

Если супружеская любовь не может быть путем к Богу, то она зло.
Вот так было в Античности.
И только так можно выстоять в наступающую на нас новую эпоху.
Либо путь к Богу - либо зло.
Никаких компромиссов.

> Она не может быть путём к Богу в силу того, что ничто земное к Богу нас приблизить не может. Назвать же всё земное творение злым может лишь манихей и гностик. Святые учат, что не мир зло, а мир во зле лежит.

Зло это уклонение от пути к Богу. Никакая вещь сама по себе не является злом. Злом является неправильное употребление вещи. Но секс не вещь, а деятельность. И деятельность не непроизвольная, а во многом произвольная. Если эта произвольная деятельность не может вести к Богу, то она зло. Это рассуждение "от противного", как в математике.

И правильный вывод из этого рассуждения - противоположный. Если секс не зло, то он может быть путем к Богу. Более того, он должен быть путём к Богу. В этом и состоит смысл таинства брака.

PPS:

> Я рассуждаю о том, почему Христос не женился. Ваши слова - "чтобы не оставить Отца". Я правильно понимаю? это звучит дико. Потому, что во-первых, земной путь Христа не подразумевал брака. Он пришёл "нашего ради спасения", а не ради брака. А во-вторых, вступление христианина в брак не означает, что он оставляет Отца Небесного. Так и для Христа.

Вступление христианина в брак означает, что он оставляет отца земного (и мать). Не больше, и не меньше.
У Христа не было земного отца, и для Него вступление в брак означало бы, что Он оставляет Отца Небесного (или иначе, Своё Божественное совершенство), что невозможно логически, так как Он Сын Божий по ипостаси. То есть, брак для Христа невозможен ЛОГИЧЕСКИ, в силу Его Божества.

У Вас же это чисто ситуативная логика.
У Вас выходит, будто Он приходил нас спасать, потому и Ему было не до свадьбы.
А если в другой раз захочет жениться, то придёт - и женится. Да не будет! ДИКОЕ и НЕЛЕПОЕ учение.

> цель Его воплощения - наше Спасение. И достижение этой цели в принципе не подразумевает земного брака. И вот поэтому Иисус не женится.

Давно хотел спросить.
А вот после того, как дело спасения будет завершено, Он развоплотится или просто утратит смысл жизни? Как по Вашему?

Как изменить мир (магия Божественного Огня)

Ввиду особой важности темы, начатой в прошлой заметке этого цикла (см. Как изменить мир (наука и магия)), я решил проверить, на верном ли я пути. И задал этот вопрос знакомой схиигумение, попросив её прочесть текст по ссылке.

Вот её ответ.


Цитирую:

Схиигумения:

На мой взгляд - отлично сказано :) Я б так не смогла :)
Все так - каждый из людей творец своего мира и "бог" в нем. И стать жителем подлинного Божьего мира может лишь, меняя себя

Я:

"Всё не так плохо, всё гораздо хуже"
Если бы человек был "богом" в своём мире, было ещё не так плохо. Увы, богом его мира является тот, с кем он беседует в своих помыслах.


Схиигумения:

И это само собой. Кто хозяин ума и сердца, тому и слуга
Я тут на бегу пишу... но все верно - перестать создавать собственные ментальные проекции (не важно под чьей инспирацией) и почувствовать увидеть мир в его Божественной сущности можно лишь став единым с Божественной Энергией. А люди живут обычно в дурной бесконечности ментальных миров которых даже хозяевами обычно не являются.
Потому и разделены - миры сталкиваются. Каждый же считает только свой мир (свое видение) единственно верным. Надо ж остальных-то научить или спасти, пусть даже через войны и кровь и тд
Люди разделены, имею в виду.
А вырваться из бесконечного виртуала можно только Огнем Божественной Любви. Но для этого нужно полюбить самому что сложно. Обычно любовь для людей это - "ты мне я тебе" или просто неуемные требования "ах ты меня не любишь, а если любишь - бесконечно это доказывай". Но любить по-настоящему это совсем другое. И в ответ на такую любовь Бог отвечает любовью. Так совершается Таинство Преображения, души в первую очередь
То есть нужно научится не "любить в ответ" а просто - любить... тогда и происходят подлинные чудеса.

Я:

Это я пока не понимаю.
Или понимаю, но не опознаю.
Для меня понятнее, что значит любить Бога.
Это значит доверяться Ему, принимая всё случающееся с верой в благость Его замысла.
И понятно, что при этом к ближнему относишься неплохо.
Не обсуждаешь, не гневается, не презираешь. Ведь он - орудие Промысла.
Но можно ли эти "не" назвать любовью?


Схиигумения:

Трудно сказать кто чем что называет - сердце ж человека знает только Бог. Я знаю Огонь - как единственное место встречи Бога и человека. Как объяснить... положим, Вы полюбили человека, в Вас загорается огонь. Но человек Вас не любит... и Вы добиваетесь его любви потому что любите его. И вдруг происходит чудо - рождается взаимность.
Это - примерное отражение того что происходит между Богом и ищущей Его душой - таинство любви, и - таинство соединения души и Бога в любви
Потому и плоха теплохладность. Если Вы сильно полюбили то теплохладным не будете. Пламя, пылающее в Вас, заставит Вас быть настойчивым. Но в земной любви это все понимают обычно, а вот в духовной нет...
С Богом тоже нужно быть настойчивым - если кто стучит а хозяин спит то за неотступность... и тд. Проще говоря, ищущий если ему позарез нужна Божественная любовь то и ведет себя так как тот кому что-то позарез нужно - без дипломатии и реверансов. Дай мне! И все.
Ну и последнее (еще раз перечитала Вашу статью) - когда в этом соединении становишься Огнем, то все меняется - и сам, и мир вокруг и плавится твоя природа. Это и есть, наверное, настоящая любовь. Во всяком случае - только такие люди (Сергий, Серафим и др) неиллюзорно меняли и "держали" мир

Я:

Значит, причина отличия моей теплохладной любви от настоящей Любви - в степени усердия. Я довольствуюсь малым, а святые не останавливались, но меняли свой мир до тех пор, пока он не начинал плавиться от Божественного пламени?

Схиигумения:

Да мне-то откуда знать, какая у Вас любовь? Может Вы - пламя. :) Я писала в общем.
Я не знаю какое, может быть "усердие" в любви... по-моему, никакого... а святые становились сами Пламенем и просто жили в таком состоянии
Рядом с Пламенем все меняется само - освещается согревается и тд. Стать пламенем это путь соединения с Божественными Энергиями, с Нетварным Светом и тд. Я писала просто о пути - где и как это происходит.

Я:

В моей системе отсчёта, Вы ответили на мои слова, цитирую:

... к ближнему относишься неплохо.
Не обсуждаешь, не гневается, не презираешь. Ведь он - орудие Промысла.
Но можно ли эти "не" назвать любовью?
Наверное, да.
Только теплохладной.


Схиигумения:

Хмм. Эти "не" хороши. Но можно иметь все "не" но еще не любить.
Но я говорила не о Вас - никогда не говорю прям конкретно о человеке. Не мое это дело :)
Если Ромео неплохо относится к Джульетте, это еще не огонь любви :)

Я:

Ясно. Там появляется является новое качество. Которое Вы и обозначили как Огонь.

Схиигумения:

Мне это проще, чем выписывать каждый раз "Нетварный Свет". По сути - одно и то же.

Я:

Да, понятно. Я не знаком с Ним на практике, но изучал Богословие, и сразу понял, о Чём Вы (или лучше, о Ком?)
И да. Меня моя личность тоже не очень волнует. Я меняю мир, а не себя. Изменение во мне это побочный эффект. Не такой интересный.


Схиигумения:

Вообще интересно... буддисты идут, идут... Доходят до Великой Пустоты и останавливаются.
Другие религии кто куда и тоже - например до Свода Правил (протестанты там - добрые дела и тд)
И только Православие видит там где, у буддистов пустота, Свет Любви. Удивительно.

Я:

Православие это магия Божественного Огня.

Схиигумения:

Ого!!!
Вы первый, пожалуй, кто это знает сам. Мне приходилось объяснять. Немногим своим вопрошающим.

Я:

Я знаю это теоретически. Из книг Отцов. Практики нет. Я теплохладен. Есть какие-то намеки.

Схиигумения:

Здорово. А практика у Вас пока путь не сердца, а ума.

Я:

Именно.

Схиигумения:

Вы так служите в этом мире.

Я:

Да, похоже.

Схиигумения:

Просто, когда включится сердце, забьёте писать. Лень будет :)
А это, возможно, Ваша работа.

Я:

Дай Бог!!

Конец цитаты.

Получив подтверждение, что я на верном пути, дерзну продолжить это движение.

Тут я считаю полезным и справедливым предупредить уважаемого читателя: читая этот текст (как и другие мои тексты), он вольно или невольно становится участником некоторой мистерии.
Потому что я прошу Тебя Самого участвовать в составлении этих текстов - и в судьбе тех людей, которым суждено какие-то из этих текстов прочесть.
А никто из людей не может обратиться к Тебе без Твоего произволения на это!
И сам по себе тот факт, что я обращаюсь к Тебе с этой просьбой, означает, что Ты уже участвуешь в этом деле.

Не то чтобы я своей молитвой понуждал Тебя к чему бы то ни было - нелепо и думать подобное! - нет, но сам факт моего обращения к Тебе является признаком, знамением Твоего участия.

Даже если мои слова пусты и суетны, даже если мои мысли ошибочны - всё равно, Ты не оставишь без наказания ни того, кто произносит имя Твоё всуе! ни того, кто в этом участвует, читая эти суетные слова.
Потому если кто-то из моих читателей полагает, что я заблуждаюсь - помолитесь обо мне, чтобы и Вам, и мне избежать наказания за это дело! чтобы Иисус Христос, Господь наш, напротив, вразумил и помиловал нас, и обратил на путь Истины.

Так действует молитва.

Сам по себе факт, что ты молишься, является знамением, знаком участия Бога, имя Которого ты призываешь. Какой бы слабой, рассеянной и невнимательной ни была молитва, хуже того: какими бы суетными и даже кощунственными ни были слова о Боге! - Бог не оставляет без Своего участия этот прецедент. Всякий раз, когда мы поминаем Бога в слове, это оставляет след на нашей судьбе. И тем более - тем более! - когда мы вспоминаем Его в своих мыслях.

Умная молитва это мысленное обращение к Тебе. Оно может сопровождаться произнесением слов, коленопреплонением, стоянием перед иконой - а может быть совершенно тайным и незаметным для внешнего наблюдателя, и даже для демонов. Неважно. Они заметят следствие этого обращения. Это следствие есть пришествие Божественного огня, именуемого у Отцов нашей Церкви Нетварным Светом. Демоны Его видят, потому что они - духи, и их восприятие по самому естеству тоньше, чем у нас. Как бы далеко они не отошли от Бога, они не могут не чувствовать Его приближения и не трепетать Его присутствия. Мы люди не замечаем Его, не ощущаем Его приближения по грубости нашего материального бытия, связывающего нас с поколениями наших предков, таких же дебелых по плоти, как и мы сами. И потому нам кажется, что молитва наша бесполезна. Но молитва не бывает бесполезной, потому что без Его участия она просто-напросто невозможна.

И потому приступить к магии Божественного Огня очень просто, и это может сделать каждый - верующий или неверующий, хороший человек или плохой. Надо просто произносить, настойчиво повторять имя Господа Иисуса Христа, обращаясь к Нему с каким-нибудь прошением. Пусть это ещё не настоящая молитва, пусть ум твой остаётся рассеянным, холодным и безучастным. Сам по себе факт, что ты снова и снова произносишь Его имя в краткой молитве, не останется без последствий. Если твоя молитва безумна и жизнь твоя противна Его воле, эти последствия могу показаться тяжкими и даже необратимыми, но Бог знает, что Он делает. И Он научит тебя, как быть. Он Сам покажет тебе путь, и приведёт в своё время в Церковь, и научит правильно пользоваться Тайной, которая в Церкви живёт и будет до конца века жить несмотря на грехи церковных служителей. Он всё сделает Сам, только ты не переставай призывать имя Его, которым низводится на землю невидимый Огонь, по мере возможности исцеляющий или же просто попаляющий всё, что пытается противиться Его воле.

Только не надо думать, будто такая простая вещь как повторение короткой молитвы является чем-то великим или делает тебя чем-то значительным. Будешь лишь ты призывать Бога или нет - Он всё равно придёт в Своё время (хотя само это время ты своей молитвой непременно приближаешь хотя бы на мгновение). Молитва твоя ничего не меняет, она является лишь знаком, знамением Его приближения. Сам по себе факт, что ты молишься Ему, означает лишь, что Ему угодно явить Себя где-то поблизости от тебя. Настоящая молитва начинается тогда, когда ты уже не словами, а умом, мыслями своими обращаешься ко Господу. И там, внутри умной молитвы, уже нет закона: кому позарез нужна Божественная любовь, тот и ведет себя так, как тот, кому что-то позарез нужно - без дипломатии и реверансов. В умной молитве главное быть абсолютно искренним с Богом. Там вредна дипломатия и внешний ритуал, там надо говорить Богу всю правду-матку, жечь глаголом во всех смыслах.

А просто призывать Имя это занятие для простых, совсем простых и смиренных людей. Оно не требует никаких особенных способностей или качеств. Оно нетрудно и общедоступно. Но именно поэтому оно страшно ненависитно для демонов. Для них это возмутительное "беззаконие". Ничтожные материальные твари, жалкие слизняки по какому-то праву обладают возможностью низводить на землю Огнь, для самих этих слиняков невидимый и по-видимому бесполезный, а для демонов страшный и невыносимый. И потому они начинают всеми силами противиться этому простому и нетрудному делу, стараясь сделать его сложным и трудным для нас. И это обстоятельство играет большую роль, оно очень важно с точки зрения научной достоверности и эксперимента.

Нам не дано видеть Божественный Огнь, сопряженный с призыванием Бога. Но совсем нетрудно заметить демонское сопротивление нашим попыткам молиться. Это сопротивление - легко наблюдаемый и регулярно повторяющийся эффект. Чтобы его заметить, достаточно использовать правило старого еврея из анекдота: надо класть много заварки. Попытайся повторять молитву снова и снова - и ты вскоре с удивлением заметишь, что уже занялся чем-то другим, совершенно забыв о своём намерении призывать Иисуса Христа. Или вдруг случится какое-то событие, которое отвлечёт тебя от намеченной цели. Этот поразительный и легко проверяемый эффект позволяет вскрыть маскировку Бессознательного. Первое, что делает молитва - она демаскирует фальшивого бога твоей субъективной реальности, о котором я подробно говорил в прошлой заметке этого цикла. А когда он демаскирован, ситуация меняется пусть едва заметно в первое время, но кардинальным образом. Дело в том, что существует некий духовный закон, согласно которому автор должен оставаться за кадром. Попадая в кадр, автор разрушает цельность созданной им иллюзии, потому что срабатывает пресловутая теорема Гёделя.

Причём из этого правила нет исключений. И Сам Христос, автор реальной реальности, придя на землю, самым фактом Своего пришествия положил конец этому миру и этой истории. История ещё продолжается лишь потому, что Он пришёл тайно. Он маскировал Себя, выдавая Себя за обычного человека и провоцируя дьявола убить Его (и добился Своего). И сейчас Он продолжает маскировать Себя, управляя реальностью из-за кулис (см. Иисус Христос: личность и маска), чем и объясняется успех тайной Власти в этом мире: максируясь, они действуют Богоподражательно. Дьявола недаром зовут "обезьяной Бога" - подробнее я эту мысль изложил в своего программной заметке Мистерия Власти: выход есть.

Когда бог твоего дискурса демаскирован, ты получаешь возможность выйти за пределы этого дискурса. И это первый дар молитвы - тот самый дар, с обсуждения которого моя знакомая схиигумения и начала наш разговор.

PS:

Федор Индукаев:

Что-то я вот не уверен насчет этого: "Попытайся повторять молитву снова и снова - и ты вскоре с удивлением заметишь, что уже занялся чем-то другим, совершенно забыв о своём намерении призывать Иисуса Христа. Или вдруг случится какое-то событие, которое отвлечёт тебя от намеченной цели. Этот поразительный и легко проверяемый эффект позволяет вскрыть маскировку Бессознательного"

Разве не то же самое происходит при любой попытке волевой концентрации на чем угодно? Например в простейшем варианте медитации, когда человек пытается концентрировать внимание на дыхании.

Maksim Soloĥin:

Рассеянность свойственна всем нам, хотя она не естественна для нашего ума. Ум рассеивается лукавыми помыслами, а не "сам по себе". Лукавый постоянно "держит руку на пульсе", поддерживая тот дискурс, в котором мы согласны пребывать.

Различие тут количественное. И заметить его может человек в той мере. в какой он владеет своим умом. Лучше всего это понимают люди, достигшие успеха в медитации. Они умеют собирать свой ум и концентрировать его.

Но когда они пытаются использовать это умение для молитвы - увы и ах! - оно не работает! Ум их продолжает рассеиваться вопреки намерению и прошлому опыту концентрации.
Потому что молиться можно только с помощью Самого Бога.

Федор Индукаев:

Спасибо, хорошо разъяснили

Maksim Soloĥin:

Спасибо Вам за вопрос.
Самая трудная работа - правильно поставить вопрос.
Найти ответ - просто. Надо спросить у Бога.


Продолжени цикла см. Как изменить мир (магия покаяния)

Как изменить мир (наука и магия)

Эта заметка продолжает предыдущую Тональ и дискурс (политтехнологии современной элиты), и возможно, её понимание требует контекста.
Рассуждая о дискурсах, французах, Галковском и постмодернизме, я уже довольно давно хожу кругами, никак не решаясь приступить к сердцевине этой темы.



[Spoiler (click to open)]Не то, чтобы я боялся, что меня неправильно поймут читатели. (Этот ЖЖурнал, как я уже говорил неоднократно, я веду для себя самого и узкого круга своих единомышленников, которых я ничем напугать уже не способен.) Я боюсь, что мне просто не хватит литературных способностей, чтобы выразить эту сложную и масштабную мысль. И потому я множу и множу контекст, чтобы создать как можно больше точек опоры. Но шаг за шагом, мне становится понятно, что тут меня не спасут никакие контексты и опоры. И у меня просто нет иного выхода, кроме как прибегнуть к Твоей помощи и Твоему покровительству. Потому что Ты являешься Автором реальности и кто как не Ты мог бы ответить на вопрос, как изменить мир?

Есть одна общая черта, объединяющая все разнородные средства изменения мира (науку, политику, магию, религию). А именно, все они требуют вначале, чтобы человек, желающий изменить мир, вначале изменил самого себя. Если точнее, изменил своё восприятие мира, своё сознание. Наука ведь тоже изменяет сознание человека, и получив высшее образование (если оно настоящее), мы начинаем смотреть на реальность иными глазами. В прошлой заметке я уже говорил, что это значит. Если человек действительно изменился, то ему самому кажется, что изменился мир вокруг него. Только так. Пока такого изменения не произошло, не было настоящего и изменения сознания. Может быть, имела место перестройка каких-то элементов сознания, но пока мир в его глазах остался прежним, это значит, что и сам он остался прежним. Но лишь когда тебе кажется, что сама реальность стала другой - это знак того, что изменился ты сам, действительно изменился.

Мир изменяется, и в ином, новом мире появляются какие-то новые возможности, которых не было в старой версии реальности.

Вот чем мне не нравятся всевозможные литературные маги из фэнтези? Тем, что они по сути-то обычные люди. "По сути" в данном случае означает, что их сознание остается обычным. Их "магический мир" это копия повседневного немагического мира. (Кстати, Роулинг это сходство даже подчёркивает.) А это неправда. В мире повседневности бесполезно говорить заклинания и размахивать волшебной палочкой: эта методика ну просто просто не работает. У нас тут так дела не делаются, вот и всё.

То же самое с наукой. Дикари, создающие копию самолета из палок и глины, никогда не взлетят на этом "самолете" к небесам, потому что для того, чтобы самолет полетел, они должны вначале получить образование. Бесполезно подражать магам, совершая ритуалы и бормоча заклинания. Желающий стать магом, должен вначале увидеть мир таким, каким его видят маги. Желающий построить реально летающий самолёт, должен вначале увидеть мир таким, каким его видят физики. Изучая аэродинамику, физик начинает видеть механику полета, ему открывается настоящий секрет этого фокуса, и в его изменённой специальным образованием реальности обтекание крыла потоком это совершенно понятная штука, кажущаяся чудом лишь дикарю, не понимающему аэродинамики. Входя в мир магов, человек начинает понимать механику магии, и в его изменённой реальности она становится совершенно понятной вещью, перестаёт быть чудом.

В сущности, магия Гарри Поттера и прочих книжных магов тоже относится к иной реальности - к художественному миру, внутри которого они обитают. Законы художественного мира задаёт его автор, потому-то магия там и возможна. У каждого мира есть свой автор, вот основная мысль моей предыдущей заметки  (см. Тональ и дискурс). Есть автор и у того мира, который видит мой читатель вокруг себя, оглядывась по сторонам или вспоминая эпизоды своего прошлого опыта. Этого автора я в прошлой заметке обозначил словечком, заимствованным из Кастанеды: тональ. Мой православный читатель, скорее всего, подумает о Боге. Но нет, не обязательно. Тоналей на свете много, и у каждого человека, строго говоря, свой собственный тональ. А Бог - Он один.

Потому - нет, при правильном переводе с языка Кастанеды тональ это не Бог, а всего лишь бог. Я хочу сказать, бог с маленькой буквы. У каждого мира есть свой автор, но чаще всего (увы, как правило!) этот автор вовсе не Бог, а всего лишь бог. Боги бывают разные, потому люди живут в разных мирах. Бог един, а способов осознания реальности, то есть, миров - много. Боги разные, потому и миры разные. Правда, индивидуальные миры разных людей бывают очень схожими, и причину этого ещё надо будет указать. Но, к примеру, мир первобытного обитателя джунглей - ну совсем иной, чем мир современного горожанина. Потому-то горожанин без провожатого не выживет в джунглях, а дикарь без провожатого не выживет в городе. Очень уж различны их миры, смертельно различны.

Надо, наверное, привести побольше примеров. Остановимся на этой теме. Вот в Античности в официальном пантеоне Рима имелось множество различных богов. Современный человек не понимает, что это означает. А означает это, что обитатели Империи совершенно официально жили в разных мирах. Каждый выбирал себе реальность по вкусу. Иной бог - иная реальность. Сегодня мы стремительно движемся в том же самом направлении; постмодерн готовит человечество к возвращению в Античность. Множество обитаемых миров - это уже почти официальная версия философии мироздания. Панки, хиппи в 60-е годы прошлого века - это были первые пробные группы, обитающие каждая в своей отдельной реальности. Футбольные фанаты, готы, поклонники того или иного сериала, компьютерной игры, рок-группы или поп-звезды, толкинисты, свидомые, кастанедисты, евразийцы, разного рода националисты, йоги, галковскоманы, разного рода христиане- новые и новые социальные группы, возникающие буквально и нас на глазах, просто невозможно уже перечислить, а будет их всё больше и больше. Их будет очень много, и они будут дробиться сильнее и сильнее, потому что множеством малых групп удобнее управлять (подробнее см. об этом заметку Конец Власти).

В рамках старого дискурса этот феномен понимается как возникновение социальных групп. Но если копнуть чуть глубже, речь идёт о создании новых дискурсов, ещё глубже - новых "реальностей". А ещё глужбе - речь идет о нашествии новых богов. Пока это мало кто осознаёт, но осознание уже близко, очень близко. Достаточно понять,  что каждый дискурс это особое вдохновение. Когда мы знакомимся с новым дискурсом, мы вначале не понимаем, не улавливаем, что происходит. Новый дискурс это новый способ использования языка, и пока ты не ощутил его дух, он представляется тебе странным набором слов, каждое из которых в отдельности понятно, и многие словосочетания тоже понятны, а всё в целом - какая-то бессмыслица. До тех пор, пока дух/бог этого дискурса не коснётся тебя лично. Через дискурс и через артефакты дух и передаётся. Пока что мы более-менее успешно работаем с дискурсами, не осознавая этого важнейшего обстоятельства, но на каком-то этапе это осознание неизбежно произойдёт. Это и будет возвращением самой настоящей Античности.
[Пара слов в дискурсе Кастанеды - для тех, кому этот дискурс понятен и интересен.]Кстати, тут мне задавали вопрос: можно ли сказать, что тональ и нагваль это одно и то же? Ответ: не совсем и не всегда. Тональ магов действительно строится вокруг нагваля, потому действительно можно сказать, огрубляя, что тональ мага это нагваль. Но тональ обычного человека вовсе не предполагает существования нагваля, так что в этом случае формула тональ=нагваль заведомо ошибочна. Да и тональ магов помимо нагваля включает в себя кучу всего помимо нагваля. (Подробнее см. под спойлером в заметке Тональ и дискурс, нагваль и континуум.)

[А этот абзац имеет смысл читать лишь православным. Причем лишь тем из них, кто хочет по-настоящему разобраться во всех этих дискурсах и прочем.]Православному человеку, конечно, хотелось бы думать, что богом его мира является Бог истины, Творец неба и земли. Но увы, это не так. Это можно и нужно говорить лишь в отношении святого человека. Грешный же человек лишь стремится изменить свой мир так, чтобы Бог стал его богом. Но до тех пор, пока грех царствует в нашем уме, это не так. До тех пор, пока ум собеседует с помыслами, а не с Богом, его богом является тот, от кого приходят эти помыслы. Ведь состояние нашего ума определяется тем дискурсом, который главенствует в наших мыслях. Потому Бог де-факто является нашим богом лишь в той мере, в какой ум наш пребывает в молитве (причем не в механической словесной, не в простом повторе слов, но в умной молитве). Убедиться в этом очень просто. Христос - Господин реальности, и Он свидетельствует: истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас. Вот так вот устроена истинная реальность - тот мир, для которого Он является богом. Собственно говоря, "уверовать" по-настоящему и означает войти в этот мир, именуемый иначе Царством Божьим. Ибо не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть. (Мф.17:20)
Надеюсь, на этих конкретных примерах я достаточно ясно проиллюстрировал мою мысль.
Итак, чтобы изменить мир вовне себя, необходимо предварительно изменить своё восприятие мира таким образом, чтобы желательное изменение мира сделалось возможным, а лучше даже неизбежным. Последний случай и именуется, собственно говоря, магией. Наболее успешным, ярким, общеизвестным и неопровержимым примером магии является деятельность Карла Маркса, от жуткого колдунства которого мы все в России уже сто лет не можем оправиться. Карл Маркс придумал дискурс, изнутри которого социалистическая революция казалась неизбежной, и она действительно произошла. (Шучу, но в каждой шутке лишь доля шутки. Вот так вот это и бывает.) В этом заключается магия: найти, нашупать такое видение мира, в котором желательное изменение неизбежно должно произойти - и оно произойдет: истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет. Пример с Марксом не очень удачный для иллюстрации магии именно потому, что Маркс не ограничился тем, что выдумал свою теорию. Он стал её распространять и насаждать, он замутил целое политическое движение. И главное - за его спиной стояли очень большие и влиятельные Люди с Острова (см. Предыстория революции: Карл Маркс, Отто Бисмарк и европейский театр Большой Игры), которые ему теорию по-видимому и заказали. Но говорить о магии людям, которые целиком в материалистическом дискурсе и отрочества не покидали его пределов, довольно бесполезно. А среди моих читателей есть и такие, и их тоже необходимо уважить.

После всего сказанного я прошу Тебя, мой Бог и Господь истинной реальности, помочь мне донести до читателя то, что я хотел. Я устал от бесконечных предисловий и уже отчаиваюсь, что когда-нибудь смогу наконец высказать главную мою мысль.
Главное - что когда восприятие человека изменилось, когда он уже оказался в новой реальности, окружающий его мир изменяется не сам по себе и даже не вследствие его усилий или усилий его единомышленников. У новой реальности новый бог; этот-то бог и оказывает своё влияние теперь уже не только на человека, воспринявшего его дискурс, но и на его судьбу, и на других людей, да и на всю Вселенную - естественно, лишь в той мере, в какой Ты это допустишь.
В том дискурсе, в котором "бог" это всего лишь феномен индивидуальной психологии, то подобный ход мысли невозможен. Самое большее, чего там можно ожидать, это что у человека откроются какие-то новые способности благодаря новому способу взаимодействия с его собственным Бессознательным. Если рассуждать в дискурсе "коллективного бессознательного", то уже не покажется невероятным, что через данного человека в общее действие окажутся втянутым и множество других людей. Но только в том случае, если мой читатель готов принять дискурс, в котором Бессознательное существует вовсе независимо от человека, открывается возможность влиять таким образом не только на психику людей, но и на их судьбы, и на животных, и даже в какой-то мере на явления материального мира. Вот это и есть собственно магия, магия в изначальном смысле этого слова. Она достижима лишь в дискурсе Бессознательного как самостоятельной энергии и сущности (а точнее, различных сущностей, объединенных общими признаками, см. Опыты глубинной психологии и затем Фундамент Бессознательного.

Если осмысливать таким образом, в магии нет ничего удивительного или сверхъестественного. Это просто действие иного естества/сущности, которым в материалистической картине мира просто-напросто нет места. Но это не значит, что у материалистов нет своего бога. У всякого дискурса есть свой автор, и материализм не является исключением. Просто материалистический бог задаёт такие правила игры, согласно которым его нет. Он предпочитает оставаться за кулисами. И потому внутри материалистического дискурса возможна лишь та магия, которая совершается умом и руками самого человека. Что же это такое - магия материализма? А это позитивная наука и развивающиеся на её основе технологии! И надо сказать, магия этого типа достигла за последние несколько столетий огромных успехов.

Можно ли каким-то образом заметить материалистического бога? Не выставляет ли он ненароком из-за кулис свои рожки и копытца? Несомненно! А именно, в самом центре святилища материализма - в науке! - есть элемент мистически необъяснимого. Это момент, когда человеку приходит в голову принципиально новая идея. Откуда она приходит? "Из мозга", говорит материалист. И в рамках своего дискурса он не может говорить иначе. Мы же в рамках нашего дискурса скажем: "Из Бессознательного". Именно бог материализма и совершает основное таинство науки, посылая учёным гениальные научные прозрения, на которых и основываются все технологии.
Тут можно задаться вопросом, почему блистательная европейская наука возникла именно в Европе, и именно в Новое время. И мне кажется, я знаю ответ на этот вопрос. Она возникла именно как противовес христианству. Её предтечей была Платоновская Академия во Флоренции XV века, организация откровенно языческая и магическая. Для нас немаловажно, что есть какая-то преемственность между Властью Флоренции и современной Властью Франции, перехватившей у французских Королей систему Управления страной в ходе Великой Французской Революции и последующих за ней событий. То есть, современная Франция это и есть в каком-то смысле Флоренция XV века, и есть прямая связь между масонским французским Просвещением, подготовившем Революцию, и высшим взлетом итальянского Возрождения.
Так вот, основы европейской науки заложили маги во главе с Плифоном, который приехал во Флоренцию вообще прямиком из древней Греции (шучу), из Византии. А затем основные открытия по физике, химии, математике совершили французы Просвещения (а не англичане, как ошибочно думают некоторые). Те и другие сделали очень многое в плане борьбы с христианством. Так что всё сходится. Современная наука в своей основе это ни что иное как реванш старых европейских богов, которым удалось нанести ответный удар христианству, некогда сбросившему их неба Европы.
Поэтому всякий материалист это служитель невидимого конспирологического бога. Впрочем, основоположники-то этого дискурса прекрасно понимали, что почём, и отдавали себе отчёт в том, что у них есть свои боги, и сознательно вступали с ними в общение, ища у них вдохновения. Невозможно сомневаться, что на высшей ступени своего развития европейский материализм вернётся к своему первоистоку и осознает свои собственные корни. Потому что общаться с Бессознательным сознательно намного эффективнее, чем оставлять это на самотёк. Вначале это будет осмысливаться как формальная психотехника ("ни в каких богов я не верю, а обращаюсь к ним просто потому, что так устроен мой обезьяний мозг, неспособный до конца избавиться от религиозных предрассудков"), а потом - неизбежно! - произойдёт и фазовый переход. Финалом материализма, конечно, будет откровенное язычество. Других вариантов просто нет.

Но я продолжаю ходить кругами, не в силах приблизиться к сердцевине моей темы. Это потому, что я забыл Тебя, увлекшись собственно текстом. А уже по-видимому пора завершать эту заметку, так как сказано уже многое.


Продолжение: Как изменить мир (магия Божественного Огня)

На кого работал Бажанов?

Друзья! А почему говорят, будто внезапно бежавший из СССР личный секретарь Сталина Борис Георгиевич Бажанов английский агент?
Ну, с чего бы?

Да, бежал он из СССР через английскую территорию (Персия, Индия), но это естественно: в момент бегства Англия и Франция ещё играли роль союзников. Решительная трещина меж ними прошла гораздо позже, уже в 30-е годы.
К тому же, насколько я понимаю, в 1928 году англичане СССР ещё плохо контролировали, только-только начали брать под настоящий контроль.
1 января 1928 года, когда Бажанов нелегально перешёл персидскую границу, борьба в партийных верхах ещё только-только разгоралась. Буквально через пару недель, 18 января 1928 года, Троцкий был силой доставлен на Ярославский вокзал и отправлен в г. Алма-Ату (выслан из СССР в начале 1929).

Далее.
Куда же Бажанов бежит?[Spoiler (click to open)]Не в Англию, а во Францию (при содействии англичан, да!). Прожил там всю жизнь. Скончался в Париже в 1982 году, похоронен на кладбище Пер-Лашез.

Ну, какой же это "англичанин"? Это явный "француз".

Его знаменитые мемуары, цитирую, были опубликованы на французском языке в Париже в 1930 году. В 1977 году также в Париже выходит второе издание книги, , расширенное и дополненное с учётом событий, которые произошли уже после бегства автора из СССР... позволяющих по-новому взглянуть на факты, описанные в первом издании. Бажанов в предисловии ко второму изданию указывает, что некоторые события и персоналии в первом издании были им намеренно опущены из опасения повредить людям, которые в то время ещё были живы и оставались в СССР. В 1980 году это издание выходит во Франции на русском языке.

Теперь дальше. Последнее время у меня сложилось убеждение, что за спиной Гитлера стояли именно Французы. То есть, там много кто стоял: английский король Эдуард, якобы отстранённый от власти братом Георгом, отцом ныне царствующей Королевы, баварские Виттельбахи, итальянская "чёрная знать"... но кто у нас доминировал в Европе после Второй мировой войны? Французы, безусловно французы.
И ясно, что главный европейский конфликт в эпоху между Первой и Второй мировыми войнами - это конфликт между Англией и Францией. Почему? Да потому, что кроме них никаких самостоятельных игроков в Европе и не осталось. Галковский говорит об этом туманно, как всегда, когда дело касается Франции.

Англичане вырастили Гитлера в своих целях, по-видимому рассчитывая на новую войну Германии и Франции, в которой они будут занимать позицию третьего радующегося. Но в какой-то момент им вдруг стало ясно, что Гитлер работает вовсе не на них... а на кого? Ну, а на кого он мог работать, если не на англичан?!

А может, за спиной Гитлера стояла немецкая аристократия?
Да вряд ли... Цитирую Галковского:

ЧИТАТЕЛЬ:
Дмитрий Евгеньевич, а что бы могли сделать французы на месте немцев? Что бы сделали немцы подумав «по-французски»? Все бы закончилось для них не так плачевно?
ДЕГ:
По крайней мере надо было решить вопрос с Гитлером в 1944 году и пойти на любые условия капитуляции. А для этого не надо было держать все яйца в одной корзине, то есть иметь в запасе реальную оппозицию нацистам. Нацисты действовали логично, им отступать было некуда. А немцы в целом — вели себя глупо. Без нацистов Англии и США было бы трудно отдать Германию на растерзание Сталину. Типа в стране совершён военный переворот. Армейское командование арестовало нацистское руководство, выпустило из тюрем оппозицию, прекратило военные действия на Западе, отвело все войска к старой германской границе. Немцев всё равно обслужили бы по первому разряду, но без ненужных потерь, без физического разрушения экономики и без «ГДР».


Можно, конечно, предположить, что Гитлер вообще был весь такой самостоятельный - и я думаю, многие уважаемые люди заинтересованы в том, чтобы мы так думали.

Но вернёмся к Бажанову.

И что же? Мы видим очень интересные связи Бажанова с нацистами.
Накануне Великой Отечественной войны Бажанов встречается с Розенбергом: вероятно, руководитель Восточных территорий Германии изучал возможность использовать Бажанова для создания альтернативного правительства в Советской России. Замечу! в это время немцы уже бомбят Лондон. Ну, какой же это "английский агент"?!
А чуть раньше, во время советско-финской войны Бажанов предпринимал попытки организации русской армии из советских военнопленных. Созданный Бажановым отряд под названием «Русская народная армия» принимал участие в боевых действиях на стороне финской армии.

Я бы сказал, "усё ясно". Может, я чего не так понимаю?

Мне кажется, мы недооцениваем, не понимаем влияния Франции потому, что Люди тут действуют тоньше, чем мы привыкли думать. Галковский нам показал Англию, научил думать в дискурсе тайной дипломатии... А тут речь даже не о новом дискурсе, а о самом подходе: создавать новые дискурсы. Это как создавать новые миры, чтобы люди в них жили. Галковский нам это не объяснил, а просто СДЕЛАЛ это с нами. Создал целый мир, внутри которого мы теперь и обитаем. Вот это и есть французский метод.

И тема эта глубокая, глубокая и страшная.

Намечу её сначала в лёгкой форме, чтобы не травмировать. Цитирую:

Советский человек (и современный россиянин как производное от него) не может в вечность.
То есть, это такое исключительно земное существо. Правильнее даже сказать, приземлённое. "Материализм" в его предельно вульгарном понимании.
Это существо не понимает, как это — соприкасаться с "чем-то бОльшим". Разговор и вообще сама мысль о высших материях (даже не то что там внеземные цивилизации или Бог, а такая простая штука, как честь, например) ему ВРЕДИТ. И он так всю жизнь живёт, неизбежно приходя к "жил грешно и помер смешно". Даже когда вроде был на правильном пути.
Помните диалог киллера и продавца из "Старикам тут не место".
In Soviet Russia продавец бы начал с киллером спорить: а что это вы тут, вас много я один, я никаких монеток и прочих азартных игр не играю, а Вы и сами хороши.
То есть, он бы даже нутром не почувствовал, КТО перед ним и О ЧЁМ он с ним говорит.
В "Мастере и Маргарите" два литератора, хорохорясь, рассуждают про библейские глупости, а к ним на скамейку присаживается поговорить даже не дьявол, а в контексте книги скорее "вечность". "Я завтракал с Кантом". "Я был на балконе у Понтия Пилата". Как два индюка используют эту возможность? Подозревают в собеседнике сумасшедшего, потом шпиона. Итог: один под трамваем, второй в психушке.
В фильме "Цареубийца" главный герой, врач-психиатр, хочет вылечить пациента, воображающего себя убийцей Николая Второго. Для этого ломает перед ним комедию, что сам он Николай Второй. Более опытный коллега говорит ему: НЕ НАДО, ЗАЧЕМ, НЕ ЛЕЗЬ. Полез — сошёл с ума, приехал на место, где стоял Ипатьевский Дом, лёг и умер в отеле.
Меня всегда занимали эти сюжеты из советской жизни: когда всезнайки лезут сами не понимают, куда.
НЕ НАДО, НЕ ЛЕЗЬ. Когда советский человек хочет в дебри: Понтий Пилат, Кант, Николай Второй, разговоры с демонами — получается пошлый фарс. Думаю, трагедия советской цивилизации именно в этом и состоит. Люди ставили перед собою цели планетарного масштаба, а получались сплошные трамваи и психушки. И получаются до сих пор. Повторюсь: в том числе у людей талантливых. Сама среда их опускала. Даже собственную победу во Второй Мировой люди превратили сперва в плаксивое убожество, потом в нынешние недоразумение. То есть, советским и россиянам ВООБЩЕ НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ И ДАЖЕ ДУМАТЬ О СЕРЬЁЗНЫХ ВЕЩАХ. Фатально нельзя. Мистически. Они с ними не в состоянии взаимодействовать, и при всех своих способностях не могут видеть дальше собственного носа и понимать, участниками каких событий им выпала возможность стать.
Десять раз подумай, прежде чем снимать кино о Николае Втором. Десять раз подумай, прежде чем рассуждать о Боге. Десять раз подумай, прежде чем пытаться выходить за рамки собственного быта и насущных проблем (их-то решать россияне толком не умеют). Эти фразы каждому из 200 миллионов людей надо распечатать и повесить над кроватью (украинцев и белорусов оно касается не в меньшей степени, а то и в большей). Это не значит, что не надо пробовать. Это значит, что надо десять раз подумать. "Я не умею плавать и сейчас собираюсь переплыть озеро: всё ли я делаю правильно?"
Думаю, это будет основным проклятым русским вопросом для всех следующих поколений: как нам научиться обратно в вечность. До революции люди это умели, при всех своих минусах демонстрируя недоступную для современных россиян ясность ума. Достаточно послушать хотя бы интервью белых эмигрантов (которые не аристократия какая, а просто обычные мещане, но до их простоты и достоинства любому современному академику, как до Луны пешком). Ясность ума эта и даёт осознание того, где ты, что, кто перед тобой, что вокруг и как с этим со всем себя вести.
А люди всё Ленина хоронят и улицы переименовывают (что, впрочем, как раз таки и характерно).


Это сказано о советском человеке. Но относится-то это не только к советскому человеку, но и к человеку, живущему в мире Галковского. Он привык перемигиваться и "усё понимать". Со всякого рода высшими силами он запанибрата. "Люди работают", чего ж там непонятного.
При этом сам-то Галковский очевидно глубже созданного им дискурса. Что-то он говорит, а о чём-то и не говорит. Да и из нас ну кто же раскрывает все свои карты?

Советский журналист в США, рассказывает Дмитрий Евгеньевич, поселился в недорогом пригороде, рядом с ним жил пожилой бедно одетый китаец, целыми днями копавшийся на маленьком участке. Журналисту посоветовали на новый год подарить соседям что-нибудь дешёвое. В знак американской соседской симпатии. Он подарил старику два пакета с печеньем. Китаец обрадовался, долго кланялся и благодарил. От смущения один пакет выронил.
А на следующий день к журналисту пришли два молодых человека и передали ключ от нового автомобиля средней паршивости. От соседа. И с просьбой никогда его больше не беспокоить.
Меня этот рассказ поразил до глубины души. Не от восхищения юмором китайского мафиози, а от переворачивания сценария, восстанавливающего первоначально неправильный баланс реальности.



Сравните. А вот что Галковский говорит о французах.
Понимаю, что это ничего не доказывает, но всё вертится в голове сакраментальное:
"Ну можно ли яснее изобличить себя, Родион Романович"

ЧИТАТЕЛЬ:
Выгодная женитьба дело очень и очень русское.
ДЕГ:
Как раз нет. Это явление общечеловеческое. Если его на него смотреть под национальным углом, то русские как раз плохие планировщики и такие дела у них катят сравнительно слабо. Думаю среди европейцев здесь первенство держат шаромыжники.
Есть такое произведение «Шер ами». Это, кстати, хороший пример разницы между талантливым планировщиком-немцем и гениальным планировщиком французом. Немчура себе в молодости расписывает: университет — 5 лет, работа мелким клерком в престижной фирме — 10 лет, первый пост в фирме — 15 лет, завотделом — 10 лет, замом 10 лет. И к концу жизни сколачивает небольшой капиталец, основывает дельце средней руки. А молодой француз в 25 лет удачно женится и всю жизнь живёт рантье в своё удовольствие. Ни заботушки, ни печалюшки.
Сравните поведение Франции во второй мировой войне. Немчура гибла под Сталинградом, а в Париже булочки подорожали на 200%, а то и продавали чёрствые. В 45 немцы потеряли само государство, а Франция стала гарантом ООН. Люди в своё время ПОДУМАЛИ. Крепко, ПО-ФРАНЦУЗСКИ. Такое же впечатление от немецкой и французской философии. Читаешь Гегеля — внешне заумно, начинаешь разбираться — дурак-дураком. Читаешь Вольтера — умно, ясно, смешно. Кое-что запоминается на всю жизнь.



А вот ещё о Французах, о мощи французской культуры, как говорится, черным по белому, послушайте несколько минут.
А кто у нас лучшие на свете колонизаторы? Французы, говорит ДЕГ! Англичане слабее французов как колонизаторы (они допускают ту же ошибку, что и русские). Французы действуют более рационально, хотя и менее гуманно. У них бы никто и не пикнул, в отличие от англичан. Очень сильное место про "французский стиль убийства". И добавляет открытым текстом: на мой вкус, это гораздо лучше.

Первый выезд Галковского за границу был в Париж. И был он незадолго до того, как ДЕГ завел свой ЖЖ. Пруф.

Ещё цитата:

Гражданская война это всегда потеря независимости. государства нет, силы дробятся и пытаются опереться на иностранцев. Это ЗАКОН. Так было и во время гражданской войны в Испании и во время гражданской войны в США. Вопрос кто на кого опирается. Единственной прорусской силой в 1918–1921 были французы. Только французы были заинтересованы в восстановлении русского государства, пускай ослабленного и урезанного. Значит, человек, ориентировавшийся не на французов автоматически был настроен антирусски, ставил личные интересы выше интересов родины. Грош цена такому человеку.
Что касается Деникина, то он действовал правильно. Плохо другое — на французов он стал ориентироваться, как и Колчак на англичан, «задолго до». Это и обусловило крах.

(2004 г.)
Понятно, что здесь речь идёт лишь об определенном моменте истории. Но любопытно вот что. Есть мнение, что французы не были связаны так уж с Деникиным и не оказали ему серьезной помощи. Совпадали лишь цели Деникина и французов - восстановить Россию. Однако же человек, ориентировавшийся не на французов автоматически был настроен антирусски, вот так вот.

Есть парадоксальное мнение, что Галковский работает на Лондон. В пользу этого мнения тот факт, что у Галковского имеется родственная связь не с кем-нибудь, а с Кагановичем. Пруф. Но я думаю, что это уже конспирология. ТАК не рекламируют. Так демаскируют.



Да, и ещё. Как известно, Галковский замутил "утиное движение".
Так вот, по поводу этого движения он мимоходом проговорился, цитирую:

Итальянцы довольно ехидны, их манера шутить похожа на французскую (т.е. утиную). Они громко (но конечно так, чтобы клиенты не видели) хохотали над каким-то русским хором, праздновавшим в римском ресторане именины своего начальника. Люди периодически пели поставленными голосами «многие лета», это звучало как отпевание покойника, и находилась в фантастическом диссонансе с атмосферой и антуражем ресторана.

Конец цитаты.

Итак, утиная манера шутить это французская манера шутить.
Ну, а что тут такого? Вот Пушкин - он тоже учился писать у французов. Ну, а у кого ж ещё?

И как говорит Пушкин, чего же боле?

Получается, что с самого начала Галковский строил наш дискурс таким образом, чтобы главные конкуренты фарнцузов - англичане! - были врагом номер один для тех, кто окажется способным воспринять этот дискурс.
Не ходите, русские, в Англию гулять!

Похоже, что Б.Г.Бажанов "пал жертвой" этой особенности дискурса. Потому и оказался ненароком "англичанином". Не французом же ему быть, в самом деле.
Ну, а если англичанин бежит из СССР, значит, СССР переходит под какую-то другую юрисдикцию. На этой ложной посылке была построена целая "американская" версия личности Сталина. На мой взгляд, глубоко ошибочная.

PS:

Вопрос читателя:

> Добрый день! в последнее время вы много пишете о ДЕГ-концепции криптоколонии, разыскивая аргументы против популярного сетевого толкования этой концепции "РФ- колония Англии", в пользу наличия руки "франции", но ведь, если быть точным, то ДЕГ формулировал чуточку посложнее, он говорил о кондоминиуме, совместном владении активом со стороны "антанты"- и можно предположить, что разные акционеры держат разные подразделения этого актива- "Англия" политику и ядерную дубинку, возможно часть финансового сектора, "франция"(если судить по записям г-на Насобина)- коммерцию, внешнюю торговлю-"Голландия" итд.
возможно, в рамках этих концессионеров идет борьба за пакеты акций, поэтому разными путями и выходит информация на "соседей".


Мой ответ:

По-видимому, я недостаточно ясно выражаю свою мысль.
Я нисколько не возражаю против идеи, что именно Англия контролирует силовые структуры РФ.
Франция тут не при чём.
Я говорю совсем не об этом.
Я говорю о самом Галковском.
Откуда он взялся, такой умный. И в чью пользу работает его дискурс.
Естественно, не с самого начала он работал на Францию.
Галковский минус Франция равно "Бесконечный Тупик".

Цитирую оттуда:

В этом мире всё понимают как повторы или это действительно является повтором. Отсюда пресловутая "повторяемость" русской истории. Западное время сломалось у русских, и Гамлет всё умирает и умирает "на бис" в дурной бесконечности, то есть превращается в актёра. Быть может, только повтор молитвы истинен и вечен. Здесь повторение действия не пОшло и освобождает от цепи бесконечных пародий. И это едиственный путь сохранения достоинства в русском мире, единственный истинный путь. (Галковский, 1994)

Впрочем, молитву Галковский уже тогда понимал неправильно. Молитва это тоже не "повтор".

Пруф:

Я неграмотная и не знаю молитв. Спасусь ли я без молитв?”

“А ты совсем не молишься?”

“Я молюсь!”

“Так как же ты молишься?”

“Когда подметаю дом, молю Бога: Боже, вычисти грязь из души моей, как я вычищаю эту грязь из дома, и пусть нравится она Тебе, как мне нравится чистый дом. А когда стираю белье, то тоже говорю: Господи, смой зло с души моей, чтобы и я была чистой, как чиста эта рубашка. И так говорю во всем, что бы я ни делала. Да хорошо ли так делать-то?”

“Живи так всю свою жизнь!”
Это непрестанная молитва ума. То есть во всех обстоятельствах, когда ты что-нибудь делаешь, видеть присутствие Бога.

(прп. Паисий Святогорец)


Но вот что пишет Галковский, ставши "французом":

Религия это, прежде всего, технология вербальной интоксикации, когда перегрузка коммуникационных каналов повторяющейся информацией (псалмы, мантры, сутры) приводит к эйфории и сужению сознания. Таким образом, можно использовать и цитатник Мао. Надо раскачиваться из стороны в сторону и монотонно повторять одно и то же тысячи раз. Это филологический шприц. Постепенно на человека снисходит благодать, он видит Истину. Мышцы спины начинают рефлекторно сокращаться, человека ломает, изо рта идёт пена. Это будет с любым, точно так же как у любого человека стакан водки, косяк или доза вызовут соответствующие реакции. Для такого массового унифицированного психоза нужны столь же унифицированные вербальные инструкции, а также ноу-хау их ритуального применения.

И ещё:

Наиболее древние аспекты религиозной жизни - религиозный туризм, приносящий колоссальную прибыль, и захоронение мертвецов. В христианстве видно невооружённым глазом происхождение от городского цеха могильщиков.
Вообще же это больной вопрос. Люди начинают что-то быстро-быстро говорить, крутиться на месте, потом их бьёт судорога, изо рта идёт пена. Называется трясунец. Явление такое же естественное, как смех. Смех, если конечно дело не в щекотке, это рефлекторная судорога лицевых мышц, наступающая после эйфории, которая в свою очередь возникает после осознания какого-либо жизненного противоречия. Речь идёт о решении логической задачи, порождающей физиологическую эмоцию. Трясунец возникает после вербальной интоксикации, это признак общего сбоя целеполагания. Когда начнётся производство анропоидных роботов, люди лучше начнут понимать, что такое религия. Пока беседовать на эти тебы большей частью бесполезно. Существует логический парадокс между выполнением программы и загрузкой программы.

(Галковский, 2007)

Видно, что человек уже "получил установку"
, у него "открылись глаза".


Читатель:

Ну Максим, ну так же нельзя. Русским не помешает иметь чуть более полную картину того, что с ними произошло. Просто так жить лучше.

Конечно, полезно.
Но пора двигаться дальше. Мы уже немножко подросли, и можем осторожно заглянуть за спину Галковскому.

Я к тому, что Галковскому можно просто сказать спасибо. Во-первых за то, что было интересно, во-вторых, за срезанные углы, за экономию времени. А "кому это выгодно", - ну все кому-то выгодно. Мировая Закулиса же на всем будет зарабатывать - на русском счастье не хуже, чем на русском горе.

Разве похоже, что я неблагодарен?

Да, немного похоже. Ищете подвох:)

Ну, у меня это уже рефлекс. Я в жизни столько раз обнаруживал, что ошибся, что поиск ошибки стал привычным режимом моего бытия. Я ищу подвоха прежде всего у себя самого.
А Галковского я усвоил, сделал частью себя. Так что и ему досталось :)

Хозяева дискурса и Господин реальности

Что будет после постмодернизма?

В этом кратком тексте я собираю воедино три линии своих размышлений - политическую, психологическую и религиозную - и заплетаю их в косичку принципиально нового смысла.

Франция/Галковский, Бессознательное и Православие.


Осознать значит увидеть со стороны. Нет более трудной задачи, чем самоосознание, если под ним подразумевать не просто построение некоего образа "самого себя" внутри своего сознания (это делается достаточно легко при помощи разного рода зеркал), но осознание происхождения, структур и тенденций самого своего сознания.
Сознанием я называю, как всегда, модель реальности, построенную умом человека. Сознание можно изменить, сложив иную модель - но сам человек будет переживать это как изменение самой реальности. Я переживал подобный опыт неоднократно, и знаю, о чём говорю. Ты действительно оказываешься в ином мире, в иной вселенной, иначе устроенной. В ней могут быть какие-то элементы прежней реальности, необычным и странным образом встроенные, но чем глубже изменяется реальность, тем меньше их остается и главное - они становятся всё менее важными, всё более мелкими и ничтожными, вплоть до полного исчезновения их из поля зрения. Замечу, что и при этом прежняя реальность не осознается, а просто исчезает, забывается. Чтобы осознать её, поглядеть со стороны, нужно совершить переход туда и обратно несколько раз, сделаться жителем двух миров (а лучше трёх и больше), и вот тогда наступает момент, когда ты, возвращаясь в прежний мир - в мир, где жили твои родители, в котором ты был воспитан и к которому неразрывно привязан пуповиной Детства - ты наконец осознаешь с ужасающей ясностью, что этот мир не есть "объективная реальность", а всего лишь твоё личное сознание, твой островок рациональности в безбрежном море непостижимого, где время от времени попадаются острова.

Ещё сто лет назад текст, подобный абзацу выше, почтеннейшая публика сочла бы за бред сумасшедшего. Но не сегодня. Сегодня этот "бред" уже комильфо, этот дискурс уже едва ли не общепризнан, растиражирован, популяризирован всякого рода "Матрицами", Кастанедами, а главное, научно обоснован всякого рода Лаканами, Дерридами и множеством других французов, создателей философии постмодерна. До меня самого эта философия докатилась сначала виде Кастанеды, и я осваивал её не столько теоретически, сколько практически, на опыте убедившись и в её пугающей действенности, и в её ограниченности. Да, ограниченности! Это всего лишь мода, и через пару поколений все эти вещи будут восприниматься уже как банальность (как воспринимается купальник бикини сегодня). Но сегодня мы захвачены этим потоком и несёмся в нём, не ощущая его границ. Однако моя личная биография сложилась так, что мне пришлось выплывать из этой бездны самостоятельно, причём быстро и оперативно, ибо с риском для жизни - а в такой ситуации человек мобилизует все свои силы. Если для того, чтобы выжить, нужно опередить своё время на пару поколений, то я уверяю Вас, уважаемый читатель, и Вы не остановитесь ни перед чем.

Пару дней назад я осознал и четко сформулировал, в чём причина русской катастрофы. А русской катастрофой я считаю всё-таки Февральскую революцию. Не сам переворот, когда Николай II был насильственно отстранен от власти, но последующие события, буквально в несколько дней необратимо и страшно изменившие реальность таким образом, что русская монархия стала мыслиться как нечто архаическое и более невозможное.

Причина этой катастрофы в том, что русская светская культура была французской. Речь именно о высокой культуре, культуре высшего слоя. Русская аристократия жила внутри французского дискурса. Русская интеллигенция ОТЧАСТИ тоже. (Отчасти - потому, что помимо французского дискурса был и немецкий, а точнее австрийский, и немножко английский. Все они имели большое значение для интеллигенции и, как следствие, какое-то значение для низших социальных слоев. В этом противоречии - зародыш Октябрьской революции.)

Суть только что высказанной мною мысли в том, что русская светская культура - это французская культура, переведенная на русский язык. А перевод сделал Пушкин и люди его круга, шире - его эпохи.
Русские смотрели на мир глазами французов, потому что говорили на их языке. То есть, говорили-то на русском языке, только сам способ употребления этого языка (дискурс) был французским. Будучи хозяевами дискурса, французы достаточно легко добились своего, как только им представилась такая возможность (политика Александра III). И подготовили в России свою, французскую революцию. Февральскую.

Понимаете ли, быть хозяином дискурса значит в конце концов взять верх несмотря на тактические поражения. США сегодня военный гегемон, и они легко одерживают тактические победы. Британия действует стратегически, она доминирует на поле дипломатии и тайной дипломатии, и мало-помалу переигрывает Америку стратегически. А Франция - культурный гегемон. (См. что говорит Галковский.) Мы не замечаем, как французы учат нас жить - не нас только, но и весь мир - учат видеть вещи такими, какими мы их и видим сегодня. Они создают концепты, которыми мы пользуемся сами у себя в голове, и через эти концепты хозяйничают у нас в голове. Это не просто стратегия, это суперстратегия.

Читатель задал законный вопрос: ну а собственно русский дискурс когда-нибудь существовал? И если да, то почему он исчез, а немецкий в Германии остался, хотя французское влияние на немцев было не менее сильно. Или на Руси всегда был чужой дискурс: византийский, норманский, татарский, польский?

И вот на этот вопрос мне труднее всего ответить, потому что для этого мне надо выйти за пределы моего собственного дискурса, деконструировать его как сказал бы Деррида. Ведь невозможно увидеть себя со стороны, не перестав быть собой. Осознать значит увидеть со стороны. Нет более трудной задачи, чем осознание происхождения, структуры и тенденции самого своего сознания. А наше сознание во многом (сразу замечу, не во всём!) определяется нашим дискурсом.
Чтобы осознать дискурс Галковского, мне пришлось выйти за его пределы. Я поглядел со стороны, и с удивлением увидел "француза". Но как мне выйти за мои собственные пределы? А вот с помощью дискурса Галковского. Именно этим я и занимаюсь последние годы, пытаясь подобно барону Мюнхгаузену вытащить себя из болота, зацепившись косичкой за самого глубокого и интересного из современных русских "французов". (Есть ещё Пелевин, он тоже очень ценен в этом смысле.) Поглядеть на свой собственный дискурс со стороны, использовав как инструмент другой мощный дискурс.

Читатель спросил меня: однако светская культура ВСЕХ стран Европы тогда была по сути французской, почему пострадала именно Россия?

Да, но ведь французский дискурс (ну хоть свобода, равенство, братство) и победил по всей Европе. Не сразу везде, но мало-помалу. Россия тут не исключение, просто для России (а также Австрии и Германии) победа этого дискурса имела наиболее тяжёлые, сокрушительные последствия. Пострадал весь Священный Союз, но внутри Священного Союза Россия пострадала тяжелее всех прочих, и мы скоро поймём причину.

Однако понять мало, потому что они не стоят на месте. Французы создали новый мир - современный либеральный, эгалитарный, толерантный мир - мир, внутри которого монархи с аристократами должны были погибнуть и/или попрятаться за кулисы. Но они движутся дальше, и на наших глазах создают новый новый мир - с общего описания архитектуры которого я и начал эту заметку. Мир со множеством равноправных дискурсов, с возможностью свободного перехода из одного в другой - в сущности, потенциально бесконечное множество равноправных миров, выбирай на вкус, каждый из которых обладает полнотой описания Вселенной, но ни один не может претендовать на объективность, на истину в последней инстанции. Вот куда нас тянут сегодня, друзья. И устоять перед этим потоком мы не в силах. Почему? Да потому что наш старый-добрый приём, который помогал нам всегда, больше не срабатывает. Мы ведь как привыкли? Просто держаться, крепко стоять в своём дискурсе, не позволяя никому вышибить тебя из седла. Решительно отвергая попытки навязать нам чуждый нам способ рассуждения и не наши концепты (а дискурс это и есть концепты плюс способ рассуждения). Беда в том, что сегодня всякий, кто использует этот приём, оказывается дурачком, неспособным понять премудрость (вонмем!) нового наступающего века. При этом никто не запрещает тебе цепляться за твой остров, не позволяя волнам нагваля смыть твоё сознание. Просто твой социальный статус при этом неуклонно понижается, авторитетность твоих слов и твоей позиции падает, и вот ты уже всего лишь дикарь, судорожно вцепившийся в свою любимую пальму. В этом новом мире таким способом можно выжить, но невозможно победить. Хуже того, твоё поражение при такой стратегии гарантировано самим дискурсом.

Кастанеда, Кастанеда... Когда-то я был очарован его книгами, и теперь испытываю шок, осознав, что он был всего лишь французским агентом в Штатах - одним из бесчисленных добровольных агентов, которые от французов ни копейки не получили, и работали не покладая рук на одном голом энтузиазме, будучи захвачены ослепительной красотой очередной французской вселенной. Год назад я написал заметку Бюро легенд или Сказки о Силе, в которой связал французский шпионский сериал с идеями Кастанеды, ещё не понимая, насколько глубока связь между этими совершенно разными на первый взгляд вещами.

Да, друзья! Вот так работают французы. Красиво, элегантно. Они всего лишь рождают идею и бросают её в массы, а дальше массы сами себя обслуживают. "Сами, всё сами". Так это работает.

Вадим Иванов пишет о феминизме:

В Британии есть детские организации для девочек - студенческие сестринства, но самое смешное, что ими руководят мальчики.
Феминизьмь слишком серьёзное дело, чтобы доверять его женщинам - считают консервативные англичане.
Феминизм, кстати, изобрели французы. Они же его в основном и распространяют. По крайней мере в США распространили они, а в остальном мире уже распространяет по большей части США
Во франции, кстати, с феминизмом проблем нет. Вот началось в США движение "миту", все на стенку лезут. Ну, перекинулось вроде во францию, выступила там какая-то актриска, так её тут же сами же французские актрисы уняли и всё заглохло.
Кстати, у французов есть женские масонские ложи а у англосаксов нет.


Это так, маленький пример. Иллюстрация на злобу дня.
Англичане за французами едва поспевают. С одышкой и кряхтением успевают заскочить в последнюю дверь. ПОКА успевают.
Да не очень-то и успевают. Русскую идею-то никак не найдут. Всё ИЩУТ:
Типа, ты посиди пока, привязанный к стулу, а я ПОДБЕРУ ТЕБЕ, что ты любишь. Хошь "всемирную отзывчивость", хошь "слезинку ребёнка", хошь "соборность". А можно и "коммунизм" напялить. Русские они всё стерпят. Тоже идея. А что взять - они такие - "психические". ИДЕЙНЫЕ.
(Галковский)

Есть ли у них шансы в этом французском, французском новом мире?

Каким же будет этот новый новый мир, придуманный французами? Естественно, он будет тоталитарным, но на каком-то ином, более глубоком уровне. Об этом пишет Фунт:

Права личности уступили место правам идентичности.
Никто теперь не говорит, что человек свободен думать, как хочет, выглядеть, как считает нужным, заблуждаться, ошибаться, кому-то не нравиться, иметь самые причудливые мысли и фантазии — словом, быть собой и жить свою уникальную жизнь.
Теперь так уже нельзя. Теперь о человеке вообще никто не говорит. Теперь сначала необходимо принять какую-то основную идентичность (обиженный русский, угнетённая женщина, разгневанный кавказец, орущая мать-с-ребёнком, возмущённый человек с качественными генами, печальный гей, взволнованный верующий, далее везде). Вместе с этой идентичностью ты принимаешь очень строгую систему ценностей и картину мира, фактически теряя право на самостоятельное мышление. И уже тогда ты взамен обретаешь право эти ценности скопом отстаивать от имени и по поручению...
Ценность человека как самостоятельного субъекта обнулилась. Более того, самостоятельный субъект становится всеобщим врагом, потенциальным предателем и вероотступником. Который или пусть определится, на чьей он стороне и кто таков, или он вообще НИКТО.
Взамен прав человека пришли права социальных групп, и этот показательный НЕИНТЕРЕС к людям как к отдельным одушевлённым существам, а не как к боевым единицам противоборствующих в условном фейсбуке армий — это и есть новый тоталитаризм (а заодно, кстати, и лютое антиправославие, но это отдельная тема).


Тут я с Фунтом полностью солидарен. Лично я сторонник свободы слова просто потому, что заинтересован в этом. Я владею словом, и мне выгодна свобода слова. И наоборот, ограничения свободы слова выгодны тем, кто словом не владеет.
[Кстати, о культуре слова]К слову, мат - как правило признак низкой культуры слова. (см. Русский мат - это простонародное ханжество) Недаром в тоталитарном СССР пышно расцвело сквернословие. Хотя казалось бы, при тогдашней жёсткой цензуре-то все должны были стать культурными? А вот нет. Цензура даёт преимущество тем, кто словом не владеет. Что органично сочетается с основным принципом пролетарский власти: подымать наверх подонков, топить культурных людей. Всё логично.
При свободе слова вытеснение площадной брани за пределы приличного общества происходит автоматически, хотя и не сразу. Кто лучше владеет словом, тот оказывается в более высокой социальной страте. Само слово и даёт ему преимущество. Площадная брань - маркер низкого социального статуса.


Беда только вот в чём. Постмодерн это высокая, очень высокая культура слова. И потому победа их неизбежна. Только клонится эта победа не к свободе личности и не к свободе слова личности, а к свободе дискурса. Каждый вправе выбрать себе дискурс и жить внутри него, на своём маленьком острове.

Но! естественно, и тут есть одно важное "но". Некоторые дискурсы окажутся запрещены. Какие? А как раз те, которые не признают свободы дискурсов, но настаивают на существовании тоталитарной Истины. То есть, в первую очередь, христиане. Ведь Истина тоталитарна по самой природе своей. А значит, и сказавший Я есмь Путь, и Истина, и Жизнь тем самым покусился на святая святых этого нового нового мира: на свободу дискурса. И преследовать христиан в этом мире будут просто за слова (вот например). Почему же? Да потому что именно слова и задают дискурс.
Нам будет разрешено жить на острове в общем архипелаге, но никому не разрешено будет заявлять, что наш остров есть не просто остров, но континент Истины. А победа сторонников этого нового Архипелага неизбежна, всё к этому клонится - и надо из этого исходить.

Начиная с Великой Французской Революции именно Франция главный рассадник безбожия. Потому что у людей, которые находятся внутри их дискурса, даже не встает вопрос о Христе - для них тут всё "очевидно": если Бог и есть, то Он где-то там, а жить надо здесь, при том что Христос лишь красивая сказка. Это едва ли не ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ момент французского дискурса, лакмусовая бумажка.
Но самое важное (и самое страшное), что это дискурс не примитивный, не большевистский, не материалистический. Он наполнен духовностью, но уже иной, постхристианской (которую принято называть постмодернизмом). Она захватывает, она имеет реальную силу власть над умами. Над БОЛЬШИМИ умами, типа Галковского.
Это АТОМНАЯ БОМБА.
И это... очень хорошо. Потому что противостать этой силе может только Сам Бог. Ей, гряди, Господи Иисуе! Близок Твой час.

До того, как Галковский стал французом, он с печалью наблюдал наступление этого постмодернистского Архипелага тоналей. Галковский минус Франция равно Бесконечный Тупик. Цитирую:

В этом мире само действие есть ошибка. В этом мире всё понимают как повторы или это действительно является повтором. Отсюда пресловутая "повторяемость" русской истории. Западное время сломалось у русских, и Гамлет всё умирает и умирает "на бис" в дурной бесконечности, то есть превращается в актёра. Быть может, только повтор молитвы истинен и вечен. Здесь повторение действия не пОшло и освобождает от цепи бесконечных пародий. И это единственный путь сохранения достоинства в русском мире, единственный истинный путь.
(Галковский, 1994)


Но человека нашли, подняли, умыли, поправили, наставили на путь истинный, показали хорошее, теплое место в Архипелаге дискурсов, и он заговорил иначе:


Молитва это не сентиментальное настроение, не стихотворение, не мольба о помощи и не внутренний голос поддержки. Это многочасовая редукция сознания.
Считалось, что молитва по возможности должна быть НЕПРЕРЫВНОЙ. То есть идти 16 часов бодрствования, а в идеале и 8 часов сна. По канонам в церкви надо молиться 8 раз в день, и если это не соблюдается, то только потому, что такая наркотизация непосильна. Зараза матерной ругани это забивание головы прилипчивой и кощунственной плесенью паразитной молитвы. А забивает её себе человек (подросток) от неумения связно мыслить. Это ругань «для связки слов в предложение». Ругань и присказки возникают сами и человек от них в процессе формирования мышления постепенно избавляется. А многочасовая молитва его снова вышибает в первобытное состояние. Смысл молитвы не в содержании (его нет), а в бессмысленном и монотонном повторении программы, приводящей к общей загрузке мозгового процессора.

(Галковский, 2011)

Но и прежде, и теперь Галковский "не в теме". Молитва это вообще не повтор, это совершенно иное. Цитирую:

“Я неграмотная и не знаю молитв. Спасусь ли я без молитв?”

“А ты совсем не молишься?”

“Я молюсь!”

“Так как же ты молишься?”

“Когда подметаю дом, молю Бога: Боже, вычисти грязь из души моей, как я вычищаю эту грязь из дома, и пусть нравится она Тебе, как мне нравится чистый дом. А когда стираю белье, то тоже говорю: Господи, смой зло с души моей, чтобы и я была чистой, как чиста эта рубашка. И так говорю во всем, что бы я ни делала. Да хорошо ли так делать-то?”

“Живи так всю свою жизнь!”
Это непрестанная молитва ума. То есть во всех обстоятельствах, когда ты что-нибудь делаешь, видеть присутствие Бога.

(прп. Паисий Святогорец)

Вот настоящая молитва. То есть, дело там совсем не в повторе. Ни в хорошем, ни в плохом смысле. На первом этапе там может использоваться повтор - но это ещё не настоящая молитва, а всего лишь механическое упражнение для первоклашек, причем смысл этого упражнения вовсе не в изменении сознания, как думает Галковский. Но это отдельный разговор.

А сейчас я хочу поговорить о другом.

Я полагаю, победа постмодернизма (=Франции) неизбежна. Отвратить её нельзя, так как на каком-то глубоком уровне она уже состоялась. Мы УЖЕ внутри этого дискурса, только ещё пока не до конца осознали этот факт. И единственный путь теперь - пройти СКВОЗЬ него. Перспектива пугающая. Пугающая многих, но не меня, потому что я прошел этот путь ещё в 1991-1992 годах, имея предводителем Карлоса Кастанеду. Я знаю вход в постмодернизм, я знаю чудовищ, которые нас там ждут, и знаю выход из него. Я благодарен Кастанеде за то, что он взорвал мой старый мир, смёл его своим Нагвалем, расчистив место для Православия. (См.Лекарство от наивности)

Старый мир нужно, нужно смести, потому что в нём нет место для настоящего святоотеческого Православия. В нём Церковь - скучная, бессмысленная организация, служащая интересам враждебной или в лучшем случае безразличной русскому народу власти. И я думаю, из этого морока нет иного выхода кроме как сквозь постмодернизм, который делает всё-всё относительным. Там посреди Архипелага разверзается бездна и выходит наружу древний Дракон. И пока он не вышел, ты не поймёшь по-настоящему, для чего тебе Церковь.

Если всё относительно, то и всё честно. Если нет реальной реальности, а есть лишь выстроенные нашим умом модели, то неизбежна борьба между этими моделями. И в этой борьбе побеждает сильнейший. Самый глубокий, самый мощный дискурс.

У всякого дискурса есть свой Хозяин. Ведь мы не выдумываем новые дискурсы из своего рацио. Разум работает в том или ином дискурсе, он может им пользоваться, жить в нём, может даже разрушить его изнутри (деконструкция Дерриды), но только в том случае, если будет опираться на новый дискурс. А где его взять? Не из разума! Новые дискурсы рождаются из глубин Бессознательного, а вначале вынашиваются там десятилетиями, неуловимые для человеческого ума. Кто-то первым улавливает, начинает осознавать, и через него это подспудное, но уже живое и действенное, становится достоянием других, новых и новых людей. А тот, через которого дискурс пришёл к тебе, становится твоим Учителем - не в европейском, а в хтоническом, первобытном смысле. Он Отец твоего мира, ты живёшь внутри него.

Говоря о Бессознательном, удобно воспользоваться Архетипами. Реальность, в которой ты живешь, это чрево Матери. Ты обитаешь в этом чреве, не ведая ничего иного и не зная даже, что у этой реальности есть границы. И вот сначала этот человек, Учитель, входит в твой старый мир как сперматозоид входит в яйцеклетку, а затем мир изменяется, как бы выворачивается наизнанку, и вот ты уже в новом мире

(См. Хуаныч и Петька. Как размножаются одинокие птицы:
Учитель жил в отдельной реальности; однажды, много-много дней назад он вошел в судьбу Витьки, внедрился в его "общагу", как семя внедряется в живую землю, как живчик в клетку. И он вдруг вырос в глазах Витьки, и стал исполином, и Витька оказался в его реальности как плод во чреве матери. Мир Хуаныча был его домом, его материнским чревом, в котором он возрастал до ужаса непознаваемых родов, после которых ему предстояло остаться одному в новом мире, в своей отдельной реальности, в своей собственной, и может быть, повзрослев, зачать нового ребенка, младенца-воина, подобно матери выносить его. Витьке нравилось быть младенцем; кто не понимает этого, уже умер для Отца.)

Если подобное превращение повторяется несколько раз, то ты начинаешь осознавать, что все эти "реальности" относительны. И это уже не игра слов, не игра ума, а конкретно-чувственное переживание того-как-на-самом-деле. И вот тогда-то встает вопрос о том, ну а Кто же сильнее всех в этом мире сплошной относительности.
Там бессмысленно ставить вопрос о том, кто же прав. Кто сильнее, тот и прав. Потому что в мире тотальной относительности нет никакой абсолютной правды, есть лишь сила. Кто сильнее, тот и навяжет дискурс всем остальным. Однако! Важно понимать, что когда речь идет о превосходстве Франции, мы говорим не о военной или дипломатической силе, а именно о силе дискурса. Между тем, дискурс это лишь способ говорения, а значит и мышления, осмысления реальности. Основной догмат постмодернизма состоит в том, что никакой "реальности" нет, нет никакой бездны между островами, есть лишь сами острова. И вот тут-то у французов прокольчик. Потому что есть один Человек, слово которого становится делом непосредственно, Который не нуждается в последователях, но действует просто: Он сказал, и стало. Потому-то Его, этого человека они и стараются вытолкать за сцену, что сам по себе факт Его присутствия это реквием по постмодернизму, который только-только начинает входить в настоящую силу.

Ну, надеюсь, я уже ответил на вопрос читателя - а каков же собственно русский дискурс. А если что неясно - готов ответить в комментариях.

Парменид. Беседа со светским философом.

Хочу вынести сюда из facebook любопытный диалог с Николаем Петровым.

К сожалению, моё философское образование крайне однобоко. Я физик, а не философ. А в философию я вошел "с чёрного хода", через Даосизм и затем Кастанеду. С классической философией Европы я познакомился намного позже, уже став православным, когда возникла необходимость понять православное Богословие. (А его невозможно понять, если ты не способен оперировать с основными понятиями античной философии.) Между тем, Православие это философия Поздней Античности. Это не основа, а венец, вершина Античной философии. И было бы более логично вначале познакомиться с основами, чем с вершинами. Но как вышло, так уж вышло.

Во всяком случае, для меня очень приятна и ценна возможность обсуждать эти темы с человеком, который в них основательно разбирается.

К тому же, он необыкновенно талантливый художник-фотограф. Вот, например, его работы:





Итак, цитирую.

[Нажмите, чтобы прочесть наш диалог]
Николай Петров:

То, что не существует для нас, существует ли вообще? Это ведь принципиальный вопрос познания. Современники Данте не знали о галактиках, но означает ли это, что они не существовали тогда? Вряд ли так можно сказать. Здесь две вещи – галактики, конечно, существовали, но для современников Данте они существовали скрытно, как непознанная часть известного им Космоса. Познание и состояло в том, что ВНУТРИ известного открывали ранее неизвестное. Т.е. – познание есть структурирование известного. Нам известно Бытие в целом, но мы не знаем его полного состава и структуры. И не можем знать, потому что они, похоже, безграничны. Уточнение состава и структуры известного идет в ходе познания непрерывно, и познаваемый объект усложняется до тех пор, пока не становится для нас неопределенным, то есть настолько сложным, что мы затрудняемся предсказывать его дальнейшую более детальную структуру и поведение. Такова, например, сегодняшняя ситуация с познанием общества (социума), которое, казалось бы, вот, перед нами – но по большому счету, как познанный объект, оно нам неизвестно. Оно нам более неизвестно, чем в эпоху Данте (тогда модели были проще). Такова же и физическая природа мира – мы убедились, что она сверхсложная, и потому неопределенная для нас. На примере общества мы видим, что данное нам непосредственно - отнюдь не тождественно познанному. Феноменальная и очевидная данность не означает того, что мы ее знаем. А знание этого «чего-то» не дает нам полной картины его существования. Мы имеем с этой данностью дело, а знаем ее только в силу наличия в нас (у нас) разума, который лишь наша часть, но не мы в целом и не познаваемый нами предмет. Если перенести акцент познания с разумного (абстрагирующего) осмысления окружающего на его восприятие (с учетом разума, конечно, но не только, а вместе с другими способами иметь дело с предметом), то мы имеем шанс познавать окружающее намного эффективнее и интереснее.


Максим Солохин:

А я думаю, тут весь вопрос в "нас". Кто это "мы" и кто входит в наш состав?
Если в составе человечества есть хотя бы один человек обладающий всеведением, то не существует вещей, которые "нам" неизвестны.

И такой человек существует. Это Иисус Христос, Сын Божий.

Исключая Его из состава нашего "мы", мы упираеемся в неразрешимые философские парадоксы, ведущие "нас" в тупик.

Николай Петров:

Мы - это мыслящие и воспринимающие. И именно у нас "возникает" Христос. Сын Божий. Он не приходит к животным, он приходит к нам. Он знает всё. Потому что мы воспринимаем всё. Всё бытие в целом. Кто-то же должен знать это всё. Мы явно не можем, значит есть кто-то еще. Разумное предположение и разумная экстраполяция.

Максим Солохин:

Согласен. Хотя я бы развернул логику этого рассуждения на 180 градусов.
Мы разумны и способны задаваться такими вопросами, ставить проблемы европейской философии потому, что мы европейцы - люди, культура которых сложилась под влиянием веры во Христа и опыта живого общения с Ним.
Варвары не задаются такими вопросами, это не их уровень компетенции.



Николай Петров:

А я бы не стал противопоставлять. Великая культура Чжуан-цзы, с которой познакомил меня ты, ставит не менее важные вопросы нашего бытия.


Максим Солохин:

Ставит иные вопросы. Может быть, не менее важные, но иные. Я же по мере сил дал ответ на тот вопрос, который ты поставил в данном посте.
Это очень глубокие и уникальные вопросы европейской философии, аналога которым за пределами христианской культуры найти невозможно, потому что на самих этих вопросах уже лежит отблеск Света Невечернего.



Николай Петров:

Что касается европейской философии, то эти глубокие метафизические вопросы бытия и его познания возникли задолго до появления Христа.


Максим Солохин:

Однако помним мы о них лишь благодаря Церкви - единственной античной организации, которая смогла пережить Средние Века, сохранив язык и культурное наследие Античности.
Спору нет, греки были необыкновенно смелым народом, и они не боялись задаваться вопросами, ответ на которые дало им спустя века христианство. Благодаря этому уникальному качеству греко-римская цивилизация стала единственной, которая приняла Христа сама собою, а не под действием внешней силы или необходимости.


Николай Петров:

Помним-то может и благодаря Церкви, но не церковные тексты. Конечно, Церкви надо сказать за это спасибо - что она сохранила не только свое, но и общечеловеческое. Греки же задавали вопросы, на которые не только христианство не смогло ответить, но и никакие другие люди и организации. Например, апории Зенона и парадоксы Парменида. Да и многое другое.

Максим Солохин:

Во Христе ответ на любые вопросы. Спросите меня, я спрошу Его и отвечу Вам то, что Он ответит.
А то, что вы помните лишь нецерковные тексты, это большой минус вам. Ибо не знаете основ своей собственной культуры. Это признак варварства. Карго-культа.


Николай Петров:

Не всем быть отличниками.
Хорошо - спроси Его - есть ли промежутки между вещами?



Максим Солохин:

Ответ: вещи не существуют сами по себе, но Моим действием.


Николай Петров:

Уже есть ответ! Здорово! Только я о другом спросил. О промежутках.


Максим Солохин:

Николай Петров, я ответил то, что мне было сказано.
Сам я не очень понимаю смысл вопроса. Я же физик, и вообще иначе смотрю на вещи, на вещество и проч.
Потому и смысл ответа мне непонятен.


Николай Петров:

Ну вот и тебе ответ непонятен, и мне. А вопрос-то никуда не делся, увы.


Максим Солохин:

Может быть, ты разъяснишь мне смысл вопроса, и я сформулирую его иначе?


Николай Петров:

Ну так вопрос же задан на элементарном языке. Как я должен разъяснить смысл слова "промежуток"? Это то, что разделяет. Спроси, что тебе непонятно в вопросе.


Максим Солохин:

Мне как физику непонятно, что такое "вещь". Если "вещь" это комбинация молекул, а молекула - комбинация элементарных частиц, то "вещь" это скорее не сами эти частицы, а электромагнитное поле, которое связывает и удерживает эти частицы. А если вещь это поле, то у неё нет границ. Поле повсюду, и поле одной вещи смешивается с полем другой.


Николай Петров:

Нет, вещь это не комбинация молекул и не поле (хотя это всё есть). Вещь - это чувственной воспринимаемый конечный предмет. Вещей, кажется, нет в физике.

Подумавши, хочу добавить - если внутри электромагнитного поля нет границ (и промежутков), то оно континуально. А то, что мы видим вокруг - выглядит дискретно, с промежутками. Значит, или есть не только электромагнитное поле, или оно тоже дискретно.



Максим Солохин:

Ну вот и прояснился смысл полученного нами Откровения.
Если вещь это не просто объект, но воспринимаемый нами объект, то получается, что и само наше восприятие не существует отдельно от Бога. Но лишь в Нем и через него мы получаем понятие о дискретных умопостигаемых "вещах", которые существуют, таким образом, лишь в нашем уме, но не по нашей воле, а по Его воле, как Создателя и самого этого ума.

Вот что значит сказанное выше:

Вещи не существуют сами по себе, но Моим действием.


То же относится и к полю.
Дискретно оно или непрерывно?
Правильный ответ: всё зависит от точки зрения и от способа выражения.
Корпускулярно-волновой дуализм это неспособность нашего ума описать поле иначе как при помощи математики, которая в свою очередь требует истолкования. Корпускулярного или континуального.


Николай Петров:

Как это получается, что восприятие объекта не существует отдельно от Бога? Это ниоткуда не получается. Точно также наше восприятие не существует без жизни, без эволюции и т.д. Строго говоря - нам неизвестно, без чего (или за счет чего) оно существует. Самое главное - что существует! Вот это факт. А его обоснование - вещь сомнительная. То, что вещи существуют вокруг нас - тоже факт. А Божьим, или каким иным провидением - это уже домыслы.


Максим Солохин:

Николай Петров, а почему то, что Бог нам сообщает в Откровении, должно быть очевидным?
Или иначе: зачем Откровение, если ответ очевиден.
Ты задал вопрос.
Бог ответил тебе на него.
Ты протестуешь, говоря: "Простите, но это совсем не очевидно!"

Где логика?


Николай Петров:

Я сказал не о том, что неочевидно, а о том, что мой вопрос остался без ответа (впрочем это не мой, а Парменида).


Максим Солохин:

На твой вопрос дан ясный ответ. Наше восприятие реальности как "вещей" обусловлено не самой реальностью, а волей Бога.
Он так устроил наш тональ или, говоря языком Европы, наше сознание.
Иными словами, для нас между вещами есть промежутки.
Как и сами "вещи" именно как вещи существуют не сами по себе, но для нас.


Николай Петров:

У нас есть только то, что нам дано. А чем это обусловлено - это только домыслы. Обусловленность тоже есть данность. И потому никакая обусловленность не единственна. Даже Божественная. А о промежутках, что они есть, сказал ты, а не Бог. И по Пармениду далее следует вопрос - заполнены ли эти промежутки вещами? Ты понимаешь, к чему ведет такое вопрошание... И Бог тебе на этот вопрос ответа не дал.


Максим Солохин:

Ответ: некоторые заполнены, а другие нет.


Николай Петров:

Незаполненные промежутки - это пустота (ничто).


Максим Солохин:

Бог сказал нам, что существование вещей зависит от Его воли. И потому, если мы сознаем, что вещи существуют лишь у нас в уме, мы можем доверять уму, и ответ на твой вопрос становится очевидным.

Но это не единственный вариант толкования Откровения. Если бы мы постулировали объективность бытия вещей, из него бы следовали иные выводы.

Бог дал на поставленный тобою вопрос ответ, и ответ универсальный, на все случаи жизни, до скончания века.

Да, пустота это ничто. Наше сознание ничего там не помещает.



Николай Петров:

Твой спектр ответов (широкий) говорит нам о том, что Бог не дал нам ответов. Возможно, он и прав. Но не дал. Выбирай любой - который сможешь. Не дал он и ответа на вопрос о том, зависят ли вещи от его воли. Это наш ответ - что зависит. Потому что есть и другие (человеческие) ответы. И Бог допускает все их. Мы доверяем уму, но он дает нам разные ответы. В том числе и об объективности вещей. Если пустота - это ничто, то пустых промежутков между вещами нет, ибо промежутки заполнены.


Максим Солохин:

Ответ на вопрос, зависят ли вещи от Его воли, очевиден и дан давным-давно. Конечно. Всё совершающееся совершается по воле Бога.
Ничто это для нашего ума тоже вещь, однако её особенность состоит в том, что она ничего не заполняет, ибо пуста.


Николай Петров:

Есть и другие ответы на этот вопрос. Если промежуток ничем не заполнен, значит его нет. Значит, Бытие континуально.

Максим Солохин:

Промежуток есть. Ничто это вещь, существующая не сама по себе, а для нашего ума. Как и любая другая вещь.
Бытие для нашего ума дискретно.

Задавай ещё вопросы, пользуйся возможностью узнать ответ Самой Истины.



Николай Петров:

Ничто - это по определению не вещь. У него нет размеров, и потому оно ничего заполнять не может. Бытие для нашего ума и дискретно и континуально. И это открыл Парменид. А Бог нам дал ум, чтобы им пользоваться, а не поменять исследование догмами.


Максим Солохин:

По определению?
Не видел у тебя такого определения.
Ты говорил иное.
Вещь это нечто, существующее в нашем уме. Ничто существует в нашем уме. Значит, ничто это вещь.

Правильное использование ума это ставить вопросы. И находить на них ответы самостоятельно, либо вопрошать того, кто знает. На классические вопросы философии ответ не знает никто кроме Бога.

И да, у пустоты могут быть размеры. Но заполнять она ничего не может, тут ты прав.


Николай Петров:

Я не говорил что вещь - это существующее в нашем уме. Это чувственно доступное. А вовсе не в уме. Если на классические вопросы знает ответ только Бог, но нам не говорит - значит мы ответов не знаем. И это открытие было сделано в античность. Раз пустота ничего не заполняет, значит промежутки между вещами - тоже вещи, значит мир континуален.


Максим Солохин:

Чувства доступны уму.
Ты говорил, что вещь это чувственно воспринимаемый конечный предмет. Отсутствие чувственных данных это тоже данное для ума. Пустота это отсутствие чувственных данных. Для нашего ума это вещь, которую ум воспринимает именно как отсутствие данных.

Поскольку пустота ничего не заполняет, промежутки между вещами пусты. Значит, мир дискретен.
Естественно, мир в нашем уме. Мир "вещей".

Бог нам говорит. Он отвечает на наши вопросы.
И если мы до сих пор не знаем или не слышим Его ответов, причина тому лишь в том, что нам не нравятся Его ответы, и мы не желаем их услышать.


Николай Петров:

Чувства доступны уму, но не являются умом. Ум доступен чувствам, но не является чувством. "Отсутствие чувственных данных" поэтому - это не вещь, а умозрительное допущение, понятие разума. И как понятие - существует (хоть и парадоксальным образом). Но промежутки - это не понятие только, а еще и чувственно существующее. Вопрос только в том - пусты они, или нет. Непустые промежутки - это уже вещи, а пустые промежутки - это "парадоксальные вещи", которых (вроде бы) не должно быть. С другой стороны, "настоящий промежуток" должен быть абсолютно пуст. В этом состоит парадокс Парменида. Это размышление похоже на допущение "абсолютно пустого пространства". Оно есть или нет? В чувственной реальности - нет, а в умозрении - есть. Об ответах Бога. Бог нам да свободу личности и свободу мысли - включая возможность всё подвергать сомнению, даже Его ответы, и даже его самого. Раз нам дана такая способность, мы должны ею пользоваться, а не прикрываться авторитетами. И даже такой безусловный авторитет, как Очевидность - мы подвергаем сомнению.


Максим Солохин:

Прежде всего о сомнении. Разве я подвергал где-то сомнению чьё-то право сомневаться? или обязывал тебя принимать на веру какие-то догматы? Я не совсем понимаю, почему ты снова и снова возвращаешься к этому пункту.
Лично я верю Богу. Я спрашиваю Его и получаю ответы, и считаю эти ответы верными. Но и я не лишаю себя права сомневаться в том, от Бога ли получен данный ответ? или в дело вмешался лукавый? То есть, я сомневаюсь не в Боге, а в своей способности отличать ответы от Бога с чепухой, которая лезет в голову по попущению Бога.
Что ты имеешь в виду, используя словосочетание "прикрываться авторитетами"?

Ты говоришь: "настоящий промежуток" должен быть абсолютно пуст. В этом состоит парадокс Парменида.

Смысл полученного нами в ответ на наш вопрос Откровения состоял в том, что вещи не бывают "настоящими" в смысле - не зависящими от Бога. Любая вещь существует постольку, поскольку Богу угодно, чтобы она существовала.

С другой стороны, если вещь есть продукт нашего ума, осознающего чувственный опыт (или отсутствие чувств), то она является настоящей уже потому, что существует в нашем уме.
Потому любой промежуток между вещами является самой что ни на есть настоящей вещью (для нашего ума).

При этом важно, что эти промежутки являются настоящими и для Иисуса Христа - который, будучи одним из нас, имеет одновременно и человеческий ум, и Божественное всеведение.
Значит, Богу угодно, чтобы существовали промежутки между вещами, и эти промежутки являются настолько же настоящими, насколько настоящими являются и все остальные вещи. А значит, хотя они и пусты, но не "абсолютно пусты", потому что существуют для нашего ума, как и любая другая вещь. Их особенность лишь в том, что они есть продукт осознания не чувственного опыта, а отсутствия чувственного опыта.

Николай Петров:

Так какая разница - бывают вещи "настоящими" или нет? Пусть всё будет "ненастоящим". В ненастоящих вещах есть ненастоящие промежутки.... И далее - всё то же самое. Ты и меня можешь назвать "ненастоящим" - и ничего не изменится. Проблема возникает только тогда, когда одно настоящее, а другое - нет. Абсолютной пустой промежуток - это настоящее для нашего ума, но не настоящее для чувственных вещей. Ум и вещи разделены, это не одно и тоже. Вот где корень парадокса. При этом ум и вещи сосуществуют, то есть представляют единый мир, который оказывается в силу этого сосуществования парадоксальным. К парадоксам этого мира вполне можно отнести и Бога - который одновременно и существует и нет. А угодно ли Богу существование промежутков или нет - мы не знаем.

Прикрываться авторитетами - значит полагаться не на собственное размышление, а на чье-то мнение, пусть и Бога. Вера в Бога начинается с убеждения себя в ее необходимости. То есть - начинается с себя самого. Когда-то ты в Бога не верил. Настал момент - и поверил. Вера возникла в тебе. В своем выборе ты был самодостаточен. Поэтому ты никогда не будешь уверен в том, что ответ пришел от Бога, а не от лукавого. Ты не сомневаешься в Боге, но не в себе. Но способность сомневаться (или нет) - твоя.


Максим Солохин:

Это неверно. Вера всегда является соединением нашего желания верить с чьим-то свидетельством. Иными словами, всякая вера есть ДОВЕРИЕ кому-то. Без хотя бы какого-то свидетельства о предмете веры наш ум не имеет даже понятия о предмете веры. Но "какого-то", какого попало свидетельства может быть достаточно чтобы поставить вопрос о вере, но не достаточно, чтобы поверить. Для веры необходимо, чтобы это свидетельство было настолько авторитетным, чтобы ты МОГ поверить.
Итак, для веры необходимо и достаточно:
1) желание поверить
2) авторитетное свидетельство

Если первое зависит от нашей воли, то второе - не зависит. Для веры не достаточно книг или человеческих слов, если предмет веры (например, какой-нибудь бог) находится за пределами компетенции человеческого ума.
Каким же образом человек может поверить в бога?
Только действием самого бога!

И потому если человек действительно верит в какого-то бога, сам по себе этот факт веры является свидетельством, что данный бог действительно существует.
Но, повторюсь, этого свидетельства недостаточно для того, чтобы другой человек, не имеющий такого же опыта, поверил в того же бога.
Достаточным условием для этого является лишь действие самого бога, его свидетельство человеку о самом себе.


Николай Петров:

Наше желание верить существует совсем не с момента нашего рождения. Для возникновения ДОВЕРИЯ нужно чтобы было много условий, а не только желание и свидетельство. Нужна система ментальных качеств и свойств твоего сознания. Бог же может сделать так, что человек в него поверит, а может так - что не поверит.


Максим Солохин:

Вот именно.
Бог может сделать так, а может и не сделать.
Но.
Тут нужно одно уточнение. Бог не делает так, чтобы человек в Него не верил. Бог просто не делает так, чтобы человек в Него верил. НЕдействие тоже форма действия, но принципиально отличающаяся от других форм действия. Тем же, чем ничто/пустота отличается от всех прочих вещей, да.

И потому сам тот факт, что человек верит в Бога, является доказательством Божественного действия в этом человеке: Бог сделал так, что человек верит.

Но повторюсь, этого недостаточно, чтобы другой человек тоже поверил. Для каждого нужно своё индивидуальное Божественное действие.


Николай Петров:

Почему ты так уверен в адекватности твоих описаний действий Бога? Откуда ты можешь знать что как и зачем делает Бог? Ты этого знать не можешь и выводы твои просто эмоциональны. Ты построил удобную для своего менталитета модель - не более того.


Максим Солохин:

Знать этого я не могу. А вот верить Богу я могу, так как Бог даёт мне такую веру. Эмоции тут совершенно ни при чём. Вера это очень простая вещь.

Например, ты знаешь, что завтра снова встанет солнце? Нет! Знать этого не может никто. Мы можем лишь верить в это, исходя из предыдущего опыта. И мы твердо верим в это - настолько твердо, что нам кажется, будто мы это "знаем". Но было бы неверно сказать "Ты не можешь этого знать и выводы твои насчет Солнца просто эмоциональны. Ты любишь Солнце и потому обманываешь себя сам".

Так и вера в Бога не связана ни с какими аффектами. Она просто есть как факт, как знание. Мне тоже кажется, будто я "знаю", что Бог есть. Но я знаю, что знать этого нельзя. Это лишь вера.


Николай Петров:

Знание - это обобщение наблюдаемого. А наблюдаемое - чувственное, а значит и эмоциональное. Следовательно, если мы (даже "искусственно") получим каким-либо эмоции - это будет первый шаг к обобщению и знаниям. Бог - это выстраданный объект. Он насыщен эмоциями, подталкивающими к обобщениям. К Абстрактному Богу. Убери житейские невзгоды и Бога не станет. Так, как это произошло в сейчас Западной Европе.



Максим Солохин:

Я полагаю, что мир не является единым. Иное дело материальный мир, в котором обитает наше тело, обладающее чувствами. И иное дело - метальный, духовный мир, в котором обитает наш ум. Философские парадоксы возникают из-за ложного постулата о единстве реальности. На самом деле в реальности есть много всего разного. Реален также и Бог, но Он не относится ни к чувственному, ни к ментальному миру.
Человек же - сложное существо, обитающее в двух разных мирах одновременно. Пока он жив. По смерти чувственный опыт завершается и остается лишь ментальный.


Максим Солохин:

Чувственное не значит эмоциональное. Хотя эмоции это чувства, но чувства это не обязательно эмоции. Вера в Бога не обусловлена эмоциями - например, житейскими горестями. Есть масса счастливых людей, верящих в Бога. Есть и масса несчастных людей, в Бога не верящих. На Западе в Бога верит примерно каждый седьмой человек, и это вовсе не выборка несчастных людей Запада.

Николай Петров:

Мир является одновременно и единым и множественным. Именно потому, что в нем сосуществуют эти разные перечисленные тобою миры. Но они (несовместимые) существуют все ВМЕСТЕ - вот где загадка Бытия. И человек - да - сразу существует в двух разных мирах одновременно. Человек парадоксален. Что неплохо изучено. Чувство граничит с эмоциями, оно их питательная среда. Конечно, есть еще семейные традиции, воспитание и т.п. (кроме невзгод). Но это уже вторичное. Ведь вера в Бога это не просто личное свойство, но и социальное явление. Причем одно без другого не существует. Верующий - это тип социальной личности.

Максим Солохин:

На наш вопрос Бог дал ответ, что вещи не существуют сами по себе, но лишь в Нём, то есть, Его действием.
И единство реальности обеспечивается единством Бога, а вовсе не "сосуществованием" разных миров в каком-то объемлющем метамире.
Именно попытка обойтись без Бога, заменив Его "метамиром" и проводит философов к парадоксам. Неразрешимым, заметь, парадоксам. Столкнувшись с которыми, человек разумный должен как минимум смутно заподозрить, что он зашел в тупик.
Что касается социальности, то философия вообще социальное явление. И философ это тип личности. Религиозная философия - частный случай.
При этом любой верующий - философ, если только его вера хоть самую капельку осознана, а не является пустой данью традициям, то есть, по сути, не верой вовсе, а лишь внешним ритуалом. Но я таких "роботов" пока не встречал, и думаю, что они невозможны.


Николай Петров:

А я наоборот, воспринимаю наличие парадоксов как свободу. Если говорить о личном моменте. Чем обеспечивается единство реальности мы не знаем (если быть честными), но мы наблюдаем это единство противоречивого. Такова Природа. Или Бог, если хочешь. То что единство реальности обеспечивается единством Бога - не более, чем красивая тавтология, имеющая психически компенсаторный характер. Но я не против такой формулировки. она ничего не меняет в мире неразрешимых парадоксов, в котором мы оказались. Зашли ли мы в тупик или нет - это выше нашего разумения, но на мир надо смотреть открытыми глазами, а не ссылками на авторитеты. Философы, конечно, тоже социальное явление, но самое асоциальное в череде социальных. Философ - принципиальный, хотя и рациональный одиночка.

Максим Солохин:

Николай Петров, декларация "одиночества" звучала бы убедительнее, если бы не Парменид, на которого Вы опираетесь :)

Николай Петров:

А ведь я опираюсь только на мысли Парменида, заметь, а не на его личность, прецедент, образ жизни и исторические обстоятельства. Мысль едина и бессмертна. Она над временем и пространством. Как Бог.
Мысль есть Бог.



Максим Солохин:

Так ведь и я в своих рассуждениях опирался на мысль Бога, а не на личность, прецедент, образ жизни или обстоятельства. Если бы я стал говорить, что Он кровь за нас пролил и проч., это можно было бы расценивать как игру на чувствах и давление. Но ничего подобного с моей стороны не было. Не так ли?


Николай Петров:

Да, и это хорошо. это говорит о том, что ты живешь в стихии мысли.


Максим Солохин:

Мысль не Бог, а всего лишь энергия ментального мира. Подобно электромагнитному полю в материальном мире, она существует в Боге, но не является Богом.


Николай Петров:

Ну пусть себе так.


Максим Солохин:

Что я умею играть по правилам философии, это не просто хорошо и плюс для меня лично. Это показывает, что религия - совсем не то, что ты себе представляешь. Ведь по жизни я совершенно обычный верующий, как все.


Николай Петров:

Ну, возможно, что не все мои представления о религии адекватны. Что из этого? Ты обычный верующий, а я - обычный неверующий. Каждый из нас проживает в своем замкнутом круге.


Максим Солохин:

Не для того ли мы общаемся, чтобы обмениваться сведениями?


Николай Петров:

Разумеется.
И не только обмениваться, но использовать на практике те сведения, которые получаем. Я, например, активно использую религиозную веру (пусть неканонически) в своем сознании и получаю от этого замечательную энергию. Процесс этот ты можешь наблюдать (и наблюдаешь, как вижу) по моим фотографиям.




Я вернулся. Разговор с Беневичем.

Рад сообщить моим дорогим читателям, что моё житейское странствие снова привело меня в спокойное место, где я могу с удобством набирать и редактировать лонгриды.
Теперь мне хотелось бы выложить в свой ЖЖ несколько концепций, которые появились или подросли за время моего отсутствия здесь.

И начну я с мимолетного, но весьма содержательного разговора с Григорием Беневичем.

[Spoiler (click to open)]Его слова я выделю курсивом. Цитирую:

"ДОБРОТОЛЮБИЕ" от З. ГИППИУС

Как напомнила сегодня М. Кудимова, через неск. дней исполняется 150 лет со дня рождения Зинаиды Гиппиус. Совсем "не мой" поэт (как и почти все символисты), однако есть одна сфера, в которой символисты никем пока не превзойдены в русской поэзии - демонология. Тут и великий Ф. Соллогуб, и З. Гиппиус. Удивительное дело, когда речь идет о нечистой родимые пятна символизма куда-то исчезают, появляется почти "акмеистическая" ясность и точность, пишут со знанием дела! Вот, например:

Дьяволёнок

Мне повстречался дьяволёнок,
Худой и щуплый ‒ как комар.
Он телом был совсем ребёнок,
Лицом же дик: остёр и стар.

Шёл дождь... Дрожит, темнеет тело,
Намокла всклоченная шерсть...
И я подумал: эко дело!
Ведь тоже мёрзнет. Тоже персть.

Твердят: любовь, любовь! Не знаю.
Не слышно что–то. Не видал.
Вот жалость... Жалость понимаю.
И дьяволёнка я поймал.

Пойдем, детёныш! Хочешь греться?
Не бойся, шёрстку не ерошь.
Что тут на улице тереться?
Дам детке сахару... Пойдёшь?

А он вдруг эдак сочно, зычно,
Мужским, ласкающим баском
(Признаться – даже неприлично
И жутко было это в нем) –

Пророкотал: «Что сахар? Глупо.
Я, сладкий, сахару не ем.
Давай телятинки да супа...
Уж я пойду к тебе – совсем».

Он разозлил меня бахвальством...
А я хотел ещё помочь!
Да ну тебя с твоим нахальством!
И не спеша пошёл я прочь.

Но он заморщился и тонко
Захрюкал... Смотрит, как больной...
Опять мне жаль... И дьяволёнка
Тащу, трудясь, к себе домой.

Смотрю при лампе: дохлый, гадкий,
Не то дитя, не то старик.
И всё твердит: «Я сладкий, сладкий...»
Оставил я его. Привык.

И даже как–то с дьяволёнком
Совсем сжился я наконец.
Он в полдень прыгает козлёнком,
Под вечер – тёмен, как мертвец.

То ходит гоголем–мужчиной,
То вьётся бабой вкруг меня,
А если дождик – пахнет псиной
И шерстку лижет у огня.

Я прежде всем себя тревожил:
Хотел того, мечтал о том...
А с ним мой дом... не то, что ожил,
Но затянулся, как пушком.

Безрадостно–благополучно,
И нежно–сонно, и темно...
Мне с дьяволенком сладко–скучно...
Дитя, старик, – не все ль равно?

Такой смешной он, мягкий, хлипкий,
Как разлагающийся гриб.
Такой он цепкий, сладкий, липкий,
Все липнул, липнул – и прилип.

И оба стали мы – едины.
Уж я не с ним – я в нём, я в нём!
Я сам в ненастье пахну псиной
И шерсть лижу перед огнём...

+++
Как здесь удивительно точно сказано о роли во всей этой метаморфозе "жалости", "сласти", о том, как "нечистый" становится второй натурой. Какие меткие определения: "безрадостно-благополучно", "нежно-сонно", а особенно -- "сладко-скучно"! Ну, прям, как отрывок из Добротолюбия, его, т.ск., "приложение", правда, без сведений об антидоте.


Конец цитаты.

На это я ответил:

Поэзия не самостоятельно создается умом человека, но непременно во взаимодействии с иным духом. Поэзия святая, святоотеческая вдохновлена Духом Святым. Поэзия светская, духовно нечистая, вдохновлена музами, которые суть псевдоним духов нечистых. Поэты знают, о КОМ говорят, когда они свидетельствуют о музах и богах. Жаль, что современные люди склонны понимать это метафорически. Какие метафоры, сплошной натурализм.

Когда я ночью жду ее прихода,
Жизнь, кажется, висит на волоске.
Что почести, что юность, что свобода
Пред милой гостьей с дудочкой в руке.

И вот вошла. Откинув покрывало,
Внимательно взглянула на меня.
Ей говорю: "Ты ль Данту диктовала
Страницы Ада?" Отвечает: "Я".

(Ахматова)

Тут у нас и состоялся диалог, который мне хочется сохранить в своём ЖЖ.

Цитирую:


Ну, это не единственное описание вдохновения в мировой поэзии. есть и не менее, а, скорее, более убедительное, без таких персонажей, как музы. Например: Люблю появление ткани,
Когда после двух или трех,
А то четырех задыханий
Прийдет выпрямительный вздох.

И так хорошо мне и тяжко,
Когда приближается миг,
И вдруг дуговая растяжка
Звучит в бормотаньях моих.

Или его же:

"На лапы из воды поднялся материк
Улитки рта наплыв и приближенье
И бьет в глаза один атлантов миг:
Явленья явного в число чудес вселенье".

Вы уверены, что эти строчки "от нечистого духа"? Если уж вообще рассуждать в таких понятиях применительно к творчеству, то стоит припомнить, что Св. Дух может действовать в человеке очень по-разному, как об этом пишет, например, Максим Исповедник. Может, лишь на время омывая от страсти, может даруя возвышенные созерцания тварного (причем, тоже иерархически разного), может даруя бесстрастие, а может и Сам, т.е. существенно и ипостасно, как говорит свт. Григорий Богослов применительно к Пятидесятнице. И это все один и тот же Св. Дух... Бесы же паразитируют на благодати, не дают ей (когда сам человек не расположен к тому), возрастать из силу в силу... Вселяют гордость получившему благодатный дар, и тем низвергают его и т.д. Но там, где есть хоть малейшее движение души в направлении омытия от страсти, ее очищения, перехода от бессловесной страстности к словесности (а чем еще занимается поэзия?), там без благодати не обходится. Такая у меня на сегодня "теология творчества". М.б. я и не прав.



"Неправ"? Не знаю, но мне нечего возразить. Всё так.
В Вашем комментарии содержится как вопрос, так и ответ на поставленный вопрос. Нечистые духи (музы) тоже воздействуют по-разному, и лишь изредка являются поэтам сами ("существенно и испостасно"), гораздо чаще человек лишь ощущает энергию, действие "музы", не видя её самой.
И конечно же, в любом человеческом творчестве есть содействие Святого Духа - как минимум, оно проявляется в том. что Дух не попускает "музе" выходить в своём действии за определенные пределы.


Содействие Св. Духа кому?


Конечно, человеку. Своими силами человек не может противостоять демону.


Ну, в общем, да... то, что я описал, далеко не охватывает все в искусстве... Но, согласитесь, что и сводить все в творчестве к действию нечистого духа было бы неверно. Вопросы эти, признаться, мне самому еще далеко не ясны.


Нельзя всё сводить к действию нечистого духа уже потому, что попущение Промысла неотделимо от Его вмешательства. Если Бог попускает "богам" действовать на людей, то лишь для того, чтобы само это действие использовать в Своих целях.

И лучший пример тут - Евангелие. Сюжет "убийство Христа" это явно дьявольская задумка, но это часть Божественного замысла о мире.


В этом сомнений нет. но не Вы ли сами, говоря о творчестве, начали с действия именно "нечистого"?


Вообще-то я начал со святоотеческой поэзии, и это не случайность.
Но поскольку контекст у нас - творчество вне Церкви, как уйти от вопроса о роли нечистого?

Начать с того, что ведь была же причина тому, что они писали не с христианских позиций.


Можно с "христианских позиций" писать совершенно бездарно. И с не-христианских - талантливо, т.е. вдохновенно. Это все банальные соображения, но от них никуда не уйти. Сам факт "христианской позиции" - может быть обычным наследованием веры отцов или - как вариант - прочитанных книг, или - как вариант - интеллектуальной моды. Ни один из этих факторов к личному действию благодати в человеке отношения не имеет.


Комментарий Michael Y. Medvedev:

Не вижу ничего чистого в попытке объявить светскую поэзию нечистой, святоотеческую – отдельной кастой в поэзии, и потоптаться на аллегориях и персонификациях. Анафемский подход, что уж стесняться, анафемский


Комментарий Григория Беневича:

Слабость этого подхода ясна, но есть в нем и элемент правды. Я пытаюсь вычленить его.


Очевидно лишь, что он вызывает протест у некоторой части почтеннейшей публики.

Именно тот факт, что явно вдохновенная поэзия может быть при этом богопротивной, и доказывает, что поэзия может вдохновляться нечистым духом.
Признаком же действия Благодати является, очевидным образом, вдохновенное и при этом Богоприятное творчество. Примеры очевидны. Это церковная поэзия Отцов, а также, например, "Куликово поле" Шмелева, по крайней мере те его главы, где речь идёт о явлении преподобного Сергия в Посаде в 1926 году.

Что святоотеческая поэзия черпает своё вдохновение из иного Источника чем известная часть светской, это ясно видно из того факта, что некоторые светские произведения не могут быть ассимилированы церковной культурой иначе как при условии полного их переосмысления, не оставляющего камня на камне от первоначального авторского замысла.


Для меня сильным является в данном случае подход, при котором мы наращиваем свое понимание того или иного автора. Если мы возьмем, скажем, ту же Ахматову и на основании явления ей "музы" объявим ее стихи инспирированные нечистым духом, что мы, собственно, лучше поймем в ее творчестве? Любой подход, при котором мы себя сами будем считать стоящими на стороне света, а других - на стороне тьмы или хотя бы сени смертной, внутренне (именно с христианской точки зрения) - слаб. Есть известная формула: для чистого - все чисто. И ее никто не отменял.


А почему кажется, будто в рамках моего подхода Ахматова оказывается на стороне тьмы?
Вот Христу являлся сатана, однако в Нём нет тьмы ни единой.



Вы же утверждаете, что этот нечистый дух именно вдохновлял поэта. "Диктовал"! А не просто ей явился


Григорий Беневич, вообще-то это утверждает сама Ахматова.
Но почему именно нечистый?
Она говорит, что это дух Данте. И?



Что нечистый - это Вы написали, а не я утверждаю!!! Ваш силлогизм таков: раз это не Св. Дух, а муза, значит это дух нечистый, под видом музы ей диктовал. Вот с ним мы тут и не согласны. Предлагаю признать, что Вам стоит еще подумать!


А почему это не Святый Дух? Я допускаю такую возможность. Но где я это утверждаю?

Моё утверждение более осторожно. Я говорю, что всякое подлинное творчество вдохновлено кем-то. Всё прочее надо утверждать предметно, исследуя плоды этого творчества.


Нет-нет, Вы утверждали, что светское творчество, в котором нет в буквальном смысле христианского так или иначе инспирировано нечистым духом, который к тому же лично и являлся иногда в виде музы или богов. Если вы от этого тезиса отказываетесь, перходя на более осторожный - вдохновенное творчество вдохновенно, то у меня вопрсов нет. Но ничего нового мы в новой редакции тезиса о творчестве не узнали.




Не совсем так.
Духом нечистым вдохновлено творчество, которое невозможно воцерковить.


Простите, я вынужден закончить этот разговор. У Вас непроясненная позиция с использованием непроясненных терминов.

Конец цитаты.

Конечно, я не стал настаивать на продолжении разговора, хотя для меня тут нет неясности ни с терминами, ни тем более с позицией. Однако невозможно ведь в рамках беседы в комментах изложить моё понимание этого вопроса.

Здесь надо было бы начать с вопроса о светской культуре. Что это за штука, когда и почему она вообще появилась? когда культура перестала быть религиозным, культовым феноменом, отделилась от культа, и начала самостоятельное существование? Лично я считаю, что это началось в иконоборческий период, хотя предпосылки к возможности такого развития были заложены ещё в ранней Античности. Что такое светская культура? Обычно светские люди рассматривают религию с позиций своей светской науки и культуры. Я отплатил им тем же, сделав обратное действие: рассмотрев феномен светской культуры с точки зрения религии.
И я действительно обнаружил в светской культуре пусть и замаскированное, но вполне определенное религиозное содержание. Эти идеи изложены в тексте
Феномен светской культуры, который я опубликовал 12 лет назад в Русском Переплёте. К сожалению, у этого текста есть серьёзные недостатки. И по-хорошему, его следовало бы переписать заново. Я уже не первый год думаю, не сделать ли это, разместив новый вариант этой работы здесь в ЖЖ.

Кроме того, мне следовало бы подкрепить свои рассуждения конкретными примерами духовных толкований различных произведений светской культуры. К счастью, за эти годы я накопил уже довольно много таких толкований (см. раздел Литература и искусство). Возможно, в этом случае у Григория Беневича не осталось бы впечатления, будто мой подход не позволяет нам наращивать свое понимание того или иного автора.

Умнейший народ мира

Я нахожу в затруднении. По-видимому, в ближайшие недели у меня не будет нормальной клавиатуры и большого экрана. Я уже пытался писать при помощи смартфона. Написал заметку Вселенная Галковского, и потом ужаснулся, перечитывая её на нормальном компьютере. Опечаток оказалось столько (грубо говоря, в каждом втором слове), что текст пришлось почти что переписать заново. И такой метод работы мне совсем-совсем не понравился.

Проблема в том, что вот сейчас у меня складывается в голове какая-то новая концепция (ещё не сложилась), которую надо, надо бы зафиксировать в тексте. И потому я решился оставить здесь "на память" набросок этой новой концепции, как уж он есть. Я уже поступил так однажды (см. Предвоенная лихорадка), и по иронии судьбы, я должен начать с того, чем тогда закончил. А может быть, это не ирония, а знак судьбы. Может быть, неслучайно эта важнейшая тема пишется таким странными урывками. Может быть, иначе с нею и нельзя.

Итак, я снова обращаюсь к предвоенной лихорадке, и снача[Spoiler (click to open)]процитирую слова Галковского о Франции. Я уже отмечал в прошлый раз, что Галковский говорит о французах либо ничего, либо хорошо. Как правило, он не говорит ничего. Но если читатели начинают требовать, он говорит мало и позитивно. Так и в этот раз, на возражение его читателя:

А вот прекрасная Франция в 1915 году бошам противостояла как упорно. А в 1940 - схлопнулась в считанные недели. То ли французам глаза выкололи, то ли подгузники не заменили...

многоуважаемый ДЕГ ответил:

Всю "великую отечественную войну" французы ели булки и пели песенки. Эдит Пиаф гастролировала по Рейху, немцы дарили цветы. В 1945 году французы, продолжая есть булки и петь песенки, оккупировали четверть Западной Германии, часть Австрии, поставили там свою администрацию и воспользовались плодами "общей" победы. Так поступают в сверхсложных исторических ситуациях умнейшие народы мира.

Конец цитаты.

Но вот какая штука. Дело в том, что по моим расчетам получается, будто бы самого интересного Галковский в своем ответе даже не обозначает.
А именно, что Гитлер изначально был проектом Франции.
У меня выходит так, будто Англичан французские Элегантные использовали втёмную. Глупые пираты были уверены, что Гитлер их креатура. А когда разобрались что к чему, уж поздно было. Пришлось делать рокировку и в пожарном порядке менять короля.

Когда я высказываю эту мысль в кругу людей, воспитанных на творчестве Галковского, она вызывает закономерное сопротивление. Причину этого явления я изложил в заметке Вселенная Галковского. Галковский описывает реальность такой, какой она выглядит с позиций закулисных Французов. И естественно, Галковский говорит, что Франция, получив массу английских подножек в XIX веке после разгрома 1870 года не может уже даже считатьсясовсем  уж самостоятельным игроком. Да и вообще, французы - они красивые и несчастные. Умный, добрый, утончённейший народ. Безобидные как ягнята.
А злые англичане ненавидят их. Вот например, мой читатель делится: жаль, что на кабельном отключили Виасат Хистори. Мне очень нравились английские документальные фильмы с жалобами на французов. Лучше были только редкие на этом канале французские документальные фильмы. Они были шедевральны. Естественно, англичане на Виасат пускали только антиамериканскую продукцию. Зацените. Аристократичность семьи Кеннеди комментирует... их гувернантка-француженка. Естественно, в уничижительном тоне. И там было много таких примеров.

И потому вполне естественно думать, что Франция никак не могла создавать, или даже просто способствовать созданию в Германии режима, который будет настроен на реванш, милитаризацию, усиление военной и экономической мощи. Потому что она-то и стал одной из первых жертв такого режима! Логичнее было бы ожидать, что это как раз Англия будет работать в таком направлении против Франции. "Гитлер изначально был проектом Франции" - что за чушь! Учитывая его англофилию... Да Германия была целиков заточена против Франции. Совсем уже неприличная конспирология получается - выкормить зверя у порога, чтобы он погрыз дальних соседей.


Только вот вышло у англичан в этот раз как-то совсем неловко. Англофилия Гитлера не помешала ему бомбить Англию. В итоге, мы видим, что во Франции не было ни жертв, ни разрушений. А Англию разнесли в пух и прах. Каждый шестой дом был разбомблен. Ну, просто немного глупые они, англичане. Что-то не рассчитали.

Ну, а если подойти с другой стороны?
Почти весь XIX век Англия и Франция вынуждены были противостоять Востоку Европы, объединившемуся против Запада. Наконец, им удалось поссорить восточные державы, и в Первой мировой Россия выступила на стороне Запада. После разгрома держав Востока державы Запада оказались друг против друга. Англия против Франции. Это и есть ключевая тема европейской политики в XX веке. С этой стороны и надо смотреть на Гитлера.
При таком раскладе естественно думать, что это Англия вырастила Гитлера, чтобы в очередной раз посеять хаос на континенте. В этом направлении мы и думаем.
Да и вообще, ну на что вообще могла рассчитывать Франция, способствуя такому опасному проекту в пограничной с нею стране? В стране, которую сама же Франция по итогам Первой мировой более всех унизила, и которая Францию поэтому должна была бы ненавидеть больше всех, считать Францию первой в списке на реванш и месть? Конечно же, Франция слишком сильно боялась Германию, чтобы подозревать её в подобных невероятностях.

Правда, тут надо учитывать, что Германия Германии рознь. В итоге Первой мировой Власть в Германии сменилась диаметрально. И это надо учитывать. Далеко не всегда, рассуждая на языке стран, мы придем к тем же выводам, что и рассуждая на языке Властей. Вот например, СССР и Российская империя. Страна та же, а Власть другая. Прежняя Власть Германии безусловно была враждебна Франции. Пруссия, а затем и Германия были выращены врагами Франции (англичанами, русскими, а на этапе нацизма и австрийцами) именно как противовес французской Власти.
Ну, и что? А с чего бы этой другой власти Германии быть дружественной для Франции? Разве Франция отказалась от всего, что хапнула после победы в Первой Мировой, включая репарации?!
Да только вот какая штука. Дружественная Германия французским Элегантным была и не нужна. "Хорошая Германия - мёртвая Германия". Этой цели они в итоге и достигли, выведя Германия из числа великих держав на долгие-долгие десятилетия. Но самое главное - им нужно было, чтобы немцы разнесли Англию, но разнесли таким образом, чтобы Франция оказалась бы ни при чем. "Сами, всё сами"

Нет, люди в своей конспирологии положительно не знают меры. Вот ведь Дмитрий Евгеньевич показал правильную меру конспирологии, поставив ей разумные пределы: досюду дойдеши, и далее да не прейдеши! Хорошо и полезно копать под Англию, ибо Англичане злые и попроще. И не надо, не надо бы копать под Францию, ибо французы добрые и посложнее. Могут быть неприятности.
В самом деле, ну посмотрите же своими глазами-то: в окружении Алоизыча столько связанных с Британией людей было: Гесс, Гёртнг, Хаусхоыер. А французишек-то что-то не видно. Что же, англичане такие идиоты, что сами себя обслужили?! Да разве ж так бывает? Сами себя обслуживают люди попроще. Русские там, или те же немцы. Но не Англия же!
И к тому же, глядите: по сути-то у англичане после Второй мировой все хорощо по-прежнему. В Лондоне вторая финансовая столица мира, если не первая... только вот не хватает одной мелочи. Мировой гегемонии. Была мировая гегемония - и нету! Куда делась? Во всём виноваты американцы! (А вовсе не Чубайс.)

Туе где-то проскакивал интересный материал. Цветные военные планы США - название военно-стратегических планов, разработанных США в начале XX века и в промежутке между Первой и Второй мировыми войнами. Чёрный — Германия; оранжевый — Япония; красный — Великобритания; зелёный — Мексика... а где же Франция? Франция - великая держава, но США войну с ней не планировали. Даже чисто теоретически.
Ибо зачем?
Ведь Люди же - они не звери. Они по-своему добрые. Ведь Франция это Париж, это Собор Парижской Богоматери, это История, это Культура... словом, Франция! Это понимать надо!

И я понимаю. Ещё как понимаю! О сколь далёк я от того, чтобы хоть как-то демонизировать французов! Тут к нам в деревенский храм приезжали туристы из Франции. Я их водил, показывал все, объяснял. Милейшие люди. Образования им, конечно, не хватает. Английского не знают, например - ну как так можно? А в остальном - самое тёплое, приятное впечатление.
Нет-нет, Франция положительно заслуживает одной лишь только искреннейшей любви со стороны русских!

Конечно, и тут нужно соблюдать осторожность, учит нас мэтр:

Французы настолько далеко видят и настолько планомерно соблюдают свои интересы, что в случае их малейшего отклонения от целей компаньона уже действуют в свою пользу. Компаньон-нефранцуз в чём выгода партнёра ещё не видит и ему кажется что тот просто шалопай или лентяй. А французские шалопаи и лентяи создали математическую Школу.

И не только школу, но и основы массовой культуры:

Современное засилье всё более латиноамериканизирующегося Голливуда затенило подлинные основания нашей массовой культуры. Она была сформирована во второй половине 19 века во Франции – ФРАНЦУЗСКИМИ комиксами (эротическими и научно-фантастическими), а также французскими мюзиклами, которые тогда назывались опереттами. И главным волшебным героем этих комиксов и мюзиклов был не Человек-паук или Капитан-Америка, а Дьявол.

Словом, Франция это плюс, плюс и ещё раз плюс! Это полный антагонист ненавистной, отвратительной для всех добрых людей Англии, повинной во всех ужасах сталинского режима и вообще.

Я и сам думаю, что моя жалкая попытка свести тонкого, неуловимого и глубочайшего Дмитрия Евгеньевича к какой-то там Франции в общем-то пошла и заведомо несостоятельна.
Вовсе он и не молчит о Франции. Про Французскую революцию и писал, и рассказывал. Если сравнить, то про Францию он написал больше, чем про Польшу, Германию и Испанию, хотя и меньше, чем про Италию, Англию, США и СРИГН. Если довести до логического конца мой подход, то выйдет, будто ДЕГ вообще - франко-немецко-польский шпион, потому что роль Франции, Польши и Германии в истории России несоизмеримо выше того внимания, которое он уделил этим странам. Молчит, значит, скрывает!

Правда, тут надо учесть вот какое обстоятельство.

Польша изначально создавалась как восточный противовес немцам. Она использовалась сначала Генуей, потом, Флоренцией, а потом и Францией именно в таком качестве - в качестве противовеса Германии (читай, Венеции и потом Англии). Грубо говоря, Польша - это Франция на востоке Европы.
Россия, со всей стороны, использовалась как противовес Польше. И использовалась немцами (да, пожалуй немцами) именно в таком качестве. Россия - это восточный противовес Польши. Потому понятия "польский агент" и "французский агент" настолько близки, что различать их имеет смысл лишь при углублении конкретно в тему франко-польских отношений (там ведь были и свои внутренние противоречия).

Далее. Нынешний Евросоюз это франко-немецкий союз (глубже - фанко-австрийский). Старые враги объединились против вконец обнаглевших англосаксов и намерены раздавить в блин, их как бог черепаху. И пока они не перессорятся между собой, "черепахе" не жить. (Потому я уверен, что сейчас главная думка и вожделенная мечта англосакса - перессорить французов с немцами.)
Что Галковский действует в интересах (польско-)франко-немецкого союза, это для меня очевидно давно. В заметке Вселенная Галковского я лишь уточнил его "координаты".
(Кстати, предсказываю, что в случае ссоры немцев с французами ДЕГ окажется на стороне французов и начнет гнобить австрийских старичков. А вот bohemicus, конечно, останется в этом случае на стороне Австрии. Но он твердо верит, что сегодня такая ссора невозможна. В этом глубокое отличие его точки зрения от моей.

Ну, и я, конечно, нисколько не зациклен конкретно на Франции. За спиной Гитлера стояла целая коалиция властных группировок. В этом тёмном деле приняли участие не только французы, но отчасти и сами англичане (см) себе на голову, и итальянцы, и конечно же, в первую очередь некоторые из немцев (см. заметки Феникс снова открывает мне глаза). Это большая и важная тема, которую ещё копать и копать.

Но сейчас я хочу копнуть в другом направлении.
Олег Насобин (avvakoum) в своих видеолекциях напрямую связывает современных французских Элегантных со Флоренцией. Эта связка выглядит очень и очень правдоподобной, как и связка нынешней английской Элиты с Венецией (через Португалию и Голландию). Было бы очень хорошо, если бы удалось проследить историю этих связий по конкретным персоналиям. Обнаружить прямую преемственность. Тогда картинка получается очень уж красивая, и основной конфликт в Европе XX века оказывается прямым продолжением старого конфликта начала XV века (см. За кулисами Столетней войны. Век XV: Милан против Венеции). Противостоят друг другу те же самые Элиты!
Не так уж трудно увидеть во Французской революции продолжение старой фарнцузской темы - борьбы бургиньонов и арманьяков. Скорее всего, изначально Французскую революцию устроил Орлеанский дом (во имя которого названа Орлеанская Дева, Жанна д'Арк), который и правит сейчас Франций, возглавляя Элегантных.

Но мой воображение поражает связь всей этой истории с последними годами православной Византии. Последний год Столетней войны (1453) неслучайно является годом окончательного падения Константинополя под ударами турок. Последние десятилетия своего существования константинопольский Император, почти уже совершенно потерявший все остатки своей Империи, усердно пытался залючить союз с Италией, и для этого преодолеть разногласия в отношении религии. С этой целью во Флоренции был созван Собор, на котором католическая и православная церкви заключили между собой Унию (ну да, а тут уже намечается связь с украинскими униатами).
Страшная и удивительная вещь! От лица ищущих унии "православных" на этом соборе выступал философ и маг Плифон, откровенный язычник и основоположник всего современного европейского оккультизма. Язычником я назвал Плифона не в ругательном, а в самом точном и прямом смысле. Этот человек верил в древних богов, весьма критически относился к христианству как таковому и являлся живым представителем какой-то древней византийской антихристианской традиции, дожившей до XV века. Плифон передал огонёк языческой премудрости Флорентийской Академии, которую спонсировала семья Медичи. И прикурил от этого огонька ни кто иной как Козимо Медичи, о котором я так трогательно рассказывал в своей программной заметке Мистерия Власти.
Медичи собрали вокруг себя самых великих деятелей Возрождения. Все они отметились в их Академии, все кормились из руки Медичи - и Леонардо да Винчи, и мой любимый Рафаэль, и Микеланджело Буонарроти. Все они занимались тайными оккультными науками, а научили их оккультизму греки.
Поразительное дело!
Я только-только начал понимать, когда и кому пришла на ум сам идея тайной, закулисной власти - и вот уже выясняется, что настоящими авторами этих крайне интересных идей были по-видимому не возлюбленные bohemicus-ом католики-итальянцы, а "наши" "православные" греки. Ведь Плифон был крещен в Православии и - извините, слова из песни не выкинешь - отпет в церкви по смерти аки Ельцин - в противоположность, скажем, Льву Толстому.
И Плифон был не единственным героем этой истории. В своё время, когда я изучал биографию великого Григория Паламы, в честь которого назван этот журнал (palaman), я с удивлением отметил, что главный идейный враг Паламы - некто Варлаам Калабрийский был учителем великого Патрарки. Обратите внимание, не учеником, а учителем.
То есть, грубо говоря, получается, что наши великие гуманисты, итальянцы-то Возрождения питались крупицами, падающими от трапезы наших домашних отступников от Православия, деятелей Византийского Возрождения.

Короче говоря, получается, что языческая античность никогда и не умирала. Старые боги Греции живы и поныне в закулисных мистериях современной Тайной Власти. Язычество в Греции не исчезло, оно продолжалась до 1453 года. Периодически оно переходила прямо в Возрождение - через неоплатонизм, открытие Академии и оплодотворение итальянцев и иных Плифоном и Ко. Это тёмная сторона античности, возвращённая средневековой христианской Европе из Византии.
Получается, на Западе с падением Рима и воцарением варварства не осталось и нормального язычества. Там были всякие ведьмы и прочая дичь племён вовсе не античных. А вот в Восточной жила античность со всеми плюсами и минусами, прячась в тени Империи от чересчур внимательных взглядов отцов Церкви.
Язычество Запада - примитивная деревенская магия. Античные же божества, мистерии и, наконец, Возрождение - это попытка всё это возродить на новом уровне, на уровне философии. Прежде всего Платона, конечно, Аристотель никогда не умирал. На Западе была магия, лечение травками-заплёвками, максимум фантазии - поклонение козлу или путешествия в трансе. (Тоже интересная штука - типичный шаманизм, как у нас в Якутии и Казахстане. Бубны, обмазывание/оскуривание маком, полёты во сне на небесных животных. Но это не Античность, это - архаика.) Великая культура возлюбленной Галковским Франции берет своё начало не отсюда, а из Флоренции, а сама Флоренция - прямиком из Греции. Через Флорентийскую Унию. Согласитесь, дорогие читатели - это неожиданный кульбит!

Узнав об этом я не мог поверить своим ушам и всё переспрашивал:

Оккультисты Византии бежали в Рим потому, что у себя дома они были в оппозиции Церкви, а среди римских варваров, искавших античных тайн, ощущали себя дома.
Так?


> Они не то, чтобы бежали... Их срочно рукоположили во епископы прямо перед Флорентийским собором.

Да кто рукоположил? Католики? Кто мог рукоположить магов и язычников?

> Какие католики!!! Православные! Наш митрополит Исидор Киевский - греки его нам послали, мы не взяли его. Гемист Плифон основал Платоновскую академию в Греции. Католики его "мощи" выкрали на запад и до сих пор поклоняются. Слава Богу, рукоположили в епископы одного приличного человека - Свт. Марка Евгеника Эфесского. Он и отстоял Православие.

Какие странные православные, тебе не кажется? Зачем же магов рукополагать в епископы?!

> Виссарион Никейский - будущий кардинал РКЦ, рукоположен в митрополиты 11 ноября 1437, инициатор брака с Софией Палеолог нашего Царя; Исидор Киевский - поставили его нам 1436 году, тоже будущий кардинал...

Александр Люлька, кто делал эти рукоположения?

> Наши, православные.

Почему такие странные православные?

Это так называемый византийский гуманизм. Церковь его однозначно осудила на соборах: во-первых, Собор на Иоанна Итала и конечно - на Паламитских. Но все деятели этого - античного совершенно - движения долго спокойно жили в пределах Империи, были в фаворе у Императоров, их отправляли защищать (!) Православие в спорах с католиками... пока наконец они не поняли, что не судьба и не переехали делать Возрождение на Запад.
Всё Возрождение изначально создано греками. Которые (Плифон) откровенно почти предлагали вернуться к поклонению др.греческим богам, обожествляли Платона, возрождали Академии. Я напоминаю, что Академия тогда - это именно секта платоников, а не "ваще за науку". Марсилио Фичино и проч. отцы Ренессанса были ими очарованы и всему обучены. Это кошмар, если разобраться...


То есть, де-факто, на какое-то время на Востоке победила ересь. Потом она была осуждена, но никто не преследовал её адептов. Однако они сами предпочли быть первыми людьми на деревне (в Риме), чем последними в Городе (Царьграде). Так?

Да, ересь победила в умах столичной интеллигенции. Церковь как всегда спасла честь Империи, но... почитай биографии - там много интересного. Просто современные авторы выдают этих бесноватых за философов, потому что опять же - святая античность.
"Сами предпочли" - ну не совсем. Сколько могли, они были в Константинополе. Возрождать дикую Италию никто не спешил. Но их попёрли так или иначе. После соборных осуждений было неудобно всё-таки.
Ты пойми главное: все оппоненты Свт. Григория Паламы - это воспитанники той "Западной" в кавычках мысли, которая исходно с Востока.


Прекрасно. А тут есть связь с французским масонством? Через Медичей и Флоренцию?

Связь с масонством однозначно та, что в основе масонской идеологии их наработки. Плифона Рафаэль, судя по всему, нарисовал на известной фреске Афинская школа.
Да ты посмотри просто биографии этих деятелей:
Гемист Плифон
Василий Никейский
Исидор Киевский
Марсилио Фичино
Иоанн Итал(ьянец)
Пико де Мирандола
и прочие - они там появятся сами (Бруно, Мыкола Кузаньский)



Ну, хорошо! Вот мы от Гитлера перешли к Франции. От Франции ко Флоренции. От Флоренции - к Византии!

И теперь остается нам лишь копнуть в историю Византии, чтобы круг замкнулся.

А поможет нам в этом опять-таки Галковский.

Цитирую мэтра:

Античная скульптура и юриспруденция это европейский 17–18 век, античное водоснабжение — 19, античный спорт или сексуальная жизнь — 20. «Рабовладение» — 21. А, например, религия — 22. Только в 22 веке люди осознают, что христианство или мусульманство по сравнению с античной религиозной культурой — примитивное варварство.
Думаю, примерно к этому времени западные политики также поймут, от чего античная цивилизация погибла, и от чего предстоит погибнуть цивилизации нового времени. Но скорее всего, будет уже слишком поздно.


Конец цитаты.

После всего сказанного можно уже уверенно догадываться, что "великая античная религиозная культура", о которой говорит ДЕГ - это тайные учения, переданные язычниками-греками итальянцам Возрождения, которые вот уже шесть веков успешно воплощают в жизнь задумки Георгия Гемиста Плифона.

Это, безусловно, по-свеому великая религиозная культура. И теперь понятно, почему Галковский так активно топит христианство, ничего при этом не имея против "православия" без Христа, "православия" как местной русской традиции.

Есть ли у нас православных что ответить на это многоуважаемому мэтру?

О да, и у нас много что есть ему ответить.

У нас за плечами целая эпоха.

Православие Высокой Античности это целая эпоха, ТРИ ВЕКА (V-VII) - дольше, чем вся история Российской империи.
Понятно, почему Галковский этой истории видеть не желает, несмотря на то, что как раз эти-то триста лет и были наивысшим взлетом человеческой культуры и цивилизации за всю прошлую человеческую историю. Сегодня мы до этого уровня действительно ещё не доросли.

Почему же Галковский не видит этой эпохи?
Причина во общем-то лежит на поверхности. Дело в том, что по Франции в это время бегали средневековые варвары. Запад Империи лежал в развалинах. А точка зрения Галковского это точка зрения Запада, и именно Франции.
Но по-видимому есть и более глубокая, духовная причина, о которой мы только-только начинаем догадываться.

Это работа на будущее. А пока... пока я определил точную дату конца Античности.

Это начало Иконоборчества.
Ясно, что школьная периодизация, согласно которой концом Античности было падение Рима, никуда не годится. Ведь в тот момент центром цивилизации и культуры был уже Константинополь, которому суждено было пасть от рук варваров лишь в XIII веке (1204, Четвёртый крестовый поход). Но к XIII веку и сам Константинополь был уже в глубоком упадке. Внешней причиной этого упадка была безнадежная и бесконечная борьба с мусульманами, и потому я до сего дня думал, что именно нашествие Ислама положило конец Античности, век за веком ослабив и измотав Ромеев до полного истощения.

Но великие Империи не гибнут по внешним причинам. И вот сегодня я со всей ясностью осознал, какова была настоящая, внутренняя причина упадка и гибели православной Цивилизации и культуры, печальные последствия чего мы в России ощущаем сегодня всей поверхностью кожи.

Я понял суть, и вот, решил тут же записать эту новую, концептуально важную мысль.

Накануне начала Иконоборчества античная культура и античное искусство достигли такого небывалого расцвета, что у тёмных крестьян, которые составляли большинство населения той эпохи, появилась опасная тенденция почитать великолепные живописные иконы - потрясающий воображение плод великого искусства Высокой Античности - как особые мистические сущности, объект самостоятельного культа. Этим и воспользовался дьявол, воздвигнув императоров иконоборцев против Церкви. Античное искусство, античная культура и образование именно в этот момент были объявлены пережитком язычества и физически уничтожены вместе со своими носителями.
Наступили Тёмные века.

Итак, начало VIII века. Император Лев Исавр, великий победитель арабов и жестокий гонитель Православия. Конец Золотого века христианской цивилизации.



[Кстати]Когда я пытался Осторожно копаться в истории Карла Мартелла, начальника Каролингов, у меня сложилось впечатление что он ставленник Италии. Не исключено, что внук его Карл Великий, коронованный Папой Римским в 800 году, является не первым героем этой истории. Возможно, именно с Карла Мартелла и начинается восстановление Западной Римской империи, центром которой естественным образом выступает Италия, и продолжением которой является вся современная Западная цивилизация. Карл Мартелл - современник Льва Исавра.

Каково твоё определение античности? И в каком плане: культурном (искусство), юридическом, политическом? Языковом?

Культурном в первую очередь. Или даже шире: Античность как цивилизация. Высший взлёт человеческой културы за всю историю человечества.

По-моему, античность нормально просуществовала до падения Константинополя и идейно существует доныне - в Церкви.

Да, это так. Но вот именно как культура и цивилизация православная Античность сейчас в глубоком упадке, она сжалась до размеров православного прихода.
----------------------------------------------------------

Продолжение см. Краткое изложение истории христианского мира (Античность)