Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Позвольте представиться!

Уважаемому читателю желаю здравия, долгоденствия и просвещения духа!

Прежде всего, позвольте представиться. Я - писатель. Пишу художественную литературу, эссе и публицистику. На бумаге у меня опубликована только одна книга, на гонорар от которой я купил компьютер.

Надо сказать, заплатили очень скупо. Но меня это не слишком огорчило! Мне кажется, мы уже живем в эпоху электронных книг. Старое миновало. Теперь писателям надо приспосабливаться к новым условиям жизни. И мне кажется, что эти условия - намного лучше прежних. Пусть теперь невозможно заработать на литературе - зато между автором и читателем теперь не стоит никто. И это - великолепно!

Вот здесь в портале "Русский переплет" Вы можете найти основные тексты, написанные мною до того, как я завел себе ЖЖ. Тем, кто не любит черненького, советую почитать очень светлую "Сказку для старших". А тем, кто любит правду - немного страшную повесть "Король и Каролинка". Обе эти повести основаны на личном опыте - впрочем, как и вся литература.

А теперь вот я завел ЖЖ и публикуюсь сам, независимо от кого бы то ни было. И мне это нравится.

К сожалению, формат ЖЖ не совсем подходит для того, чтобы публиковать объемные тексты, потому здесь у меня в основном небольшие заметки на разные темы, хотя есть и большие работы, а именно:

Здесь я опубликовал повесть "Хуаныч и Петька"

История русской (антирусской) революции -- очень важный для меня цикл статей, в которых мне удалось нащупать логику событий, приведших русский народ в начале XX века к страшной национальной катастрофе.

Трёхсотлетняя война. Это большой цикл, даже несколько связанных между собой циклов о политической борьбе Европы XIII-XV веков, от взятия венецианцами Константинополя (1204) до начала Итальянских войн (1494).

Кроме того:

Заметки о религии и психологии

Теория Власти

Заметки по истории

Заметки по политологии

Между религией и политикой

Публицистика

Заметки об и на эсперанто

Чужие заметки, которые меня заинтересовали

Литература и искусство

Заметки, которые не уложились в эту классификацию

Личное

Жития - шедевры жанра

Я веду этот журнал прежде всего для себя самого и для узкого круга моих единомышленников. Главная цель этих записей - зафиксировать концепции, которые рождаются в моём уме. Раньше я этого не делал и сейчас с печалью понимаю, что кое-что из созданного мною уже подзабыл и теперь, заново столкнувшись с той же темой, вынужден второй раз проделывать ту же работу.

Раньше мне казалось, что если я что-то однажды понял, то я этого уже никогда не позабуду. Потому что то, что по-настоящему понято, просто невозможно позабыть, оно становится частью твоей души. Теперь я вижу, что я сильно переоценил свои силы. Оказалось, что понять что-либо по-настоящему гораздо труднее, потому что жизнь многогранна и неуклонно поворачивает даже самые знакомые темы новыми и новыми ракурсами.

Итак, я решился записывать свои мысли, чтобы я мог воспользоваться ими как готовым материалом спустя время. И чтобы ими могли воспользоваться те, кто мыслит в том же ключе. Если захотят! Я не навязываю свою точку зрения кому бы то ни было и тем более не стремлюсь формировать общественное мнение. Но мне нравится незаметно подбрасывать людям плодотворные идеи, а потом наблюдать, как с годами они мало-помалу становятся общепризнанными без моих малейших усилий, сами по себе, просто в силу естественно присущего им потенциала. И ещё: я знаю, что этот потенциал - не от меня, и мне нечем гордиться.

Но такой режим ведения журнала означает, что я далеко не всегда имею время и желание доказывать и подробно обосновывать излагаемые мною ментальные конструкции. Хотя бы уже потому, что многие из них складывались кропотливым трудом на протяжении десятилетий. И составлены они из очень разнообразного материала, с которым мне приходилось работать на протяжении жизни: от боевых искусств до Православия, от магии до релятивистской космологии, от гипноза до умной молитвы, от всемирной истории до небесной механики, от лингвистики до универсальной алгебры и так далее. Порой для того, чтобы понять логику моих рассуждений в какой-либо области надо хорошо разбираться ещё в нескольких весьма отдаленных от неё областях.

Кроме того, в моей внутренней жизни очень большую роль играют чисто духовные, мистические феномены. Я в общем-то трезвый человек и не доверяюсь всякому нашедшему откровению. Но в то же время я не склонен пренебрегать эзотерическим знанием, рассматривая его как важный дополнительный источник информации, вроде Гугля - доверять нельзя, но имеет смысл принять к сведению.

Потому читателю, который решился уделить сколько-то внимания этим записям, но не имеет оснований доверяться мне, имеет смысл относиться к ним как к разновидности художественной литературы. Ну, вот пришло автору на сердце желание нарисовать такую картину. Принесет ли это пользу, станет ли началом чего-то разумного, доброго и вечного - или будет просто позабыто, отброшено с годами, с накоплением жизненного опыта? Всяко может получиться. Главное - не навредить.

Потому не подходите ко всему этому со слишком уж серьезной меркой. Я всего лишь человек, а человеку свойственно ошибаться.

Хочу немного объяснить свою политику в отношении комментариев и комментаторов.
Я модерирую свой ЖЖ из эстетических соображений. Люди, которые комментируют мои тексты, являются частью некоего смыслового целого, которое я и пытаюсь уловить. В котором и сам я уже не автор, а один из героев. Это гораздо интереснее, чем монологическое творчество прошлого.
Но именно поэтому мне приходится удалять или ограничивать людей, которые приходят сюда не для того, чтобы творить, а чтобы разрушать по какой-либо причине - например, просто потому, что им не нравится моё творчество.
Таким образом, я удаляю из своего ЖЖ то, что мне просто не нравится, не гармонирует с тем целым, которые является целью моего поиска. По этой причине всякое богохульство или выпады против православных святых - это почти наверняка бан или как минимум удаление сообщения.

Ну, и пара слов официально:

1) Данный журнал является личным дневником, содержащим частные мнения автора. В соответствии со статьёй 29 Конституции РФ, каждый человек может иметь собственную точку зрения относительно его текстового, графического, аудио и видео наполнения, равно как и высказывать её в любом формате. Журнал не имеет лицензии Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ и не является СМИ, а, следовательно, автор не гарантирует предоставления достоверной, непредвзятой и осмысленной информации. Сведения, содержащиеся в этом дневнике, а также комментарии автора этого дневника в других дневниках, не имеют никакого юридического смысла и не могут быть использованы в процессе судебного разбирательства. Автор журнала не несёт ответственности за содержание комментариев к его записям.

2) Автор журнала относится к числу идейных противников "законов об авторских правах". Уважая чужие авторские права, сам я пишу исключительно во славу Божию и потому всё мною написанное может свободно и безвозмездно распространяться, издаваться, переводиться и иначе использоваться полностью или частично, в коммерческих и некоммерческих целях, но при одном единственном условии: все это должно делаться в пользу Православия. Использование моих текстов во вред Православию будет рассматриваться как нарушение моих авторских прав.

Мистерия Власти: выход есть

Прочитав этот текст, наш читатель может добровольно стать участником мистерии, которая навсегда изменит этот мир. Может стать, а может и не стать - свободная воля для нас священна. Вход и выход до конца остаются свободными. Мистерия совершится в любом случае, и мир уже не останется прежним.

Мои слова могут казаться безумием, но они глубоко рациональны и взвешены. Я знаю, что говорю, и знаю, Кому это говорю. Слова могут изменить мир или как-то повлиять на ситуацию лишь в том случае, если они будут услышаны и если Сам Услышавший пожелает стать участником таинства. (Таинство и мистерия - синонимы.) К Нему-то, слышащему и участвующему, они и обращены, и потому не останутся бессильными.

"Мистерия начинается в тот момент, когда читатель/зритель становится героем произведения". И мистерия этого текста началась по сути дела уже очень давно, две тысячи лет назад в Палестине - в тот момент, когда Слышащий стал его героем, выйдя на сцену и открыв Себя всякому, кто пожелает участвовать в мистерии.

По сути, весь мой ЖЖ есть плавное введение в эту мистерию. Но ключом для открывающейся сегодня двери стало деяние великого флорентийца XV века Козимо Медичи, который пятьсот лет назад запустил новую мистерию, мистерию Тайной власти. Он стал первым человеком, которому удалось построить Искусственное государство. Очень любопытно, что мы имеем возможность указать, когда, где и кем оно было построено.

Деяние Козимо Медичи оказалось потрясающе эффективным. Он действительно изменил мир. Фактически, он придумал современный мир - мир, в котором мы ныне живем, и который мы намерены изменить по-своему при помощи своей ответной мистерии.

Мне кажется, задумка Козимо пришлась Тебе по вкусу, иначе ничего бы у флорентийца не вышло. Ты просто не позволил бы ему сыграть такую огромную роль и стать столь важной частью Твоей собственной мистерии. И нам, участникам этого таинства, было бы полезно понять смысл совершившегося и совершающегося, чтобы предвидеть то, чему ещё надлежит совершиться. А без Тебя это невозможно.

С великим итальянцем непросто говорить на равных, а тем более сделать великую мистерию частью какой-либо иной мистерии. Но вот как раз для Тебя-то это совсем не проблема. Потому этот текст и не может строиться никак иначе, кроме как через прямое обращение к Тебе.

Олег Насобин сильно облегчил мою задачу, сделав Козимо с его задумкой героем своего замечательного ролика, к которому я и отсылаю читателя, недостаточно знакомого с темой:

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=534

Итак, три принципа Козимо Медичи, на которых строится современный мир:

  1. Прочная власть должна быть тайной.

  2. Самое удобное для неё устройство общества есть охлократия, которую лукаво именуют демократией.

  3. Этот мир должен принадлежать "философам", которые по сути дела являются магами, управляющими настроениями охлоса.


В тот момент, когда эти принципы были осознаны и сформулированы, они должны были казаться безумно храбрыми, революционными. Однако сегодня, спустя шесть веков, невозможно не признать их потрясающую эффективность, доказанную практикой и тем самым подтвержденную ясным выражением Твоей воли: ведь всё совершающееся совершается не иначе как по Твоей воле. И раз у Козимо всё получилось, значит, он угадал Твой замысел о мире, и действовал согласно этому замыслу.

Для элегантных Людей конструкция Козимо почти идеальна. Почти. Почти - потому что она не избавляет их от смерти, а также от неизбежной взаимной конкуренции, которая приближает эту смерть. Тут у Людей имеется слабое место, Проблема с большой буквы. И тут мы видим у Элегантных глубокий внутренний разрыв и противоречие, так как по мнению самих же Элегантных, человек с Проблемой не может оставаться элегантным, как разъяснил нам Олег Насобин в другом замечательном ролике.

https://youtu.be/GwGBRjS_T90?t=472

Этим-то противоречием мы и воспользуемся, на нем-то и сыграем, законно пользуясь тем, что Ты являешься хозяином не только Жизни, но и Смерти.

Если мы следуем за Тобой, если наша воля согласна с Твоей волей, то у нас нет и не может быть никаких проблем, потому что всё совершающееся совершается по Твоей воле. Неизбежно совершится и наша мистерия. Можно было бы сказать, что делать нам и вовсе ничего не нужно, так как Ты сделаешь всё Сам. Но это не совсем верно, потому что - опять-таки! - если наша воля согласна с Твоей волей, то и мы делаем то же, что делаешь Ты.

Проблемы у нас появляются лишь тогда, когда наша воля расходится с Твоей, когда мы начинаем воспринимать Тебя как внешнюю - а значит, потенциально враждебную нам - Силу. Но зато при правильном подходе все эти проблемы можно свести к одной-единственной - как вернуться на Путь, снова стать причастными Истине и таким образом обрести подлинную Жизнь. Вот и всё. Это альфа и омега, начало и конец. И кто сделал это, разом становится элегантнее всех Элегантных.

Но любое слишком общее решение проблемы имеет тот недостаток, что в каждом конкретном случае его нужно применять особо. И мы сейчас применим это общее решение к конкретной частной проблеме - той проблеме, которую создал для нас, "проблемных", Козимо Медичи, временно сделавшись со-автором (Твоим соавтором) современного мира.

Для нас русских концепция Козимо стала актуальной и смертельно важной в тот момент, когда венчался на царство наш последний Император Николай II. До него Россия продолжала оставаться традиционным естественным государством - то есть, таким государством, в котором власть действительно принадлежит человеку, считающемуся главой этого государства.

При Николае II власть в России стала тайной. Сам Николай был первым русским царем, который не обладал реальной властью в стране (см. История Русской революции в свете теории Власти), потому что его родители, Александр III и датчанка Мария Федоровна (Дагмарь), власть ему не передали. Всё время царствования Николая II реальная власть продолжала оставаться в руках его Матери, вдовствующей Императрицы, которая и привела Россию к злосчастной революции 1917 года, навсегда закрепившей для России данное положение вещей.

История Николая II символически повторяет историю последнего французского короля, Людовика XVI. Мария Феодоровна принесла с собою на Русь не только французскую систему тайной власти и французское масонство, но и французскую же по своей сути Февральскую революцию. И как во Франции сами же французские масоны потеряли инициативу революционного движения, уступив её якобинцам (которые работали на Англию), так и в России злосчастные февралисты уступили инициативу большевикам.
Но на этом сходство заканчивается.

Потому что в России, в отличие от Франции, так и не случилось своего Термидора. Важно понимать, что сталинский переворот 30-х годов не был русским Термидором; Россия просто перешла из одних нерусских рук в другие нерусские же руки. Элегантные французы смогли снова схватить и удержать свою власть во Франции, пусть и с огромными потерями, пусть им и пришлось для этого покувыркаться целых 80 лет, то выпуская власть из рук, то снова подхватывая её. Но вот в России им это не удалось.

Олег Насобин говорит, что высшая похвала искусству политика в закулисной Франции состоит в том, что его называют флорентийцем в честь великого флорентийца Козимо Медичи (и других членов этой Фамилии). Этот факт свидетельствует о том, что нынешняя французская Власть является прямой наследницей власти Медичи. Когда-нибудь кто-нибудь (может быть, даже я сам) расскажет нам, какими извилистыми путями флорентийская Власть стала французской Властью. Для нас пока в этой истории важно то, что в какой-то момент им пришлось для этого пожертвовать процветанием и благополучием своей собственной страны, ввергнув её в пучину бедствий и навсегда лишив мировой гегемонии (а ведь до революции 1792 Франция играла в мире такую же роль, какую сегодня играют США). И затем они ввергли в пучину таких же (и даже худших) бедствий Россию, причем даже не добились успеха, то есть, по факту поступили совсем-совсем не элегантно. Не по-флорентийски.

Важно для нас также понимать, что в за время своего фактического господства в России про-французская Власть Марии Федоровны Дагмарь подмяла под себя Русскую Церковь, подчинив себе систему церковного Управления, чем и объясняется то странное на первый взгляд обстоятельство, что церковные иерархи почти поголовно встали на сторону Февральской революции. На высшем уровне церковного Управления верным святому царю Николаю II остался лишь святой Макарий, тогдашний митрополит Московский, которого за это от церковного Управления немедленно отстранили.

Важно понимать, что со времен Александра III церковное Управление подчинено внешней закулисной Власти, точнее, нескольким различным Властям, которые за последние полтора века пару раз перехватывали друг у друга контроль над этим Управлением. И если до революции речь шла все-таки о русских Элегантных, пусть и переплетенных слишком тесно с французскими, то после революции ничего русского в этой власти нет, и корни её уходят далеко за границу, в англосаксонский мир.

Это важно понимать для того, чтобы для нас не остались тайной причины, по которым Ты позволил элегантным французам ввергнуть нашу страну в кровавую пучину революции. Мы должны ясно понимать Твои цели, чтобы мы могли действовать согласно с Тобой, преследуя те же самые цели.

Смысл совершающейся мистерии в том, что Ты желаешь владеть нами непосредственно, царствуя на престоле нашего сердца. Вот почему Тебе оказалась угодной задумка Козимо Медичи, и вот для чего Ты позволил "философам" возобладать над этим миром.

Эта мысль может показаться неожиданной или сложной. Сейчас я её поясню.

Церковная иерархия не должна становиться преградой между Тобой и нами. Они не имеют права властвовать над Твоими людьми, потому что никто кроме Тебя не является Властью в Твоей Церкви. И когда же подобное происходит, Ты сокрушаешь самозванных "посредников", разрушаешь механизмы Управления до основания, до дна. И тем самым сохраняешь Свою Церковь в первозданной простоте.

Если кто-то отождествляет понятия "Церковь" и "Церковное управление", то он должен будет сделать из моих слов неверный вывод, будто бы Ты разрушаешь саму Церковь. И если этот человек захочет освободиться от чар итальянца Козимо Медичи, ему придется осознать то, что осознал после революции русский философ Михаил Новоселов, который сумел с замечательной ясностью изложить в своих "Письмах к друзьям" несколько очень важных идей, центральная из которых состоит в том, что

В Церкви Христовой нет того кощунственного, богохульного, противохристианского и безнравственного начала, что называется авторитетом в вопросах совести и веры.

Никто, ни один человек, какую бы высокую ступень в церковной иерархии он ни занимал, не может вставать между Тобой и нами. А если подобное происходит, Ты не останавливаешься ни перед чем, Ты сокрушаешь Империи и разделяешь народы, чтобы дать тем, кто ищет, возможность восстановить прямое и непосредственное общение с Тобой лично.

Дело в том, что Ты не только Священник, но и Царь. Тебе в равной мере принадлежит и наша духовная, и наша плотская жизнь. В отношении к Тебе спиритуализм так же неуместен, как и грубая материальная выгода.

Козимо Медичи придумал, что подлинная власть должна быть тайной властью? Он догадался, что этим миром должны владеть философы? Прекрасно! Тебе понравилась эта идея. Ты принял от этого маленького смешного итальянца брошенный им Тебе вызов, и Ты изволил Сам стать этим Философом и этой Тайной Властью.

Вот в чем смысл пережитой нами революционной эпохи. Теперь она близка к завершению, все ходы уже сделаны и все загадки раскрыты, и мне остается лишь расставить точки над i, назвав все вещи своими именами.

Задумка Медичи пришлась Тебе по вкусу. Но Ты не оценил и не принял главную предпосылку Козимо,  а именно предложенную им концепцию деления людей на Элегантных и Проблемных. Проблема Элегантных в том, что они недостаточно элегантны в Твоих глазах (Откр 3):

Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды "; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю.

На самом деле от всякого человека лично зависит, кем и каким ему быть. Каждый сам для себя должен выбрать, быть ли ему человеком проблемным или человеком элегантным. По-настоящему Элегантный человек не имеет проблем, потому что всё на свете совершается согласно его воле, так как его воля согласна с Твоей волей.

Ты пришел в мир, в котором царили цари и господствовала явная власть.
Но пришел в этот мир тайно, Ты до самой смерти Твоей остался неузнанным. (см. Иисус Христос: личность и маска.) Ты родился в вертепе и лежал в скотских яслях. Мудрый философ Козимо Медичи, оказавшись в темнице, отчасти проник в тайну Твоего смирения и, ища решение вдруг возникшей перед ним страшной Проблемы, вдруг понял, что подлинная власть в этом веке должна быть тайной, подражая Твоей власти. И вот, Тебе оказалось по душе это решение великого Философа. Конечно же, Ты Сам ему и подсказал ему, умирающему от голода в темнице.

И Ты довел его идею до конца, до блеска и до совершенства. На пороге смерти Козимо Медичи познал и доказал на личным опыте, что великим человека делают не власть и не деньги, но правильная философия, которая способна вывести из мрака темницы на свет ведения. Козимо верил в Тебя и молился Тебе, и Ты не только спас его жизнь и вернул ему власть над Флоренцией, но дал его тайному учению возобладать, воцариться над этой планетой. И Ты сделал это с благой целью.

Тайно пришедшему в мир Царю и Философу подобает служить втайне.

Хорошо и правильно сделал великий император Константин, когда воцарил Тебя над своей Империей явно, сделавшись христианином. Но это великое деяние было несовершенным. Константин как бы исправил Твою "ошибку": Ты пришел в этот мир тайно и Твои ученики тайно служили Тебе три века, подвергаясь гонениям. Константин же сделал служение Тебе явным и славным, наполнив его блеском Римского величия. Именно так и должен был поступить великий Римлянин, сын своей эпохи.

Но Ты немедленно показал и обнажил недостатки такого решения.

Если бы Тебе подобало властвовать над этим падшим миром явно, Ты и пришел бы в него во славе. Но Тебе угодно было поступить иначе: Ты элегантно надел на Себя венецианскую маску, прикинувшись слабым смертным человеком, человеком с Проблемами. Этим Ты обманул дьявола, спровоцировал его убить Тебя, сравняв с прочими проблемными людьми - а значит, тем самым и их сравняв с Тобой. И с этого времени каждый желающий подражать Тебе вправе рассматривать свои проблемы как венецианскую маску, подобную Твоей маске.

Решение Константина было временным - и оно было совсем неплохим для своего времени. Надлежало на какое-то время сделать Твою власть явной и несомненной в глазах простого и грубого народа чтобы дать ему шанс заглянуть за венецианскую маску. Но оно не было совершенным, потому что Твоя игра с дьяволом не завершена. Подобно тому как он в глупой самонадеянности своей заглотил наживку Твоего смертного тела - и был смертельно ранен, внезапно наткнувшись на скрытый металл Твоего божества - подобно этому ему ещё предстоит всё в той же глупой самонадеянности заглотить теперь всю православную Церковь, чтобы довести до конца начатое Тобою дело искупления рода человеческого. И он это сделает, никуда не денется. Хотя и догадывается уже, каким будет финал, но пространство решений его всё время сужается, а Проблемы растут. И это хорошо и правильно.

Это хорошо и правильно, но болезненно переживается простыми верующими, потому что мы не разумеем тайны Твоего промысла. Между тем, это необходимо для того, чтобы разумно и сознательно участвовать в совершающейся мистерии. Это очень важно, чтобы участие было добровольным, сознательным и разумным. Потому что бессознательно, неразумно и не добровольно в ней участвуют все, и сам дьявол играет в ней важную роль - роль полезного идиота. Но Ты не награждаешь тех, кто участвует в ней не добровольно.

А для добровольного и сознательного участия нужно ясное осознание смысла мистерии, общего её плана и правил хорошего тона. Хороший тон состоит в том, чтобы не иметь проблем (тут Элегантные правы), возложив все свои проблемы на Тебя, как и учит Церковь:

Сами себя, и друг друга, и всю жизнь нашу Христу Богу предадим.

Как именно это делается, об этом я надеюсь рассказать с Твоей помощью нашим читателям, отвечая на их вопросы. Общий же план мистерии и её смысл я изложил публично в этом кратком, но достаточно ёмком тексте.

Прямое продолжение этого текста -- Христианство и демократия: выход есть
См. также Мистерия русского возрождения
Стратегия русского движения

Кто промывает наши мозги?

Цитирую Пелевина:

Мы с рождения подключены к информационному потоку, который промывает наши мозги с таким напором, что там не способна появиться ни одна случайная мысль. Системе незачем читать мысли. Ей гораздо проще прокачать через твою голову мысль, которую ты примешь за свою – а потом, как бы в ответ на нее, прокачать рекламу, удивляющую своей уместностью. Если цукербрины рекламируют картофельное пюре, они сначала заставят тебя подумать о чем-то круглом. Потом прокачают мысль, что это похоже на картошку. А затем уже включат рекламу пюре… Понял?
Но это еще не самое страшное. Гораздо серьезней другое. Когда ты принимаешь решение съесть сто грамм картофельного пюре, это тоже не твое решение. Его вколачивают в тебя точно так же, как мысли с контекстной рекламой. Мало того, когда ты, например, злишься, что тебя заставляют платить за случайный кивок, это тоже прокачка. Понимаешь? Вся твоя внутренняя жизнь – такая прокачка. Вся. Это просто длинная программная петля, прокручиваемая системой в твоем сознании.


Конец цитаты.

Пелевин почти прав. Почти.
Всё не так плохо, всё гораздо хуже.

Пелевин не говорит главного: что прокачивает не столько социальная система, сколько нечистые духи, с которыми эта система сотрудничает.

А они прокачивают человечество давным-давно. Собственно, все религии и философии в истории человечества это их креатура, кроме одной-единственной. Их задача -- отвлечь людей от общения с Богом, Который знает все наши мысли и наперед предвидит все наши поступки. Для смертного человека нет ничего естественнее, чем молиться Ему. Задача трудная, прямо нетривиальная, но ведь успешно справляются.

> Замечание уважаемому хозяину блога. в "цукербринах" Пелевин ещё не сформулировал мысль о бесовщине. А вот в "трансгуманизме" она уже высказана явно.

Да, Пелевин идёт к Православию. К христианству вообще — он уже почти подошёл.

И вдруг я поняла, чем София была для ромея: абсолютным авангардом, билетом в будущее, обещанием, что счастливый и свободный век спасения наконец наступил. Я увидела, чем казалось это здание, когда оно было самым новым из всего построенного на Земле.
Я не додумала это, а именно увидела – хоть и очень зыбко, на самой границе восприятия. Голубой дом, похожий на облако благовонного дыма, закругленные окна, перечеркнутые двойными крестами, плавное нагромождение куполов и арок – все это стало безумно смелым футуристическим дизайном.
Я поняла, каково было стоять под этими стенами в шестом веке и видеть невозможное завтра. Примерно так сегодня можно было бы любоваться архитектурой прорыва где-нибудь в Шанхае или Токио – если бы ее одухотворяло что-то еще, кроме надежды разжиться бабками.
То, что я видела на рисунке, за эту секунду не изменилось совершенно. Изменилось то, как я видела. Да, это было удивительно…
Я попыталась в двух словах рассказать о своем переживании.
– Умница, – улыбнулась Со. – Как раз об этом я и говорю.
– Странно, – сказала я. – Время, когда существовала Византия, называется темными веками… А в Софии был такой легкий и радостный свет…
– Темные времена – это изобретение восемнадцатого-девятнадцатого веков. Чтобы создать эпоху Просвещения, нужно придумать эпоху тьмы.
– Вы историк? – спросила я.
– В прошлом.
– То есть темных веков не было?
– Конечно нет. Всегда есть тьма и свет – в любую эпоху, в любом месте, где живут люди.


(Пелевин. Непобедимое солнце -- см. заметки Конец Античности и Живая Античность)


> Разве описываемое Пелевиным "прокачивание" не является важнейшим условием существования общества, его стабильности и минимизации делинквентного поведения?

Если верить, что человек по природе асоциальное животное, только "прокачка" делает его человеком, то да — Вы правы.
Но эта вера — не Православие, а манихейство.

Мы же верим, что всякий человек по своей природе подобен Христу. И наоборот, он обретает сначала способность, а потом и потребность грешить благодаря "прокачке" тёмных духов, которые каждым человеком персонально занимаются с младенчества. Именно для того, чтобы не получился в итоге кого-то подобный Христу.

> А как же тогда ангелы-хранители? Они что, ничего не делают, и стоят спокойно в стороне, пока нам в уши дуют?

Если бы Бог не ограничивал демоническую "прокачку", люди физически уничтожили бы друг друга, думаю, в течение суток.

Когда я был там — а я добрался туда, не покидая Москвы — я видел в каждом из окружающих людей скрытое в нём "божество". В общем, это выглядит кошмарно. Тогда я не понимал, что вижу, просто видел. Но если описывать это видение в моём сегодняшнем дискурсе, то выглядело всё так: Москва была наполнена демонами, которые зачем-то притворяются обычными людьми. Я ходил между ними, слегка пришибленный этим видением, и деликатно расспрашивал их, для чего они притворяются. Они уходили от ответа, а некоторые раздражались. (См.заметку Мой личный опыт)
Ответ я нашёл через много лет: Они боятся Бога.

> Не понял... Кто кого боится? Разговор же об ангелах-хранителях.

> Максим имеет в виду, что если бы не ангелы-хранители и действие Святого Духа, мы бы, надутые в уши, давно бы друг друга порвали.

Да, человеческая личность кажется оттуда всего лишь маской, надетой на лицо демона.

Должен сказать, это довольно травматичное впечатление. Не на эмоциональном, а именно на интеллектуальном уровне. В общем-то ничего страшного в демоне нет, если он не старается тебя специально напугать. Если искать аналогии, демоны больше всего похожи на каких-то сверхлюдей или даже негуманоидов из фантастики. Собственно, фантастика это и есть форма современной мифотворчества. Кто-то верит в инопланетян, кто-то в них не верит -- так же и с любым мифом в любую эпоху.

Так что на эмоциональном уровне это не страшнее обычной фантастики. И если моего дорогого читателя не пугают образы всякого рода "чужих" (не все же они хищники) в  современной фантастике, то он не испугался бы и демона -- если бы только демон сам не захотел его устрашить. Естественно, любая самая минимальная демонстрация силы со стороны демона тут же меняет расклад: ощущаешь себя ничтожным и беззащитным, типа червяком на наковальне.

Но вот почему они при таких-то возможностях упорно притворяются обычными гражданами?! Много лет я не мог понять, как это правильно интерпретировать. Потом наконец понял: такой эффект возникает из-за несоизмеримости сил. Личность наша реальна, это не маска. Но она настолько слаба в сравнении со скрытой мощью Бессознательного, что кажется маской. (См. Осмысление опыта.)

> Разговор же об ангелах-хранителях.

Ангелы действуют тоньше, в Духе Святом. Мой ум слишком груб, чтобы их различать. Я не мог их видеть, и их присутствие отражалось лишь в это странной боязливости демонов, заставлявшей их маскироваться, прятаться в глубинах бессознательного вместо того, чтобы действовать свободно и открыто. Эта боязливость и была самым странным из того, что я видел. Я приставал к каждому из них с одним и тем же по сути вопросом, по разным поводам и в разных формах: для чего вы прячетесь? Зачем этот спектакль? Даже так: от КОГО вы прячетесь?

И знаете, у меня есть догадка, что меня спровадили в психушку именно для того, чтобы я не бередил им рану. Ведь единственный разумный ответ на все эти вопросы был: БОГ.

Думаю, более практичный человек на моём месте просто принял бы это простое правила игры и спокойно жил бы в этой новой реальности, не задаваясь лишними вопросами, а просто наслаждаясь возможностью прямого контакта с богами, манипулируя с их помощью сознанием окуржающих и проч. Короче, стал бы обычным магом.
Моё недоумение и стремление понять до конца меня и "погубило". Вот почему я сегодня всё это в итоге и пишу -- вместо того, чтобы таить в себе, как полагалось бы по правилам любой магической игры (то есть, оставаясь в рамках пелевинской "системы").

> Но разве не демонстрируется исключительно животность человека в случаях, когда он по какой-то причине оказался изолирован от социума с самого рождения?

В том-то и дело, что дело тут совсем не в социуме.
Та "система", о которой толкует Пелевин, вообще не является чем-либо человеческим. Люди (не все люди, конечно, а лишь избранники богов, хозяева дискурса, то есть маги, в моём дискурсе) лишь работают на "систему", питаясь в уплату её соками: креативом.
Дети-маугли же общаются только с демонами (через воспитывающих их животных, см. заметку Магия животных), не имея возможности общаться с людьми. Они в намного худшем положении, чем мы.

> Максим, позвольте поинтересоваться, каково Ваше отношение к содержимому следующей цитаты: "Есть много животных в мире, имеющих форму человека"? На Ваш взгляд, соответствует ли данное утверждение действительности?

Ну, это красивое, поэтическое выражение той же самой концепции, которую я только что описал. Но я описал без лукавства, прямо, открытым текстом, называя все вещи своими именами.
А здесь — тонкая подмена понятий, как это всегда бывает в поэзии.
"Животными" тут именуются демоны, а "формой человека" объявляется сам человек, в бессознательном которого орудует демон. При этом намекается, что "форма человека" для "животного" не обязательна: демон иногда действует и в открытую. В описанном выше состоянии психопаты, маньяки и убийцы представлялись мне просто-напросто самыми искренними, открытыми из "животных". Они едва-едва носили маску человека — "на бороде".

Ну, а для поверхностного читателя, мыслящего по-манихейски, эта фраза имеет иной смысл. "Животным" он считает тут саму человеческую природу, а собственно человека он считает "человеческой формой", то есть, маской, надетой на человека как намордник, чтобы не кусался. При этом в роли тех немногих, которые являются исключением из этого правила, мыслятся некие "хорошие, правильные люди", ну типа "пневматики", чуждые "животности".
Короче, стандартный демонский развод, выворачивание понятий наизнанку. То самое, ради чего демоны и креативят подобные сентенции.

Книга мёртвых

Вчера вечером во время всенощной на память Московским святителям умер Сергей Щеглов.

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, упокой душу раба Твоего Сергия

Церковный день начинается с вечера, так что сегодняшний день в каком-то смысле даже правильнее считать днём его смерти. Впрочем, это один из тех случаев, когда древние церковные традиции, идущие ещё с античных времён, вступают в противоречие с традициями современными. Для нас сейчас новый день начинается в полночь. В древней Церкви новый день начинался с начала ночи, с захода солнца. Поэтому было бы логично, например, в постные дни поститься именно до захода солнца -- и начинать пост накануне поста, после захода солнца. В этом больше смысла -- но так никто в Церкви не делает.

Это один из тех случаев, когда неумолимая поступь Хроноса вмешивается даже в формы проявления Вечного. Есть ли в этом логика? Да, есть. Ведь и рождение Иисуса Христа как человека это событие, происшедшее во времени -- потому даже Библия разделена на Ветхий и Новый Завет, на ДО и ПОСЛЕ -- хотя Родившийся является Богом и Творцом Вселенной, и как Бог Он никогда не начинал Своё бытие, но напротив, Сам является началом всякого бытия, в том числе и бытия самого Хроноса.

Тут нельзя не задаться вопросом: как может человек, родившийся во Вселенной, быть Творцом этой самой Вселенной? Ответ прост: этот Человек не просто человек; Он всемогущ -- а значит, в Его власти не только будущее, но и прошлое. Может ли Иисус Христос изменить прошлое? Сделать бывшее небывшим или небывшее бывшим? Легко. Так же легко, как и всё остальное. Так вот, именно это Он и сделал: именно Он и создал эту Вселенную, которая уже была прежде Его рождества.

Самое же интересное, что всякий человек может приобщиться этой Его способности. Не только может, но и должен. И вот каким образом. Согласуя свою волю с Его волей таким образом, что всё прошлое мы принимаем не просто как необходимое, но как желательное и правильное -- так что мы хотим, чтобы всё было именно так, как оно и было! -- мы можем приобщиться этому невероятному состоянию, в котором Он естественным образом пребывает с момента Своего зачатия. Он стал человеком, но Богом был всегда. Мы изначально были людьми, но можем стать Богом, уподобившись Ему по способу Его человеческого бытия. То есть, стать не просто людьми, но людьми по благодати. И те, кому удастся (с Его помощью, конечно!) достичь этот невероятного изменения способа бытия, обнаружат себя в Его замысле бывшими таковыми изначально, предвечно -- то есть, станут безначальными по благодати (по слову Максима Исповедника).

Что имеет начало, то имеет и конец. Но что не имеет конца, то может приобщиться безначальному бытию. Душа человеческая не имеет конца, потому нам и дана такая возможность: приобщиться безначальному бытию, сделаться нетварными по благодати (по слову Максима Исповедника, как бы страшно ни звучало это слово для тех, кто по-настоящему ощущает глубины его смысла). Более того! И смертное тело наше Ему угодно сделать бессмертным, приобщив через воскресение бесконечности -- а значит, а самое тело наше может быть приобщено безначальному Божественному бытию. Ради этого невероятного изменения способа бытия нашей природы Он и стал человеком, и умер на Кресте, и воскрес -- положив начало нашему общему воскресению.

Самая же страшная истина состоит в том, что этому бесконечному (а значит, и безначальному) бытию предстоит приобщиться всем нам. Мы не просто можем, мы должны будем достичь этого бытия: такова воля Иисуса Христа относительно всякого человека. И весь вопрос в том, достигнем ли мы его согласно с нашей волей или против своей воли. Если в первом случае это вечное, безначальное и бесконечное бытие явится для нас вечным блаженством Богопознания, то во втором случае -- вечной мукой Богопознания.

Сегодня мне кажется уместным и правильным кратко и предельно ясно описать, что предстоит пережить каждому из нас после смерти. Это знание нам дано Церковью, и дано не случайно и не без особой цели. Дело в том, что опыт смерти, как и опыт телесного рождения от матери, каждый человек переживает лишь однажды, и второго шанса у нас не будет. Потому если сделаешь что-то неправильно, исправить ошибку трудно или невозможно. Родовая травма при входе в новую форму жизни -- вещь труднопоправимая или даже непоправимая. Потому прошу всех заинтересованных выслушать меня спокойно и как минимум принять к сведению, пусть даже и без доверия. Информация лишней не будет.

Самый первый и странный факт, с которым сталкивается только что умерший человек, состоит в том, что ничего особенного с ним не происходит. Человеческая душа выходит из тела, но она сохраняет человеческую форму, к которой привыкла за многие дни и ночи, проведённые в этом теле. Не готовый к такому повороту человек с удивлением смотрит со стороны на своё мёртвое тело, недоумевая, каким это образом он раздвоился, и почему плачущие родственники уделяют столько внимания этой второй, отделившейся от него части нашего естества, совсем не обращая при этом никакого внимания на него самого.

Дело в том, что личность человека, его психологическое "Я" связано с бессмертной душой, и в самый момент смерти оно не претерпевают почти никакого изменения. Если тело перед смертью страдало, то Я какое-то испытывает эйфорию от внезапного или полного прекращения страданий. Слепые в этот момент прозревают, потому что их слепота связана с повреждением телесной оболочки, в то время как душа их слепотой тела почти не повреждается, находя иные способы связи с материальным миром помимо зрения.

Эту эйфорию внезапного и полного избавления от всех неприятностей телесного бытия в смертном и страстном теле многие ошибочно принимают за начало вечного блаженства. Важно заранее быть готовым к этому переживанию, потому что в противном случае враг использует его против нас же самих. Ведь для духов /богов наше тело это помеха; оно не позволяет им властвовать над нами, потому что материальный мир "боги" не контролируют, точнее, они контролируют его лишь косвенно, через символы этого мира -- потому-то предпочитают "специализироваться" кто на чём (боги ведь не просто боги, но всегда боги того или сего: местности, зверя, реки, моря, плодородия, смерти и проч. и проч.). Материальный мир в целом для них непробиваем, Он вотчина и "королевский лен" Самого Царя -- Иисуса Христа.

Поэтому не следует обманываться мнимым и скоротечным посмертным "блаженством", к которому человек  очень быстро привыкает (человек ко всему привыкает, и особенно быстро -- к хорошему) и готовиться к  неприятностям: к неизбежной встрече с духами. Какое-то время Господь ограждает от них душу, вышедшую из тела, давая ей время привыкнуть к новому состоянию, чтобы не быть застигнутой совсем уж врасплох. Это время надо использовать с умом. Многие люди начинают метаться с места на место, пользуясь внезапно приобретённой способностью практически мгновенно перемещаться в пространстве, чтобы посетить какие-то памятные для них места, увидеть кого-то или что-то. Не следует тратить на эту ерунду драгоценное время.

Если куда-то и идти в такой момент, то только в храм! Собственно, один из главных смыслов материальных храмов и святых мест заключается в том, чтобы душа человека знала, куда идти и где можно обрести защиту от духов. Если человек при жизни привык к православному храму, душой "поселился" в нём, сделал храм своим "местом силы" (простите мне эту кастанедийскую метафору), у него появляются дополнительные шансы на благоприятный исход дела. Я пишу это в том числе и для Щеглова, и если тебе вздумалось посетить меня сегодня -- не теряй драгоценное время, дуй в храм! Но и это не главное.

Конечно же, главное дело по смерти это молитва. Мы всю жизнь приучаем себя к молитве, делаем её своим "местом силы", носим её на себе как улитка носит свой домик -- потому что даже если ты христианин, если ты смог вспомнить и умудрился найти в своих посмертных странствиях православный храм -- из храма тебя выведут святые ангелы, чтобы повести на встречу Иисусу Христу, Богу Истины. А по дороге вас встретят боги семантической мглы, каждый из которых будет прельщать тебя на свой лад, надеясь увести за собой. Они будут использовать для этого все случаи твоей жизни, когда ты пользовался их содействием, принимал их подсказки, слушался их советов. Творческим, креативным людям очень трудно пройти через это испытание, потому что они ещё при жизни уже много соприкасались с богами, знакомы с ними, привычны к ним.

Поэтому главное наше упование по смерти это именно молитва. И будет в тот день: всякий, кто призовет имя Господне, спасется -- так говорит Писание одновременно и о последнем дне бытия этого мира как целого, и о последнем дне пребывания души каждого человека на земле. Проблема, однако, в том, что вспомнить молитву по смерти трудно. Молитвенный навык подавляющего большинства христиан это чисто телесный навык, привычка произносить устами определённые слова, в то время как ум рассеянно бродит среди разнообразных помыслов, старательно всеиваемых в него богами -- именно с целью отвлечь ум от молитвы, потому что душа молитвы это внимание, во внимании её сила! А по смерти нет тела и уста молчат. Душа же, привыкшая рассеиваться разнообразными впечатлениеми, действует сообразно с полученным при жизни навыком. Рассеянный при жизни ум и по смерти рассеян -- но уже не имеет "якоря" в виде словесной молитвы, потому что произносить устами слова это всего лишь телесный навык. И вот душа с ужасом начинает понимать, в каком бедственном состоянии она на самом-то деле пребывает.

Вдруг оказывается, что даже просто вспомнить молитву это Проблема. А удержать на ней внимание хоть сколько-нибудь длительное время, не имея для этого телесного "якоря" -- проблема сугубая. При этом боги со своей стороны прилагают все усилия к тому, чтобы это внимание захватить и увести за собой. Во почему очень важно молиться о только что умершем человеке: потому что ему самому там молиться вообще так же трудно, как при жизни было трудно молиться со вниманием. То есть, кто не умеет молиться со всем вниманием, тот там с поразительной лёгкостью теряет молитву совсем, остаётся без защиты. И как легко при жизни его ум увлекался помыслами, с той же лёгкостью там его уводят за собой остроумно сконструированные ментальные и чувственные образы.

Жизнь в теле имеет огромное преимущество, давая нам возможность молиться даже тогда, когда мы не молимся. Ум бродит невесть где, занят невесть чем, а уста тем временем продолжают призывать имя Бога -- а это имя имеет силу. Этого имени боятся духи. Ложные боги трепещут перед Ним и вынуждены с позором отступать.

Потому снова прошу: не поленитесь помолиться о Щеглове, много помолиться особенно в эти первые дни, давая ему новые и новые шансы прорваться к нетварному свету Истины сквозь тьмы двойственных (и потому лукавых) смыслов, которыми увлекалась его душа при жизни.

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, упокой душу раба Твоего Сергия



Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, упокой душу раба Твоего Сергия

Подробнее о молитве см. Умное делание для мирян: как узнать волю Бога (оглавление)

[Евангелие сего дня]Евангелие сего дня:


18 октября 2021
Лк., 25 зач., VI, 24-30.

Глава 6.
24 Напротив, горе вам, богатые! ибо вы уже получили свое утешение.
25 Горе вам, пресыщенные ныне! ибо взалчете. Горе вам, смеющиеся ныне! ибо восплачете и возрыдаете.
26 Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо! ибо так поступали с лжепророками отцы их.
27 Но вам, слушающим, говорю: люби́те врагов ваших, благотворите ненавидящим вас,
28 Благословляйте проклинающих вас и молитесь за обижающих вас.
29 Ударившему тебя по щеке подставь и другую, и отнимающему у тебя верхнюю одежду не препятствуй взять и рубашку.
30 Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад.


Апостол дня:

Еф., 227 зач., IV, 25-32.

Глава 4.
25 Посему, отвергнув ложь, говорите истину каждый ближнему своему, потому что мы члены друг другу.
26 Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем;
27 И не давайте места диаволу.
28 Кто крал, вперед не кради, а лучше трудись, делая своими руками полезное, чтобы было из чего уделять нуждающемуся.
29 Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе для назидания в вере, дабы оно доставляло благодать слушающим.
30 И не оскорбляйте Святаго Духа Божия, Которым вы запечатлены в день искупления.
31 Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас;
32 Но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас.

Только что умер Сергей Щеглов

Сергей не был церковным человеком, однако он шёл к вере. В личном общении он был со мной на эту тему откровенен.

Он тайно практиковал Иисусову молитву, и эта практика на многое открыла ему глаза. Он прятал эту сторону своей жизни от посторонних. Увы, земная суета и научные планы слишком увлекали его и уводили в сторону от Главного. Он принёс нам всем огромную пользу своей "Лестницей в небо", впервые в истории научной мысли с предельной конкретностью описав реальные механизмы закулисной политики — давайте же воздадим ему своими молитвами!



Упокой, Господи, душу усопшего раба Твоего Сергия.

Смю также заметку Книга мёртвых

...

Судьба — интересная штука.
Можете ли представить себе, что мы с Щегловым дружили с детства?!
Мы из одного города. И познакомились в 1982 году, когда я был ещё школьником, а он уже чуть постарше. "Клуб любителей фантастики Рифей", г. Пермь — вот было место нашей первой встречи.

Собирают подписи по важному и актуальному вопросу.

Архипастырям Русской Православной Церкви о непризнании останков царскими

В ноябре этого года на заседании Архиерейского собора Русской Православной Церкви будет поставлен вопрос о признании останков, найденных в Поросенковом логе, принадлежащими Царственным страстотерпцам Государю Николаю и членам Его венценосной семьи: Александре, Ольге, Татьяне, Анастасии.
Есть ключевые события в истории народов – они как краеугольные камни, положенные в основание: тронь один – и все здание завалится. Убийство Царской семьи – не просто трагическая случайность кровавого времени. Для всякого русского человека их заколотые, растерзанные, сожженные тела – это мистическое знамя нашей державы. Они и величайшие ходатаи за Землю Русскую на небесах. Выбрав свою Голгофу, они до конца не знали, какой страшной она для них будет. Господь принял их жертву и возвысил их, как Сам захотел. Неужели и сейчас мы малодушно промолчим пред лицом уже однажды преданного Царя?
Нам заявляют, что выводы ученых теперь однозначны, и архиереям ничего другого не остается, как просто формально принять их. Противники и сторонники подлинности останков ссылаются на экспертизы, проведенные в разных странах признанными авторитетами. Однако, очевидно, что в подобных исследованиях многое строится на версиях, гипотезах, различных допущениях.
Следователь Николай Соколов, проводивший основную часть следствия 1918-19 годов, как и английский корреспондент Роберт Вильтон, в 1924 году были убиты за то, что прикоснулись к тайне происшедшего в Екатеринбурге. Теперь сделанные по горячим следам детальные выводы, многомесячные исследования и результаты проведенных опросов дискредитируются. Напротив, принимаются во внимание такие сфальсифицированные документы, как «записка» убийцы Юровского, крайне заинтересованного в сокрытии истины. Многими противоречиями полны и прочие «свидетельства» участников убийства. Налицо явная тенденциозность официальной группы следствия, во что бы то ни стало стремящейся утвердить свою точку зрения.
О грубых нарушениях и несовпадениях в ее выводах заявляли независимые эксперты (профессор Т. Нагаи, профессор Л. Животовский, криминалист Ю. Григорьев и другие). Перечислим лишь некоторые:
● Отвергнуты сравнительные анализы ДНК Государя Николая Александровича, сохранившиеся в Японии после покушения на него японского фанатика в 1891 году, а также некоторые другие образцы, принадлежащие его ближайшим родственникам.
● Нет совпадения следов от удара саблей по голове Государя (два удара с правой стороны с расстоянием 6 сантиметров между шрамами, что было зафиксировано японской стороной) с представленным образцом – черепом №4 из Поросенкова Лога. Отсутствуют на скелете также следы перелома ноги, который Государь получил вследствие падения с лошади.
● Не найдены серьезные доказательства ошибочности выводов Российской Зарубежной экспертной Комиссии о несовпадении ДНК мощей великой княгини Елизаветы с останками, приписываемыми ее сестре, государыне Александре Феодоровне.
● Игнорируются многочисленные несовпадения данных стоматологической экспертизы зубов с останками, приписываемыми великим княжнам, и сохранившихся записей об их прижизненном лечении.
● Не подтверждается документами версия о том, что наличие на черепе № 4 абсолютно гнилых зубов объясняется тем, что Государь никогда не лечил зубы, поскольку боялся боли. Не объясняется факт удаления двух зубов у черепа № 4 приблизительно за два месяца до смерти, тогда как известно, что Государю столь радикальная зубоврачебная помощь в это время не оказывалась.
● Несоответствие роста и возраста скелета № 5, приписываемого княжне Анастасии, который отличается от зафиксированного ее роста на целых 13 сантиметров.
Кроме того, наиболее убедительны для верующих свидетельства старцев архимандрита Кирилла (Павлова) и протоиерея Николая (Гурьянова), а также посмертные явления Царственных мучеников, открывших правду как о своей исключительной во многих смыслах кончине, так и о невозможности найти их останки.

Кому же выгодно утверждение недавно открытых останков подлинными? Чей интерес скрывается за многостраничными покровами экспертных комиссий и протоколами экспертиз? Мы вынуждены назвать вещи своими именами. Это поклоняющаяся «золотому тельцу» верхушка талмудического сатанизма, которая и осуществила ритуальное убийство Русского Царя и его семьи.
Многих смущает формулировка «ритуальное убийство». Важно уточнить, что признание убийства ритуальным, в данном случае, не является выпадом против еврейского народа или угрозой исповедующим традиционный иудаизм. Не следует искать антисемитизм там, где его нет. Жертвоприношения, подобные екатеринбургскому, от своих поклонников принимает только сатана. Также в ряде оккультных практик считается, что полная победа над врагом не может быть достигнута без уничтожения его тела.
В конце 90-х годов один из высокопоставленных иудеев в беседе с известным археологом С.А. Беляевым откровенно заявил: они не пожалеют денег, чтобы доказать, что ритуального убийства не было. Что и происходит на наших глазах: прежние эксперты меняют свои мнения, выводы других дискредитируются, черное вдруг становится белым. Нам же абсолютно не важно, кто финансирует подложный результат, – те, на кого лишь падает тень преступления, или реальные наследники его заказчиков и исполнителей.
Уважаемые архипастыри Церкви! Несомненно, среди вас много достойных людей и искренно верующих христиан. Просим услышать вопль наших сердец и не допустить кощунства, которое будет иметь очень серьезные последствия! Мы верим, что вы не всуе возгласите: «Изволися Духу Святому и нам», но с помощью Сего Помощника противостанете давлению более влиятельных по мирским меркам сил, продавливающих угодный им результат. Пройдет время, и тайное неминуемо станет явным (Мк. 4, 22). Надеемся, что наши потомки, читая историю Церкви, не со стыдом будут перелистывать страницы выпавшего нам времени.
С болью сердца мы вынуждены донести до вас нашу уверенность в том, что, вне зависимости от решений собора, большинство православных людей не смогут принять навязываемой им лжи.

Братия и сестры, просим ставить свои подписи всех согласных с сутью данного обращения.

https://docs.google.com/forms/u/0/d/e/1FAIpQLSc_c9ATiHY2kFiDB-Z6DvYMG5ymNmdS26A-m5szJtzNAtxF6w/formResponse

Молитва как размышление

Эта заметка продолжает цикл Умное делание для мирян


Читатель недоумевает:

> Зачем христианам думать о политике? нужно проповедовать Христа распятого и понять простую вещь: миром управляет Бог.

Мой ответ:

Это молоко. Детская пища.

Если ты уже поверил, что миром управляет Бог, ты обретаешь способность переваривать твердую пищу. И тогда становится актуальным вопрос, КАК ИМЕННО Бог управляет миром, и какова (как следствие) наша роль в этом деле. Что и как нам делать.

Беда в том, что 99% младенцев в Вере уходят в мир иной, так и не поднявшись до этого (вообще-то элементарного) уровня. Даже до уровня постановки такого вопроса. Причина этого в том, что они по сути так и не приходят к вере, что миром управляет Бог.

Ведь если миром управляет Бог, то и все мои неприятности -- по воле Бога. Все беды и несчастья, болезни и смерть -- всё от Бога. Люди не хотят такого Бога, им проще думать, что Бог -- Он добрый, а всё нехорошее -- от лукавого. То есть, будучи формально христианами, они по сути являются дуалистами, зороастрийцами как Константин Крылов. Только он был честным зороастрийцем, а они -- лукавые зороастрийцы, называющие себя православными христианами... впрочем, это я уже явно перебрал. На самом деле они просто наивны, ещё не подумали как следует, они просто младенцы в вере, как и сказано.

И вот поэтому практическую жизнь вообще и политику в частности они оставляют неверующим, ибо это ведь и вправду такие дела не для младенцев.

> Те, кто принимает Истину, будут ли копаться в деталях? Вот мы общаемся в Интернете и приняли, что это удобно и хорошо -- копаем ли мы код приложения, чтобы понять, как именно оно работает? Интересно ли принявшим интернет постигать структуру маршрутизации и тонкости tcp/ip?

Тем, кто любит Истину, интересно и приятно разбираться в Её нюансах. А ведь всё совершающееся в реальности совершается по воле Бога Истины — и потому имеет к Ней самое прямое отношение.

Ну, а тем, кто лишь принял Истину, Она и вправду не особенно интересна. Таков по духу, например, Ислам, где Бог принципиально непостижим и недоступен, Ему можно лишь слепо повиноваться. Наверное, не случайно Ислам — принимают, а к Православию — приходят, как остроумно подметил тот же Константин Крылов.

> Все равно непонятно. Взгляд младенца: Истина - Иисус Христос. Земная политика и т.п. - лишь некая незначительная по сравнению с вечностью часть этой Истины. И вряд-ли в вечности будут иметь значение детали этой земной политики.

Что важно, что неважно — что значительно, что незначительно — это зависит от способа восприятия реальности. Измени способ восприятия -- и прежде неважное вдруг станет важным, а прежде важное потеряет своё значением.

Но сам по себе этот способ деления реальности -- на важное и неважное — это человеческое. Перед Богом же волос на голове отдельного человека так же важен, как Метагалактика. Потому что Истина устроена как голограмма: в любой, даже самой маленькой её части содержится всё.

Знаете, если разбить голограмму, то любой её кусочек содержит в себе всё картину, только более размыто. Чем больше фрагмент, тем больше деталей. Но картинка в целом — в любом осколке. Иисус Христос вмещает в Себе каждую мелкую проблему каждого маленького человека, потому что в этой проблемке, как в голограмме, судьба всей Вселенной.

> Вы занимаетесь одним, с позволения сказать, аспектом Истины, я другим, а он третьим, дополняя друг друга. Я правильно понимаю?

Да, именно так.
Поэтому, в частности, Христос не учит нас "любить всех людей".
Не надо — всех.
Надо лишь ближних. То есть, всех тех, с кем ты непосредственно связан. Об остальных Он Сам позаботится.

Gor Chahal:

> Характерно, что правые религиозные консерваторы тут смыкаются с левыми атеистическими либералами: Церковь должна существовать в рамках этнокультурного гетто и не лезть в политику.

Да! И это не случайная смычка.
Дело в том, что "правые религиозные консерваторы" по сути-то своей являются иконоборцами. По сути дела, они отнимают у Бога управление миром. В основе этого ложного понимания -- неправильно понятое изречение "мир во зле лежит". Они опираются на учение дьявола,  в двух словах изложенное в евангелии от Матфея: «Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю её» (Лк. 4:6-7)

> Если я хочу, чтобы у меня дома на полу было чисто, мне не нужно молиться о том, чтобы у меня на полу дома было чисто. Мне нужно просто взять тряпку и вымыть пол

Это важный вопрос, в котором я часто вижу глубокое недопонимание, причиной которого (почти наверняка) является отсутствие положительного опыта молитвы. То есть, человек либо не просил Бога, либо просил и не получил, и решил для себя, что молиться в общем-то бесполезно. Не то чтобы вообще бесполезно, но бесполезно в масштабе отдельно взятого человека с его проблемами. Он готов признать молитву как необходимую часть социальной жизни, без которой невозможна полноценная организация общества, и только.

По этому поводу -- старый добрый анекдот.

Ставят учёные эксперимент. Пальма, бананы, голодный студент, невдалеке пустой ящик. Голодный студент подбегает к пальме и начинает трясти. Бананы не падают. Студент нервничает, трясёт сильнее: ему некогда, надо готовиться к экзамену. Экспериментатор участливо подсказывает: "Ну, а если подумать?.."
"Некогда думать, трясти надо!" — раздражённо отвечает студент.


Как ни странно, практическая деятельность человека иногда требует участия ума. Конечно, очень многие действия мы можем совершать автоматически, не задумываясь в том числе и сложные, комплексные действия (вести машину). Но и большинство действий, не требующие участия ума, тоже когда-то (вначале) опирались на размышление, пока не стали привычными. Когда я пытался осмыслить автоматические действия человека (а это важная и интересная тема, напрямую связанная с проблемой бессознательного, одной из основных моих тем), я пришёл к выводу, что все автоматические действия так или иначе идут по линии гомеостаза (сохранения равновесия и постоянства). Что-то уклонилось вправо — мы автоматически подпираем влево или что-то подобное. Похоже, что все автоматические действия направлены именно на поддержание равновесия. Между тем, автоматически сохраняя и поддерживая гомеостаз, тоже иногда следует задуматься: а правильно ли мы выбрали то самое состояние равновесия, которое автоматически поддерживаем? Бывает полезно порой и изменять сложившиеся привычки.

Так вот, молитва это форма размышления о практических вещах. И кстати, не случайно же "медитация" в английском (к примеру) языке означает ещё и "раздумье", "размышление", а не только "созерцание".

Не совсем верно сводить молитву к простому "трясти надо", то есть попросил-получил. Подобное понимание было бы достаточным, если бы Бог нам подчинялся. Мы попросили -- Он дал, всё просто. Но в действительности дело обстоит ровно противоположным образом: не Он нам, а мы Ему подчинены. К тому же, Бог и без нашей просьбы знает, что нам нужно. И если Он Сам (без просьбы) этого не даёт, как правило это означает, что в этом деле есть что-то ещё, какой-то дополнительный смысл. Бывает, конечно, что всё просто, и начинать молитву надо всегда с самого простого: в первую очередь надо просто "потрясти", попросить — может быть, Бог дал нам эту нужду просто для того, чтобы напомнить о Себе. Тогда никаких сложностей: попросил — получил.

Но было бы весьма легкомысленно сводить любую молитву к простому "трясти надо".

Впрочем, специально подчерку: и просто тупо "трясти" не бесполезно. Об этом Сам Господь говорит в притче:

В одном городе был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В том же городе была одна вдова, и она, приходя к нему, говорила: защити меня от соперника моего. Но он долгое время не хотел. А после сказал сам в себе: хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать мне.
И сказал Господь: слышите, что говорит судья неправедный? Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит защищать их? сказываю вам, что подаст им защиту вскоре.
(Лк.18:2-9)

Но вообще-то если Бог не даёт просящему просимое, это надо понимать так: "А если подумать?" Может быть, человек не совсем того просит? Может быть, где-то совсем рядом есть иные ходы мысли и иные жизненные стратегии? Увы, в большинстве случаев люди в такой ситуации просто бегут к другой пальме, сделав ошибочный вывод: "Молиться бесполезно".

Вообще-то в норме — именно в норме! — молитва эта не монолог, а диалог. Первое, что получает молящийся человек — это некое знание -- то знание, которым я и делюсь со своими читателями. В результате молитвы человек постигает, что ему нужно на самом деле. Он поверхностного желания и поверхностного понимания своей проблемы он переходит к более глубокому, к пониманию сути этой проблемы.

Этот "диалог" совершается даже на уровне самой простой молитвы по типу "бедной вдовы": снова и снова много раз повторяя одно и то же прошение, человек вдруг замечает, что сами слова прошения приобрели другой смысл. Бывает, что этот смысл ему не нравится и он его корректирует. Бывает, что наоборот — он обнаруживает, что прося одного, фактически просит чего-то более важного. Может быть, ему вообще нужен не банан, а какая-то другая пища, более основательная?

Молитва это способ достичь глубокого, в пределе -- бездонно глубокого понимания самой сути сложившейся ситуации. Исходя из этого понимания, становится очевидным и необходимый в данном конкретном случае способ действия.

Может быть, нужно ящик подставить — а может быть, отнять кошелёк у экспериментатора? если вообще подумать: бананы на пальме ведь не вырастают за полчаса. Значит ли это, что я в этой лаборатории — первый и последний подопытный кролик? или после того, как я подойду к ящику, эксперимент будет остановлен? а может быть, происходит что-то иное, и это вообще не эксперимент?

А поняв суть проблемы, человек всегда видит и решение этой проблемы, потому что суть любой проблемы как раз и состоит в её решении. А увидев настоящее решение, человек обретает твёрдую веру, что проблема будет решена. Такая вера и является практическим плодом молитвы. Человек просто понял, для чего Бог поставил его перед этой проблемой, и что Бог намерен делать дальше. А отсюда вытекает и то, что ему самому надлежить делать сообразно с волей Бога.

Собственно говоря, именно это и называется в православной аскетике "умертвить свою волю".

В первом (1) приближении "умертвить свою волю" значит принять всё прошлое и настоящее как должное, чтобы не осталось ни тени желания что-то изменить, исправить или чего-то добиться. Это первое, грубое понимание.
Если понять точнее, это значит (2) всякое своё желание представить в молитве Богу, чтобы Он Сам научил, в чём смысл этих желаний и что со всем этим делать.
Первое без второго это не Православие, а (в высшем пределе) скорее "нирвана" буддизма. Но и второе без первого не может быть правильно понято. Первое ниже, второе -- выше.

Действуя по своему желанию, человек исходит из прошлого и настоящего. "Умертвив" же свои желания в правильном смысле (не в первом, а во втором), он действует исходя из будущего.

В конечном итоге, плодом молитвы является познание промысла Бога. А это вещь крайне практичная. Понять замысел Автора означает предвидеть будущее. А предвидение будущего очень-очень дорого стоит. Вот откуда берутся все наши проблемы! Бог мог бы и без нашего обращения к Нему всё решить, но Он ставит нас перед этими проблемами для того, чтобы мы остановились и помедитировали, поразмыслили.

Увы, размышлять и медитировать можно множеством разных способов. Правильный же способ размышления о какой бы то ни было проблеме один-единственный — это беседа с Тем, Кто в конечном итоге является ведь Автором не только жизни вообще, но и Автором этой проблемы, и данной конкретной жизненной ситуации в целом.

По большому счёту, ум нам дан именно для молитвы, и любой другой способ использования ума это девиация. Потом и нет более эффективного способа решения требующих размышления проблем, чем молитва. Любой другой подход к их решению это то самое "трясти надо".

Вот сломалось крыльцо. Как его починить?

Конечно, если кто-то является профессиональным плотником, если для него ремонт крыльца это почти бессознательное действие, подобное действиям опытного водителя на дороге, если взять молоток для него так же естественного как вздохнуть — тогда и размышлять-то особо не о чем. Разве что о том, а правильно ли в этой жизни оставаться просто плотником? или имеет смысл поискать какие-то другое ходы и возможности? может быть, в конечном итоге окажется, что ремонт крыльца имеет смысл поручить другому человеку, а своё время расходовать более оптимальным образом?

Тем более! Тем более, если речь идёт не о плотнике, а о человеке, в плотницком деле не разбирающемся, для которого ремонт крыльца это, между прочим, и интеллектуальная задача: надо сообразить, как сделать, и как лучше сделать. Это ведь совсем не такая простая штука, крыльцо. Это не просто "взять молоток и гвоздь прибить". Там конструкция, опора, защита от воды (а то завтра же сгниёт, и опять ремонтируй) и проч., и проч. Короче, повод для размышления — достаточно серьёзный, если — повторюсь — ты не профессиональный плотник.

Для современного человека должна быть понятна такая аналогия. Если ты хочешь сделать хорошее крыльцо, надо залезть в интернет, посмотреть, что по этому поводу говорят специалисты, ведь так? Ну, так вот молитва это "интернет", через который ты советуешься не с простым человеком, а с Иисусом Христом, о котором все думали, что он сын плотника, но на самом деле Он был Сыном создателя Всей Вселенной. Кто лучше Него знает, как тебе отремонтировать крыльцо?

Dmitry Sandakov:

> Чем больше я разбираюсь в этих вопросах, тем больше мне начинает казаться, что христианское богословие – вещь чрезвычайно опасная. Потому что даже самое простое утверждение может быть понимаемо на разных уровнях. И, в зависимости от того, на каком уровне то или иное положение понято, оно может иметь весьма разные последствия для человека – от благодатных до сугубо отрицательных. А если учесть что количество поверхностных трактовок явно превышает количество глубоких трактовок, то вероятность получения человеком пользы вообще представляется весьма сомнительной.

> Поясню это на примере. Вот Вы как-то писали (запомнил дословно) «что бог делает – то и нам надлежит делать, что Бог попускает – то и нам надлежит попускать.

> Понимание уровня 1. Ко мне в дом ломятся грабители. Если пришли – значит Бог это либо делает, либо попускает. Ну раз так – на то воля божья, пусть меня грабят. Как раз и волю свою умертвляю, дабы не было желание чего изменить или исправить.

> Понимание уровня 2. Ко мне в дом ломятся грабители. То, что ломятся – это уже ясно: Бог это либо делает либо попускает. Но вот дальнейший исход пока не известен. Так закасаю-ка я рукава, возьму в руки топор и посмотрю со смирением, что Бог на самом делает (попускает) – чтобы воры меня ограбили или чтобы я воров казнил.

> Как видите, уже тут поведение будет весьма разным. И при этом даже переход с уровня 1 на уровень 2 – не столь тривиальная задача, как может показаться на первый взгляд.

>Мне кажется, максима типа «умертвить свою волю», «принять всё прошлое и настоящее как должное, чтобы не осталось ни тени желания что-то изменить, исправить или чего-то добиться» очень нуждаются в комментариях, так как при неверном понимании могут привести к очень неверным выводам.

> Вот если использовать чистую логику, то если у человека нет желания ничего изменить или исправить, ничего добиться – кто он? Овощ! Но никак не образ и подобие божье. При этом я понимаю, что этот вывод – это поверхностный уровень понимания. Был бы благодарен, если бы провели «арехологию смысла» этого тезиса – как вы видите верное его толкование. Было бы интересно провести сравнение.

Давайте по частям.

> христианское богословие – вещь чрезвычайно опасная

Да, конечно. Нет ничего хуже, чем извращённое христианство. И это не случайно: ведь нет ничего хуже, чем не Бог на месте Бога.

> зависимости от того, на каком уровне то или иное положение понято, оно может иметь весьма разные последствия для человека – от благодатных до сугубо отрицательных

Именно так. Поэтому модное нынче поверхностное отношение к религии это безумие. Люди не понимают, что они прикасаются к Огню.
Я даже думаю, что именно в этом главная причина всех бедствий русского народа: он слишком бездумно прикасался к Огню. И длилось это долго, безумно долго: почти тысячу лет.

> вероятность получения человеком пользы вообще представляется весьма сомнительной

Да, тоже верно. Именно поэтому не надо никого тянуть в Церковь. Когда Бог приводит человека к Себе, Он Сам и заботится о том, чтобы человек получил от этого пользу, а не вред. Современное самочинное "миссионерство" же это безумие, которое заставляет меня вспомнить Варфоломеевскую ночь: "Режьте всех! Бог узнает Своих". Именно этим и занимаются горе-миссионеры типа Кураева: слепо режут всех. И глубоко закономерно, что сами они в итоге отпадают от Истины.

> Поясню это на примере. Вот Вы как-то писали (запомнил дословно) «что бог делает – то и нам надлежит делать, что Бог попускает – то и нам надлежит попускать... Ко мне в дом ломятся грабители. Если пришли – значит Бог это либо делает, либо попускает.

Думаю, в этом случае вариант "Бог делает" крайне маловероятен. У Бога есть неограниченные возможности отнять у Вас собственность без использования грабежа. Да для Него это даже как-то и не по чину: ломиться в дом. Можете себе представить Иисуса Христа, ломящегося к кому-то в дом с целью грабежа?! Это какая-то невероятная экзотика. Так что почти наверняка попускает, а не делает.

> Мне кажется, утверждение типа «умертвить свою волю», « принять всё прошлое и настоящее как должное, чтобы не осталось ни тени желания что-то изменить, исправить или чего-то добиться» очень нуждаются в комментариях, так как при неверном понимании могут привести к очень неверным выводам.

Готов дать необходимые комментарии.

> если у человека нет желания ничего изменить или исправить, ничего добиться – кто он? Овощ! Но никак не образ и подобие божье. При этом я понимаю, что этот вывод – это поверхностный уровень понимания.

А я думаю, что Вы правильно понимаете. Действительно, если у человека нет желаний, то он овощ. И это ненормально! У Самого Христа, по учению православной Церкви, есть желания. И здесь на земле Он действовал и действует по Своему желанию, а не по какой-либо другой причине. Его желание — вот причина всего, что Он делает или попускает. Ведь и попускает Он лишь то, что желает попустить. Отсутствие желаний это не христианство. Это буддизм, нирвана. Ну да, "овощ"

Речь идёт не об уничтожении желаний, а о правильном их использовании.
В норме желания правильно используются таким образом: когда человек чего-то желает, он просит это у Бога, а Бог со Своей стороны говорит ему, что надо делать, чтобы правильно использовать это желание. И это правильная стратегия, ведь наше желание это лишь маленькая часть Божественного замысла, который учитывает и наше желание, и желания других людей, и огромную массу других факторов.
Бог открывает человеку, что надо делать, и в итоге человек получает нечто более важное, чем просто исполнение своего желания. Само желание оказывается лишь поводом, лишь понятным человеку намёком на нечто новое, что ему открывает Бог, взяв это желание в качестве повода. Наше желание лишь повод для правильного взаимодействия с Богом.

А делаем мы? Испытывая желание, мы немедленно начинаем искать способы его удовлетворить, не обращаясь к Богу и не пытаясь понять настоящий смысл происходящего. Мы начинаем действовать, не посоветовавшись с Творцом, не разобравшись в Его намерении. Естественно, Его намерение от этого не страдает, Он всё равно делает то, что задумал. Но наше участие в этом действии оказывается бесполезным для нас же самих. Мы прилагаем усилия, стараясь своими силами достичь желаемого. Но без помощи Бога получаем всегда меньше, чем нам хотелось — потому что в глубине-то души мы хотим познать Бога, и ничем меньшим удовольствоваться не можем. Ну, а Бог использует наше бессловесное усилие вместо молитвы, принимая от нас лишь то, что в норме дают неразумные животные, не способные сознавать смысла своих действий.

Описанное выше правильное использование желаний -- превращение их в "дрова" для молитвы, как раз и приводит к тому, что называется "умертвить свою волю". А именно: в результате молитвы человеку открывается, что задумал Бог и для чего нужно в этом замысле то желание, которое и стало поводом для молитвы. Суть в том, что открывшаяся ему Истина всегда оказывается благой и совершенной, потому-то это состояние и описывается словами "ничего не надо исправлять", нужно лишь реализовать Божественный замысел, сделав то, что и было Богом задумано изначально.

Пока желание не превращено в молитву, оно как будто устремлено на "исправление" мира. Но это лишь иллюзия, связанная с неведением Божественного замысла. Молитвой это неведение устраняется, и всё встаёт на свои места. Оказывается, что наше желание и наши действия не изменяют замысел Господа, а является лишь одним из его проявлений.

> С вашими комментариями я более чем согласен! Против такого подхода моя душа не протестует, напротив, все что вы написали, более чем созвучно моему пониманию ) Примерно так я и понимал этот вопрос и очень рад услышать это от другого человека. Но ведь фишка в том, что встречаясь с формулировкой «убить свою волю», «сокрушить свою волю», «отказаться от собственной воли» от лица авторитетных людей – поневоле начинаешь думать о том, что что-то ты понял неправильно. И когда слышишь это раз за разом - очень сложно не поддаться этому искушению.

> Однако, в Ваших комментариях с одним я все же не согласен.
Вот Вы пишете:


>> Описанное выше правильное использование желаний -- превращение их в "дрова" для молитвы, как раз и приводит к тому, что называется "умертвить свою волю".

Опять-таки мне кажется, что формула «убить свою волю» не проясняет суть, а скорее затуманивает ее. Зачем убивать свою волю??? Человек добровольно подчиняет свою волю Богу, добровольно участвует в симфонии божественного замысла. Но проблема в том, что мы живем в окружении людей, не все из которых ведут себя именно так. Многие из окружающих нас людей «делают своё», или делают по наущению духов. И стремятся включить нас в свои планы и замыслы. Мне кажется, именно здесь нужна наша воля, чтобы делать свой выбор, куда включаться – в божественный замысел или в безумные фантазии человеков. А без собственной воли мы становимся игрушкой чужих воль, так как другие люди не столь уважительно относятся к нашей свободе, как Бог. Получается, что воля наша ой как нужна! Зачем же ее убивать-то?

Да и не нужно убивать.
Любая правильная мысль, если понять её однобоко, легко доводится до крайности, до абсурда. Если последовательно провести идею "умерщвления человеческой воли", мы закономерно приходим к ереси монофелитства.
Вот смотрите.
Конечная цель христианской аскетики состоит в том, чтобы уподобиться Христа. Он наш Учитель и Образец. Хорошо.
Значит, если суть аскетики в умерщвлении своей человеческой воли и подчинении её воле Божественной, то во Христе Своей человеческой воли вообще быть не должно, а только Божественная.
А это и есть ересь монофелитства. Моно=одна, фелема=воля.

Поэтому правильная, вот именно православная аскетика — это не уничтожение человеческой воли, а согласование её с волей Божественной. Ведь Бог не по ошибке дал нам свободную волю. И не по ошибке сделал так, что эта наша воля может (но не обязана) не соглашаться с Его волей.

Для чего нужна такая возможность? Для возможности диалога! Если бы наша воля всегда автоматически соответствовала Божественной воле, то и нам и говорить с Богом было бы не о чем. "Усё ясно"

Я даже у святых, достигших обожения, их человеческая воля вовсе не "автоматически" согласна с Божественной волей. И у них это согласование достигается через молитву. Они отличаются от нас лишь самодвижностью молитвы. Она вошла в их плоть и кровь, стала как будто частью их естества. Они мыслят молитвой, чувствуют молитвой, дышат и действуют молитвой. Это состояние достигнуто ими как итог долгого молитвенного усилия, подобно тому как пианист вначале принуждает свои руки действовать правильным образом, а потом они действуют автоматически. Но и у обоженных людей остается свобода выбора: они могут, если захотят, остановить дарованную им Богом самодвижную молитву и вернуться в наше "нормальное" состояние. Но тогда уже у них не останется пути назад: это будет окончательный выбор, финальное отвержение Бога, как это случилось с сатаной. Потому-то Бог и не спешит давать человеку этот страшный дар, получив который человек действительно уподобляется Христу, который ведь тоже молился до кровавого пота, подготавливая Себя ко Кресту.

Можно ли использовать паламанизм как инструмент колониального управления?

Сегодня утром я получил крайне важное и интересное послание от весьма авторитетного для меня человека, в котором было сказано следующее:


Меня очень удивил предложенный вами ответ на мой вопрос: "Почему пушки людей Запада стреляли лучше, чем православные пушки?".

Если я правильно понял, у вас вышло так, что пушки стреляют лучше просто потому что за этими пушками стоит дьявол, который взял и научил европейцев, как правильно делать пушки. Научил их там чёрной магии, белой магии... А вот мы -- православные, мы за настоящего Бога, и вот поэтому у нас нет таких пушек.

Может быть я не совсем корректно передаю ваши идеи, но я думаю, что вот эта мысль, выпущенная на волю -- она приблизительно так и будет читаться аудиторией. Лично я был шокирован тем, как у вас происходит смешение любого научного, технического, культурного или любого иного прогресса с идеей дьявольского вмешательства в жизнь.

Это как раз тот случай, когда хочется вспомнить небезызвестного Дмитрия Евгеньевича Галковского с его знаменитым выражением "люди сами себя обслужили".

Как бы это выразиться...

Будь я был представителем колониальной администрации... допустим, стоит задача придумать, как обработать местное население, чтобы оно ни в коем случае не занималась
свержением колониального гнёта и разными глупостями: не изобретало лишнее, не развивало свою территорию.. то трудно или даже невозможно придумать что-нибудь лучшее, чем вот эта ваша мысль: пушки Запада стреляют лучше потому, что их научил дьявол, а вот у нас ничего нет потому, что мы за господа бога настоящего.

С такой парадигмой -- очевидно же, что никакого участия ни в каком соревновании с европейцами мы уже никогда не предпримем. Наоборот! теперь у нас есть универсальный ответ на любые вопросы, на любые замечания в наш адрес по любому поводу: да, мы православные, истинноверующие, поэтому мы вытираем попу пальцем, а вот их дьявол научил пользоваться туалетной бумагой. Я утрирую, но в конечном итоге мысль -- она как раз вот в эту кассу. И именно до этого предела она и будет в итоге доводиться людьми, которые работают. И я не представляю себе, как можно говорить или мечтать о каком-то там русском Возрождении, вооружившись подобными идеями.

Не зря же есть такая пословица, знаете? Молитвой и пистолетом можно добиться гораздо большего, чем только молитвой. Я не услышал от вас или, может быть, просто не заметил одну, на мой взгляд, достаточно важную мысль. Дело в том, что в зависимости от масштаба ситуации должен меняться инструментарий. Вот например, если я хочу, чтобы у меня дома на полу было чисто, мне не нужно молиться о том, чтобы у меня на полу дома было чисто. Мне нужно просто взять тряпку и вымыть пол. А вот если я хочу, чтобы было чисто в целой стране, мне нужно во-первых завести специальную службу которая будет эту чистоту обеспечивать -- но во-вторых, наряду с этой службой нужны будут и специальные люди, вот именно для молитвы.

Я не отрицаю право каждого человека на молитву. Другое дело, что если у человека в бюджете времени до 90% посвящено молитве, то понятно, что там в оставшихся 10% ничего серьёзного уже не будет. И поэтому мне кажется что не зря, не зря в человеческом обществе возникла вот такая специализация -- то есть, есть специальные люди -- священники там, монахи, жрецы -- как хотите их назовите. А есть люди, занимающиеся материальными делами, а есть ещё люди, которые носят меч, чтобы защищать остальных -- это их задача. Потому что если бы можно было защитить территорию одной только молитвой, то все они и не нужны были бы.

Поэтому в масштабах государства нам нужно нам нужен целый набор разных типов людей. И да, я не против, у нас должны быть люди, которые в основном молятся. И ничто не мешает обычному человеку тоже молиться сколько-то, какой-то процент времени. Но всё же в основном он должен заниматься тем, для чего он предназначен...

...Но при любом раскладе -- представление, будто их пушки стреляют лучше наших пушек потому, что так дьявол научил -- мне кажется, вот это вот идея сама по себе взятая, неуточнённая, нераскрытая в части каких-то там подробностей... она ставит крест на истории русского народа. Повторюсь: это тот самый случай, когда очень хочется сказать "люди сами себя обслужили". Ну, просто нету, нету лучшей идеи для закрепления навсегда колониального статуса России.

Да что там! Слово не воробей -- вылетит не поймаешь. Вы теперь там как хотите можете формулировать и переформулировать, но ведь не зря говорят: если в спектакле прозвучало слово ж***, то публика услышит только это слово. Мне кажется, у вас это тот самый случай, когда публика услышит вот как раз то, что я сейчас сформулировал. Даже если вы вкладывали туда несколько более, скажем так, сложный смысл.


Конец цитаты.

Должен признаться, после этого послания меня охватил ужас: неужели мои слова о молитве и о Бессознательном впрямь могут быть в конечном итоге прочитаны именно таким образом?!

Интервью Лепте

Я решил скопировать сюда текст коротенького и старого (2006) интервью, которое взяли у меня в "Лепте"
Увы, как оказалось, Интернет штука ненадёжная.
Многие сегодня это поняли, и мне то и дело советуют всё то, что я за эти годы понаписал, издать на бумаге: мол, бумага -- она надёжнее электроники.

Но мне думается, что надёжными бумажные книги делает не бумага, а ТИРАЖ.
Текст надо просто хранить в нескольких (лучше -- во многих!) копиях. И неважно, будут ли эти копии виртуальными или материальными. Главное, чтобы их был больше. Да, как оказалось, электронные носители менее надёжны -- но зато они дают возможность с огромной лёгкостью, мгновенно и бесплатно создавать новые и новые копии. Этим можно пользоваться. Нет, этим надо пользоваться.




ПИСАТЕЛЬ МАКСИМ СОЛОХИН, АВТОР «СКАЗКИ ДЛЯ СТАРШИХ», ДАЛ ЭКСКЛЮЗИВНОЕ ИНТЕРВЬЮ

На днях вышла многообещающая книга Максима Солохина

"Сказка для старших"

"Лепте" удалось взять эксклюзивное интервью у автора, который рассказал
о нелегком писательском труде…


- Максим, скажите, это ваша первая публикация?

- Да, первая, и совершенно для меня неожиданная.

- Что натолкнуло вас на создание этой книги?

- Мои дети. Как ни странно, это книга - для детей. Для МОИХ детей и для детей моих знакомых. В конце концов, вообще для церковных детей. Беда в том, что она получилась недетская, очень недетская. Но это не моя личная беда. Детство - это время, когда принимаются самые важные, самые глобальные решения. Когда совершается выбор судьбы. Но как раз в эту эпоху жизни человек меньше всего осознает последствия своих решений. Как хочется предупредить, предостеречь от ошибок - но у ребенка не хватает ума и опыта воспринять это. Но и со взрослыми происходит то же самое: мы пожинаем плоды своей жизни тогда, когда жизнь завершилась. Мы все дети у Бога, нам всем не хватает разума.

- Как вы считаете, на какого читателя рассчитано ваше произведение?

- На очень взрослого и очень зрелого. Но ТАКАЯ зрелость бывает и в детстве. Некоторые взрослеют очень рано. Я ищу читателя, который способен отличить правду от правдоподобия. Учение моего Волшебника очень похоже на правду. Но это неправда. До этого надо дорасти.

- Вы считаете, сегодня есть потребность в подобной литературе?

- Если бы не было Кастанеды, Пелевина и Баха, если бы не было Гарри Поттера и Коэльо, то я бы нашел в себе силы молчать. Но мне дано было увидеть, пережить на своей шкуре правду и неправду магии. Не только неправду, но и правду. Если люди покупают и читают эти книги, значит, есть нужда говорить с ними на языке мистики. Православие может говорить на языке мистики. И мистика Православия гораздо глубже и - не побоюсь сказать - гораздо страшнее мистики Кастанеды, не говоря о прочих. Серьезно прикоснувшись к Православию, понимаешь, что неправославный мистицизм - это игрушки для взрослых (а теперь и для детей!). Есть, конечно, есть потребность в подобной литературе. Ведь читать Григория Паламу, да и Игнатия Брянчанинова способны далеко не все.

- Расскажите что-нибудь о своей книге.

- Я хотел назвать ее "приключения духа". Но это легкомысленно. Это история о том, как молитва Иисусова вторглась в судьбу мальчика и властно утвердилась в ней. Это история о том, как мальчишка попадает между несколькими трущимися друг о друга айсбергами, каждый из которых является, по сути, целой вселенной. Целой планетой. Это попытка показать, как Богословие связано с уличной дракой, а магия - с Иисусовой молитвой. Потому что в жизни все связано со всем, и все более или менее глубокое претендует на абсолютность, способно поглотить жизнь человека без остатка. Как устоять перед соблазном принять первое попавшееся Невыразимое и Непостижимое - за Бога? Как совместить "ударили по правой щеке - подставь левую" с умением нанести удар? Что главное в этой книге? Имя Господне, имя Господне! В нем сила, сокрушающая все. Весь этот текст - это только обрамление Имени Бога Вышнего. Я старался, чтобы это обрамление было красивым и интересным - но только не ценой искажения Главного. Я старался, чтобы этот текст был в богословском отношении строго православным. А в отношении читателя - по возможности занимательным.

Инвалидам умственного труда (жребий послушания)

Этой заметкой я продолжаю цикл Умное делание для мирян.

— Православная церковь
это единственная русская организация,
которая смогла пережить СССР.
Покалечена, изуродована, но жива.
— Не беда. Это дело поправимое.


— Чем православное богословие
отличается от Православия?
— Всего лишь наличием теологуменов.



Несмотря на своё шутливое название, этот текст посвящён смертельно серьёзной теме: послушанию. И эта двойственность (одновременно и шутка, и смертельная серьёзность) тут совершенно не случайна. Дело в том, что очень многие (если не все) понятия в Православии имеют двойное (а вернее, тройное и так далее) дно. Они могут пониматься поверхностно и глубоко, и ещё глубже, и ещё -- шаг за шагом погружаясь в неизъяснимую бездну смысла.

Вот например "покаяние".

В своём внешнем, "профанном" смысле это слово широко популяризировано русской классикой: покаяться значит раскаяться в грехах своих и, павши, целовать родную землю. Не то чтобы этот смысл был неправильным, он просто детский -- максимально понятный, доступный даже идиоту, способному убить старуху ради проверки своей теории. Русская классика действительно грандиозна по масштабам мировой литературы, но по сути своей она остается (за редчайшим исключением) просто беллетристикой, и работает на уровне, свойственном беллетристике -- собственно, как и вся мировая литература. Размышляя о сути художественной литературы, я когда-то пришёл к выводу, что православная беллетристика, по самому большому счёту, может быть только детской, потому что её ведь в любом случае будут читать Раскольниковы. С тех пор я писал лишь сказки (Сказка для старших, Король и Каролинка, Вечность), пока наконец у меня не зародилось новое понимание, которое может завершиться каким-то недетским художественным текстом, если только Самому Богу угодно будет участвовать в этом мероприятии. Ведь обычная беллетристика суть игры фантазии, а любая игра фантазии это по сути ведь очень детское занятие, и оно не перестаёт быть детским оттого, что со времён победы абсолютистской революции во Франции этим детским занятием занялись серьёзные государственные мужи со сногсшибательными титулами. Всё же не фантастическое, не игровое, не детское -- просто невозможно без участия Самого Бога Истины, потому что именно Он и определяет в конечном итоге, какому из наших намерений суждено реализоваться в действительности, а какому -- так и остаться (детской) игрой нашего ума.

Недетское же "покаяние" -- это изменение ума, то есть изменение сознания, изменение способа восприятия реальности, которое субъективно переживается самим изменившимся человеком как изменение самой реальности. Да, так! Вот признак настоящего, глубокого покаяния -- сам мир изменился в твоих глазах. Не ты изменился, а мир изменился. (Подробнее об этом см. Как изменить мир (магия покаяния)) Своего собственного изменения человек наблюдать не может, потому что при настоящем, глубоком изменении изменяется ведь ни кто иной как сам наблюдатель. А это понимали даже древние мудрецы Востока: "Невозможно увидеть видящее видение, невозможно услышать слышащее слышание, невозможно понять понимающее понимание" -- ну, или на наши деньги, эта же мысль выражается шуткой: "Неизвестно, кто первым открыл воду, но это явно сделали не рыбы," -- ведь глубочайшая мудрость Востока по меркам христианской Европы это всего лишь профанный, по сути шуточный, детский уровень дискурса. Ну, не совсем детский: Преступление и наказание, 9-й класс.

Если тебе кажется, что ты, покаявшись, изменился -- знай, что это пустышка. Человек не замечает своего собственного изменения, когда он по-настоящему меняется. Когда ты покаешься по-настоящему, изменишься не ты, изменится Вселенная. И даже известно заранее, в какую сторону она изменится: из Вселенной полностью исчезнет зло. Всё, что прежде казалось тебе злом, будет полностью переосмыслено и понято как часть предвечного Божественного замысла, благого и совершенного. В царстве Божьем нет ни тени зла -- и когда приходит Царство, зло исчезает бесследно, как мрак исчезает с рассветом -- будто его и не было. Да его и не было. Зло это лишь причудливый эффект нашего искажённого восприятия, следствие нашего (ошибочного) выбора: нам захотелось поиграть в эту игру, ну вот мы в неё и играем. Ребенку кажется, что его детство это целая вечность. Когда же детское завершается, вдруг оказывается, что детство это лишь краткий отрезок времени, да и в целом жизнь удивительно коротка. Время всё расставляет по своим местам -- и сказанное мною будет открыто и предельно понятно и всем в Конце времён, и каждому в отдельности в своё время.

Так же и грех, и молитва, и Таинство, и Церковь -- каждое из эти понятий имеет и глубинный (истинный) и внешний, ходульный смысл. А ещё вернее, сам истинный смысл понятия не один, там цепочка вложенных смыслов, не отрицающих, но проясняющих друг друга шаг за шагом -- пока не остаётся лишь Свет. Впрочем, о таких вещах говорят не для того, чтобы их прояснить -- говорить тут бесполезно, надо делать -- а с какой-то иной целью. Я в данном случае всего лишь оправдываюсь за свой шуточный заголовок, который может показаться кому-то неуместным или даже непристойным при разговоре на столь важную тему. Но может быть, такому человеку и не стоит углубляться в текст. Может быть, ему следует и ограничиться заголовком. Может быть, этот заголовок для того и нужен? Как "защита от дураков". Кто мнит о себе слишком много, кто слишком важен для того, чтобы считать себя инвалидом умственного труда -- может быть, ему и не место в моём ЖЖурнале? Ведь всякая верная по сути мысль может быть очень тонко и незаметно искажена, подменена иной мыслью. Духи делают такие подмены очень качественно и профессионально, и единственной надёжной, непробиваемой защитой от них является смирение.

Но и "смирение" не исключение из общего правила. Есть вздорное "смирение" для толпы, которое не нужно пояснять русским, потому что оно популяризировано великой детской литературой, а есть истинное смирение, которое по сути своей вообще сверхъестественно и является ни с чем не сравнимым даром Бога, суть которого -- истинное самопознание. "Познай самого себя" (Γνῶθι σεαυτόν, Nosce te ipsum или Temet nosce) -- гласила надпись на храме Дельфийского оракула, но до конца выполнить эту исследовательскую программу было дано лишь немногим грекам самой поздней, уже православной Античности. Причина этого указана выше ("Неизвестно, кто первым открыл воду"), и она фундаментальна. Человек не может познать себя, исходя из самого себя. Истинное самопознание возможно лишь при помощи другого, притом и этот другой прежде должен познать самого себя, и так без конца. Лишь Бог Троица, когда захочет, разрывает круг этой дурной бесконечности, потому что Он является Другим Сам для Себя.

Речь у нас пойдёт о послушании. И конечно же, "послушание" тоже многосмысленно, как минимум двусмысленно.

Глубинный смысл послушания является простым и бездонным. Истинное послушание это только и исключительно послушание Богу Троице и более никому, и оно возможно лишь для тех, кому Он даровал истинное смирение. Смирение неотделимо от послушания, и по сути они являются двумя разными сторонами одной и той же добродетели. Когда человек познал себя, достигнув таким образом вершины греческой философии, ему открывается, что он всего лишь инструмент Творца -- правда, разумный инструмент, и потому у него есть свобода: он может отныне свободно и добровольно служить Творцу, спокойно оставаясь его инструментом, а может отвергнуть открытую ему Истину и возвратиться во мглу неведения, снова вообразив самого себя вершителем своей судьбы. Правда, после этого у него уже не будет пути назад: настоящее, глубинное покаяние (которое и есть смирение самопознания) даётся нам лишь один раз. Оно дано лишь людям, но не духам, и вот почему нам нельзя играть с истинным покаянием, бегая туда-сюда: потому что оно оплачено кровью Искупителя. Нам людям оно дано, потому что мы тоже духи, но мы духи, облечённые в тело, и мы рождаемся от своих родителей, по нужде наследуя от них мглу неведения самоих себя. А бестелесные духи -- они каждый совершили свой сознательный и окончательный выбор,  и главное уже совершили, притом давно совершили, прежде чем мы были сотворены. И увы, далеко не все духи совершили правильный выбор -- потому-то человеку, прежде чем он познал себя, и было дана возможность познания добра и зла.

Поверхностное "послушание" это послушание не Богу, но другому человеку. Кому именно -- крайне важный вопрос. От качеств этого человека зависит очень многое.

Пследнее время в Церкви появилась страшно вредная теория, согласно которой эффективность послушания зависит от самого послушника, а кого слушаться -- не так уж важно. "То есть, -- разъясняют нам, -- по сути-то слушаться можно (и нужно) кого попало, только бы он был законным начальником". Кажется, ну явная же чушь, тут и опровергать-то нечего? Однако обосновывается это мнение весьма основательно: мол, всякое "попадание" во власть -- от Бога, и потому "кто попало" это вовсе не кто попало! это тот, кого назначил тебе начальником Сам Бог. Ибо ведь нет власти не от Бога.

В этой теории мы имеем клубок из нескольких правильных идей, намеренно смешанных между собой таким способом, чтобы произошла тонкая подмена понятий. Цель этой подмены не вызывает сомнений, так как она лежит на поверхности: кому-то очень желательно превратить Православие в инструмент управления и политического контроля. В свете теории Власти, эта технология представляется предельно простой и прозрачной: при помощи ходульного "послушания" управлять церковным меньшинством, а при помощи этого меньшинства "мягкой силой" контролировать нецерковное большинство. Эту идею явным образом обкатывали в 00-е годы, почему все наши "лидеры" и ринулись вдруг в храм -- постоять со свечкой перед камерой. Сегодня уже понятно, что идея не взлетела, и управлять русскими будут по-старинке: кнутом и жезлом железным. Русская Православная Церковь с задачей колониального управления русскими "не справилась", хотя и "старалась" (на самом деле нет, не старалась: "старались" лишь те немногие, кому стараться положено по положению).

Хотя дьявол является отцом лжи, умным людям он как правило не лжёт напрямую, а лишь недоговаривает и подменяет понятия. Если дьявол лжёт напрямую, то он либо считает тебя дураком, либо хочет, чтобы ты его считал дураком. Я не революционер, и ничего не имею против повиновения законному начальству. Только вот не надо смешивать повиновение с послушанием. Повиновение -- это внешняя дисциплина, армия: делай, что велят. Послушание же это внутреннее делание, это мистическое ученичество, цель которого в том, чтобы усвоить себе дух учителя.

У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый. Иисус говорит им: истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путём праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему.

Первый сын это символ послушания, а не повиновения. Второй -- повиновения, но не послушания. Солдат в армии повинуется командиру, почему и именуется подчинённым, но он совершенно не обязан быть послушником своего командира. Настоящий ученик у настоящего старца может казаться иногда не повинующимся (сразу), но в итоге именно он-то и является в полном смысле послушником. Подчинённый -- повинуется, но при этом (может быть) ничему не учится, ничего не усваивает: от него это и не требуется. Послушник именно учится, он усваивает. Но именно поэтому он (может быть) и не повинуется сразу! Ведь  чтобы от внешнего повиновения был толк, услышанное слово должно быть прежде всего усвоено, а потом уже и внешне исполнено. Суть послушания вообще не в повиновении, а именно в глубоком личном усваивании слов, жестов и поступков учителя, а в конечном итоге и самой его реальности. Задача послушания -- не подчинить другого человека, а изменить его. Конкретнее -- изменить его способ восприятия реальности, изменить его ум. Результат правильно выполненного послушания таков: послушник начинает видеть мир так, как видит его учитель. То есть, для него (субъективно) изменяется сама реальность.

Цель любого настоящего ученичества в том и состоит, чтобы покинуть свою прежнюю, усвоенную от родителей реальность, и войти в реальность учителя. Внешнее повиновение тут лишь инструмент --  и замечу, лишь один из многих различных инструментов учительства. Понятно же, для чего дьявол тупую латинскую дисциплину (disciplina «учение, образование, наука; строгий порядок») подсовывает нам вместо греческого послушания (υπακοή), которое происходит от «слушать, вслушиваться». Ему нет никакого дела до укрепления или там свержения государственного строя в одной отдельно взятой стране. Он печётся о том, чтобы послушник так ничего и не услышал, и не понял, и не увидел реальность иными глазами -- то есть, не достиг подлинного покаяния.

Ну мы поняли. Давайте внедрим в Церкви внешнюю дисциплину под видом "послушания", чтобы наши "послушники" так никогда ничему и не научились, кроме тупого повиновения. А зато в государстве внедрим церковное "послушание" вместо простой дисциплины, чтобы русские ложились на пулемёты не по приказу, а по зову сердца -- потому что ну кто же исполнит такой приказ? Ну, а если вдруг никто не захочет сам ложиться на пулемёты? А?! Тогда и России не будет, потому что кончится Россия в тот день, когда некому уже будет ложиться на пулемёты. Ну, мы поняли?!

Всё это понятно, и очень мило, и даже вызывает невольное уважение, вполне психологически обоснованное. Только вот к религии нашей, к Православию, это не имеет никакого отношения. Это штука совсем из другой оперы, вернее не оперы, а трагедии, тоже древнегреческой: царь Эдип там, 300 спартанцев и прочее. Очень милое, ничего не имею против, только вот -- языческое, а не христианское.

Если же строить моё рассуждение в христианском дискурсе, то его можно усилить. Даже действительно правое, правильное повиновение действительно законной власти (ну скажем, православному Императору) -- это дело доброе, но с точки зрения Цели христианской жизни бесполезное, как об этом и говорит прямо и недвусмысленно Серафим Саровский:

Заметьте, батюшка, что лишь только ради Христа делаемое доброе дело приносит нам плоды Святого Духа. Все же не ради Христа делаемое, хотя и доброе, мзды в жизни будущего века нам не представляет, да и в здешней жизни благодати Божией тоже не дает. Вот почему Господь Иисус Христос сказал: «Всяк, иже не собирает со Мною, тот расточает» (Мф.12:30, Лк.11:23). Доброе дело иначе нельзя назвать как собиранием, ибо хотя оно и не ради Христа делается, однако же добро. Писание говорит: «Во всяком языце бояйся Бога и делаяй правду, приятен Ему есть» (Деян.10:35).
... Господь все свои божественные средства употребляет, чтобы доставить такому человеку возможность за свои добрые дела не лишиться награды в жизни пакибытия. Но для этого надо начать здесь правой верой в Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, пришедшего в мир грешныя спасти... Но тем и ограничивается эта приятность Богу дел добрых, не ради Христа делаемых: Создатель наш дает средства на их осуществление. За человеком остается или осуществить их, или нет. Если воспользуется человек приятностию Богу дела своего, не ради Христа сделанного, и уверует в Сына Его, то такого рода дело вменится ему, как будто бы ради Христа сделанное и только за веру в Него. В противном же случае человек не вправе жаловаться, что добро его не пошло в дело.


Так что, дорогие начальники, хитроумные философы, учёные мужи, извините-подвиньтесь.
Далее Серафим Саровский цитирует учение основателя монашества Антония Великого: «Многие монахи и девы не имеют никакого понятия о различиях в волях, действующих в человеке, и не ведают, что в нас действуют три воли: 1-я – Божия, всесовершенная и всеспасительная; 2-я – собственная своя, человеческая, то есть если не пагубная, то и не спасительная; 3-я – бесовская – вполне пагубная. И вот эта-то третья – вражеская воля – и научает человека или не делать никаких добродетелей, или делать их из тщеславия, или для одного добра, а не ради Христа. Вторая – собственная воля наша научает нас в услаждении нашим похотям, а то и, как враг научает, творить добро ради добра, не обращая внимания на благодать, им приобретаемую. Первая же – воля Божия и всеспасительная в том только и состоит, чтобы делать добро единственно лишь для Духа Святого...»

Так что пусть никто не заподозрит меня в чём-то таком противоправном. Я как и всегда, говорю вещи банальные, уже добрых полторы тысячи лет кому надо хорошо известные, просто у нас в силу пережитых нами исторических трагедий (вроде IV Крестового похода) слегка подзабытых. Ну, а что такого? На неправильно понятом послушании целая мировая религия построена. Римо-католическая. Дело это почтенное, почти что древнее, средневековое! Так что с моей стороны -- наше вам с кисточкой! -- всяческое почтение и уважение. Только это не про Православие.

Нет, скажу больше! Сейчас я научу моего дорогого читателя, как и из этой пустой и пошлой по сути латинской "disciplina" извлекать вполне реальную духовную пользу. Ведь всё совершаемое в реальности совершается по воле Господа -- иное Его благоволением, а иное Его попущением -- и только от Него, от Его суда зависит, каким будет какое бы то ни было делание человеческое -- угодным Ему или противным Ему. Было бы несправедливо, если бы, скажем, солдат на войне не мог из своего вынужденного внешнего повиновения извлекать реальную духовную пользу. И ведь извлекали, есть тому живые примеры.

Через войну прошёл великий греческий Паисий Святогорец (воевал с коммунистами), через войну прошёл и наш русский отец Кирилл Павлов Лаврский (воевал с нацистами). Тот и другой начали своё послушание ещё на фронте. Внешне повинуясь своим командирам, внутренне они слушались Единого Бога. Да, это возможно, и одно другому не противоречит. Более того: Своему послушнику Бог открывает, когда надлежит прилежно послушаться командира, а когда -- действовать по мудрой армейской поговорке: Не спеши выполнять  полученную команду: за ней последует команда "отставить".

Делается это так: надо молиться Господу, чтобы Он Сам открывал тебе Свою волю через твоих начальников. Тогда Бог Ему одному ведомыми путями станет вразумлять тебя и открывать тебе, в какие моменты командир говорит согласно с Его волей, когда не совсем, а когда и просто несёт чушь, которую надлежит игнорировать -- в том числе и в интересах самого же командира. Ведь если всякая власть от Бога, то и повиноваться власти следует лишь тогда, когда она действует согласно с волей Бога. Вот если бы какая-то власть была не от Бога, а от самой себя -- тогда можно было бы рассуждать иначе, считая её саму, эту власть, неким самодостаточным источником знания и откровения. Тогда её, может быть, и имело бы смысл слушаться независимо от того, какова там воля Бога. Для того ведь Бог и дал нам свободу, чтобы каждый из нас имел возможность самостоятельно выбрать себе учителя, которого надлежит слушаться. Вот например дьявол -- вполне себе самодостаточный источник власти, ведь Бог не покоряет человека дьяволу, но каждый человек сам, добровольно слушается его, когда хочет научиться чему-то этакому.

Скажу ещё больше! Всякое послушание добровольно. И если поглядеть в самую суть дела, человек не может не слушаться. Никому не повиноваться -- это сколько угодно, хоть до смерти! А вот не слушаться  --невозможно. Потому что если человек не слушается людей, то он слушается "своих собственных" помыслов, а  многие из "наших собственных" помыслы незаметно вложены в нас духами. Так что тот, кто противится человеческому начальству, в большинстве случаев оказывается послушником, а значит и учеником нечистых духов. Некоторое время -- долгих восемь лет -- я прожил в Церкви на неправильно понятом послушании, так что очень хорошо знаю то, о чём говорю. Восемь лет в молодости -- это и впрямь очень много, считай половина сознательной жизни! Так что я не абстрактный теоретик, я жертва той неправильной теории, которую нынче обсуждаю.

Ну, в каком смысле жертва... Православие это колоссальная духовная сила, если только человек молится Богу. Мне повезло: наряду с неправильно понятым послушанием мой учитель (игумен) учил меня ещё и молитве, притом умной молитве (как сам умел и понимал). И мы искали не своей воли, мы оба искренне искали воли Бога, а Бог не оставляет тех, кто на Него уповает. Потому моя жертва не была напрасной: мне многое было открыто, была заложена правильная основа всей моей дальнейшей духовной жизни. И в конечном итоге мне было открыто, что наше упражнение в послушании (понятом как повиновение) исполнялось неправильным образом. И это открытие было затем подтверждено безусловным авторитетом: сам старец Иоанн Крестянским, живой мученик (aka исповедник), прошедший через пытки и лагеря, написал мне так: "Моя жизнь пришлась на другую эпоху, и для меня не знакома проблема духовного деспотизма, с которой Вам пришлось столкнуться." Вот так просто и точно определил старец то фальшивое "послушание", которое сегодня пытаются внедрить в Русскую Церковь под видом "святоотеческого православия": духовный деспотизм.

Делается это просто: берутся тексты святых отцов (например, "Лествица"), повествующие о жизни великих людей -- Отцов, уже достигших обОжения, и их духовных Детей, проходивших высшие степени покаяния -- и эти тексты горделиво применяются к новоначальным "послушникам", которые по-гречески называются вообще-то  αρχάριος (новичок) -- а это слово происходит вовсе не от υπακοή (послушание), а совсем от другого корня.

В русский язык это слово вошло в форме архаровец (просторечное: буян, головорез), что нельзя не признать, конечно, перегибом -- но в какой-то степени тоже отражает. Во всём этом тоже есть своя вполне практичная логика и своя последовательность: буянов и головорезов для начала и впрямь неплохо бы приучить к элементарной дисциплине, прежде чем начинать их учить каким бы то ни было духовным вещам. Но рассматривать всех православных людей в качестве архаровцев, наверное, несправедливо.

В древнегреческом архаровцами именовались, однако, не только буяны и головорезы, но и вполне себе приличные послушники, проходившие начальную стадию покаяния, для которой характерна словесная молитва. В древности монашеский постриг мог получить лишь человек, уже утвердившийся в умной молитве. А кто не имеет умной молитвы, тому рано становиться монахом. Потому-то и пришло в упадок современное монашество, что монастыри наполнились "монахами" лишь по имени, но не по устроению своего ума, не по способу восприятия реальности. Постригся человек в монахи, но по-прежнему является архаровцем -- правда, уже не в русском, а в  изначальном древнегреческом смысле. И вот на этих-то архаровцев сегодня (якобы "по Лествице") возлагается бремя послушания, истолкованного как повиновение, притом в качестве "старцев" ("духовного начальства") незадачливым "послушникам" предлагаются такие же архаровцы, только слегка продвинутые. Таково устроение сегодняшнего монашества, причём не только в России. И ладно бы только монашества! Но к подобному же подвигу "послушания начальству" призываются все православные, в порядке пирамиды церковного управления.

Указанный выше метод (молиться за начальство и, повинуясь, слушаться не его, но Самого Бога) я предлагаю всем православным как лекарство против этой беды -- предлагаю ответственно, как человек, таким способом лично прошедший сквозь эту мясорубку и милостью Божьей получивший от неё одну лишь духовную пользу, а не вред -- в то время как иные ведь и впрямь серьёзно повредились, а кое-кто и вовсе отпал от веры! Если этот метод применим в армии, в отношении к законной светской власти, то тем более он применим в Церкви, в отношении к законной же церковной власти! Повиноваться (если надо) человеку -- а слушаться одного лишь Бога. Тогда не будет для послушника вреда даже в том случае, если армейская дисциплина и впрямь утвердится в Русской Церкви на месте духовного послушания -- а подобное несчастие, увы, не кажется мне невоможным в нашем сумасшедшем веке. Бог не попускает искушения свыше силы, и кто искренне уповает на Него (читай: откровенно молится Ему), тому будет дано извлечь пользу даже из яда: Аще и что смертно испиют, не вредит их (Мк.16:15).

Но скажу ещё больше. Этот же метод может (и должен) применяться и в более широком смысле, не только в отношении к начальству. Иоанн Лествичник излагает его следующим образом (Лествица, 26:110):

Все, хотящие познать волю Господню, должны прежде умертвить в себе волю собственную; и помолившись Богу, с верою и нелукавою простотою вопрошать отцов и братий, в смирении сердца и без всякого сомнения в помысле, и принимать советы их, как из уст Божиих, хотя бы оные и противны были собственному их разуму, и хотя бы вопрошаемые были не весьма духовны. Ибо не неправеден Бог, и не попустит, чтобы прельстить те души, которые с верою и незлобием смиренно покорили себя совету и суду ближнего; потому, хотя бы вопрошаемые и не имели духовного разума, но есть глаголющий чрез них Невещественный и Невидимый. Многого смиренномудрия исполнены те, которые руководствуются сим правилом несомненно; ибо если некто во псалтири отверзал гадание свое (т. е. таинственный смысл притчей): то сколько, думаете, провещание словесного ума и разумной души превосходнее провещания бездушных звуков.

Конечно, как и в других местах, как всегда и везде у Отцов, Лествица открывает нам тайны, недоступные для непосвящённых. Глуп и, может быть, даже безнадёжен тот, кто прямо применяет к себе эти слова, не рассудив, кто он и кто Иоанн Лествичник. Такой человек прежде всего не понимает, ни что такое вера (а вера это вот что: "имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своём, но поверит, что сбудется по словам его, — будет ему, что ни скажет (Мк 11:23), ни что такое смирение сердца, ни что значит без всякого сомнения в помысле. Такой человек -- дурак, и шутливый заголовок моей статьи должен отпугнуть его (повторюсь: "защита от дураков") и удержать от рассуждений и действий, к которым он не готов.

Но мой дорогой читатель, конечно же, понимает, что он сам, как и все мы, самый натуральный ивалид умственного труда, притом инвалид детства. Все мы страшно далеки не только от многого смиренномудрия, признаком которого является способность действовать согласно с этими словами великого Лествичника, но даже и от настоящей веры. Если апостолов, творивших Его именем чудеса, Господь назвал "маловерными", то как бы определить наше состояние?

Потому применять этот совет Лествицы, как и все прочие её советы, надо с большим рассуждением -- сознавая, кому они даны, и кто мы сами. Мы не способны к вере без сомнений сердца, и потому не можем "принимать советы от отцов и братьев как из уст Божьих". Мы не способны умертвить свою волю, но вечно полны сомнений и внутренней критики -- потому и Бог открывает нам Свою волю не прямо, но косвенно, намёками. Несомнено нам следует молиться Богу, чтобы Он открывал нам Свою волю через окружающих нас людей -- не только начальство, но и всех, кто попадается нам на пути. Но это надо делать разумно, с большим рассуждением. "Если чего не понял, не додумывай, а переспроси" -- и прежде всего переспроси Самого Бога, и не переставай спрашивать Его до тех пор, пока не поймёшь хорошенько. Если достигшим простоты сердца святым Бог отвечает чрез братьев прямо, ясно и недвусмысленно, то с тобой часто будет говорить лишь намёками, потому что от прямого ответа твой лукавнующий ум уклоняется, боится его как обжигающего огня. Но Бог любит нас, и Он не оставляет без ответа вопрошающих: ищите, и обрящете; просите, и дастся вам; стучите, и вам отворят.

Я просил бы моего дорогого читателя познакомиться с текстом "ПРЕОСВЯЩЕННЕЙШИЙ ПОСЛУШНИК", отрывок из которого я приведу ниже. Его главный герой -- епископ Василий Родзянко, очень интересная личность. Я в своё время получил огромное удовольствие, копаясь в его автобиографии, где он то ли по простоте, то ли по иной какой причине "нечаянно" раскрывает перед изумлённым читателем такие политические нюансы нашей недавней истории, которые вообще-то не положено понимать простым смертным:

...перед самым монашеским постригом будущий инок вдруг задал своему духовнику митрополиту Антонию Сурожскому неожиданный и простосердечный вопрос:

– Вот, сейчас я приму от тебя, владыка, постриг. Дам Господу Богу и святой Его Церкви великие монашеские обеты. Что касается обета целомудрия – здесь для меня все понятно. С обетом нестяжания – также все ясно. С обетом, касающемся молитвы, – тоже. А вот с обетом послушания – я ничего понять не могу!

– Как же так? – удивился митрополит Антоний.

– А вот как! – рассудительно пояснил отец Владимир. – Ведь меня сразу сделают не просто монахом, а епископом? Значит, я сам, по должности, буду распоряжаться и руководить. Кого же мне тогда слушаться? У кого прикажешь быть в послушании?

Митрополит задумался. А потом сказал:

– А ты будь в послушании у всякого человека, который встретится на твоем жизненном пути. Если только его просьба будет тебе по силам и не войдет в противоречие с Евангелием.


Далее рассказывается, как Василий Родзянко, искренне следуя этому совершенно фантастическому принципу послушания, то и дело оказывается совсем не там и делает совсем не то, что планировал:

...Таким вот образом ("случайно!" -- palaman) Владыка Василий и очутился на глухой дороге по пути к затерянной в костромских лесах деревушке...

...Молоденький мотоциклист, зажав в руках шлем, плакал – погибший был его отцом. Владыка подошел и обнял молодого человека за плечи.

– Я священник. Если ваш отец был верующим, я могу совершить нужные для его души сейчас молитвы.

– Да, да! – начиная выходить из оцепенения, подхватил молодой человек. – Он был верующим! Сделайте, пожалуйста, все что надо! Отец был православным. Правда, он никогда не ходил в церковь – все церкви вокруг посносили... Но он всегда говорил, что у него есть духовник! Сделайте, пожалуйста, все как положено!

Из машины уже несли священнические облачения. Владыка не удержался и осторожно спросил молодого человека:

– Как же так получилось, что ваш отец не бывал в церкви, а имел духовника?

– Да, так получилось... Отец много лет слушал религиозные передачи из Лондона. Их вел какой-то отец Владимир Родзянко. Этого батюшку папа и называл своим духовником. Хоть сам никогда в жизни его не видел.

Владыка заплакал и опустился на колени перед своим умершим духовным сыном.


Вот примерно так должно выглядеть правильное применение метода Иоанна Лествичника в случае продвинутого пользователя. Он (грубо говоря) исполняет любую просьбу любого попавшегося ему на пути человека. Естественно, за этим скрыта самая настоящая умная молитва, о которой автор текста по старинной святоотеческой привычке даже не упомянул, как о чём-то само собой разумеющемся (ну, ведь герой рассказа же настоящий монах, так как же иначе?!), которая и сохраняет его от страшных ошибок, неизбежных для всякого, кто пытается жить не по средствам, применяя к себе методы, предназначенные вообще-то лишь для людей, достигших определённого уровня.

Что же до нас грешных, с нами всё ещё проще: на архаровцев рано возлагать монашеский подвиг послушания. Делателю умной молитвы окружающие люди (по его умной молитве) прямо и разумно открывают волю Господа, а нам (по нашей недоумной молитве) лишь намекают на неё, оставляя до времени в недоумении, побуждая нас таким образом к новому и новому молитвенному труду. И это хорошо! Потому что именно в молитве суть всего совершающегося при подвиге послушания. Послушание без молитвы лишено смысла, по крайней мере христианского смысла. А когда надо будет, Бог прямо откроет молящемуся, что и как конкретно он должен сделать.

Но бывают ситуации, когда решение надо принять быстро -- и у нас не хватает времени, чтобы серьёзно вникнуть и по-настоящему понять, какова же воля Господа.

На этот случай у нас имеется иной метод, который (если Господу угодно мне помочь) будет представлен моему дорогому читателю в продолжении:

Инвалидам умственного труда (послушание жребия)